Выход есть

Владиславу было всего пять лет, когда он потерял отца. Нелепая случайность забрала его папу на тот свет. Было очень тяжело пережить эту потерю, и мама мальчика всегда старалась не вспоминать отца при Владиславе. Если речь заходила о нем, то у мальчика начиналась истерика, потому что он очень любил своего папу.

Теперь мальчик вырос. Он научился быть сильным, сдерживать свои эмоции, и что самое важное, он никогда не переставал любить и ценить свою мать. Он всегда помогал ей так, как помогала она ему. Он ее боготворил. Для него она была святым человеком. Она была единственным смыслом его жизни.

Когда Владиславу исполнилось пятнадцать лет, у него умерла и мать. Он остался совсем один, за исключением двоюродной сестры матери, которая стала для него опекуном. Своих детей у нее не было, так как она была в частых рабочих командировках. Воспитание детей – это не для нее. Дома была она редко, но неплохо зарабатывала. Для обеспечения Влада средств всегда хватало, но любовь матери никто не заменит.

С потерей матери парень потерял смысл его жизни. Он не знал, что ему делать, но всегда себя сдерживал на людях и при друзьях. Ну а дома в его глазах появлялись небольшие кристаллики в виде слез, увидеть которые было не суждено никому. Ему было очень плохо. С каждым днем он становился все более и более убитым, несчастным и одиноким. Это видели все, хотя он и пытался это тщательно скрывать. И никто не знал, как ему помочь.

Однажды, когда я пришла к нему домой, я увидела большое количество серых и темных оттенков. Казалось, что после ухода матери этот дом потерял свет. Зашторенные окна не пропускали ни лучика. И в этом темном месте Владислав был одинок.

После смерти его мамы, я впервые попала в его жилище. Здесь все так изменилось. Без слез и скорби нельзя было на это смотреть.

Владислав сидел на диване в последней комнате. Он плакал. Да, именно плакал. Все время он сдерживал себя, а сейчас не смог.

- Влад? - осторожно позвала его я.
Его голова немного приподнялась, и я увидела его глаза. Глаза, наполненные болью.

- Привет. Прости, что без приглашения. Я решила тебя проведать. Надеюсь, не выгонишь, - мои губы дрожали, и поэтому, слова получались немного искаженными.

Немного погодя, его губы зашевелились.
- Привет, - еле слышно произнес он. – Конечно, не выгоню. Проходи. Извини, тут не убрано.

Я сделала несколько шагов в его сторону и уже была возле дивана, на котором он сидел. Я тоже присела. Кинув незаметный взгляд на его руки, я поняла, что они дрожат. «Что делать?», - задавала сама себе вопрос. «Как его утешить? Что можно сказать в таких случаях?» Ответа у меня не было.

Мы сидели молча. Около минуты никто не проронил ни слова. И я уже хотела как – то прекратить это молчание, но Влад меня опередил. Было удивительным то, что он заговорил, но больше всего меня удивило то, ЧТО он говорил.

- У меня нет больше смысла жить. Я просто не смогу. Все время один. Это тяжело. Это очень больно. Я не смогу это терпеть, - каждое слово он произносил ясно и отчетливо, а между предложениями делал достаточно большие паузы.

- Что? Ты о чем? – он молчал, а я начала кричать. Мой голос усиливался. Губы дрожали. Я не контролировала себя. Я поняла, о чем он говорит, и из моих глаз невольно начали течь слезы. – Влад! Ты не посмеешь! Ты не уйдешь! Ты никому этим не сделаешь лучше! Все будет только хуже! Не надо! – я уже захлебывалась в слезах, а он будто бы этого не замечал.

- Пожалуйста, отдай это в полицию, когда приедут, - дрожащими руками он протянул мне конверт. Я протянула свою руку, такую же дрожащую, со словами:

- Что там?
Влад немного помешкался, а после вымолвил:
- Это предсмертная записка…
Из моих глаз слезы еще быстрей начали литься потоком. Я мало понимала, что происходит, но было очень больно, и по моему телу пробежала дрож.

В это время Влад встал и медленными шагами пошел к двери балкона. Как только я это сообразила, сразу же рванулась к нему, схватила его за руку и пыталась удержать.

- Нет, не надо! Пожалуйста! Не делай этого! – я билась в истерике, ничего не понимая, кроме того, что я должна его остановить. Но он вторил свое, будто бы не замечая меня:

- Я уже все решил, - его слова звучали как приговор.

И вот он переступает через порог на балкон. Я всеми силами пытаюсь его удержать. Я даже не помню, что я говорила в этот момент, а точнее, что я кричала. Слова вырывались из моих уст одно за другим. Ничего не помогало. Он смело шагал вперед. Я в последний раз попробовала его остановить. В последний раз я крикнула:

- Стой! Пожалуйста, останься до вечера! Побудь немножко со мной, и тогда я тебя отпущу, - конечно, отпускать я его не собиралась, но решила, что попробую его задержать, чтобы поговорить с ним и попытаться его переубедить.

К моему удивлению, он остановился. Его голова повернулась в мою сторону, и он посмотрел на меня с вопросительным выражением лица и переспросил:

- Что?..
- Останься со мной. Хотя бы до девяти вечера, - я перевела взгляд на часы, которые стояли на тумбочке в комнате. Было ровно 15:00. – Пожалуйста, - жалобно промолвила я.

Влад молчал, а я с нетерпением ждала его ответа. Эти несколько секунд показались мне вечностью. С одной стороны, я боялась услышать, что он ответит «нет». С другой стороны, я ждала и надеялась, что он скажет «да».

- Но только до вечера, - произнес он с каменным лицом.

- Да. Только до вечера, - повторила я.
Как же я была рада. Никогда не думала, что такое произойдет. В душе, будто все перевернулось. Но перевернулось в лучшую сторону. Я не могла в это поверить. Все мои крики были не напрасны. Это удовлетворяло.

Теперь медлить нельзя. Нужно действовать быстро, потому что времени у меня не так уж и много. Кажется, что за пять часов можно сделать все, что угодно, но не в этом случае. Сейчас, каждая секунда важна. Безумно важна.

- Собирайся, - мягко и добродушно сказала я.
- Куда? – в его голосе слышалось недоверие.
- Мы идем гулять, - оповестила его я, и он должен быть меня послушать. – Возражения не принимаются, - быстро протараторила я.

Он послушался и тут же удалился в комнату.
Я сидела в комнате около получаса, пока он принимал душ и переодевался. Уже прошло полчаса. Время летит так быстро, и эти тридцать минут назад уже не вернуть. Я с нетерпением ждала его в комнате. И вот, наконец – то, он вышел. Одежда на нем была такая же, как и всегда, и лицо по – прежнему оставалось каменным. Я очень волновалась и боялась, но, как только он вошел, я натянула на лицо улыбку. Это лучший способ спрятать переживания. И, хочется заметить, что моя улыбка была даже правдоподобной, потому что Влад тоже улыбнулся. Скорее всего, он это сделал по тем же причинам, что и я, но мне все равно был приятен тот факт, что я смогла «надеть» на него улыбку, пусть и не такую счастливую, как бы хотелось видеть.

- Идем, - дружелюбно произнесла я и направилась к входной двери.

Владислав беспрекословно прошагал за мной.
По подъезду мы шли молча. На улице была очень хорошая погода, и меня это безумно радовало, потому что, когда на улице сияет солнце и греет своими лучами каждого прохожего, это подкупает, и людям хочется жить. Мы шли по направлению к парку. Никто из нас не сказал ни слова. Я понимала, что начать говорить должна именно я.

- Сегодня очень хорошая погода, - с улыбкой сказала я.

- Да, - безжизненным голосом произнес Влад. – Мама очень любила солнце и радовалась ему.

- И ты должен радоваться. Ты должен жить и быть счастливым, - слова вылетали из моих уст твердо и уверенно, но все – таки я нервничала.

- Я не могу…
- Можешь. Ты только подумай, она была бы счастлива тебя видеть живым, здоровым и счастливым. Она бы не пожелала тебе такой судьбы, которую хочешь избрать ты. Она тебя очень любит, и видеть то, как ты умираешь, она бы не смогла.

- Но ее нет, - каменное лицо, холодный взгляд и безжизненный голос - все также.

- Да, это так. Но это не значит, что тебя тоже нет. Ты не должен уходить.

Я посмотрела в его глаза, не увидев в них надежды, я отвела взгляд. Осмотрела кругом парк и заметила мальчика с мамой. Этот мальчик живет со мной в одном дворе, и все давно знают, что неизлечимо болен. Врачи говорят, что его жизнь держится на ниточке. Я решила показать Владу то, насколько можно любить жизнь, и какая может быть надежда и вера.

Я немного дернула его за руку, на что он отреагировал. Я махнула головой в сторону мальчика, привлекая внимание Владислава.

- Смотри, это мальчик неизлечимо болен. Но посмотри на то, как он хочет жить. Он радуется каждому мгновению своей жизни, которой у него осталось очень мало. Посмотри, он смеется, веселиться и радуется. Ты можешь поверить в то, что его жизнь подходит к концу? – я посмотрела на Влада. Теперь в его глазах была заинтересованность. Я поняла, что нельзя останавливаться, нужно продолжать. – А посмотри на его маму, она поддерживает его. Она тоже очень хочет, чтобы он жил, - я сделала небольшую паузу, но после продолжила. – Два месяца назад врачи сказали, что мальчику осталось максимум жить две недели. Но у его мамы есть надежда, которая не дает умереть ее сыну.

- Это совсем другое, - уже эмоционально произнес Влад.

- Может и другое. Я рассказала тебе эту историю потому, что есть люди, которым осталось совсем немного. Некоторые умирают в мучительных болях и просят, чтобы поскорее все закончилось. А некоторые, зная, что им осталось жить считанные дни, радуются каждому новому мгновению, потому что знают, что он может быть последним. А ты хочешь просто так уйти, убежать от всего. Ты говоришь то, как плохо тебе живется. Потерять маму, конечно, очень тяжело. И жить после того, что случилось тебе тяжелее, но это надо делать. Такова жизнь. Сильные люди живут, даря надежду и веру. Слабые не справляются и уходят, - я посмотрела в его глаза и увидела, что он понимает, о чем я говорю. – Но я знаю, что ты сильный. Я знаю, что ты выдержишь. И не говори, что я не права. В этот раз я права.

- Наверное, - слабым голосом произнес он.
- Не наверное, а точно. Знаешь, если бы ты мог отдать свою жизнь этому ребенку, то я бы тебя отпустила, а так не могу. Это не справедливо. Так нечестно. Ты просто уходишь, ты не облегчаешь никому жизнь, ты не делаешь никому лучше. Ты просто представь, что будет после твоей смерти, - я посмотрела внимательно в его глаза, похоже, он задумался над моим вопросом.

- Мне не будет так больно, - в конце концов, сказал он.

- В таком случае ты эгоист. Ты не думаешь, как плохо может быть другим. Для тебя главное, чтобы тебе было хорошо. Ты подумай об остальных! Если бы все убивались из – за потери близкого, началась бы цепочка. Люди бы умирали один за другим. Мы бы вымерли.

Влад опустил глаза вниз, будто бы виноватый ребенок. Я продолжила:

- Если ты умрешь, плохо будет очень многим людям, потому что ты стал близким другом для многих людей. Ты подумай о своей тети, которая работает целыми днями, чтобы обеспечить тебя. Ей не наплевать на тебя. Она любит тебя, просто не знает, как проявить эту любовь. У нее нет своих детей, и она пытается выразить любовь так, как только может. Теперь подумай о своих друзьях, которые всегда тебе помогут, которые придут к тебе на помощь в трудную минуту, потому что знают, что и ты так поступишь. Ты показывал в течение своей жизни, что они могут на тебя положиться. Ты доказал это. А теперь подумай, что с ними будет, если уйдешь навсегда. Подумай обо мне. Я твой друг, который будет очень сильно скучать по тебе. Мне будет больно, как и всем, кто тебя знает. А теперь подумай, из – за тебя одного все будут страдать. Ты этого хочешь?! Ты хочешь, чтобы мы ходили все убитые горем и переполненные болью?! Давай ты немного о нас подумаешь!!! – на последних предложениях я повысила на него голос. Немного покричала. Тон у меня был угрожающий.

Я посмотрела на Влада и в его глазах я увидела задумчивость, а на лбу у него появилось несколько морщинок из – за этого. Я не стала больше ничего говорить. Он должен все это переварить и, я надеюсь, что он примет правильное решение, которого я добивалась.

Дальше мы молча шли по парку. Погода совсем не испортилась, что было нам на пользу. Прошло около трех часов с того момента, как Влад чуть не выкинулся с балкона. А кажется, что прошла целая вечность. Я дала ему тему для раздумья. Сейчас я шла и надеялась, что он развернется, посмотрит мне в глаза, улыбнется, и скажет всего несколько слов: «Я ХОЧУ ЖИТЬ!!!». Никто даже представить себе не может, как я этого хотела.

Мы подошли к фонтану. Мальчик с мамой, которых мы видели до этого, играли в догонялки. Рядом со скамейкой на скрипке играл старик. Он часто сюда приходит. Видно, что он бедный, но денег он ни с кого не брал. Он играл в свое удовольствие, а не ради денег. Он жил музыкой. Несмотря на его нелегкое положение, он играл довольно веселую и интересную музыку от которой поднималось настроение. А вообще по парку ходило много людей: кто – то веселился, кто – то грустил, некоторые смеялись. Я уже отвлеклась от мыслей о Владе, можно сказать, что даже забыла о том, зачем мы сюда пришли. Мне казалось, что мы просто гулям, как это было раньше.

Вдруг Влад неожиданно сорвался с места и начал бежать. Я двинулась за ним, но догнать его у меня не было шансов. Бегал он лучше всех. В голове у меня начали всплывать различные мысли. Все они были плохими.

Я побежала к нему домой в надежде, что он рванул именно туда. Минут через пятнадцать я стояла на пороге его двери. Дверь заперта. Я начала судорожно стучать руками и ногами в дверь и кричать, чтобы он открыл. Своими действиями я привлекла внимание соседей. На лестничную клетку вышла пожилая женщина, которая всегда все про всех знала. Я со слезами на глазах повернулась к ней, и, заикаясь, спросила:

- Вы не видели Влада?
- После того, как вы ушли вместе, он дома не появлялся.

Сказав быстрое «спасибо», я рванула опять на улицу. Выбежав из подъезда, я вытерла слезы с лица и осмотрелась вокруг. Я не знала, куда мне бежать. А в голове крутился один и тот же вопрос: «Жив ли он еще?».

Я побежала опять в сторону парка. Завернув за угол, я увидела его. Жив. Он жив.

Влад стоял с огромным букетов цветов в руках. Я стояла где – то в пяти шагах от него. Я радовалась тому, что он жив. Влад быстрым шагом подошел ко мне. Он протянул мне букет со словами:

- Спасибо, - он говорил это так искренне, что у меня из глаз покатились слезы.

Я ждала продолжения его слов. И он продолжил:
- Я ХОЧУ ЖИТЬ!!! Благодаря тебе. Спасибо.
- Живи, - это все, что я смогла вымолвить.

Ничего не делается в жизни просто так. Чтобы не произошло, это надо принять, как должное. Значит так надо. На все в жизни нужно смотреть с разных сторон. В плоскости мы никогда не увидим выход. Иногда нужно с чем - то или с кем – то сравнить себя и свою жизнь, чтобы понять ценность всего, что у тебя есть. Никогда нельзя сдаваться, как бы не было тяжело. Нужно доказать свою силу. Нужно в нее верить. Нужно знать, что из любой ситуации всегда ЕСТЬ ВЫХОД, потому что по – другому просто не может быть.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Выход есть

Выход и Тело

просьба - отнестись к мыслям - серьёзно!, = ибо есть Люди кои имели и имеют состояние - выхода из тела - без допинга! - из вне.. а кто музыкант или свободное ухо имеет то эту...

Выход из вагона

Выход из вагона - Кондуктор, из какого конца вагона мне выйти? - Из любого, оба конца прибывают одновременно. Отлучение Андрей Кураев предложил отлучить Филиппа Киркорова от церкви...

Выход

1. Что любят все, то любит всех. 2. Нас стремятся достичь различные импульсы – по лабиринтам сознаний и социальных связей. 3. Борясь с собой, человек борется и с кем-то еще. 4...

Выход из положения

Лучший способ поддержания нашего автопрома - не повышение ввозных пошлин на иномарки и не отправка отечественных шедевров автомобилестроения на Дальний Восток, а приведение цены на...

Есть правила

Спасательный отряд не успевал. - Быстрее! Быстрее! – Ружье больно бьет по спине. Тяжелый патронтаж мешает бежать. – Не успеваем! – Ноги в тяжелых сапогах спотыкаются о корни...

Есть одно на свете у которого нет ни границ, ни ...

Все чувства относящиеся к потреблению: - пища, вещи, жилье, карьера, богатство, секс, информационное потребление (звуки, видео, игры... ), власть - имеют обязательное свойство...

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты