Цена счастья

Для взрослых и детей приоритет сегодня один – жить полной жизнью, ощущая себя счастливыми и благополучными. Как помочь достичь этого своему ребенку? Сравним стремления родителей и мнения специалистов.

Нам хорошо знакомы эти дети. Десятилетний Никита профессионально гоняет на роликах, неплохо разбирается в кино, учит английский с детского сада и не помнит времени, когда не умел обращаться с компьютером.
Цена счастья
Он любит читать и не прочь обсудить вопросы экологии, но у него проблемы с почерком, и учителя утверждают, что Никите все еще трудно сосредоточиться. Даше – восемь, по утрам она тщательно продумывает свой наряд. Она обожает «Фабрику звезд» и кукол Братц, но днем после школы все еще просит, чтобы няня поиграла с ней в «магазин».

Никита и Даша – обычные дети «из хороших семей». Они выглядят вполне благополучными, ни в чем не нуждаются, но можно ли назвать их счастливыми? Специалисты считают, что именно этот вопрос на самом деле беспокоит родителей, когда они говорят на приеме у психолога: «Она совсем не читает», «Ему скучно в школе», «Он не хочет взрослеть». На самом деле папы и мамы хотели бы задать один-единственный вопрос: «Достаточно ли счастлив мой ребенок?» – и получить на него внятный ответ.

Всего лишь «маленький взрослый»...

Сегодня забота о счастье и благополучии детей нам кажется естественной. Но еще 100 лет назад большинство родителей в разных странах мирах считали, что главная цель воспитания – добиться беспрекословного повиновения старшим. «Большую часть своей истории человечество снисходительно и неуважительно относилось к детям», – рассказывает историк психологии Екатерина Бакшутова. Детей считали несовершенными взрослыми, одевали во взрослую одежду (даже в рыцарские доспехи), наравне со взрослыми арестовывали, наказывали и... казнили. Потеря ребенка не была трагедией, наоборот, родители воспринимали детей как собственность, которой они вправе распоряжаться по своему усмотрению. Ситуация стала меняться лишь с конца XVI века. Крупнейший французский демограф и историк Филипп Арьес считал, что преодоление безразличного отношения к детству началось с появлением в это время в живописи портретов умерших детей.

Спустя еще 100 лет появляются первые детские книги, одежда... В начале ХIХ века некоторые матери из «образованных» семей решаются нянчить и воспитывать детей сами, реже применяется физическое наказание, врачи пытаются понять особенности детского организма. «Теперь с детьми считаются, за ними признается право быть кем-то особенным, как если бы общественное сознание лишь сейчас открыло для себя, что душа ребенка тоже бессмертна», – писал об этом времени Филипп Арьес.

В центре интересов

Настоящий бум интереса к ребенку и тому, как он развивается, начался в ХХ веке. И связан был с исследованиями психологов и педиатров. Зигмунд Фрейд, Жан Пиаже, Лев Выготский, Мария Монтессори, Мелани Кляйн, Дональд В. Винникотт – многие ведущие психологи мира задумались о механизмах взросления, о том, как формируются и развиваются высшие психические функции человека: память, внимание, эмоции, воображение, познавательные процессы. «Они впервые увидели и описали, насколько дети не похожи на нас, взрослых, – говорит возрастной психолог Галина Бурменская. – Все их существо устроено иначе. С этим знанием многим родителям стало легче понимать своего ребенка, быть снисходительными, относиться к нему с уважением и терпением».

Но лишь во второй половине ХХ века идеи психологов о природной связи матери и младенца, психологии доверия, чувстве привязанности, праве ребенка на собственный голос изменили положение детей в Европе и Америке.

В России своя история отношений с детством. В середине 80-х годов писатель Симон Соловейчик и детский хирург Станислав Долецкий напечатали в «Учительской газете» серию статей, в которых призывали родителей... не наказывать (не бить) детей. С этой публикации началась знаменитая общественная дискуссия: что такое счастье ребенка; как его учить; можно ли с ним сотрудничать, дружить; нужно ли уважать его позицию; имеет ли он право на собственное мнение? И как должен действовать запрет на наказание: всегда или иногда все же можно его нарушать? Трудно поверить, но всего лишь 20 лет назад в нашей стране всерьез обсуждали эти вопросы, спорили. «Очень многим было непросто поверить, что ребенок – это не маленький взрослый, он – человек со своим глубоким внутренним миром», – вспоминает писатель Анатолий Приставкин.

Обсуждение статуса ребенка в обществе изменило само общество. «Новое мышление», «демократизация», «общество с человеческим лицом», «перестройка» – все эти слова мы впервые услышали во время общественной дискуссии о том, что такое «счастливый ребенок».

Под давлением любви

И вот теперь он стал для нас даже больше, чем просто личность. Во многих семьях ребенок – настоящий «домоправитель»: он диктует распорядок жизни семьи, ее правила и традиции, влияет на приобретения и выбор места отдыха. Родители оберегают его, боятся травмировать, защищают от трудностей и любых огорчений. «Благополучие, счастье ребенка стало сегодня для родителей частью понятия «личное счастье», – комментирует ситуацию детский психолог Татьяна Бедник. – Прежде мы хотели его воспитать. Сегодня стремимся понять его».

Родители хотят сделать ребенка счастливым, прежде всего подразумевая социальный успех. Как личное оскорбление они воспринимают детские промахи и неудачи. «Чаще всего за такой одержимостью взрослых стоит стремление осуществить через ребенка собственные нереализованные мечты и желания», – поясняет Галина Бурменская. А что чувствует ребенок? Чтобы соответствовать такому уровню ожиданий, он должен быть всегда хорошим, проявлять себя по максимуму, преуспевать в том, чем занимается. «Но дети, – продолжает Галина Бурменская, – очень рано чувствуют ущемление свободы выбора и встречают его враждебно, даже когда не знают, что для них важно на самом деле». «И в результате многие дети страдают комплексами, вызванными слишком сильным давлением – социальным и со стороны родителей», – считает психотерапевт Яков Обухов.

Развитый, но не перегруженный; успевающий, но не с единственной целью непременно добиться успеха; находчивый и самостоятельный, но в меру своих возрастных возможностей – счастливый ребенок растет, проходя все стадии развития в собственном ритме, и лучше не стараться ускорить его. «Вчера не ходил, а сегодня – ходит! И посмотрите, как он счастлив! – напоминает Галина Бурменская. – Счастье, связанное с ростом человека, – очень сильное чувство. Ребенок развивается неизбежно. Значит, он будет счастливым, особенно если его не торопить».

Он не просто маленький человек, который знает и умеет меньше взрослого. «Ребенок – совсем иное, особенное существо и отличается от нас прежде всего качественно иной психикой, – поясняет возрастной психолог Ольга Карабанова. – Его развитие сложно организовано во времени, его темп и ритм различаются в разные годы и месяцы жизни». Источник развития детей – среда, в которой они живут, культура, которую познают в общении и совместной деятельности со взрослыми людьми. Движущая сила развития – обучение, в процессе которого перестраивается сознание, складывается новый уровень обобщений. «Мудрость воспитания в том, чтобы учитывать возможности, которыми располагает ребенок, и вести его дальше», – продолжает Галина Бурменская. Чем он моложе, тем больше мы подстраиваемся под него. Но по мере взросления мы должны давать ему все больше самостоятельности. И в конечном итоге «отпустить», разрешить ему жить своей жизнью.

Между свободой и заботой

Счастливый ребенок станет самостоятельным взрослым человеком, когда придет его время. А до той поры мы должны терпеливо поддерживать его, откликаясь на его просьбу: «Помоги мне это сделать самому». Давать свободу, но не оставлять. Любить и защищать, но не прятать от жизни. Многим родителям трудно придерживаться этих принципов. Мы не всегда способны определить, готов ли ребенок к большей самостоятельности или все еще очень нуждается в нас. «Очень непросто пройти между Сциллой подавления инициативы ребенка и Харибдой преждевременного лишения поддержки и помощи, – комментирует Галина Бурменская. – В решении этой задачи может помочь только родительская чуткость – в оценке стремлений и возможностей ребенка в каждый конкретный момент».

Станут ли дети, которых слишком опекают или чересчур рано приучают к самостоятельности, несчастными? Вовсе не обязательно. Дети, как цветы, способны выдержать жестокие заморозки и палящее солнце – и все равно расцвести.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Цена счастья

Цена времени

Дни приходят к нам как замаскированные друзья, принося бесценные дары от...
Психология

Цена ошибки

Одна из моих любимых историй – об известном ученом-исследователе, который сделал...
Психология

Цена вопроса

Сколько нынче стоит наша жизнь? Сколько стоит наше здоровье? Сколько стоит...
Психология

Цена страха

Если вы мечтаете о том, чтобы уйти со скучной работы и заняться тем, что любите...
Психология

Цена психолога

Парапсихолог, эзотерик (как угодно называйте человека, работающего с энергиями...
Психология

Секреты счастья

Если еще десяток лет назад книги по практической психологии не были доступны...
Психология

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты

Популярное

Земля неизвестная
Как активировать руны для привлечения денег и удачи