Учебка

1942 год… Весна раняя… Я работаю старшим стрелочником на станции города Орджоникидзе ( Владикавказ,.. сегодня, — А. Э.), в Северной Осетии. Имею бронь на руках как железнодорожник. И вот однажды,.. в ночное дежурство, заходит в мою постовую будку начальник станции…
Учебка
И не один. С какими-то двумя девушками… Сам начальник мутит чего-то с барышнями,.. а мне говорит:

— …ну как дежурство?..

Я докладываю,.. как положено:
— На главный путь принимаю санитарный поезд!.. Стрелки № такие - то установлены и заперты. Ключи находятся не в шкафу,.. а еще у меня в кармане…

Начальник требует,.. почему-то, у меня ключи от шкафа. Я сказал, что ключи дать не могу,.. ввиду того что семафор уже открыт и санитарный поезд на подходе… Начальник станции возмутился:

— …ты что же, мне не доверяешь? Кто здесь хозяин: ты или я?!.. Вот она, моя легкая кавалерия!.. Свидетели мои,.. — глазами показывает на своих девушек,.. — мы сейчас проверим,.. спишь ты на посту или нет?.. Где твои младшие стрелочники?!..

Я доложил,.. что один на первом посту, а другой на третьем… И тут же съязвил почему-то:

— …вы, товарищ начальник не похожи на легкую кавалерию… А вот что касается девушек, которых я не знаю, то они очень похожи на комсомолок… И на эту «легкую кавалерию», может. А вы… куда уж вам!.. Вы пьяны. И вам нужно отдохнуть… Девушки смеялись,.. а начальник станции очень разозлился!.. Он действительно не был похож на кавалериста,.. — уж очень у него было большое брюхо,.. и весь он был как бочка…

Вдруг начальник отзывает меня наружу,.. в сторону… И шепчет:

— …ты так не шути больше,.. не хорошо ведь: я начальник станции. Ты вот что, будь другом… уйди с поста,.. а я тут останусь с барышнями… Тепло-то как, в твоей большой будке…

А я и говорю одно: не возражаю, только вот доложу дежурному по станции…

— …э – э. Нет. Так не хорошо будет, — сказал товарищ Афлидиани,.. начальник станции.

— Ну раз нельзя докладывать как положено,.. то и оставаться вам здесь,.. на посту старшего стрелочника, нельзя!.. Здесь железнодорожный ПОСТ. А не комната для свиданий…

И я быстро вернулся в стрелочную будку,.. где сказал: ну ка милые барышни, отдохнули и будьте добры освободить пост!.. Начальник на меня,.. — с кулаками… А сам еле стит на ногах. Я взял большой гаечный ключ и проговорил тихо:

— …не подходи,.. а то я тебе этитм ключом подкручу гайки,.. если они у тебя ослабли. Я не посмотрю, что ты начальник станции…

Начальник,.. наконец, убрался… Грозя мне кулаком: « …ну погоди,.. я тебе покажу,.. ты меня вспомнишь!»

И. ОН. …уже на другой день. …показал: меня вызвали в военкомат. Я предъявил свою бронь!.. А надо мной стали шутить, сказав: «…э – э, голубчик: не такие брони пробивают,.. а это что… И сидящий за столом капитан быстро проткнул карандашом мою бумажку… Называемую «БРОНЬ». Мне тут же вручили другую… Повестку. Где было ясно написано: явиться на сборный ПУНКТ!.. С необходимыми вещами. …что я и выполнил на следующий день.

Сборный пункт находился в клубе завода «Электроцинк». Пробыли мы там сутки,.. другие… Кто был городской,.. тех отпустили домой на время,.. в том числе и меня… И вот пришел день отпраяляться в путь – дорожку фронтовую… …погрузились в эшелон,.. уронили слезы расставания… Свисток паровоза!.. Буфера вагонные лязгнули… А люди провожающие уже бегут по перрону и дальше,.. машут платочками,.. падают в обморок жены… А поезд все быстрей и быстрее,.. — от этой душераздирающей картины… И вот промелькнул вагоноремонтный завод,.. на ним — семафор!.. Колеса закрутились совсем уже быстро…

Я забрался на верхнюю полку,.. и лег. И думаю: «__________ …вот и я еду на фронт!.. Отечество защищать. И многие,.. со мной, товарищи…» Но как же я буду воевать ТАМ?.. Если даже стрелять ладом не умею. Не пришлось мне учиться военному делу.»

* * *

…а досталась мне,.. что ни есть, очень большушая шинель!.. Хотя я и высок был ростом, но шинель была «сразу на двоих»… Рукава особенно длинные, а полы — до пят. Вот уж смеялись надо мной ребята.- новобранцы. А старшина,.. все же, обещал заменить шинель,.. а пока было нечем. Вот идет наш взвод строем в столовую… …иду я, по росту и в длинной шинели, впереди и справа. И как –то случилось: пояс на шинели ослаб,..уже и до крайности… Я и запутался в полах моей шинели, И вдруг, нечаяно,.. и сам не знаю как,.. только: кувырк на землю!.. И не успел вскочить, как сзади идущий на меня свалился!.. Вы представляете,.. какой позор!.. Проходящие мимо служивые хозяйственной части смеются,.. ребята тоже… А взводный бегает кругом,.. как квочка-курица возле цыплят некудышних… Кудахчет,.. уже и матом…»

— …песню начинай, мать вашу!.. — кричит взводный.

И угодили мы в стенгазету полка нашего. В красном уголке казармы долго висели на самом видном месте… Но это потом. А сейчас надо было шагать вперед,.. — в столовую… Рукавами махать. И мне песню орать… А никак не получалось все это одновременно… Да и не хотелось: смеет -ся братва!.. Рукава мои длинные как попало машут,.. совсем и не в такт песни… И я решил: петь так петь, а если махать руками,.. то не петь. Вот и взялись мне ребятушки помогать: я пою,.. а они моими рукавами машут!.. Но быстро всем это надоело…

Стельбище!.. …учебное. Вот уж где была мне мука: не могу я глаз левый закрыть,.. когда надо целиться… Они у меня, глаза мои,.. оба смотрят,.. когда надо цель увидеть!.. А когда стреляю,.. — оба глаза и закрываются. И тут ребята начали меня учить: с головы шапку – ушанку снимут,.. глаз левый прикроют,.. кричат: « Стреляй!.. Пся твою…»

— …держись, фашисты!.. — шепчу,.. уже и совсем озлобленный, — правый глаз,. от шапки свободный, все равно закрылся. Как только прижал пальцем покрепче спучковой крючок винтовки.

…и вот ОНИ: занятия по тактической подготовке!.. По дороге полевой привели нас,.. молодых солдат, где стояли пушки. И начали нас учить караульной службе... И вот поставили будущего артиллериста Алешу,.. меня значит, около телеграфного столба!.. Винтовку в руки дали. И сказали:

— Вот товарищ боец!.. Вы должны охранять этот объект. Пароль «Волга». Без пароля никого не подпускать к данному столбу, даже генерала!.. А если кто идет,.. надо обязательно окликнуть: «… Стой, кто идет! А то стрелять буду…» Все это я внимательно очень выслушал,.. и повторил,.. даже, — по отдельному приказанию… А когда меня одного оставили стоять у столба… Я и стоял долго. Но ни кто ко мне и не идет. …ноги уже устали,.. а телеграфный столб гудит... И я чуть не уснул под это гудение…

Солнце весенее уже и хорошо греет… Глаза мои сами закрываются,.. ноги подгибаются вниз куда-то… Сами. А столб гудит… Думаю уже: «…надо что-то делать руками,.. а то усну!..» А кругом идет тактическое занятие… Солдаты,… мои другие товарищи, лезут по земле по-пластунски, разные приемы там делают!.. «…а ты тут стой!.. На солнцепеке самом. …ну, я и придумал: взял камень у руки. И давай им лупить по телеграфному столбу!.. И он,.. после каждого моего удара гудит особенно красиво… да так хорошо гудит,.. что я и забыл,.. что охраняю данный объект.

…обнял столб, ухом к деревянному столбу прижался,.. и слушаю упоенно эту приятную музыку... И вдруг меня кто-то как толкнет вбок!.. Я быстро отскочил в сторону куда - то,.. гляжу: стоит старшина!.. Очень близко. И говорит совсем строго: "«Вы, товарищ боец,.. где находитесь?..» А я и отвечаю:

— …а чо – о – о, вы не видите?
— Нет!.. Я вас не вижу. Вы уже убиты.
— Да что вы,.. товарищ старшина?.. Я живой,.. вот я… Я просто стою и слушаю как этот Столб гудит,.. вы сами послушайте!..

А старшина спрашивает,.. уже и совсем накаляясь голосом:

— А где ваша винтовка, боец?!..
Ну, думаю, беда мне: сам держит мою винтовку в руках, и сам спрашивает,.. где она… Что тут делать будешь?.. Я и говорю,.. громко и уверенно даже:

— Иль вы не видите мою винтовку?.. Она ж у вас в руках!.. А вы еще спрашиваете… Ну я же стоял,.. стоял… И чтобы не уснуть,.. стал стучать камнем…

Старшине не дал мне договорить до самого конца:

— …пойдем.
Ну, я и пошел за ним… Он мне, совсем уже тихо: « …ну, друг милый, давай ка учись по-пластунски лазить…» А я тогда совсем не знал,.. что это такое,.. и спрашиваю нервно:

— Чего делать?.. Как?!..

А кругом уже все смеются: командиры и солдаты… «…никак с меня смеются?..» — уже и тревожно думаю. Если бы я в пору видел себя самого со стороны,.. наверно смеялся бы,.. тоже до самых слез… Ну как же это: стою я перед народом военным,.. а они как глянут,..как бы и случайно, на мою шинель,.. так и: га – га – га – а – а!.. Аж за животы берутся,.. оглядываясь по сторонам,.. куда - то…

…она! ШИНЕЛЬ моя,.. первая. Спереди обвисла,.. а сзади подобралась, и через пояс висит эдаким горбом на спине. А шапка – ушанка ( форма одежды еще зимняя была,.. пока…) на бок сбилась. И я стою,.. потею совсем… И губами как вроде чавкаю,.. — спрашиваю то есть,.. как мне ползти «по – пластунски»… Наш командир, вдруг и… показал,.. как ЭТО надо делать… Ну я и пошел ползти,.. задрав заднюю свою часть,.. как зенитку… …ползу вперед… На четвереньках. …а сзади опять слышу гогот и смех!... Аж, уже и с визгом нестерпимым… А это моя милая шинелька подвернулась вперед… Нет - нет,.. да и наступаю коленом то с одной стороны, то с другой.. Вот она, ШИНЕЛЬ моя,.. внеразмерная,… как дернет за ногу… Я и сел. Полы не быстро подберу,.. и опять нарезаю вперед… На четвереньках, Опять же. …потому как на животе, изгибаясь,.. по - пластунски ежели,.. как сам командир показал только что… Она б,.. Шинель моя безразмерная,.. никакого ходу и не дала бы.

Наконец,.. в канаву забрался,.. — прилег отдохнуть… Точно уже не помню,.. сколько я там отдыхал… Вот уж уютно оказалось и на траве молоденькой,…первой… поспать… Как хотел,.. завернулся… Широка и глубока Была та Первая моя ШИНЕЛЬ,.. истинно воинская. Эх,.. если бы вы знали: вот где оказалась моя шинелька в самый раз,.. по росту!.. Но помню, что меня разбудили,.. и сказали: пора в казарму…

Я решил ее,.. Шинель мою верную, не менять,.. и дальше служить… Добрый, старый солдат Иван Васильевич научил меня скатку шинельную катать!.. Вот тогда я уж себя показал… А что бывало: другие ребятушки - солдаты мучаются,.. скатка их потом на плече разваливается… Старшина ругается!.. Не на меня уже. А я иду счебе в строю,.. свою огромную шинельку и не чувтствую… Товарищи, в строю, и шепчутся: «…Алексей – то наш,.. уже и в люди стал выходить…»

Старшина Каюда ( по фамилии ),.. — тот прямо заявил,.. на ходу правда:

— Вы, ребята,.. не очень – то с него смейтесь!.. Он еще вас того,.. за поясок сунет,.. как есть… Он у него завсегда слабоват бывает.

И опять смех общий… Правду сказать,.. пояс не любил я затягивать,.. как положено. Мне его подтянет старшина,.. обучая вроде… а я опять отпущу… «…ну зачем,» — думаю осторожно, с оглядкой,.. – « …себя мучить?»… Вот эдак: ни одно, так другое… И все на мою бедную головушку… Шишки летят.

Однажды приехал какой – то,.. не то генерал,.. а может и сам «ахвицер» повыше кто,.. не знаю. Все его приветствуют… А я: ни гу – гу. Вот он и уставился на меня: как,.. мол,. и не так,.. что за боец,.. — в первой шеренге стоит… высокий совсем... А молчит?!.. И, конечно,.. сразу приказал, чтобы нас учили,.. — и долго!.. — как надо приветствовать старших по званию офицеров… У меня,.. что ли, уже и отношения с ребятами сложились как бы… — не всегда уже смеются… А тут вот.

На другой день нас,.. голубчиков, собрали на артиллеристком дворе,.. и давай гонять: ать – два,.. ать – два,.. ать - два!.. Голову выше!.. Еще выше… И — привествуй начальство!.. Как положенно. А после занятий,…меня одного — к командиру полка… И он:

— …ну что же ты, товарищ боец?.. Вчера как чурбан стоял. Неужели было трудно рот открыть,.. как полагается?.. А!..

…я – т, про себя и думаю: «…не могу,.. не хочу!.. Зачем мне вся этак волокита?.. Скорее бы на фронт!.. Ну, чего зря время терять,.. напрасно…» Вроде, так и решили: бестолковый боец!.. Ничего с ним не сделаешь,.. — в первом же бою пропадет… И ребята в казарме так же рассуждали.. почти и все…

И. Однажды мне говорит страшина: вот тебе мое последнее слово,.. если ты не сумеешь там себя показать, тогда отчисляем тебя в хозяйственную часть… Артиллерист мне,.. тоже. И назначили меня в радиогруппу при артполку. И начал я учиться стучать радиоключом,.. — принимать на слух и записывать азбуку Морзе!.. ( Мол,.. быстрее спишем тебя в коноводы,.. на хоздвор…). И что вы думаете?!.. Так хорошо у меня получалось, что я через неделю стал воином – отличником!.. Уж и удивились – то мои ребята: ты смотри, дурак дураком был, а тут на тебе,.. как схватывать стал… И через две недели я уже ходил на практику в степь,.. и таскал на спине рацию… «Шесть пешком»,.. — так ее,.. промеж нас называли…

* * *

Кругом давно зеленеет травка,.. хорошо уже пригревает Сонышко,.. а на окраине города стоят в ряд маленькие хатки,.. крытые камышем, а иные и черепицей… Из труб,.. да и не везде, дымок идет… «Наверное, хозяюшки готовят обед,..» — думается мне,.. с грустью… Дворы огорожены плетнями,.. и на подворьях, наверное бродят гуси… А я стою здесь вот,.. в степи, с рацией на спине… Зачем?... И почему…

Нет,.. я знал,.. — зачем и почему: НА ФРОНТ!.. Нам скоро… Однако,.. все одно стоял на месте, один. К пению петухов прислушивался,.. и собаки так мирно лаяли,.. И думалось: «__________ …вот она, спокойная мирная ЖИЗНЬ!.. Чего это людям не хватает,.. — воевать вот надо…» И мне нужно будет куда-то ехать,.. — от этих милых сердцу хат,.. от приятного запаха горящего в печи кизяка… Вот она какая,.. — ЖИЗНЬ наша: живет человек не так, как ему хочется.» Долг велит,.. — ВОЙНА идет,… отечественная…

И мне, вдруг,.. нет сил как захотелось пойти к этим хаткам,.. и подышать мирным духом в последний раз… Что аж душа заныла: да разве ж можно об этом сказать командиру связи,.. который сейчас был занят около рации,.. ругался на чем свет стоит… Он снова вызывает: « Ястреб… Ястреб!.. Я Волга,.. я Волга… Отвечайте!.. перехожу на прием…»

— Эй,.. боец!.. Чего там мечтаешь?.. Иди ка сюда.

Я вздрогнул от неожиданности,.. услышав данное мне приказание… …подбежав быстро, доложил: « По вашему приказаю явился!..»

— …ладно там. Явился!.. Я и так вижу, что ты явился… Ты это бросай, это самое,.. козырять… Мне не до козырей. Ты вот что сейчас,.. пойдешь по указанному азимуту… Вот сюда,.. — командир показал на карте место,.. куда я должен был идти… С донесением письменным. — Ну как, понятно?.. — Командир полковой связи еще раз переспросил меняю,.. — тогда вот тебе пакет. Головой отвечаешь за его сохранность!..

Я завернул пакет в газетную бумагу,.. и с радостью огромной побежал к тем хатам... Которые стояли как раз на моем пути,.. и о которых я мечтал минут пять назад… …подобрав полы все той же немерной шинели,.. чтобы она не особо мешала бежать… Я мчался к своей Мечте!.. Но, не добежав до хат метров пятьдесят, вдруг услышал громкий свист и крик командира:

— …Алексей!.. Вернись…

Ну, думаю: как бы не так. И еще быстрее помчался… К хатам и запаху кизячного дыма… Как потом рассказывали, второй номер на рации связь установил,.. командир и пожалел меня,.. что зря пробегаю туда – сюда…

— Ну балбес, ну балда этот… Он меня совсем по-другому понял. — шептал,.. уже и громко командир,.. — с меня ж и смеяться будут: связь наладил, а бойца зря послал с письменныи донесением… «Я буду настаивать, чтобы нам дали другого бойца, а этого тюрю,.. — в обоз!..

И командир нашей артиллеристкой связи,.. прижав к глазам бинокль,.. внимательно посмотрел в ту сторону,.. куда я уже прибежал. Я,.. в это самое время, стоял… И весело очень разговааривал с двумя женщинами… Которые как раз меня спрашивали,.. откуда я родом… И… Не громко, стеснительно отворачиваясь,.. но уже смеялись над моей шинелью,.. говоря: …вот уж по росту тебе,.. солдатик,.. шинель досталась… А я с улыбкой соглашаюсь: да,.. мол, досталась просторная… Да старшина обещал давно заменить… И все такое…

— …а я и не тороплюсь ее менять.
— И почему ты не торопишься,.. солдатик?.. Ежели и не секрет,.. — тут же подхватила мой душевный настрой та,.. которая была помоложе.

А я,.. с лукавой улыбочкой, отвечаю:
— Ну и что ж вы такие не догадливые!.. Вот может случится,.. во время наших военных учений,.. кого-то придется и на квартиру пустить… А она,.. моя шинелька, вот и кстати окажется… Глубока и широка,.. вся и как есть…

Ну и пошло тут,.. поехало: ха – ха – ха! И: хи – хи – хи – и – и…

— …уморил ты нас и совсем,.. солдатик ты наш!..

— Ой,.. милые бабоньки, пропадешь с вами… Честное слово. И откуда вы взялись тут,.. — на моем военном пути?..

— Ну ладно,.. солдат,.. — сказала та,.. которая была постарше,… — как тебя звать ди и величать?..

Я и отрапортовал,.. как положено… Честь по чести: …зовут меня Алексей…

— Очень и приятно,.. дорогой Алеша!.. — сразу подхватилась молодая женщина.

Та,.. что постарше,… как – то и обижено, вроде:

— …заходи как ты,.. милый солдатик, к нам ради праздничка Христова!.. Ведь сегодня Пасха… Годовой праздничек!.. Заходи,.. милый,.. разговеемся… Если не спешишь куда.

— Ну как же не спешу!.. Милые вы мои… Вон там видите,.. как мои товарищи - ребята тренировками занимаются… И я бежал по заданию,.. да вижу вот вас!.. И так захотелось еще разок посмотреть и подышать мирным воздухом…

— …веселый ты человек! Солдатик ты наш,.. — запричитали сразу обе женщины,.. уже и со слезою,.. — да заходи ты не надолго…

Я и пошел… Собака на цепи залаяла… Дверь в сенях скрипнула. Я отряхнул сапоги от пыли степной,.. и вошел в хату. Чисто прибранную и с приятным запахом куличей…

А в точке радиосвязи артиллеристкой:
— Нет,.. ты посмотри сам!.. …посмотри,.. как наш связной с бабами болтает!.. Вон уже и в хату пошел, а?.. — Бинокль приложив к глазам,.. второй номер радиосвязи уже и улыбался…

— Не такой уж он дурак,.. если так быстро познакомился с женщинами!... Да в своей длинной шинели,.. — согласился,.. не сразу,.. и сам командир связи. — Вот я ему наряд!.. За нарушение воинской дисциплины,.. — ведь слышал мой приказ,.. назад вернуться… А. По чужим дворам теперь разгуливает…

В середине хаты стоял роскошный кулич,.. праздничный!.. Крашенными яйцами обложенный красиво. Хозяйка налила в стаканы вина по-немногу, подала на стол миску с жареной рыбой. И произнесла торжественно:

— Христос воскрес!..
— Воистину воскрес, — отвитили: я и женщина молодая.

Хозяйка, вдруг, заплакала:
— …мой муж с сыном уже на войне!.. Доведется ли встретится?.. Ох и злодеи,.. эти немцы!.. И что им не жилось в ихней Германии?.. Чего лезут на нашу землю?!.. Ну да ладно,.. выпьем за здравие живых и упокой убиенных…

И мы выпили вина… По малости самой… Я и закусил,..в охотку самую,.. яичницей,.. да и жареной рыбой. После второго стакана в голове зашумело!.. …спели мы еще раз: «Христос воскрес!..»,.. и я решил к своим ребятам отступать… На прощанье женщины дали мне гостинцев: две бутылки вина,.. кружок колбасы домашней,.. яиц множество,.. пирог праздничный,..и еще пирожков всяких...

— Спасибо вам,.. от самого моего сердца,..милые гражданочки!.. За гостинцы,.. такие разные,.. — благодарственно говорю.

Старушка,.. мать ихняя,.. поцеловала меня в лоб самый:

— …защищай Родину,.. сынок!.. Не пускай супостатов на нашу русскую землю…

Я поклонился низко. …и быстро,.. однако и неровно уже, пошел в степь весеннюю,.. давно и зеленую… Твердо,.. все одно, шел. Через некоторое время обернулся,.. — головою назад... А женщины еще стояли у плетня своего,.. помахивали мне платочками…

— Разрешите обратиться,.. — вполне четко я спросил у командира нашей артиллеристкой связи.

— …давай,.. обращайся. — Хмуро,.. совсем, ответил он.

— Товарищ комадир!.. Разрешите передать самый низкий поклон от моей родни!.. Они и еще кое чего вам передали…

— Ну,.. давай. Чего там,.. — считай и хором проговорили: командир мой,.. связной,.. и второй номер… Значит.

…постелил я газету на молодую,.. весеннюю травку. И начал извлекать из – за пазухи и карманов больших,.. — моей милой шинельки… Пасхальные подарки от ЖЕНЩИН наших,.. русских….

12. 12. 2016
Александр ЭКАМ. Продолжение биографической повести А. К. Бодю "Старые тетради"...
Взято из открытых источников.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

Сонник Дома Солнца

Опубликовать сон

Виртуальные гадания онлайн

Гадать онлайн

Психологические тесты

Пройти тесты