Танцевальная терапия. Аутентичное движение

Последний начинает движение из точки покоя, он ждет, когда его внутренние импульсы обретут форму и выразятся в позе и в движении. В аутентичном движении обучают, как развивать свое кинестетическое, физическое осознание с тем, чтобы человек смог замечать и осознавать любые физические ощущения.
Танцевальная терапия. Аутентичное движение
Это в свою очередь развивает способность фокусироваться на физических ощущениях, на внутренних переживаниях, внутреннем опыте, которые могут также обретать форму образов, звуков, эмоций, а дальше этот опыт переживания трансформируется в движение.

Когда человек позволяет этому телесному опыту произойти, выразиться, следует ему - он позволяет движению случаться, возникать, происходить без вмешательства и контроля рассудка. Таким образом, бессознательное обретает форму и становится видимым сознанию. Тело выступает проводником к глубинам человеческой психики, в океан бессознательного. Этот процесс подобен сновидению. Здесь сновидит тело, таким образом привнося свет в темные уголки внутреннего мира человека. А поскольку человек следует за актуальными сенсорными импульсами, на свет всегда выноситься самое важное, самое актуальное. Иногда, это может совпадать с ожиданиями движущегося, а может быть очень неожиданным.

Например: однажды, я решила поисследовать чувство подавленности, которое преследовало меня несколько дней. Следуя своим импульсам, я встретилась с движением, шедшим из глубины: мой корпус медленно и ритмично раскачивался, руки совершали круговые движения в горизонтальной плоскости, сидя на полу, я ощущала контакт с землей. Будто бы сила, шедшая из земли наполняла и раскачивала меня. Я продолжала удерживать внимание в этом потоке ощущений. И постепенно ощущения стали обретать форму. Я увидела себя, будто я очень старая женщина, которая даже не помнит своего возраста, она вращает большой деревянный круг, держась за рукоять. Эта женщина мелит зерно на протяжении часов, месяцев, лет… Вдруг из глубины стал пробиваться звук. Сначала я его сдерживала, предчувствуя его силу, а потом отпустила контроль и позволила ему случиться. Сначала возник тихий звук, затем громче. Я продолжала раскачиваться и "молоть зерно". Моя старая женщина пела, это была красивая и грустная мелодия, неизвестная мне. Я следовала этому образу, я была им. Чем больше я проживала его, тем сильнее, буквально каждой клеточкой, я чувствовала печаль, одиночество, смирение перед нескончаемой рутинной работой. А песня была молитвой, она наполняла меня и давала силы любить. На дне этого одиночества и рутины мое сердце наполнялось любовью, оно любило эту жизнь. Песня несла очищение, и поддерживала свет любви во мне. Я ощущала невероятную жизненную силу и покой.

Следует сказать, что от моего подавленного состояния не осталось и следа. Более того, встреча с образом старой женщины позволила мне пережить и принять состояние одиночества на глубинном экзистенциальном уровне. А проживание печали, выраженной в песне, привело к точке покоя и силы. Этот опыт имел и трансперсональный аспект, образ старой женщины из культурного бессознательного открыл доступ и к духовному переживанию.

Данный пример показывает, как происходит весь процесс такого двигательного сновидения. Он подобен бытию в потоке: погружаешься, словно в алхимический котел, и возвращаешься преображенным. Есть несколько стадий в этом процессе: (1) внутренний фокус внимания к ощущениям, (2) выбор наиболее яркого переживания и ожидание импульса, (3) следование импульсу: в процесс двигательного переживания импульсы обретают форму, (4) явившаяся форма рассказывает свою историю (наполнение новыми ощущениями, чувствами и образами).

В Аутентичном движении можно отталкиваться и от образа. Например: это может быть образ из сновидения. Предположим, мне приснилась черная птица. Тогда, вначале я фокусирую внимание на образе, как бы "надеваю" его на себя или впускаю внутрь и слушаю, где и как этот образ отзовется в теле, как тело среагирует на него. Можно сказать, что в основе активного воображения в движении лежит работа с кинестетическим образом, который определяется как образ, вызванный телесными ощущениями и чувствами. Это понятие было введено Эрмой Досамантес-Альперсон3 и стало неотъемлемым в аутентичном движении.

Но опыт движущегося не имел бы такой силы без участия свидетеля. Сейчас в Аутентичном движении существует базовая структура - это диада: свидетель и двигающийся. То есть, нужны, по крайней мере, два человека. Хотя эта диада может существовать в разных формах: группа и один человек, несколько свидетелей и несколько двигающихся.

В чем смысл свидетельствования? Почему это так важно? Свидетель выступает держателем Сознательного, в то время как движущийся погружается в Бессознательное. Он несет на себе миссию сознания для себя и для своего движущегося, особенно на ранних этапах практики Аутентичного движения, когда внутренний свидетель еще не развит у движущегося. И только точное и аккуратное свидетельствование помогает движущемуся постепенно интернализовать и развить фигуру внутреннего наблюдателя. Часто ее можно спутать с внутренним контролером. Определяющим в наблюдателе является качество доброго принимающего внимания, подобное тому, что Карл Роджерс назвал эмпатией. Опыт наблюдения можно сравнить с материнским холдингом. Ребенку необходима адекватная материнская забота, внимание и уважение к потребностям, проявлениям тела, к выражению чувств, базовое принятие, поддержка и одобрение в исследовании себя и окружающей среды. Только через контакт, обратную связь, тактильный и эмоциональный отклик родителей формируется человеческое "Я", становиться видимым или скрывающим свои грани, по причине их неодобрения, критики или отвержения значимыми взрослыми. На пути овладения жизнью многие из нас теряют очень значимые части себя, а без них невозможно Осуществление.

Абрахам Маслоу говорил, что человеческое создание имеет похожие на инстинкты высшие потребности, которые являются частью его биологической природы, среди них -потребность в самоактуализации4. На невербальном уровне это означает, что у каждого индивида есть потребность быть увиденным в своей сути, как он есть. И только движение как выраженная телесность делает человека по настоящему видимым.

Вот почему обучению практике свидетеля отводится особое место. На протяжении всего этого процесса свидетель "ВИДИТ" движущегося всем своим сердцем, всем своим существом, полностью и осознанно присутствуя в каждом моменте настоящего времени. Но свидетельствование включает не только качество осознанного присутствия, наблюдающему требуется большая чувствительность, чтобы вербализовать свой опыт. Он должен говорить только о своих собственных переживаниях. Таким образом, он несет ответственность за свои проекции и не дает никаких интерпретаций и оценок. Вербальное свидетельствование имеет совершенно определенную и простую форму: свидетель говорит: "я видел...", "я чувствовал...", "я представлял себе, что...", и описывает "что".

Практика Аутентичного движения имеет простую структуру, которою важно соблюдать беспрекословно, как ритуал. Все служит безопасности движущегося, чтобы он мог раскрыться в своих истинных проявлениях. Базовый ритуал выглядит следующим образом:

Наблюдатель и двигающийся встречаются и договариваются между собой: сколько времени будет продолжаться движение и обсуждение. Наблюдатель находит место, где он будет сидеть, а двигающийся находит место, где хочет начать движение, закрывает глаза и начинает слушать, все, что происходит внутри - образы, чувства, звуки, воспоминания, мысли - и каким-то образом выражает это своим телом. И этот опыт, эти движения могут быть видимыми и невидимыми для наблюдателя. Но в то же время, когда свидетель наблюдает двигающегося, он также наблюдает свои собственные переживания, ощущения, мысли, воспоминания, чувства, может быть, звуки. Он удерживает в себе осознание, осознанность своего опыта ответной реакции на происходящее с двигающимся. Он также ответственен за лимит времени и безопасность движения в комнате, хотя двигающийся также ответственен за безопасность собственного движения. Свидетель показывает, когда время закончено, затем они встречаются вместе, и, если двигающийся хочет, он рассказывает о своем опыте. Если двигающийся хочет, то он может попросить обратную связь у наблюдателя, который может только тогда сказать о собственном опыте. Свидетель говорит только о тех эпизодах, которые описываются двигающимся.

Например: "Когда я лежал на полу, я вспоминал, как мне три года, я - в деревне: я перевернулся и встал, и поднял руку, чтобы махнуть "до свидания" матери". Двигающийся просит об обратной связи.

Свидетель: "Я видел, как ты перевернулся и встал, и, когда я видел это, я чувствовал печаль, и стал думать о моей матери, и представлял, что мать может приехать и повидать меня".

Важным также является внимание к "переходам": вход в пространство аутентичного движения (каждый ведущий может ритуализировать его по-своему); переход между движением и обсуждением особенно значим (он может включать встречу взглядами, записи в дневнике, рисунки, лепку или просто несколько минут тишины, где каждый может побыть с собой), в завершающей фазе всего процесса должно обязательно быть сделано заземление, какой-то очень простой ритуал "укоренения" в реальности. Например, сидя в завершающем кругу, участники могут упереться ладонями в пол и сделать глубокий выдох, немного наклонившись вперед и перенеся вес тела на руки, чтобы сильнее почувствовать контакт с землей. Я особенно подчеркиваю значимость этих переходов, когда мы имеем дело с океаном Бессознательного. Необходимо очень четко очерчивать его границы. Иначе он может не простить попустительского отношения к себе.

Однажды я проводила вводный курс по Аутентичному движению в одной из танцевальных студий Нидерландов. Одной из участниц была танцовщица на инвалидной коляске. Она поделилась со мной историей, которая меня потрясла. Она упала с крыши 10 лет назад и повредила позвоночник. Тогда она много занималась танцем и импровизацией. В поиске нового двигательного материала она занималась, как она сказала, аутентичным движением вместе с другими танцовщиками. Они просто закрывали глаза и двигались по несколько часов. По ее словам, тогда для нее существовал только танец, постоянный поток ощущений и движений, за которым она следовала. Танец стал для нее непрекращающимся процессом. Не было ни дня, ни ночи, ни внутреннего, ни внешнего. Ей было не важно открыты ее глаза или закрыты, ее взор следовал потоку движения из глубины. Не так важно было, что танцевальные эксперименты завели танцовщиков на крышу… И вдруг удар, и все исчезло. Очнулась она в больнице, ей предстояло множество операций, чтобы вернуться к жизни… Я намеренно привела эту историю и выношу клинический комментарий за рамки этой статьи. Для меня эта история - символ того, что недостаточно научиться погружаться в опыт, важно также уметь возвращаться.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Танцевальная терапия. Аутентичное движение

Аутентичное движение. Практика овладения

Но при этом всегда существует другая сторона, которая формируется автоматически...
Психология

Танцевальная терапия

Люди по-разному влюбляются в танцы: одни начинают с импровизаций под любимую...
Психология

Танцевальная терапия. Движущийся и свидетель

После разогрева движущийся/анализируемый закрывает глаза, направляет свое...
Психология

Танцевальная терапия. Стадии раскрытия

Первая улыбка: узнавание Другого (приблизительно второй месяц) В процессе...
Психология

Танцевальная терапия

Танцевально-двигательная терапия — это метод психотерапии, в котором тело...
Психология

Арт-терапия как искусство. Космическая арт-терапия

Арт-терапия, как метод психологической коррекции и психотерапии нежелательных...
Психология

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты

Популярное

Земля неизвестная
Как активировать руны для привлечения денег и удачи