Оптимистом рождаются или становятся?

Считается, что оптимистам жить легче, потому что они все время верят в лучшее. И их сразу видно: они всегда в хорошем настроении, все у них получается... А есть люди, которые большую часть времени проводят в подавленном состоянии, и как-то ничего у них не клеится, и радоваться вроде как и нечему.
Оптимистом рождаются или становятся?
А жить с блеском в глазах хочется всем. Как же стать таким жизнерадостным человеком, и возможно ли это вообще?

Отец позитивной психологии, Мартин Селигман, говорит, что он пришел к пониманию о том, насколько важен оптимизм в сопротивляемости и адаптации организма в результате долгих лет изучение неудач (интересно, да?). Его эксперименты по так называемой приобретенной беспомощности широко известны и стали классикой психологии позитива.

Селигман брал три группы «участников» - собак, крыс, а позже и людей - и подвергал их либо шокам (в случае с животными), либо неприятным, например, шумовым воздействиям (в случае с людьми). Эксперимент включал в себя три стадии.

На первой стадии:

- первая группа имела возможность отключить шок или звук, и все ее участники благополучно этому научились;

- вторая группа не имела возможности отключения раздражителей;

- третья группа, контрольная, никаким воздействиям не подвергалась.

На второй стадии : две экспериментальных группы снова были подвержены шоку или шуму. На этот раз и первой, и второй группе дали возможность научиться отключать раздражитель. И снова первая группа этому научилась. Третья группа не испытывала воздействия шока или шума, и в ней ничего не изменилось.

А вот со второй группой произошли интересные вещи.

Большая часть всех ее участников – собаки, крысы и люди – не смогла научиться отключать источник раздражителя, когда им была дана такая возможность. Собаки, например, просто жались в угол конуры, хотя они могли легко научиться отключать шок или шум. У них развилась та самая приобретенная беспомощность.

То есть на первой стадии эксперимента они поняли, что они ни над чем не властны, ничего не могут добиться, что бы они не делали. И когда на второй стадии эксперимента у них появилась такая возможность, они не сделали попыток изменить происходящее.

Сходные эксперименты на протяжении лет давали сходные результаты, но было одно отличие, которое и дало Селигману и другим ключ к психологии позитива. Отличие это было вот каким: независимо от того, что с ними происходило, примерно треть второй группы напрочь отказывалась признавать свою беспомощность. Несмотря ни на что, они продолжали верить, что могут на что-то повлиять, что они могут чего-то добиться, или что из этой ситуации есть какой-то другой выход. (Seligman, 2011; Carbonatto, 2009).

На протяжении ряда лет Селигман с коллегами все больше внимания начали уделять исследованию хода мышления этой самой одной трети второй экспериментальной группы как в ходе самого эксперимента, так и вообще в жизни.

В одном из экспериментов второй группе было дано задание, которое не могло было быть выполнено ни при каких условиях. После определенного времени, в течение которого группа пыталась справиться с заданием, с ее участниками провели интервью. Задавались вопросы о попытках и неудачах. Большая часть группы была в слегка подавленном состоянии.

Те же, кто в таком состоянии не был, давали одинаковые по характеру объяснения по поводу того, почему случилась неудача. Например:

«Наверное, в системе какой-то временный сбой»,
«Сегодня не получилось, но, может быть, получится завтра»,

«Здесь не получилось, но зато у меня все хорошо в других областях моей жизни».

Ни один из них не соотнес неудачу со своей собственной некомпетентностью или глупостью (Seligman, 1992, pp 19-28)!

И вот тут-то вы уже, наверное, и подумали: а вот если я не такой, значит такими рождаются, и мне ничего не светит, и жизнь моя будет проходить в тоске и печали.

Читайте дальше.

Проанализировав множество метров записанных на пленку ответов, Селигман пришел к выводу, что можно «вакцинировать» людей от такой приобретенной беспомощности, против депрессии и тревожности, от того, чтобы они сдавались, встретив неудачу, обучив их думать, как те оптимисты.

Такое обучение, получившее название «стиль объяснений оптимиста» (Seligman, 1992; 2011) состоит из трех чрезвычайно важных компонентов:

Продолжительность по времени.

Считаем ли мы, что данное событие будет продолжаться длительное время или нет. Пессимисты полагают, что плохие события будут длиться долго, в то время как оптимисты думают как раз наоборот, что плохие времена вот-вот кончатся. Например, оптимист, который потерял работу, считает, что он довольно быстро сумеет ее найти.

Повсеместность.

Насколько специфично или всеобъемлюще происходящее событие, или по-другому, сколько места оно занимает в нашей жизни.

Пессимисты считают, что трудности преследуют их во всех сферах жизни, в то время как оптимисты быстренько указывают на то, что трудные обстоятельства существуют только в определенной части их жизни.

Оптимистка, например, могла потерять работу, но она отметит, что находится в добром здравии, и ее поддерживают окружающие ее люди. Или она может сказать, что «дела плохи» лишь в области работы и не распространяются на другие аспекты ее жизни.

Насколько мы принимаем вещи на свой счет.

Причем неважно, относится ли это к обвинениям самого себя, если что-то плохое случилось, или к похвале себя за какое-то достижение.

Оптимисты постоянно приписывают причины неудач к чему-то внешнему (как участники эксперимента Селигмана, которые говорили, что задание не могло быть выполнено по причине временного сбоя в системе, но никак не потому, что они были некомпетентны).

Пессимисты же, напротив, винят себя даже там, где вины их нет.

Та же самая оптимистка, потерявшая работу, говорит, что она хорошо справлялась со своими обязанностями, но ее сократили, потому что организация переживает трудные времена (Seligman, 1992).

Как вы думаете, насколько оптимистичны вы? Что, не очень? Не расстраивайтесь. Даже если вы не прирожденный оптимист, вы можете научиться оптимизму, если будете исследовать события, происходящие в вашей жизни с точки зрения этих трех подходов.

Последите за собой, за тем, как вы думаете.

* Насколько часто вы говорите, что все в вашей жизни ужасно?

* Что вот всегда так происходит?
* И что никогда в вашей жизни не происходит ничего хорошего?

* Или что это все из-за вас?

Для начала удивитесь, насколько часто вы так думаете. :) А потом попробуйте критически отнестись к этим своим пессимистическим мыслям

и попробуйте подумать по-селигмановски. :) Счастливых изменений!
Взято из открытых источников.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Оптимистом рождаются или становятся?

Удачливыми рождаются или становятся?

На одном из блогов в Интернете случайно наткнулась на исповедь молодой женщины...
Психология

Сила воспитания или как легко можно стать оптимистом

Как каббала объясняет причину наблюдающегося сегодня кризиса в воспитании...
Психология

Почему дети становятся изгоями?

Глаза синие-синие. Смотрят на часы, мысленно считая минуты до перемены. Нет...
Психология

Почему быть оптимистом лучше, чем быть пессимистом?

Для начала определимся с терминами. Оптимизм и пессимизм – это различные...
Психология

Почему мужчины становятся раздражительными?

Здравствуйте, уважаемые психологи. Прошу совета. Мы с моим возлюбленным вместе 7...
Психология

Как стать оптимистом

Дорога к счастью. Или учимся смотреть сквозь розовые стёкла очков. Многие...
Психология

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты

Популярное

Знаки Зодиака, кому снятся вещие сны: они видят будущее
Световой код. Капсула времени