Театр жизни

Юлия Александровна Ларионова – фольклорист, специалист по заговорно-заклинательной культуре России, аспирант Института этнологии и антропологии РАН. Юлия окончила филологический факультет МГУ, а сейчас получает второе высшее образование на факультете психологии МПГУ им. Ленина.

На Международной научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов-2005» Ю. А. Ларионова награждена дипломом за лучшую исследовательскую работу («Свободное ролевое моделирование как метод работы с группами»).

– Юля, давно ли вы занимаетесь психологическим консультированием?

– Уже восемь лет я работаю с творческими людьми.

– Это особая группа клиентов?

– Творческие личности отличаются одним конкретным качеством: они про себя знают абсолютно все – свои проблемы, корни проблем, они даже знают, что надо с ними делать, – но при этом ничего не делают. Они обитают в особом психологическом пространстве, поэтому для них характерны сходные проблемы. Дело в том, что творческие личности существуют одновременно в двух полюсах. Один из них – полюс максимальной витальности (максимального творческого, энергетического, психологического, физического напряжения), а другой – полюс максимального снижения защитных сил организма. В этих двух полюсах они и живут, и середины для них нет. Другое дело, что бедные психологи не знают, что с такими людьми делать, потому что задача адекватного социального поведения – быть как раз где-то посередине и знать, где эту середину проявлять и где проявлять ее не нужно.

– В чем же практически выражается такая экстремальность существования творческих людей?

– Любая творческая личность ищет способов снижения психического напряжения, которое очень сильно давит изнутри и выражается во внутреннем и внешнем конфликте. Внутренний конфликт связан с поисками любви. Кстати, тут возникает еще одна реальная проблема консультирования творческих людей. Дело в том, что они выдают психологу, к которому попадают, набор симптомов, с которыми этот психолог хочет иметь дело. Они очень сензитивные люди. Быстро понимают, что от них ждут, и легко схватывают терминологию. Поэтому психолог может у них найти все, что пожелает, от Эдипова комплекса до психотравм. Внешние конфликты у творческих людей обусловлены тем, что они реально хотят признания, успешности, социальной адекватности. Причем наиболее разумные из них хотят этого так, чтобы крыша не поехала. В прямом смысле этого слова. И действительно, творчество – это наркотик. Реальное творчество связано с очень активным выбросом гормонов, которые отвечают за удовольствие, и получается, что эти люди во время творческого процесса находятся под кайфом. Понимаете, вышел человек на сцену, сыграл – зашибись как! Вернулся домой – а дома все как было, так и осталось: щи, жена – это в идеальном варианте, а то и не щи, не жена, а одни голые стены. И начинаются поиски внешнего раздражителя, который бы дал удовольствие не меньшее, чем творчество, но без прикладывания усилий. И разумеется, что чаще всего этим раздражителем становится пьянка, гулянка и наркота, в разных комбинациях.

Соответственно, наиболее разумные среди творческих личностей прекрасно осознают, что так жить – себя губить. Долго не протянешь. Потому что реальная проблема не в том, что они употребляют психоактивные вещества, а в том, что возникает психологическая зависимость от психоактивных веществ. И все это сказки, что от наркотиков можно отказаться – можно, но одному из сотни, у которого шизофрения.

– Что дает творческому человеку обращение к психологу?

– Терапия творческих людей должна решить следующие задачи: первая – надо добиться, чтобы они не пьянствовали и не кололись, вторая – чтобы они своим творчеством зарабатывали деньги, и третья – чтобы они были счастливы и одновременно осознавали, что периодически у них будут происходить творческие срывы, и это нормально, потому что творчество – процесс нелинейный. Нужно научить их во всеоружии встречать кризис. В этом – главная задача терапии творческих людей.

– Каким образом вы подошли к необходимости разрабатывать собственный метод?

– Жизнь заставила! Клиенты у меня такие были. Я работала с музыкантами, которые делали альтернативную молодежную музыку. Поскольку моих музыкантов не устраивала ситуация 10-15 встреч, как положено в психодраме, надо было придумать, как провести тренинг быстро, эффективно и чтобы стоил он недорого. Ведь музыканты на самом деле народ очень бедный. Так и возник метод «свободного ролевого моделирования». Цель моей методики – помочь человеку раскрыть свой творческий потенциал и создать его собственными силами желаемые позитивные изменения. Строилась методика на фундаменте дзен-театра.

– Что такое дзен-театр?

– Десять лет назад на психологическом факультете МГУ работала Экспериментальная студенческая школа психологии – ЭСШАП. Возглавляла школу команда из нескольких человек. Среди них были Иван Рыбкин и Таня Пыркова, которые работали методом игротерапии, сказкотерапии, театротерапии. Иван Рыбкин и предложил такой термин, как дзен-театр. Дзен-театр снимает внутренний и внешний конфликт, и это позволяет отыграть внутренний раздрай – тревожность и страх – в безопасном пространстве и не выносить эту проблематику в повседневную жизнь.

Приведу реальный пример. Была у меня клиентка, девочка потрясающе умная, закончила романо-германское отделение филфака МГУ с красным дипломом. Работала в рекламном агентстве – то есть человек она творческий, креативный. Обратилась ко мне по поводу фобий: будучи еще девушкой, трижды заболевала болезнями, которые передаются только половым путем. Когда появился у нее мужчина, понятно, все пошло у нее в другую сторону – девушка драться начала. Разобрались и с этим. Драться перестала – с мужчиной рассталась. Следующая история – дикий, фантастический страх беременности. У нее – очевидная психиатрия, которую психолог лечить не имеет права. И я ей сказала: к психологу тебе еще надо ходить года два, а к психиатру – всю жизнь. А в дзен-театре она участвовать осталась, прошла уже пять групп «свободного ролевого моделирования». Это ей помогает, потому что ее фобии отыгрываются в безопасном пространстве, в тренинговых условиях.

В ЭСШАП я ходила два года, тогда же начала работать как практик. Но с самого начала мне хотелось делать что-то свое. Я практически сразу отказалась от того, что ведущий игры раздает участникам роли, и от того, что он придумывает сценарий.

– Какие классические методы легли в основу «свободного ролевого моделирования»?

– «Свободное ролевое моделирование» – это сплав арт-терапии, психодрамы и развитие идей Ивана Рыбкина о дзен-театре. Как известно, Морено, который изобрел психодраму, исходил из того, что человек обладает естественной способностью к игре. Играя, исполняя роли, он может более глубоко разобраться в себе, творчески поработать над своими проблемами и конфликтами. И даже преодолеть некоторые свои неконструктивные установки, стереотипы поведения и способы эмоционального реагирования.

– Юля, как протекает игра при использовании метода «свободного ролевого моделирования»?

– Если кратко, то сначала заключается контракт, и определяются правила участия и последующего взаимодействия в группе. Затем идет выбор ролей и сама игра. После ее окончания дважды анализируется процесс игры.

– Расскажите, пожалуйста, о выборе ролей.

– Роли-то могут быть любые – сказочные, несказочные, мультяшные – это не очень важно. Роли клиенты выбирают сами. У меня однажды на группе была прелестная девочка – маленькая, совершенно очаровательная. Взяла себе роль Ангела. А в процессе игры – раз! И превратилась в Дьявола. Переменила роль. А одна Сороконожка превратилась в Птицу. Бывает по-разному.

– Как понять: «превратилась»?

– Просто человек говорит, что меняет роль. Я в таком случае прошу, чтобы он сообщил об этом вслух и громко. Так, чтобы большинство участников услышало.

– Какие функции выполняет терапевт в игре?

– При «свободном ролевом моделировании» терапевт выполняет три функции. Он должен актуализировать у группы творческий потенциал при выборе роли. Снять возникающий на этом уровне конфликт. Потому что если у клиента неладно с головкой, у него на этом уровне возникают конфликты. Либо он роль не нашел, либо нашел, но не нравится. И начинаются споры: “А почему он взял роль «Страусиного яйца», когда я хотел быть «Страусиным яйцом»?”. Психолог должен снять конфликт. Дальше. Нужно заключить контракт, установить границы времени и пространства – чтобы участники за круг не выходили.

– Почему это так важно?

– А вдруг кто-то в окно захочет выброситься.

– Контракт заключается в письменной или устной форме?

– Письменно только в случае возникновения какой-то угрозы. У меня была клиентка, которая, когда пришла ко мне в первый раз, едва не снесла три двери – входную, кухонную и туалетную. Я тут же заключила с ней контракт на ненанесение вреда мебели. Это очень актуально. У меня очень агрессивные клиенты.

– Юля, что вы делаете, если возникает экстремальная ситуация?

– В экстремальной ситуации психологу делать уже нечего, потому что она уже за пределами психологических воздействий. Психолог не должен допускать экстремальной ситуации. Либо вы гасите конфликт в зародыше, либо не занимаетесь жесткими техниками вообще. А дзен-театр – это жесткая, хотя и свободная техника. Любая свобода подразумевает, что у вас будут конфликты и что вы будете с ними разбираться. Если допустили экстремальную ситуацию, это исключительно ваша ответственность. И поэтому я заключаю контракт на то, чтобы из окон не выкидывались, не дрались, мебель не громили. Запрещается телесное взаимодействие с участником против его воли. И если кто-то при заключении контракта мне демонстрирует несогласие с его содержанием, я реагирую жестко: «Ребята, группы не будет. Вот вы, вот порог, а я ведущий, я несу за вас ответственность, и будет тот контракт, который предложу вам я».

– Вы каким-либо образом вмешиваетесь в происходящее во время игры?

– Во время игры, которая идет полтора-два часа, я не вмешиваюсь ни во что, не даю никаких указаний.

– Юля, почему вы ограничиваете время игры полутора часами?

– Потому что дольше трудно играть – в туалет хочется.

– Можно ли для этих целей прерывать игру?

– А прерывать категорически нельзя – это нарушение пространства и единства группы, которая на время игры превращается в единый организм.

– Вы каким-то образом фиксируете происходящее в группе?

– В идеале происходящее должно сниматься на камеру. Но чаще всего я сижу за кругом и записываю все, что происходит, и еще фотографирую. Фиксация происходящего – обязательное условие полноценной игры. Она позволяет увидеть игру в динамике, в естественном потоке, едином для всех участников.

– Итак, вами создана атмосфера доверия, клиенты подготовлены к ролевой игре, игра начинается. Расскажите о ней.

– Это самое интересное. Потому что в игре ведущий сидит в уголке и смотрит. Если хорошо смотрит, если будет активным зрителем, значит, группа будет играть хорошо.

– Вы подаете какие-нибудь реплики?

– Никаких реплик. Идеальное состояние – когда меня вообще не видно и не слышно. Но я внутренне настолько погружена, вовлечена в процесс, что это захватывает всех остальных. Потому что закон творчества – если ты творишь актуально и активно, все остальные начинают творить вместе с тобой. Создается поле спонтанности.

– Что делают ваши клиенты во время игры?

– А как хотят, так и играют. Хотят – домик построят, хотят – обниматься начнут.

– А если игра не клеится?

– Ну и что? Каждый участник волен сам выбирать для себя степень активности и вовлеченности во взаимодействие с другими участниками. Каждый получает тот опыт, который готов извлечь из своего игрового взаимодействия. Отсутствие жестких рамок сценария или описания ролей позволяет проявиться творческому потенциалу каждого. Создаются новые возможности для осмысления привычных способов контакта. У меня был случай, когда человек уполз в угол – в прямом смысле – и ничего не делал, потому что изображал из себя юродивого. Это была девочка, которая взлохматила себе на голове волосы и на все реплики, обращенные к ней, отвечала мычаньем и рычаньем. И так два часа. Это случилось лет семь назад, и я тогда очень испугалась. Ведь что должен ведущий думать в таком случае? «Съехал» у него клиент или не «съехал»? Именно поэтому игра завершается двумя кругами рефлексии.

– Ну и как та клиентка, не «съехала»?

– Абсолютно нормальная девочка оказалась, просто потом, уже на первом круге рефлексии, мне сказала: «Юля, спасибо огромное, наконец-то я отыграла то, что из меня давно рвалось наружу». Игра – это же место свободы. Люди играют то, что обычно подавляется в повседневной жизни.

– Вы как-то помогаете людям почувствовать себя более раскованно во время группы?

– Я могу создать чувство доверия, а не раскованности – это выше моих сил. В дзен-театре все предельно ясно и жестко. Хочешь – участвуешь, хочешь – нет. Хочешь строить домик – будешь строить домик, не хочешь строить домик – высаживай цветочки. Хочет Крокодил обниматься с Вишневым садом – значит, обнимается. Хочет Страус ускакать в пустыню – ускакал, это же его процесс. В результате Страус прискакивает из пустыни и говорит: «У вас пожар горит в вишневом саду». Как, говорят Ручей с Вишневым садом, где пожар? – «Ну, я бежал по пустыне, вижу – вы горите. Решил прибежать обратно».

Это – его выбор. Мой выбор заключается в том, чтобы соблюсти время, сказать, что игра закончилась, и отреагировать первый уровень рефлексии. Я организую обсуждение, эмоциональный обмен. Предоставляю обратную связь. Это очень важная часть игры – создание поля рефлексии для участников. Мы обсуждаем с ними, что происходило на группе, как им было в ролях, что они чувствовали. Причем, говорит тот, кто хочет. Дальше мы делаем перерыв, но перед этим выходим из ролей.

– Что дает первый круг рефлексии?

– Клиент может отреагировать свои эмоции или осознать свои истинные чувства, отношения, установки, проблемы и конфликты. Я так или иначе вывожу этот опыт на уровень осознания. Это уже моя работа, работа ведущего. И после перерыва начинается второй круг анализа – уже вне ролей. Он позволяет осмыслять свою позицию в игре именно благодаря полученному опыту. Ответить на вопросы, что они делали и с кем взаимодействовали? Что поняли и что хотели бы сказать?

В идеальном случае группа еще раз встречается через некоторое время, и мы просматриваем видеопленку с записью игры или обсуждаем по распечатке стенограммы, что у нас получилось. Каждый участник получает распечатку, если он хочет. Я как ведущий обязана проинформировать человека, что распечатка готова, и я готова ее предоставить.

– Что дает круг рефлексии по распечатке?

– Очень многое. Человек мог выбрать себе роль белого и пушистого Цыпленка, а в процессе игры превратиться в Крокодила. И он уже не может утверждать, что он белый и пушистый, если написано, что он – зеленый и гладкий. И группа подтверждает: да, он зеленый и гладкий. Он не только роль Крокодила себе взял, но и вел себя, как Крокодил. Это проблема клиента, это не моя проблема. Если он ко мне после группы придет и скажет: слушай, я что-то не пойму – я на самом деле белый и пушистый, а вроде бы получилось, что я зеленый и гладкий. Что все это значит? Когда он поставит передо мной проблему, это будет и моя проблема. Но на группе я не беру ответственность за то, к каким выводам для себя они придут. Я не могу за них думать. Моя задача – обеспечить безопасность и обеспечить процесс.

– При работе с такими непростыми клиентами очень важно сохранить себя. Со временем возникает проблема душевной целостности, сохранения здоровья консультанта.

– Не просто сохранить себя и свое здоровье, а улучшить! Есть три состояния психолога. Первое – когда он делает свой метод, второе – когда он метод сделал и, соответственно, зарабатывает деньги, и третье состояние – когда он всего достиг и делает себя. Это мастерство. Если я хочу мастерства, я должна к нему стремиться.

Есть такое китайское понятие «гун фу» («кунг фу») – «высшее мастерство», или «высшая радость». «Гун фу» – это когда ты делаешь так, как оно должно быть сделано по отношению к миру – то есть правильно сделано. «Гун фу» проявляется через отточенность и мастерство, и через достижение этого уровня проявляется совершенное владение самим собой.

Мастер проявляет совершенное владение собой, будучи профессионалом в своем деле – искусным психологом, или художником, или врачом. Мастер может заварить чай в чашке, может заварить его в консервной банке, и это будет чай. А не-мастер не заварит ни в чашке, ни в консервной банке. Нет у него «гун фу».

– Юля, а для чего вы работаете?

– Как для чего? Потому что я единственная, кто может делать то, что я делаю. Если говорить очень широко, то для избавления от страданий. Я действительно чувствую боль, когда со мной рядом человеку плохо. Я работаю для того, чтобы чувствовать себя хорошо. Разумный эгоизм называется. И, разумеется, для того, чтобы денег заработать.

– Как вы поступаете, если у клиента денег нет?

– А тогда это дело моего личного выбора – хочу я с этим человеком работать или нет.

– А бывают такие ситуации?

– Постоянно. Я работаю с ним при условии, что человек обратился за помощью сам, что мне по силам ему помочь, и он мне интересен. Я шизофреников вылечить не могу, бессильна в онкологии и реанимации. Хотя некоторые психологи там работают. Я могу использовать их приемы, но, как правило, чужим методом не работаю – просто направляю пациента к тем специалистам, которые им владеют мастерски.

– То есть вы разрабатываете и углубляете свой метод, не стараясь привлекать приемы других.

– Уже да, потому что перепробовала все, что в Москве представлено по дыхательным техникам, по психодраматическим и телесным техникам.

Есть простая вещь: перед тобой сидит живой человек. У него может пятка болеть, у него может шея болеть, печенка отваливаться – много всего разного. Он живой, и если я хочу ему помочь, то либо должна изобрести прямо сейчас уникальный метод именно для этого человека, либо все, чему меня научили, может не сработать. Но изобрести такой уникальный метод можно только при достижении уровня мастерства.

– Значит, вы работаете, чтобы достичь «гун фу»?

– Именно так.

Интервью провела Ольга Жигарькова
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Театр жизни

Я и мой театр

Добрый день, господа психологи. Я с детства была замкнутым, обособленным куском...
Психология

Интроверт по жизни

Здравствуйте. Я с детства была, скажем, не самым общительным ребенком. Подруги...
Психология

О смысле жизни

Кто сможет просто и доступно объяснить - в чём главный смысл жизни? Если человек...
Психология

Возьми от жизни все!

Мама, мы все тяжело больны... Мама, я знаю, мы все сошли с ума... Что происходит...
Психология

Смысл жизни

Многие из нас, задумываясь о жизни, интуитивно ощущали ее бессмысленность, но...
Психология

Отстраненно от жизни

Здравствуйте. Очень близкой и родной показалась предыдущая публикация. Решилась...
Психология

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты

Популярное

Интересная мотивация полюбить полезное чтение
Почувствуйте себя хорошими