Зигзаги

Все это время,.. — с того момента,.. когда дочь Хозяина,.. «зеленого» Бауэра, остановила меня в коридоре,.. у кухни, на втором этаже дома,.. — меня не оставлял вопрос,.. что она затевает?.. То ли в самом деле она меня уже любит,..
Зигзаги
или скорее пошутила,.. даже и посмеялась надо мной,.. русским пленным… Над нашей долей несчастливой. Кто ее знает?..

Я бы,.. может, и забыл про тот случай,.. и не ломал бы себе головы… Да она меня не оставляла в покое… Как только выходим строится перед бараком,.. — а нас пятнадцать человек,.. если помните,.. — …стоим минут десять,.. пока нас не распределят,.. куда и кому идти на работу… И вот за эти десять минут,.. — я сам не свой: …стою в строю военнопленных… А на меня,.. со второго этажа дома… ОНА. ..смотрит!.. Между занавесок. …как хорошо я помню ее карие глаза!..

И если я,. совсем быстро,.. гляну на нее,.. — она сразу посылает мне воздушный поцелуй!.. И я,.. тут же и быстрее,.. стараюсь отвести свой напряженный,.. сразу, взгляд,.. — не дай Бог: конвоир - пастух заметит… И ребята,.. — мои товарищи… Однажды я упросил одного из наших,… пойти за меня на кухню работать,.. за что получил хороший нагоняй от вахмана - управляющего!.. Но я уже боялся идти на кухню. Однако это меня не спасло: «моя» баронета,.. — так я ее уже называл для себя,.. хотя ее отец,.. Бауэр,.. не был бароном. Просто очень богатым Хозяином своей земли и поместья ). …баронета начала действовать с другой стороны: ОНА. Через нашего пастуха – конвоира передала старые туфли,.. чтобы я их отремонтировал…

Эти туфли надо было давно выбросить,.. настолько они были старыми,.. что даже наши ребята заметили… Но мне – то что делать?.. Я пленный,.. — обязан выполнять любые требования хозяев моих… « Что ж,.. надо чинить и эти ТУФЛИ!..» — уговаривал я себя. И постарался,.. как смог… Была и другая причина: хотелось еще раз доказать этим чванливым немцам,.. что и мы,.. РУСКИЕ!.. Это можем. Но и думаю: « …вот шельма! Паутину уже начала плести вокруг меня…»

С туфлями этими получилось эдак: …приходим с работы,.. а она,.. очень красивая дочка Бауэра,.. строго совсем спрашивает нашего Пастуха: «… готовы ли мои туфли?..» А пастух на меня смотрит,.. — строго вопросительно… Отвечаю, совсем покорно: да,.. готовы. И мигом бегу в барак!.. Они,.. туфли те,.. были у меня уже со вчерашнего дня еще,.. — почищены… И завернуты в чистую бумагу!..

Я их поднес …баронете. НО. Она меня поедала глазами!.. А сверток брала,.. совсем на него не глядя,.. — не проверяя даже,.. как они,.. туфли ее, у меня получились… Я опять,.. при всей нашей команде,.. покраснел до самых ушей!.. И. Ничего не сказав,.. — вопросов ко мне ведь и не было, пока… со стороны ее,.. — слегка поклонился головой,.. и, пятясь… Как было положено. Отошел в строй своих ребят…

ОНА. Не повернулась,.. и не ушла. Все время говоря,.. вежливо: « …данке. Данке шон!..» Это: спасибо,.. по ихнему… Ну, думаю,.. на том и конец моим мучениям. А оно не тут – то было. На другой день дочка Хозяина опять нас встречает… И, в присутствии Пастуха - немца,.. вручает мне большой сверток… И говорит,.. чтобы я ей,.. тут же,.. обмерил ногу… Ну что же: я невольник. И должен подчиняться… Арсений Бабчук объяснил мне,.. что она хочет… ОНА. Лист бумаги мне дала… Который я положил на маленькую скамейку,.. принесенную ее служанкой…

И вот ее «сиятельство» поставила свою красивую ножку на тот ЛИСТ!.. А я,.. вполне спокойно,.. на удивление свое, обвел ту ступню карандашем… …слегка касаясь,.. все же… Пальцами своими,.. — ее ноги… Которая,.. тоже слегка,.. вздрагивала от моих касаний… Баронета,.. молодая,.. попросила, чтобы я сшил ей …«паншофки»… Ну,.. эдакие …чювяки, по – кавказски ежели. Домашние тапочки,.. что ли? Ночные. …открытые сзади… Арсений Бабчук старательно,.. стоя рядом,.. все эти ее «хотелки» мне переводил,.. как у него получалось…

В свертке том оказались нужные,.. для дела, материалы: кусок белого войлока - на подошвы,.. цветной бархат!.. Очень красивый… Для верха этой обуви… И, на подкладку: зеленый,.. тонкий шелк… И нитки были,.. с иглами… Через три дня этот, очень важный заказ,.. был мною исполнен. Тапочки ночные удались на славу!.. Моя «баронета» была в особом восторге… Да,.. я ведь забыл сказать: в свертке том,.. кроме нужных материалов,.. было еще кое – что,.. совсем соблазнительное… От чего у моих ребят слюньки потекли очень обильно!..

Сейчас расскажу,.. вспоминая… В свертке том были,.. «всего навсего»: один батон настоящего Хлеба, белая большая булка, примерно килограмм колбасы,.. и столько же копченного сала… А также, в придачу: десяток яиц… И. Кусок свежего торта!.. Тут же БРАТВА наша,.. всегда голодная,.. все ЭТО обступила… А Бабчук Арсений говорит,.. широко улыбаясь:

— …друг наш, Алеша!.. Пантофли эти,.. я уверен,.. ты сошьешь на славу!.. Это не спроста все… Однако. Те туфли,.. да и эти тапочки,.. которые еще не знай как у тебя получатся,.. всего этого СЧАСТЬЯ съедобного… Не стоят. Разве только здесь аванс,.. как понять этих женщин?.. Но все равно это не плохо… Ну что ж, давай угощай нас,.. БРАТ!..

И я,.. тут же, обратился к Мите – сибиряку… Он у нас был мастак все делить по – братски… Все и решили: « …только ты не дели,.. как в концлагере,.. – разновесом… А просто «на глаз»… Не важно, кому достанется больше…» Все ждали с огромным нетерпением,.. когда же окончится этот дележ,.. — аж на пятнадцать человек… Вся ЕДА была такой вкусной,.. на вид забытый,.. и все так приятно пахло!.. Не прошло и пол – часа как от «аванса» этого,.. тогда еще и не заработанного мною,.. ни осталось и следа… Кроме яичной скарлупы,.. которую мы,.. — по настойчивому совету Арсения,.. быстро спровадили в унитаз уборной… Чтобы,.. не приведи,.. вахман – управляющий не увидел!.. И не стал бы меня строго распрашивать: что,.. откуда и как… НЕМЦЫ. Вообще,.. в то время,.. были к яичкам куриным не равнодушны… Особо.

* * *

Все так и было,.. — на первых порах… А потом случилось то,.. чего я никак не ожидал. Мне все хотелось доказать,.. что русские не свиньи, а ЛЮДИ!.. И, при том, Люди способные!.. И вот как – то я решил еще раз поменять,.. в глазах немцев,.. свои способности… Из шустера - сапожника превратиться в купцмалера!.. В художника,.. значит. …а получилось,.. как всегда у меня,.. все «просто»: как –то я забрался на чердак сарая,.. и ТАМ обнаружил старую,.. большую,.. раму… Деревянную,.. немного покоробленную от времени…

…притащил я ее в барак!.. ..исправил. А потом нашел,.. «случайно», пустой мешок из – под картошки… …постирал его,.. разгладил… Как получилось. И у Штельмаха - немца,.. по старой дружбе,.. попросил мелких гвоздей,.. мела и клея столярного… Мешковину,.. — «полотно» мое,.. теперь, — натянул на раму,.. проклеил хорошо,.. и загрунтовал «сметаной» из мела… На два раза. …очистил сухой грунт шкуркой,.. которую тоже достал у Штельмаха. И… Постепенно начал собирать масляную КРАСКУ!.. И с этой заботой тоже обратился к Штельмаху… Который надо мной начал смеяться: «…ты что, дурак? Да этого не может быть!.. Чтобы сапожник,.. вдруг, стал КУПЦМАЛЕРОМ… Такого… мол, не бывает в жизни…»

Я. Уже и с большой злостью,.. упорно взялся за это дело!.. Все таки выпросил у Штельмаха краски,.. какие у него чудом оказались… Правда,.. нескольких цветов мне не доставало… Были белила,.. охра,.. крон синий и зеленый… Не считай сурика. Мне пришлось долго уговаривать доброго Штельмаха,. чтобы он привез мне КРАСКИ Масляные из города… И он. Через месяц,.. правда, мою просьбу выполнил. …кисти разные, и масло льняное тоже привез!..

А еще через месяц!.. НАТЮРМОРТ был готов… Кроме того,.. в благодарность за настоящие масляные краски,.. я пообещал Штельмаху написать красивый пейзаж!.. А натюрморт мой вызвал много разговоров среди населения поселка… Мол,.. как это: простой сапожник,.. русский пленный, оказался еще и …кунцмалером? Не может быть… И все такое прочее… Сам барон Розен,.. так его величали,.. — нашего нового Хозяина!.. Все дела в городе оставил,.. и приехал,.. со всей своей свитой,.. посмотреть на этого русского сапожника – художника… И на мою картину,.. — натюрморт… На мешковине написанный,.. после картошки… Которая в том мешке была не один раз…

ОНИ. …подъехали в красивом тарантасе,… запряженном парой породистых лошадей. И. …о, Боже! Из тарантаса,.. после самого барона Розена и его жены,.. настоящей баронессы,.. вышла …моя «баронета»!.. Карие глаза ее лукаво оглядели всю мою фигуру... Она,.. вроде и улыбнулась хитро,.. на мгновение глянув в самые глаза,.. мои… Натюрморт был,.. до того, аккуратно укреплен на солнечной стороне барака… «…шапку сними! Русиш купцмалер,..» — больно толкнул меня в бок наш Пастух – конвоир. …что тут делать?.. Блестевший лаком,.. тарантас уже давно стоял неподалеку... Я вздрогнул от тычка со стороны пастуха,.. неторопливо снял шляпу соломенную…

А барон Розен!.. Не обращая на меня никакого внимания,.. стоя в своем тарантасе,.. — повыше как!.. — через трубку из бумаги уже и долго смотрит на мой Натюрморт… Затем повернулся,.. не сходя на свою землю,.. к вахману – пастуху… И о чем – то важно его спросил: «...вики ман?..» Или как – то по другому… Что означало: « Какой человек?..» Вахман показал на меня,.. сказав: « …вот этот шустер!..» А барон засмеялся,.. громко очень, и заявил,.. сразу и строго:

— Найн,.. найн!.. Это не шустер. Это купсмалер!.. Не видел арбуз и фрукты,.. а написал в точности… Сапожник так не может.

Жена барона Розена,.. настоящая баронесса,.. и дочь его… Они смотрели на меня во все глаза!.. Не опуская глаз. Сама баронесса все время таращила свои глаза через очки… С ручкой. Как их называют: корнет или кларнет?... Не знаю. …а вспомнил,.. читал где –то: « …лорнет!» Но в это время раздумий моих,.. барон тронул рукой плечо кучера,.. и тарантас сдвинулся,.. наконец – то, с места… Я. С огромным облегчением,.. протяжно вздохнул…

И. Внезапно!.. …прозрел: «…так это ОНА!.. Моя прекрасная «баронеса»?.. Которой,.. как шустер,.. я пошил когда-то домашние,.. ночные,.. тапки… ОНА. И не дочь старого нашего хозяина, Бауэра… Который,.. когда-то,.. выбрал НАС,.. русских пленных,.. в концлагере… ОНА - Дочь самого барона Розена!.. И завертелись,.. лихорадочно,.. разные мысли в моей голове« …не слышали мы,.. пленные, об этом бароне. Ничего. Когда и зачем он купил у БАУЭРА все это хозяйство?.. И нас,.. военнопленных, в придачу..»

И не приезжал никогда он,.. БАРОН настоящий,.. из города,.. — в свое, теперь, поместье… На урожай пшеницы и гороха посмотреть,.. хоть раз… Тоже мне,.. фермер… Германия голодать начинает!.. Всю провизию отправляют на восточный фронт… Нас одолеть хотят. А их бароны скупают земли,.. и всех слуг и рабочих… На корню,.. сказать,.. — чтобы хорошо жрать и дальше,.. В красивом Городе…»

«…а что дочка его,.. барона?.. Почему одна,.. все лето в этом поместье пропадала:!,, Просто, она любит отдыхать в «деревне»… — в городе ей жарко и пыльно бывает… Вот и приметила в поместье меня,.. не совсем похожего на остальных пленных… Для забавы приметила. Да – а – а!..» Вахман – управляющий,.. вдруг прервал мои вольные мысли: «… ты теперь КУПСМАЛЕР!..» — сказал твердо. А потом посмотрел на всех стоящих рядом рабочих – немцев… Строго,.. повелительно посмотрел,.. и произнес почти и торжественно

— Я приказываю!.. Этот пленный — купсмалер… Так повелел господин барон!..

А нам,.. пленным,.. было смешно… Степан сказал: «…ну и ну. Вот бы этого барона,.. да на поле к нам,.. когда работаем,.. — потные и пыльные… Я бы ему очень низко поклонился… А на другой бы раз из – за угла его ссадил чем ни есть… А Миша – сибиряк добавил: «…да чего там из – за угла!.. Наш народ не привычный шапку снимать… Мы,.. НАРОД русский,.. все равно,.. духом,.. остаемся свободными… Даже и здесь, в плену этом…»

— …вот нихай трохи подождут!.. Скоро НАШИ придут и на эти бароновы поля… Тогда мы им ума и вставим!.. — от второго ряда,.. в строю… голос был.

Ребята и надо мной стали смеяться: « …ну ты,.. Алексей!.. Тепер ты,.. как это вахман сказал: кус,.. или куц - маляр?..»

— Ну,.. ежели,.. проще, по-человечески: …ХУДОЖНИК!.. — встал на мою защиту Арсений Бабчук.

Вот, с этих пор,.. я и стал «купсмалер»!.. Иначе меня,.. теперь, никто из немцев не называл. А через неделю вахман - управляющий меня и спрашивает: могу ли я пейзажи писать? « Да, могу,..» — отвечаю скромно. А с натуры?!.. И с натуры,.. отвечаю.

— …вот хорошо, — улыбаясь сказал вахман. А потом добавил,.. — барон приказал узнать…

В это время как раз настала пора возить СЕНО… Одни из нас работали в степи,.. — нагружали широкие фуры сеном… А другие сгружали его во дворе,.. и поднимали на чердаки,.. — над овцами и коровами… Для будущей зимовки… В эту самую пору,.. со мной опять случилась потеха,.. — хоть стой или падай… Как я узнал впоследствии,.. гуляя в саду со своими малолетними племянницами,.. дочь барона Розена,.. увидела нашего вахмана,.. несущего воду… И. …отдохнуть остановившегося.

Молодая баронета, оставив племянниц играть в песке,.. быстро подошла к вахману и …произнесла важно: «…стой!..» От неожиданности тот растерялся,.. и гаркнул,.. во все горло : « ..хайль Гитлер!..» При этом выбросив руку вперед,.. и громко щелкнув каблуками. Затем спросил потише:

— …чем могу служить вашему сиятельству?..

Баронета,.. смеясь,.. сказала:
— …о, вахман!.. Оставьте свою дисциплину. У меня к вам есть серьезная очень просьба! Мой отец хочет видеть у себя нашего купсмалера…

— …пожалуйста! Пожалуйста,.. — поторопился ответить вахман,.. но его сразу перебила баронета,.. сказав громко. — Я вам благодарна,.. вахман!.. НО. Мой отец хочет,.. чтобы все было в тайне… Вы понимаете,.. пленные не могут заходить в наш дом… Поэтому никто не должен знать об этом!.. Вы понимаете?.. НИКТО. Начиная от вашего лагерного офицера – проверяющего и всех остальных пленных,.. и кончая моим отцом…

При последних словах,.. она как бы и нехотя смутилась… Проговорила, глаза опустив: «… понимаете,.. если ОТЕЦ услышит от посторонних,.. что в доме побывал пленный купсмалер… Это будет означать,.. что вы всем разболтали,.. — об этой новости…»

— Яволь!.. — снова крикнул вахман.

Дочь барона Розена,.. уже и резко, прервала громкие звуки вахмана: «…выслушайте меня внимательно!.. и не торопитесь отвечать. Завтра,.. как только вы всех отправите на работу,.. купсмалера придержите… И, за чем нибудь пошлите в каретную… А там уже мое дело будет,.. дальше… Малер пробудет у нас одни сутки,.. понятно?.. Будущий ПЕЙЗАЖ,.. с бароном,.. будут обсуждать…»

— …яволь. «Так точно!..» — ответил вахман - управляющий.

Молодая баронета, открыв сумочку,.. извлекла десять марок и протянула вахману… Он было замялся,.. даже отступил назад… Но увидев… уже и злые глаза баронесы,.. сказал: « …данке!..» Спасибо, значит.

— …я вам еще дам. Но смотрите, вахман!.. Я предупреждаю: это очень отвественная ТАЙНА… Иначе вы попадете на фронт!.. На русский… Так сказал мой Отец!.. Вахман очень и сразу побледнел… И сказал: « …умру,.. но не выдам вашу тайну!..» Он,.. с дрожью в пальцах,.. козырнул по – немецки… Быстро взял свои ведра с водой и пошел к себе домой…

А на другой день!.. К обеду. К нам,.. совсем неожиданно, прибыл из концлагеря офицер,.. и с ним агитатор… Из русской освободительной армии. Который предложил нам вступить в ряды этой армии,.. — для борьбы с коммунизмом!.. И т. д. … ВСЕ молчали. И когда он спросил,.. почему же мы молчим,.. мы — как один, ответили: «… дело это серьезное! Надо подумать.» НО. Тогда нас стали вызывать по – одному… Прежде приказав освободить барак, и выйти во двор…

Но и в таком случае… каждый из нас отвечал: «…дайте подумать.» Тогда нам вручили анкеты,.. в конверте.. С адресом уже. Вот. Мол,.. заполни… и отдай сам вахману… И он перешлет твое письмо по указанному адресу… После обеда ОНИ уехали… А мы, все,.. громко очень,.. заговорили: «…ну, братцы!.. Все. Конец пришел нашей райской жизни… ЗДЕСЬ. …нашим Угнетателям,.. как видно, туго уже приходится… — на Восточном фронте… Наши хорошо уже бьют их армию!.. Так уже и пленных хотят забрить в солдаты…»

— …конечно. Нас теперь,.. — если ни один конверт,.. с согласием,.. вахману не дадим,.. — отсюда разгонят… В концлагерь вернут,.. наверняка…

В этот же день стряслась еще одна беда,.. со мной лично: как только ушли и уехали офицер и агитатор – вербовщик… Мы пообедали. А через час отдыха к нам пришел вахман – пастух и сказал,.. что все пойдем убирать горох,.. и возить на молотилку… Нам было приказано зайти за инструментом в каретную… Так мы ее называли…

Там стояли легковые автомашины и разные коляски,..а ткже одна,… самая настоящая,.. но очень старая КАРЕТА. С фамильным гербом баронов Розен… На дверцах и задней стенке. Эта карета,.. на смотря на возраст, еще хорошо выглядела… Она стояла на специальных подставках,.. — дабы разгрузить рессоры… И вся сияла добротным лаком!.. И начищенной,,. До полного блеска,.. медью... В дверцах были зеркальные стекла,.. а внутри карета была оббита черным шелком и крепкой еще кожей… Нигде не заметно было ветхости, все было идеально чистым… Ни одной пылинки!..

В углу, возле двери всегда находился наш инстремент… Он был также чист.. Что он нас всегда требовали строго: кончил работу,.. очисти лопату или вилы,.. вытри насухо… И поставь на место!.. …вот. Все мы,.. и отправились за инструментом… За тем вышли с вилами в руках… И вахман повел нас в поле… И не успели мы выйти со двора,.. как вахман меня остановил. И сказал громко: «…Алекс!.. Обратно вернись, оставь вилы,.. и возьми лопату… Ты пойдешь копать ямки для будущих саженцев!.. Иди в сад, там тебе скажут, что и как делать…»

Ну, что тут,.. и как быть: пришлось возвращаться и выполнять новый приказ пастуха. …иду, а на душе досада: «…эх, и скучно же будет мне сегодня! Без ребят. А не пойди я в каретную,.. получу палку,.. по спине — как положено. …иду, а сам уже волнуюсь,.. и не пойму совсем,.. что со мнрой происходит,.. — предчувствую словно что – то… Мимо дома проходя,.. быстро бросил взгляд на окно молодой баронеты!.. Занавеска сразу качнулась,,. Раздвинулась… И я увидел улыбку ее!.. …напряженный очень, вхожу в каретную,.. ставлю вилы на место. Лопату начал выбирать поострее… И тут же,.. и вдруг!.. Прикосновение чье –то почувствовал плечом… Я вздрогнул!.. И отшатнулся…

И кого я вижу?.. …стоит она,.. ДОЧЬ барона Розена… Возле меня,.. русского пленного. …и подает знак молчать. Я оторопел… вообще. …покраснел, как мальчишка,.. — больше от страха за свою судьбу… А ОНА. …осторожно взяла меня за руку,.. и сказала тихо,.. по - русски: «…эту лопату не бери. У меня,.. ТАМ,.. есть хорошая… Пойдем со мной…» И я,.. как есть ПЛЕННЫЙ,.. повинуясь приказу ее,.. пошел за ней…

ОНА. …быстро повлекла меня прочь от входной двери в каретную… В дальний угол,.. где оказалась незаметная,.. маленькая, дверь!.. И вот тихо щелкнул замок,.. и …моя баронета ввела меня в темную нишу… И тут же,.. за нами захлопнулась дверь,.. — как крышка ГРОБА. …мы оказались во тьме полной. Баронета,.. опять настойчиво найдя мою руку,.. повлекла за собой вверх куда – то,.. по винтовой лестнице… Шаги наши гулко раздавались в тяжелой тишине,.. и я очень волновался, думая: «…вот и приходит твой последний ЧАС!.. Куда же она тебя ведет?.. И что ты делать будешь,.. – там, наверху?.. И какие там могут быть ямки,.. — в земле какой,.. под саженцы… И вообще,.. может ли ТАМ быть?!.. САД.

НО. Что я мог сказать… несчастный пленник?.. Наверху,.. у винтовой лестницы, было немного видней,.. — слабый свет падал слева от маленького,.. зарешеченного окна… Стекла которого были давно покрыты слоем пыли,.. — я только и успел подумать: «… здесь давно уже никто не ходил. Тайная эта лестница…» И вдруг перед нами открылась дверь!.. И мы вошли в чистый и светлый,.. небольшой коридор… Пол которого был устлан ковровой дорожкой… Не успел я сделать и двух шагов,,. И оглядеться хоть немного… Как баронета – дочь отца своего!.. Сбоку открыла еще одну дверь,.. и почти втолкнула меня в нее…

— …ты, Алекс!.. Будешь сейчас купаться… А я пойду,.. и принесу тебе свежее белье и одежду… Не вздумай выходить в коридор!... Хотя нет,.. — я закрою тебя на ключ… Однако, я смотрел на нее очень вопросительным взглядом!.. Не сходя с места. Совсем еще не понимая, в чем тут дело. …она, мило и ободряюще улыбнулась,.. тихо сказала: « …момент!..» И тут же исчезла. Замок громко щелкнул,..

…я стоял как болван. Не зная совсем, что же мне делать. И что со мной будет,.. – со стороны этой избалованной красавицы… Которую я панически боялся,.. которая могла принести только одно: …виселицу!.. За нарушение того самого «Предупреждения»… С которым вахман – пастух,.. каждую субботу НАС,.. — военнопленных… — настойчиво знакомил,.. повторно и опять… Каждую субботу!.. Под роспись личную.

23. 01. 2017

ЭКАМ
Александр ЭКАМ. Продолжение биографической повести А. К. Бодю "Старые тетради"...
Взято из открытых источников.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты