В нашем городе есть...

Много всего есть в нашем городе. Но некоторые объекты заслуживают особого внимания.

Итак.

В нашем городе есть супермаркеты.
Супермаркет – это такое место, где можно обрести водку, закуску и очередную порцию хамства.

При входе в супермаркет установлены шкафчики, в которых нужно оставлять свои сумки. Первым делом бросается в глаза надпись: "Администрация за сохранность сумок ответственности не несёт". Если по этой причине вы не хотите оставлять сумку в шкафчике, то в супермаркет вас не впустят маленькие и щупленькие, но очень грозные по причине своей камуфлированной одежды охранники. В таком случае у вас есть два выхода: либо отнести сумку домой, а потом вернуться за покупками, либо послать на х… охрану и нагло пройти с сумкой. В последнее время всё больше покупателей выбирает второй вариант. Если вы всё же решили рискнуть и оставили свой багаж в шкафчике №25, то не удивляйтесь, когда по ошибке подойдёте к шкафчику №52, который благополучно откроется вашим ключом, и вы увидите абсолютно не свою сумку.

В супермаркете перепутаны времена года. Именно поэтому летом пиво продаётся из подсобки, а зимой из холодильника. Слой пыли на пивных бутылках вызывает серьёзные сомнения по поводу указанного на этикетке срока годности данного продукта.

В супермаркете есть алкогольные и безалкогольные кассы. Чем они отличаются не могут вразумительно объяснить даже сами кассиры. Но если вы случайно простояли с бутылкой водки пятнадцать минут в очереди к безалкогольной кассе, то перед самым достижением заветной цели вас отправят в другую очередь ещё минут на двадцать.

В нашем городе есть парк культуры и отдыха.
Парк – это такое место, где можно, вспомнив детство, прокатиться на чёртовом колесе, познакомится с молодыми студентками, приехавшими из деревень осваивать сельское хозяйство в местной агроэкологической академии, или получить по морде от обкуренных до последней извилины гопников.

Если вдруг чёртово колесо не работает, не стоит огорчаться. В году, как известно, 365 дней, и когда-нибудь дедушка, уже тридцать лет нажимающий на кнопочки аттракционов, обязательно будет трезвым.

Студентки – это такие девушки, которые табуном навалили со всей области, с радостью покинув свою историческую родину, не забыв конечно же перед отъездом окраситься в блондинок. После двух недель пребывания на асфальтированных покрытиях, они уже гордо считают себя интеллектуальными горожанками. При этом на вопрос "читали ли вы Рембрандта?" сначала долго наблюдают за вашими хитро-прищуренными глазками, а затем уверенно отвечают: "Что-то читали, но сейчас уже толком не помним".

Гопники – это такие особи, которые не умеют разговаривать без мата. При этом чем громче произносятся нелитературные слова, тем выше поднимается гордый подбородок гопника. Гопники очень любят дать кому-то "в табло". Но поскольку гопник-одиночка – это камикадзе, то ходят гопники стаями. Гопники считают, что в цивилизованном обществе бить человека по лицу ни за что как-то не принято. Поэтому они всегда находят объективные причины – тот не так оделся, тот не так посмотрел и т.д. Раньше гопники били металлистов и себе подобных. Потом металлисты выросли, окрепли, а так же обзавелись различными (в том числе огнестрельными) средствами защиты, и теперь периодически сами бьют гопников и им подобных. Если по какой-то причине спецсредства отсутствуют, металлист использует "антигоп" (тяжёлый ботинок, величиной с голову гопника). Гопников такой расклад явно не устраивает, поэтому они активно переименовываются в "скинхедов", сами обувают тяжёлые ботинки и вешают на себя свастики, чтобы наводить ужас на беззащитных подростков. Но как себя ни назови, а если гопником родился, то дебилом и помрёшь.

В нашем городе есть троллейбусы.
Троллейбус – это такое место, где вам могут рассказать последние политические новости, оттоптать ноги или "свиснуть" кошелёк. Причём тем, кто пройдётся по вашим сапогам, абсолютно всё равно сколько они стоят, а тем, кто вытащит кошелёк, абсолютно наплевать на то, что зарплата у вас ожидается только завтра.

В троллейбусе, так же, как и в супермаркете, перепутаны времена года. Поэтому зимой вы можете остудит своё вспотевшее тело в этом прохладном помещении, а летом вам не нужно идти в парилку, если под рукой есть троллейбус.

Ещё в этом чуде советской технической мысли обычно есть водитель и кондуктор.

Водитель – это такой человек, которому не суждено было стать гонщиком, но очень хотелось. Поэтому иногда пассажиры больно ударяются головами о поручни, когда водитель вспоминает свои шумахерские таланты. Аргументы типа: "Слышь, урод, из тебя водила, как из говна помидор!" он оставляет без внимания, считая это издержками профессии, и в отместку всего лишь "отрывается" на пассажирах внезапными пугающими выкриками в микрофон "побыстрее производим посадку!", после которых бабушки тянутся за валидолом, а дети начинают плакать. Если в последствии ребёнок плохо себя ведёт, а "бабай" на него уже не действует, то родители грозятся позвать водителя троллейбуса.

Кондуктор – это такой человек, который ходит по салону с рулонами дешёвой бумаги, благодаря нужде в которой в последние годы только и держится производство местной бумажной фабрики, и выманивает у пассажиров деньги. Почему нужно покупать за такие бабки маленькую безликую бумажку, с которой и в клозет то не сходишь, никто не понимает. Но все покупают. У кондуктора есть своё место, на котором так и написано: "Место для кондуктора". Но поскольку наши люди привыкли жить по принципу "на заборе тоже написано", то сидеть несчастному кондуктору практически не приходится.

Иногда в троллейбус забегает контроллёр, и начинает заглядывать в талончики с таким любопытством, как будто никогда их раньше не видел. Если на пути попадается какой-нибудь двухметровый бугай, который откровенно посылает контроллёра "к маме" вместе с кондуктором, талончиком и всем их дурацким троллейбусным управлением, то контроллёр вытирает сопли и тут же принимается за поиск менее агрессивно-настроенной жертвы.

Если ещё о транспорте, то в нашем городе есть маршрутки.

Маршрутки – это такие несчастные полуразвалившиеся "взломки", которые водители по старой привычке продолжают называть "машинами". Высота маршрутки ярко свидетельствует о том, что данный вид транспорта был создан для пигмеев, поэтому в маршрутке удобно разглядывать оголённые талии наклонившихся девушек.

В маршрутках тоже есть водители. Они нервные. Их бесят все пассажиры до единого, поэтому "нецензурная брань" – их второй язык. Примерно один-два раза в день они нарываются на человека, который умеет хамить в ответ. Выслушав все свои диагнозы, замечания о том, что в фарах данного драндулета больше интеллекта, чем в глазах водителя, а так же узнав о своей половой принадлежности, водитель затыкается аж до самого выхода злого пассажира.

Самый "скоростной" маршрут в городе – № 58. Про него ходят анекдоты. На 58-ых маршрутках ездят только иногородние. Причём уже через пол километра начинают дико удивляться: "Почему нас обгоняют троллейбусы, велосипеды и инвалидные коляски? И вообще, мы стоим или едем?"

В нашем городе есть театр.
Театр – это такое место, где никогда нельзя увидеть первый и второй составы артистов по причине давнишнего отсутствия таковых. Третий состав, ненадолго выходя из беспробудного пьянства, иногда может продемонстрировать свои способности. Правда, на "За двумя зайцами" никто давно ходить не хочет. А ничего другого в театре уже много лет не было.

Денежные поступления в театре зависят от предоставления зала в аренду различным поп-звёздам. Поп-звёзды слабо представляют себе доходы нашего населения, и указывают в ценах на афишах такие суммы, с которыми у нас не дружат даже калькуляторы. После этого дают концерт в на четверть заполненном зале, дико обижаются и больше никогда к нам не едут.

Примечательно и то, что поп-звёзды не знают историю места, на котором им приходится выступать. Раньше тут была виселица. В первой половине прошлого века здесь уничтожали людей методом повешения. Затем на этом месте находился общественный туалет. И только потом был выстроен данный очаг культуры. Спасибо, что не церковь.

Кстати…

В нашем городе есть кафедральный собор.
Собор – это такое место, куда люди ходят когда у них всё плохо, и напрочь забывают про него когда всё хорошо.

В соборе венчаются молодые влюблённые пары. Для большинства из них это – дань моде, и они не стесняются об этом честно говорить. Особо верующие в Бога, но не очень уверенные в нерушимости своего брачного союза, предпочитают не венчаться, мотивируя это тем, что Бог не простит, если придётся развестись. И продолжают по религиозным понятиям жить в блуде, имея на этот счёт свои неординарные философские взгляды.

В канун пасхи батюшка собирает в соборе такое количество публики, что никакому Киркорову и не снилось. Все эти люди считают себя истинными христианами, знают выражения "не суди, да не судим будешь", "Господь даёт жизнь, он её и забрать вправе", и очень любят их употреблять в повседневной жизни. И только по вечерам, просматривая по телевизору очередную криминальную историю про очередного маньяка, безапелляционно заявляют: "Таких убивать надо! Почему смертную казнь отменили?!"

В нашем городе есть больница.
Больница – это такое место, где вам могут вылечить печень, не смотря на то, что до этого у вас болело только сердце.

В больнице есть три самых больших начальника с командирскими голосами – уборщица, вахтёр и гардеробщик. Последний, как правило, занимает абсолютно ненужную должность, потому как никто из посетителей не намерен сдавать свою одежду под присмотр его проспиртованных глаз только для того, чтобы будучи облачённым в белый халат полюбоваться на жуткую антисанитарию в отделении.

В больнице, судя по всему, кто-то коллекционирует градусники. Иначе никак не объясняются настойчивые предложения всем родственникам больных пополнить отделение пятью-десятью градусниками.

Врачи, работающие в больнице, все как на подбор очевидно не радовали своих институтских преподавателей повышенной успеваемостью. Поэтому часто сам больной лучше знает что ему лечить и каким образом.

Выписывают больных из больницы отталкиваясь не от степени их выздоровления, а от количества дней их пребывания в казённом учреждении. Иногда к сожалению в последний путь.

В нашем городе есть редакция газеты "Эра" (название изменено).

Редакция газеты "Эра" – это такое место, где круглосуточно дежурят представители различных государственных учреждений в надежде встретить главного редактора, и наконец от души вмазать ему ногой в пузо.

Главного редактора ненавидят все, кроме пенсионеров. Пенсионеры ссылаются на появляющиеся вследствии воспалённого сознания главного редактора статьи, как на законы и подзаконные акты. Если газета сказала, что пенсию повысили, то на следующий день пенсионеры штурмом берут "Центр по выплате и начислению пенсий и пособий", брызжа слюной, тряся перед глазами удивлённых инспекторов экземплярами газеты "Эра", и угрожая судами и международным трибуналом. Иногда самые целеустремлённые борцы за справедливость всё-таки идут в суд. Платят различные госпошлины и т.д., после чего, разумеется, проигрывают процесс. Пенсионеров дико раздражает улыбающийся судья, советующий по всем претензиям обращаться в редакцию газеты "Эра". Они плачут, топают ногами и кричат о том, что "эти сволочи" уже даже суды купили, после чего идут в киоск за очередным номером любимого печатного издания.

В нашем городе есть узел телефонной связи.
Узел телефонной связи – это такое место, где всем по барабану почему у вас не работает телефон. Собственно говоря, им вообще по барабану ваш телефон и вы. Главное и единственное, что их с вами связывает – это своевременная оплата предоставляемых ими услуг, качество которых вызывает у вас регулярные истерики и развивает маниакально-депрессивный психоз. Если по какой-то причине до 20-го числа месяца вы не произвели оплату, то 21-го рискуете остаться без связи с внешним миром. Предупреждать и напоминать никто не будет, потому как чёткий девиз любого монополиста гласит: "Всё равно никуда от меня не денетесь".

Если вдруг вы не можете в течении суток войти в интернет, не нужно звонить им и спрашивать что случилось. Вам всё равно пробубнят заученную на все случаи жизни фразу: "Это от нас не зависит, это какие-то проблемы в столице". По-нашему это переводится: "Идите в жопу со своим интернетом".

В нашем городе есть ботанический сад.
Ботанический сад – это такое место, в которое почему-то никогда никого не впускают. Неоднократно перелезавшие через забор подростки утверждают, что никакой секретной военной базы на территории сада нет. Но на всех воротах по-прежнему продолжают висеть большие ржавые замки.

По словам мизерного количества очевидцев в ботаническом саду плодятся и развиваются цветы, деревья и летучие мыши. Последние с приходом лета совершают регулярные набеги на квартиры жителей близлежащего микрорайона. Такая нездоровая тяга к человеческому жилью даёт основание предполагать, что в ботаническом саду не всё ладится с питанием. Но это не пробуждает поддержу и понимание в сердцах людей. Негостеприимные обитатели высоток с приходом сумерек плотно закрывают окна и форточки, до утра истекая потом и пытаясь переместиться поближе к вентилятору. Больше всех страдают жители последних этажей, так как с крышей их напрямую связывает вытяжка, а следовательно они рискуют чаще других. Если мерзкий пришелец всё же пробрался в квартиру, то с ним приходится вступить в контакт. Тут домочадцы проявляют разнообразие. Кто-то ловит "демона" с помощью кастрюли и крышки, кто-то бросает всем, что попадётся под руку до тех пор, пока не убьёт, кошки с собаками пытаются загнать в угол и там "запрессовать" до беспамятства, дети просят оставить, накормить и купить клетку, алкаши клянутся, что после таких видений точно "завяжут" навсегда, а наркоманы с хохотом носятся по квартире в надежде словить и обкурить незваного гостя.

А вообще-то нормальный у нас город. Такой же, как большинство других на просторах нашей оригинальной и ни на что непохожей родины.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

Обсуждения В нашем городе есть...

По теме В нашем городе есть...

Город на полуострове Муравьева-Амурского

Еще осенью Витус познакомился с Суконенко, веселая компания, оставив у железного шлагбаума «рафик» зашла на пасеку. Это были работники Главной городской ТЭС. - Эй, пасечник, ставь...

Город слепых

По улицам осеннего города шел человек, который не мог не выделяться из толпы. Он вглядывался в лица, идущих мимо, людей, с интересом наблюдал за машинами, за всем, что его окружало...

Город

сегодня город разговаривал со мной. Ему надоели люди, которые не уважают его и считают, что им все простительно. Надоели бесконечные вереницы машин, которые отравляют воздух...

Город В

В одной стране, похожей на забытый среди книжных страниц счастливый листочек трилистника, есть один город. Правда, это только так говорится, что город этот есть… на самом же деле...

Город Ростов-на-Дону

Ростов! Ростов это больше, чем каменные перила Дона, это много больше, чем каменная линия вдоль реки, больше, чем каменные стихи. Много больше, чем золотая стрела Кафедрального...

Город убежища

В древнем Израиле существовал закон, что если человек неумышленно причинял смерть другому человеку, ну допустим, по неосторожности, то он мог найти защиту от кровной мести со...

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты