Три эссе о Тимоти Лири

Критика элиты авангарда

Timothy Leary. «Neuropolitics. The Sociobiology of Human Metamorphosis».

Pецензия

Религия без церкви

Тим Лири – свидетель 60-х. Так или иначе, его книги, интервью, его жизнь интересны для определённого круга читателей, для поколения, которое пережило «те времена» и для всех тех, кто умеет из истории извлекать нечто значимое для «вечности». Что-то более значимое, что-то менее значимое, но вряд ли исчезает бесследно message сотен тысяч людей. Они воевали во Вьетнаме или участвовали в демонстрациях: они – electroid – сеть мозгов, которые промывались изощрёнными методами. Но элита авангарда утверждала, что земной – terrestial – политике приходит конец, и существуют «непромытые» зоны мозга, предназначенные для будущей эволюции. Существует пятый контур нервной системы.

Они говорили: «SMILE» – «улыбайтесь», штамп американского образа жизни. Но аббревиатура «S.M.I.I.L.E» значила «Space Migration, Intelligence Increase, Life Extension». Это тактические ходы эволюции. Space Migration – путешествие к звёздам, именно в этом цель, стратегия эволюции, или Плавка (Fusion at higher levels of intensity, acceleration, aesthetic complexity). Выпадение из цепей роботизации личности Тим Лири прямо называет религиозным актом.

В некотором смысле это был уход от земных проблем, уход в религию ничем не хуже того, что давно уже «автоматизировала и роботизировала» основная религия человечества, в течение сорока веков.

Хорошо известны методы поколения 60-х годов XX века – это наркотики и секс. Очищенный LSD как раз и открывал заблокированные зоны мозга, «третий глаз жабы» – пререквизиты метаморфоз и эволюции. Впрочем, Барроуз описывает нечто другое – полный беспредел нейронавтов, когда для того, чтобы достичь «высоких состояний», get high, употребляли разные грибы, любые суррогаты наркотиков, включая синтетический клей. Здесь имеется в виду друг Тимоти Лири писатель William Burroughs, и, в частности, его новелла «The Naked Lunch».

Параллельно с наркотиками появилось и другое направление, например, философия Grateful Dead о том, что можно достичь высоких состояний с помощью медитации.

Тим Лири упоминает секс с «пятиконтурной подругой», который открывает горизонты нервной системы не хуже, чем химические препараты. Но пойди ещё найди такую тантрическую даму! Так что секс у хиппи был, конечно, проще. С другой стороны, когда часть американцев бросилась в сексуальную революцию, другая часть, как пишет Лири, читала шпионские романы и предложения очистить страну от инакомыслящих. Лири пишет, что в Америке чуть ли не главным инакомыслящим, делающим jam в Системе был он, а в России – Сахаров. Вообще, «Нейрополитика» написана сочным критиканским языком, который очень напоминает мне язык газеты «Завтра» в России, передовицы Лимонова.

Вроде бы, Тим Лири дружил с Джоном Ленноном – come together – и участвовал в акциях в Торонто, но почитайте, что он пишет об этом... А Роберт Циммерман – Боб Дилан – прямо вынесен в заголовок главы как эксплуататор контркультуры. Язык и стиль Лири предельно ядовит и проясняет тот факт его биографии, когда, чтобы освободиться из тюрьмы по обвинению в распространении ЛСД, Лири охотно «продал агентам FBI» сотни своих соратников по движению 60-х годов. Ни в какую terrestial политическую борьбу за идеалы справедливости он не верил. Видимо, не только он один, но и другие представители элиты авангарда. Во что же они верили? В духовность, которая стоила им не так уж дёшево, и включала, например, обязательное путешествие в Индию, к йогам. О таком «обязательном путешествии» упоминают Лири и его друг Ричард Альперт – Боб Рамдас. Ричард Альперт описывает очень подробно эти духовные паломничества ко всем алтарям мира в книге «Зерно на мельницу». Что же делать людям, которые в поисках духовности вынуждены спасаться в монастырях и других asylums?

Человеческие Метаморфозы

То, что людям свойственно приспосабливаться и менять убеждения, хорошо известно. Причём иногда приспособление и выживание сопрягаются с известной подлостью – не хватает под солнцем места. Животные убивают друг друга ради еды, люди становятся по ходу истории более гуманными. Уже никто на улице не протыкает шпагой надоедливого бомжа или бедного простолюдина. Бедным людям помогают социальные службы, общественные и гуманитарные организации. Вопрос: за внешним гуманизмом общества какие «жёсткие законы» остаются и продолжают действовать, как и действовали в Средние века? То, что Лири называет нейрополитикой, как раз и есть аналог жёстких законов выживания, которые Маркс называл экономическими, а ещё раньше Гоббс – войной каждого против всех. Ну, разумеется, Ветхий Завет говорит одно и то же уже четыре тысячи лет.

Так или иначе, прочитав «Нейрополитику», должен окончательно отказаться от какого-либо романтизма, свойственного и поколению из России, наблюдавшему революцию 60-х из тоталитарного СССР и носившемуся с именами Джимми Хендрикса, Джима Моррисона, Джанис Джоплин. Тим Лири чётко доказывает, что эти люди, или артисты, полностью интегрированы в Систему, прошли через все полагающиеся метаморфозы. Единственное, все они умерли молодыми, земные метаморфозы слишком рано оборвались.

И сейчас, в 2010 году, можно купить музыкальный DVD – коммерческий, разумеется, на котором рассказывается история Джона Леннона в абсолютно розовых тонах. Дескать, «Plastic Ono Band» – пример творческого очищения и упрощения после «Beatles». Тимоти Лири, напротив, приводит этот пример как образец метаморфозы Леннона, который «перечислил список ценностей, в которые он не верит», а затем «нанял адвокатов», доказывающих республиканскому правительству, что он безвреден, harmless. И не для того, чтобы остаться жить в Америке, которая ему была как-то близка по духу, а для того, чтобы не платить налоги. Никакого «романтизма», в чистом виде дадзыбао. Но, впрочем, это может быть только лишь точкой зрения, отрезвляющей фанатов, которые танцевали рок-н-ролл и голову не включали – были же и такие.

Далее интерпретация истории с Патти Хёрст и Чарльзом Мэнсоном. Patricia Campbell Hearst – внучка знаменитого Уильяма Рэндольфа Хёрста, американского миллиардера и газетного магната. Charles Milles Manson – американский преступник, лидер коммуны «Семья», отдельные члены которой в 1969 году совершили ряд жестоких убийств. Вообще, заметно, что Тим Лири черпал вдохновение в массовой культуре, он не изучал древних греков (Платона, Аристотеля) и немцев (Лейбница и Канта). Так вот, Патти Хёрст родилась в богатой семье, её похитили и стали требовать деньги. Но так случилось, что внучка миллиардера обратилась в веру террористов, и даже банк ограбила. Типичный предмет для ажиотажа в «жёлтой» прессе.

Мэнсон начинал с культа «Beatles». Вообще, Тим Лири упоминает, что и в его кругах «Beatles» считали мутантами, которые прямо связаны с путешествием к звёздам, Space Migration. Да, я видел в редком фотоархиве фотографию автобуса Magical Mystery Tour, на котором гоняли по штатам продавцы LSD. Хочется верить, что музыка всё же сделала прорыв и указала путь к звёздам через медитацию, а не только химические препараты и грибы из Мексики. Чарльз Mэнсон довёл до логического конца как раз криминальную компоненту «революции», убил сотни человек.

Так что же из данного дайджеста извлекает Тим Лири? Была Система, которая воевала во Вьетнаме, и прочее… Были люди, недовольные этим, и устраивали в Системе Jam. По-русски, вставляли палку в колёса. Якобы в СССР этим занимался Сахаров. Что это был за Jam? В 2008 году на выставке в Лондоне, посвящённой холодной войне, иронические британцы демонстрируют комиксы: два супермена в костюмах USA и USSR и сувенир – «космический карандаш». «Космическим карандашом» закончилось соревнование в космосе: «Скоро будет произведён запуск «Шэньчжоу-7». Китайские космонавты впервые возьмут с собой на прогулку в космосе «космические карандаши» отечественного производства. Этот карандаш для письма разработан и изготовлен Первой китайской ОАО карандашей, и теперь в данном аспекте восполнен пробел космического технического оснащения в стране».

Постепенно Тим Лири приходит к идее, что «Бог – это Ты сам». Он глобально отрицает «репрезентативное правительство», когда один человек представляет интересы группы (избирателей), то есть отрицает принцип демократической Конституции. Это он пошёл, кажется, дальше Сахарова...

Как «Это» называется?

Чарльзу Мэнсону Тим Лири посвятил специальную главу, сделанную в форме фантастического рассказа, в котором некий внеземной (extraterrestrial) агент, разъясняет уголовнику принципы S.M.I.I.L.E. Во-первых, Чарльз Мэнсон – абсолютная жертва нейрологического импринтирования. Или, в другом аспекте, Чарльз Мэнсон – следствие «тюремной системы», а «тюремная система» – следствие taxpaying граждан. Эти налоги, taxes, покоя не дают Тимоти Лири, только все тем и озабочены, как бы уклониться от налогов, или, наоборот, заплатить налоги и спать спокойно.

Таким образом, в какой-то момент Мэнсон спрашивает агента космической миграции: «Когда мы принимаем «кислоту», мы растворяемся в ничто, в вибрациях. Пространство становится временем, и нет ничего, кроме чистой энергии. Понимаете, о чём я говорю?» Агент отвечает: «Да». «То есть, это момент истины. Но ЧТО ЭТО? Как вы ЭТО называете?»

Агент отвечает, по известной традиции, вопросом на вопрос: а что Чарльз сам в этот момент открывает для себя? «Ничего. Только то, как должна выглядеть смерть. Правильно? A что вы в этом находите?»

Далее, словами агента выражена любимая мысль Тимоти Лири, мысль о бессмертии индивидуального сознания. Death is obsolete, or will be soon. «Смерть» – устаревшее понятие, или скоро будет устаревшим. Наркотическое путешествие всего лишь суспензия биохимических импринтов нервной системы, которое ты, Чарльз, просто купил. Но, начиная с данного момента, ты свободен. Take off from there and go anywhere. Ты мог бы заняться любовью, так как любовь – это поток энергии. Чарльз Мэнсон садится в позу лотоса и улыбается.

Из других источников о жизни Тима Лири мы знаем, что на судебных процессах по обвинению в распространении ЛСД он делал упор на то, что распространял «чистый» Sandos, и в этом-то весь point – хорошо очищенный ЛСД безусловно полезен. С другой стороны, в «Нейрополитике» Тим Лири не может оставить без внимания 35,000,000 участников движения хиппи, которые в основном курили каннабис – pot smokers. В отличие от фашизма, расизма и сексизма, свойственного «семье Чарльза Мэнсона», хиппи предприняли peace-love-ecology trip. Мне кажется, Лири сдерживает свою иронию по отношению к движению хиппи и даже называет его экспериментом самоиндуцированной перестройки мозга – self-induced brain change – в отличие от промывания мозгов, brainwashing, свойственного американцам, которые «съели 1.8 *(10**10) гамбургеров в «Макдональдс» и выбрали Никсона на второй срок».

Моё поколение в России, правда, не в 60-х, а уже в 80-х годах, также наблюдало альтернативную Систему russian hippies между Калининградом, Киевом и Москвой, в Крыму и Прибалтике. Что касается человеческих метаморфоз, то некто Сергей Жариков приписывает себе заслугу трансформации «хиппаря Игоря Летова» в национального большевика, которого Баркашов упрекал в том, что тот «бедно одевается», а Ампилов лично держал в руках микрофон, в который Игорь Летов пел свои песни для масс. Если Роберт Циммерман – Боб Дилан – в результате метаморфоз и мутаций стал «жертвой литературной мафии, которая замораживает его как поэта битников», к сожалению, в России нет такой же литературной мафии, которая бы оценила поэзию Игоря Летова. Впрочем, Тимоти Лири отмечает, что «поэты в советских тюрьмах слышали это» – сигнал надежды и свободы, который хиппи послали всему миру.

Тим Лири отмечает Фридриха Ницше и Алистера Кроули – интересная пара – в качестве предтеч современной нейрополитики. Из представителей науки – Альберт Эйнштейн открыл ковариантность времени и пространства. Но самое важное научное открытие – эволюция кода ДНК. Как только двести лет назад не знали того, что программы ДНК и есть «смысл жизни»? Молекулярная, электроидная, компьютерная основы цивилизации для элиты авангарда совершенно ясны – им ясно, в каком направлении движется ВСЁ. Да, вот ещё: сорок веков иудео-христианского скептицизма pop up в голове капитана. На одном из интернет-сайтов Лири предупреждение: «осторожно монотеизм», примитивная религия.

Некоторые эпилептики, такие как Достоевский, а некоторые шизофреники, такие как Ван Гог, стали спусковым крючком нейросоматических мутаций. У Роберта Антона Вилсона есть книга «Космический триггер». Эта книга продаётся в Cannabis Headquarters и в 2010 году.

Можно ли сравнивать движение 60-х с движением ранних христиан? По крайней мере, и тем и другим свойственно искать нечто за пределами Земли. Становление же новой религии занимает не одно поколение, и кто знает, как это было две тысячи лет назад… Возможно, был бунт, один, другой... потом сто лет было тихо, а потом Нагорная проповедь или какое-то ещё внеземное – extraterrestrial – вмешательство.

Несколько подробнее о легальных наркотиках

Тимоти Лири совершил пять-шесть тысяч путешествий (trips) c помощью ЛСД. Причём он говорит, что «легальные наркотики» никто не запретит, так же как никто не запретит пиво. Другое дело, что существуют современные ТАБУ – на гомосексуализм, на наркотики. Тимоти Лири никогда не рекомендовал употребление ЛСД всем желающим и тем более – желающим кайфа.

Однако существует базовое понятие – нейрологический импринт, и ЛСД – всего лишь навсего способ снятия импритов, переимпринтирования. Причём трудно не согласиться с учёными в том, что химический способ переимринтирования вполне легален, в тех случаях, когда это обосновано, полезен. Остаётся вопрос: нужно ли «открывать чакры»?.. Тимоти Лири на данный вопрос отвечает в духе «постэйнштейновской эры»: нужно или не нужно – уже поздно думать, мы имеем дело с эволюцией. Мы либо погибнем, либо мутируем.

Вообще, ставится вопрос об Активации новых возможностей эволюции. До сих пор были известны некоторые уровни такой Активации, ведущие к «шизоидным ситуациям»:

1. Уровень гиперчувствительности, или уровень «хрупкого артиста».

2. Уровень психической, телепатической нейроэлектрической чувствительности, причём приводится пример – Nikola Tesla.

3. Уровень генетической, межвидовой, реинкарнационной чувствительности, причём приводятся примеры – Luther Burbank, Dr. Jagadis Chandra Bose.

4. Уровень атомной и квантовой чувствительности.

Желающие могут пойти на приём к психиатру и сообщить, что обладают элементами чувствительности из данного списка. Сообщите психиатру, что вы чувствуете работу ваших генов, вашей ДНК…

Но психиатры прекрасно осведомлены о существовании чувствительности, которая является объектом подавления. Люди, которые пережили «неопознанные состояния», часто не хотят возвращаться к нормальной жизни. В «Больнице преображения» Станислав Лем описывает консилиум, на котором учёный психиатр демонстрирует пациента, кажется, простого крестьянина, который хочет остаться жить в госпитале. И учёный психиатр этот случай трактует таким образом, что, собственно, переживания психоза привлекательны, а не то, что в госпитале кормят.

В качестве своих учителей Тимоти Лири называет Алана Гинзберга, который появился когда-то в Гарварде и был вдохновителем исследований сознания, рассказав об употреблении галлюциногенных грибов в Мексике. Ричард Альперт пишет, что все тогда хотели достичь высоких состояний, то есть таких, от которых лечили и лечат психиатры, но они думали, что эти высокие состояния сами по себе являются Результатом духовной жизни. Оказалось, эти состояния – всего лишь «зёрна на мельницу», с этими состояниями «надо работать» всю оставшуюся жизнь. Что касается Мексики – именно об этом все книги Кастанеды.

Таким образом, далеко не для всех – опыты с наркотиками. Более того, есть категория людей, которая охотно соглашается с авторитетом психиатрии, с тем, что «высокие состояния» надо лечить и избавляться от них для успешной карьеры в социуме.

«Хочу, чтобы ты был здесь».
Ясно, что психоделическая музыка – не вся без исключения, конечно, – предлагает get high без наркотиков, с помощью медитации. Если говорить о человеческих метаморфозах в смысле Тимоти Лири, то что там скромный Роберт Циммерман... Примером метаморфозы психоделических pipers в миллионеров, магнатов музыкального бизнеса является группа «Pink Floyd». Кроме того, эта группа вышла из эпохи 60-х, они тогда находились в эпицентре. Подавляющему большинству людей в этой истории не нравятся просто Деньги – riding a gravy train. Не нравится electroid-стиль рок-н-ролла Роджера Уотера по сравнению с «бардовскими направлениями» Cида Баррета, группы «Traffic», вообще, с направлениями british invasion до «Beatles», когда все пытались самовыражаться с помощью простых средств. Некоторые, «Led Zeppelin» и «Deep Purple», выразились лучше, чем другие.

Интересно, что и сам Тим Лири (вместе с Simon Stokes) записал диск рок-н-ролла «Right To Fly», в котором тексты песен, в принципе, иллюстрируют американскую «философию головы»: «я буду Дельтой, твоей собакой Дельтой, символом изменений». Вообще, Тим Лири сменил много профессий, он и программистом, говорят, работал. По крайней мере, в числе книг, которые он написал, а он «изготавливал по две книги в год», была «Цифровой политеизм».

Тимоти Лири придумал некую мантру, которую и в 2010 году разжёвывают в Leary Study Guides – Turn On, Tune In, Drop Out. Видимо, это описание ЛСД-путешествия – приход, отходняк. Впрочем, некто, кто продемонстрировал человечеству правильный Drop Out, был Будда.

Но что остаётся от бублика, который съели? Желание, которое будет продолжать оставаться таким красивым... wish you werе here...

Высший Разум и Сказки о Высшем Разуме

Важнейшая концепция Лири – Intelligence Increase – связана с космическим происхождением ДНК. Материалистическая теория о саморазвитии «коацерватного бульона» просто не рассматривается всерьёз. Жизнь на Земле посеяли Космические Садовники, Cosmic Gardeners. В Декларации Эволюции сказано, что конечная цель – миграция в Центр Галактики.

Изобретатель ЛСД Albert Hoffman of Sandoz впервые синтезировал препарат в 1938 году, но слишком рано. Но Высший Разум, Supreme Intelligence, среагировал только после Хиросимы. Единственное, что опасно для ДНК, – это радиация. В декабре 1943 года доступ к атомной энергии, полученный человечеством, изменил всю систему энергетики в солнечной системе. Альберт Хоффман повторно синтезировал ЛСД, и на этот раз ЛСД стал антидотом атомной энергии, ЛСД стал психоактивным. Кстати, если бы президента Кеннеди не убили, пишет Лири, легальные исследования ЛСД в Гарварде не подвергались бы преследованиям.

Как это всё согласуется с «серьёзной» наукой и «серьёзной» религией? Ясно, что S.M.I.I.L.E никто не принимает всерьёз – кому есть чем заниматься на Земле и на Небе.

Так или иначе, в который раз мы задаём себе вопрос: есть ли Бог? Точнее, что мы знаем о Боге, и можем ли проповедовать от имени Бога. Старые каббалисты, например, охотно объясняют, продают видеозаписи с популярными лекциями – зачем и почему Иегове понадобился Большой Взрыв. То есть, просто люди делают бизнес. Для того, чтобы не покупать всё, что пытаются продать, – не нужно принимать ЛСД для снятия зависимости и переимпринтирования. Но предположим, всех торговцев изолировали от предмета, важного для нас независимо от ситуации, в которой мы живём. Я готов принять ЛСД по такому случаю! И что такое Бог? Кто знает?

Тимоти Лири, Роберт Уилсон не зря часто вспоминают Алистера Кроули... Уж не пахнет ли серой, и не беседуем ли мы с чертями? На этот вопрос отвечали хиппи – те самые 35,000,000 и ещё миллионы, затерявшиеся «в советских тюрьмах». Зачем стремиться знать, что такое психоделия, когда мы можем просто жить с этим? И увидел Бог, что это хорошо. А что касается политики, нейрополитики, цифрового политеизма… Talk, talk, it’s only talk.

Тимоти Лири – кем бы он ни был – видел в своей жизни Лучшие стороны человеческой природы и пытался отделить моменты истины от моментов идиотизма своих современников. И оставил после своей «несовременной смерти» ещё один Дизайн Бессмертия. Так или иначе, эти времена должны были оставить след в истории, но наш Разум не Высший, и мы не понимаем, зачем мы жили.

Не верьте тем, кто хочет вам это объяснить, вместо того, чтобы дать шанс – понять этот мир без них.

Критика элиты авангарда

Timothy Leary. «Design for Dying».

Рецензия

Cмерть как вечеринка в университетском кампусе

Тим Лири – свидетель шестидесятых. Он написал около сорока книг о human conditions. Насколько содержание этих книг общезначимо, полезно для истории, не ясно. Но материал существует. Возможно, это всего лишь контент в киберпространстве, столь презираемый людьми, имеющими академический стаж.

Буду исходить из того, что есть. Тим Лири всю свою жизнь выявлял разного рода табу и нарушал все запреты, сознательно вносил хаос, создавал «пробки» в системах. Люди, паразитирующие на короткоживущих – до ста лет – концепциях, принципиально хотят считать все идеи Лири графоманством, интеллектуальным мусором.

То, что устроил Лири из своей смерти, – ещё одно покушение на социальное табу. Почему бы нет? Это были его последние слова: «Why not?» Перед смертью он снова собрал вместе свои мысли, которые не столько уж глубоки, но всё же точны. Они не глубоки, потому что «связь истории» в них порвана, или вообще в них нет никакой истории. А точны они постольку, поскольку точно работал его мозг, или его нервная система, которую он всегда считал, скажем так, ВАЖНЫМ узлом эволюции всей жизни на Земле. Это его концепция номер один.

У Тимоти Лири исторические знания были «вынесены за скобки» – в главе «Принципы Жизни» он рисует придуманный им иероглиф – (…), и рассуждает в связи с этим о сложнейших вещах. Вместо исторического познания он приспособил для себя некий миф о дезоксирибонуклеиновой кислоте – ДНК. В первую очередь это панспермия – учение, которое, строго говоря, до сих пор не доказано, но со времён Джордано Бруно висит в воздухе. Ну кто не верит в то, что в нашей Галактике есть звёзды, на которых есть жизнь? Разве что какой-нибудь цензор академии наук. Тимоти Лири пишет, что он заключил «пакт с ДНК». Это концепция номер два. Ну, я далее нумеровать не буду...

Так или иначе, если исходить из всех нейроконцепций Лири, смерть – это интересное время. Собственно говоря, смерть – своего рода экстаз. Если, конечно, позаботиться о дизайне смерти. В момент смерти нейроны и ДНК как-то должны взаимодействовать. Прежде чем отключиться, мозг может некоторое время работать в необычном режиме. Причём умирающего уже никакие инстанции не накажут. Узнав, что у него рак простаты, Тимоти Лири стал готовиться к путешествию, на этот раз не смешивая ЛСД и ДМТ или что-то там вроде этого, а предвкушая то, что в фокусе сознания проявится информация, доступная только при окончательном сбросе всех нейрологических импринтов. Если кто-то не уверен, что знает, о чём идёт речь, то простейший имринт возникает у новорождённого птенца, который начинает ходить за мячом, если мяч ему покажут раньше, чем он увидит свою мамочку – ну там, курицу или гусыню.

Известно, что старики устают жить и встречают смерть радостно. Тимоти Лири решил позвать друзей. И даже понаехали журналисты. Вообще-то, хотя те и сказали, что старик сделал good job, – лучше бы их не было. Такое развлечение, конечно, не для всех. Как говорится, смерть – это последний одинокий бизнес. Однако почему нет – why not? Какие ни есть, а друзья нашлись. Возможно, наличие друзей важнее последнего диалога нейронов с ДНК. А то, когда друзей нет, – ну что там разговоры?..

Что досталось Богу

Тимоти Лири – вряд ли антисемит, хотя в антисемиты каждого могут зачислить за всё что угодно. Но иудеохристианство, и шире – монотеизм, он попытался охарактеризовать негативно. Впрочем, известный способ познания – перечисление того, чем Бог не является, так что Иегова не обиделся. Ибо совершенное существо не может обижаться – в этом было бы отсутствие совершенства. Впрочем, по поводу гнева Божьего в классическом варианте – всякие там нашествия саранчи на неразумного фараона Лири не мог не обойти вниманием и вволю поиронизировал, мягко выражаясь. Бог-полицейский, апостол Пётр, охраняющий рай от инакомыслящих, – это всё задевает верующих, которых на Земле великое множество. Но Лири не к верующим обращается, верующие его книги не читают. Скорее, он обращается к тем, про которых Ницше задавал вопрос: «И что же у них есть такое, что они считают себя лучше пастухов?» «А! – говорил Ницше. – Вот что отличает их от пастухов – у них есть образование!» В наше время Ницше, возможно, расширил бы парадигму своей «Весёлой науки»: и что же у них есть такое, что отличает их от образованных? «А! – сказал бы Ницше. – Вот что у них есть – степень доктора философии, или у некоторых даже faculty position». Тимоти Лири, как известно, из Гарвардского университета изгнали за опыты со своим сознанием, но в своём интервью он назвал всех, кто в Гарварде остался, роботами. И уехал путешествовать в Индию за свой счёт.

Вообще, в те времена, которые меня интересуют, многие путешествовали в поисках духовной пищи. Безработные on the road колесили между Сан-Франциско и Новым Орлеаном.

Джек Keроуак пишет о том, как шериф задаёт этим ребятам «хороший вопрос»: «куда вы едете?», «куда-то?» или «просто едете?» «A tall, lanky fellow in a gallon hat stopped his car on the wrong side of the road and came over to us; he looked like a sheriff. We prepared our stories secretly. He took his time coming over. «You boys going to get somewhere, or just going?» We didn’t understand his question, and it was a damned good question». Jack Kerouac. «On The Road». 1955.

Стихи писали – кто, как Хлебников в России, перевозил их в наволочке, кто пошёл по пути социальных метаморфоз и далеко зашёл, как Роберт Циммерман. А если рукописи, в частности стихи, не горят – разве что, когда 451 градус по Фаренгейту, – то сколько же заброшено в параллельные миры? А там, где-то в параллельных мирах, есть Бог, может быть, Иегова (jude hej vav hej), коль скоро методисты всё же настолько восхищены священным текстом как таковым. Вот и радость хасидов проходит мимо нас. А на месте поколения хиппи cейчас поколение сети. Мало кто в это поверит, учитывая роль Интернета в коммерции и бизнесе.

Тимоти Лири, впрочем, настолько увлекался компьютерами, что его можно назвать пионером сети. Моя тётя в Вирджинии, женщина образованная, сказала мне: «Мы к Интернету не принадлежим». Это было в 1990 году, и она предпочитала вступить в rotary club, а Интернет мыслила себе как новый бизнес или новую политическую партию, то есть Brainwashing. Вероятно, эта точка зрения актуальна и двадцать лет спустя. Тимоти Лири считал, что поколение хиппи имело экологическую нишу – тело. А для поколения сети экологическая ниша – мозг. Ещё одна неакадемическая концепция, а впрочем, может быть, уже купили! Но Тимоти Лири, конечно, несёт, и он придумал ещё и нанопоколение – nanotech generation. Но пройдём мимо, мало ли что пишут.

Да, так Тимоти Лири умирал в 1996 году. Кроме своего «Why not?», он ещё успел записать: «I don’t believe in belief», – перевести эту фразу легко, но лучше оставить так, как она звучит. А свои концепции панспермии, эволюции мозга и message генетического кода Тимоти Лири тут же называет «probably a reasonable good guess», возможным предположением. Так что Бог не обидится.

Увлечение молодости

Тимоти Лири сообщает, что когда ему был двадцать один год, он решил стать психологом. Видимо, он в этой области разбирается, так как сделал исторический обзор от бихевиоризма – deindividualizing psychology of behavioral contol – до последних гуманитарных подходов. Последние гуманитарные направления в психологии, пишет Лири, надоели людям хуже, чем бихевиоризм и психоанализ, ангажированные ЦРУ. Что же купили себе спецслужбы за свои деньги? Три науки – клиническую психологию, психологию личности и социальную психологию. Но все три науки занимаются вопросами приспособления – psychology of adjustment. Лири спрашивает: «Are you well adjusted? Huh? What the fuck does that mean…» Вы хорошо приспособились? Какого чёрта… что это значит в обществе 1990-х? Приспособлены к «чему»? Мы пришли к пониманию того, что ничего «нормального» не существует. Видимо, поэтому центральная глава последней книги Тимоти Лири называется «Мутанты».

Мутанты

Рыбы плавали в океане и высовывались из него, чтобы дышать атмосферным кислородом. У рыб была своя эволюция и своя ниша существования. Но всё-таки эволюция шла вперёд, и жизнь продолжалась на суше, на сухих поверхностях, – жабры остались у рыб, а кислород стал поступать в мозг через лёгкие. Тимоти Лири сравнивает ход эволюции тогда и сейчас. Люди, которые употребляют ЛСД, ДМТ и кетамин, стали дышать «новым кислородом», и для них открыт новый путь эволюции.

Церковь учила: только Бог может быть бесконечным. Среди математиков и «кислотных голов» («acid heads») еретическое переживание бесконечности процветает. Ещё Эвклид, изучая свойства треугольника, обнаружил несоизмеримость отрезков и иррациональные числа. Современная высшая математика продолжает становиться ещё более высокой, get higher – игра слов!

Предположим, важно не средство, а цель, то есть эволюция считается возможной. Мутанты победили – the mutation is a success, Doctor. Наша культурная война закончилась победой. Тимоти Лири прямо отождествляет мутантов и элиту. Элите свойственно творчество, и воображение, и даже «хакерство» – toward scientific and technological reality hacking. Фридрих Ницше и Алистер Кроули сделали всё, чтобы декаданс стал демократичным. Впрочем, изучая человечество в состоянии дикости, Джеймс Фрезер в книге «Золотая Ветвь» пишет:

«...Племя в скором времени приобретает богатство и рабов, которые, освобождая целые классы людей от постоянной борьбы за выживание, дают им возможность посвятить себя бескорыстному приобретению знаний – этого благороднейшего и сильнейшего орудия – с целью улучшить жребий человека».

Другими словами, элита, в том числе рабовладельцы Древней Греции и Древнего Рима, играют в истории человечества благороднейшую роль и улучшают жребий человечества – эта мысль не очень хорошо согласуется с тем, чему нас учили в школе.

В главе «Мутанты» Лири практически воспроизводит содержание главы «Из внутреннего пространства во внешнее» из своей книги «Нейрополитика». А именно определение контуров – circuits – cознания. Контуры выше пятого предназначены для будущей эволюции. Кстати, в книжных магазинах можно купить совсем популярные изложения этой теории – ликвидация безграмотности молодых людей. Но, разумеется, никто эти пособия не покупает. Серьёзные молодые люди предпочитают не читать тонкие брошюры в ярких обложках, а взять солидный курс у живого профессора в университете.

Современная алхимия

Современной алхимией Тимоти Лири называет киберпространство или «кибернавтику» – то, что пришло на место старых, мёртвых, ограниченных хиппи. Но в киберпространство входит нечто большее, чем поколение сети. Тимоти Лири пишет об управлении хаосом, ссылается на Эйнштейна и Пригожина. Как известно, Эйнштейн сказал, что Бог не играет с миром в кости («God does not play dice with the universe»). Сегодня стало ясно, что, напротив, «многие боги на самом деле играют» – «there are many gods who do indeed play dice». Илья Пригожин называет это эволюцией, диверсификацией и нестабильностью. Пригожин изучал самоорганизующиеся «диссипативные» структуры, которые могут вопреки интуиции сопротивляться закону возрастания энтропии и могут достигать состояния локальной упорядоченности.

Трансцендентная физика больше не имеет дело «с тремя коровами и с тремя яблоками», план строится в абстрактном пространстве, во внутреннем мире, а затем проецируется (answer back) во внешний мир. Поэтому не удивительно, что математика есть, вероятно, единственная область науки, в которой внутренние миры полностью приемлемы (inner worlds have achieved complete consensus acceptability). В рамках математики дискуссия о нематериальном (intangible) никогда не будет считаться мистическим нонсенсом.

Конечно, Тимоти Лири в очередной раз ссылается на массовую культуру. Да, абстрактная чистая математика хороша сама по себе, но важно, что практическая технология непрерывно пополняется. И тут же поп-звезда David Bowie упоминает в откровенно неакадемических источниках «airy inner and earthy outer worlds» – внутренние миры на небе и внешние миры на земле, и более того, это нe что иное, как Кетер и Малхут – каббалистские тайные вселенные.

В корнях программирования компьютеров Тимоти Лири усмотрел intimation of godhood – можно перевести как «намёк на божественное». Но, очевидно, только потому, что, как свидетельствуют биографы, сам увлекался «программизмом». Так же, как Алан Тьюринг плохо играл в шахматы, но шахматы любил. С точки зрения социальной реальности программисты – всего лишь обслуживающий персонал, ценятся личности, например, «настоящие физики», которые говорят программистам, что они должны программировать. Но, как всегда, бывают плохие и хорошие программисты. Хорошие, возможно, могут иметь интимные отношения с Богом. По крайней мере, так считает Тимоти Лири. Или, в любом случае, программирование – это очередной инструмент для мысли (tool for thought).

Галактика Гуттенберга

В эпоху между Платоном и Кантом считалось, что власть слова есть абсолютная и объективная власть, и все, кто разговаривает на данном языке, разделяют одно и то же значение – same thing. Эпоха Гуттенберга, печатание книг, на самом деле имеет свои негативные стороны.

Кто-кто, а уж искушённые постмодернисты (sophisticated postmodern citizens) знают толк в мультимодальной игре. А прочие смертные до сих пор путают целостность, непротиворечивость и истину. Система может быть внутренне когерентна и широко применима – например, религиозная догма – но может не иметь отношения к истине. Конечно, вопрос прокуратора Иудеи Пилата: «А что есть истина?» – актуален и сейчас. Но очень уж много тренеров (coaches), так много, что нельзя доверять никому. Не покупайте!

Однако то, что пишет Тимоти Лири, звучит правильно: каждая личность, индивидуальность должна быть «личным учёным» (personal scientist), конструктором фреймов значений. Это пересекается у него с декларацией правильной позиции психолога – не авторитарные, но коллаборативные отношения. Терапевт и пациент должны работать вместе как команда – as a team. Терапевт должен предоставить пациенту инструмент и тренинг, необходимый последнему для исследования собственного психологического makeup. Очень всё это хорошие слова! Вероятно, исключительно благими намерениями, как всегда, мостится дорога... Как там говорил один лирический герой: «Я очень хочу работать агентом КГБ! Запишите меня в КГБ! Я обязательно напишу письмо в КГБ!» Это из редкой записи «Через Призму Винта» Сергея Глазатова. Но и в «Дизайне Смерти» есть глава «Мутанты становятся агентами». Разумеется, не агентами разведки, а агентами эволюции, но агенты разведки могут назвать себя агентами эволюции... Более того, Тимоти Лири заявляет буквально, что история цивилизации есть история агентуры. Но это остаётся на его совести.

Оказывается, если верить Тимоти Лири, индустрия развлечений (entertainment) – это тоже диверсия мутантов. От джаза до сюрреализма, от Пикассо до Элвиса Пресли, от Гретты Гарбо до Мадонны – список в книге длинный. Тут уж обнаруживается явно «пиндосcкая ментальность», которая систематически критикуется и пародируется оппонентами с «правильной ментальностью».

И, наконец, Тимоти Лири упоминает то, как умирал Сальвадор Дали: уединившись и в нищете (если не материальной, то в духовной). Хорошо известно, что не только Сальвадор Дали, но и многие другие уходили в одиночестве. Хотя ещё лучше, может быть, умереть в авиакатастрофе или в автокатастрофе. Это пропуск в Центр Галактики.

Критика элиты авангарда

Timothy Leary. «Politics of Ekstasy».

Рецензия

«Я не знаю, где здесь пластика, если люди падают ниц».

Евгений «Джон» Соловьёв
-1-

Конечно, никому не нужны динозавры. Если есть интерес – в связи с тем, что происходит в мире здесь и сейчас. Уроки истории должны учить тому, что актуально относится к современности, так или иначе. С другой стороны, все эти потерянные поколения, кокетливо потерянные Хемингуем – дескать, потерянные-то, конечно, потерянные, но... Также и другие случаи, поколение «хиппи», поколение «шестидесятников», клуб самодеятельной песни – целые букеты субкультуры и контркультуры. Делать-то нечего – со своим поколением, со своей эпохой; это и Dasein, и лягушки, которых резал Базаров, для кого-то это родина, которая непонятно с чего начинается, и чем кончается.

Переписку Каутского с Энгельсом я не читал, но переписку Гинзбурга с Кероуaком – взял. Я и не гомофоб вовсе, с хорошим гомосексуалистом и на брудершафт выпью. Впрочем, гендерные вопросы вообще за пределами данной статьи. Примем аксиому, что когнитивная сложность не способствует коммуникативной компетентности, и тогда проваливаемся в континуум диалогических социальных миров, когда все друг другу внимают, но каждый вещает для себя, не в интересах истины, но в интересах ипотеки.

Мне сказали, а также я это и прочитал в интернете, что лучшая книга Тимоти Лири – это «Политика Экстаза». По крайней мере по критерию «настольности» для поколения, которое вроде бы и вымерло, но всё-таки ещё реферируется пиаром. Тимоти Лири, недаром что Ph.D., он определение даёт тому, что такое экстаз. Впрочем, именно это определение я цитировать не хочу, и так понятно тому, кто понимает. Там у них была Лига – IFIF – International Federation For Internal Freedom. Опять же, кому надо, прогуглите, пожалуйста.

Всё, что я писал до сих пор о Тимоти Лири, всё-таки недостаточно полно. Абсолютной полноты, как сказал Гёдель, не бывает, но меня там перепечатывают на leary.ru и scortcher.ru, и даже залили на ebookscenter.co.uk – коль скоро чёрный пиар стал таким нудным – я чувствую желание дополнить свои импрессионистcкие исследования. Дополняя и дополняя, мы приближаемся к так называемой истине. Не к той истине, про которую Пилат спросил – «а что это такое?». И не к той истине, на водоразделе материального и спиритуалистического, для функционирования которого требуется Параматма, и не то, что побудило Хайдеггера уклониться от визита на похороны Гуссерля... Всё-таки, что есть истина-процесс? Во всяком случае, может, и стоит держаться от неё подальше.

Тимоти Лири кем только не был, а был он и психологом, и первым internet savy – и он изложил учение о нервной системе как божественном устройстве – device – для того, чтобы пользоваться которым, нужно прочитать инструкцию. В Америке, вообще, пишут инструкции везде и приделывают их всюду – это менталитет. Начиная от инструкции что делать, если – choked – подавился. Или, что сотрудникам кафетерия после посещeния туалета – мыть руки. Эти инструкции какое-то дополнение к свободе. А тут инструкция от профессора Гарвардского университета – что делать с мозгами. В глобальном баре Америки, если вспомнить Rammstein, есть sometimes кока-кола, sometimes война.

Лири – писатель, а вероятно, от писателя ждут предвидений и прогнозов так или иначе. Кое-что он и на самом деле предвидел. Но я хотел бы соотнести предвидения старого времени с последним временем. Замечу, что моё «последнее время» точно так же окажется устаревшим через декаду-другую. Всё, что говорилось о так называемой киберкультуре, или cyberspace, в момент зарождения этой киберкультуры – было правильно и точно. Подтвердить это может Cтивен Уилсон – Steven Wilson – из Porcupine Tree. Или Дэвид Бирн – David Byrne – из Talking Heads.

Или вот цитата из канадского поэта:

Теперь я поселился в Монреале, и тут моя работа.
В чём заключается она? Всё, что мы делаем, – сидим в кафе,

И обсуждаем лишь единственную Тему:
A стала ли литература Available for free on the Internet?

David McGimpsey, «Моя Жизнь как Жизнь Канадского Писателя».

Перевод автора.

И в чтениях Щедровицкого (а Г.П. Щедровицкий, если кто не знает, – это гений всех советских времён и всех советских народов) упоминается конец «эпохи общественных институтов». Его окончательно признают, когда восстановят СССР.

Что есть общего во всех атаках против общественности и общественных институтов – то, что эти институты больше не нужны, или у нас теперь другие представления – зачем они нужны, кому они нужны, и как они работают в цивилизации. Возвращаясь к Тимоти Лири – тот говорил о конце политики, о переходе от земной политики к политике космической – terrestrial и celestial. Дэвид Бирн называл себя наблюдателем за человечеством, пришельцем из космоса. Cтивен Уилсон – по эстафете, сообщает, что современное искусство, если это мануфактура, никому не в радость, и именно для поколения «хиппи», или поколения «политики экстаза», искусство стало способом существования. Cтивен Уилсон заходит в музыкальный магазин, берёт там в руки пачку аудиодисков – и как я, утверждает, что интернет и свободный поток – streaming – музыки, который не контролирует музыкальный бизнес, – есть свобода. Поколение Сети, поколение интернета – преемник свободы «хиппи», которые начали с освобождения тела, в то время как предвидели освобождение нервной системы. И, оказывается, наркотики – частный случай медитации. Что касается литературы, книг – то и тут тема: насколько они стали свободны в интернете, и что теперь является очередными задачами союзов писателей?

У меня есть плохая манера – сливать в ведро несколько тем сразу. Тороплюсь, и, вообще, это можно считать компактным стилем, или импрессионизмом, или мозговым штурмом. Вероятно, кому-то ясно всё, что я пытаюсь сказать, а кому-то даже в медленном темпе не поможет. Но у меня вот такая вторая сигнальная система, можно жаловаться психиатрам. Но и это совершенно двусмысленно – они сами мне жалуются.

Я хотел бы поиграть со своей второй сигнальной системой, и сравнить полёты. Полёты в Америке, Get High. И то, что ассоциируется с бригантиной, поднимающей в дальнем синем море паруса – как это они так взяли друг друга за руки, чтобы не пропасть по одиночке – в России. Эпоха одна и та же, 60-е годы двадцатого века. Но пропадали. И в Америке, и в России.

Заметим, между организованным насилием, типа гитлеризма и холокоста, и насилием в Комбинатах имени Кена Киза, с полётами над кукушкиным гнездом, есть, как говорят в Одессе, две большие разницы. Приведу длинную, но поучительную цитату:

Хребты безумия – тайны психиатрических больниц штата Огайо

Athens Mental Hospital/Athens Lunatic Asylum.
Афинский центр психического здоровья располагается на холме, по соседству с рекой Хокинг. Он открылся 9 января 1874 года на землях, приобретённых у местного фермера Котса. Больница была построена как дом для ветеранов гражданской войны, страдающих от посттравматического стрессового расстройства. Lunatic Asylum создавалась с философией д-ра Томаса, который верил в проектирование приютов в форме реального дома, чтобы принести знакомый комфорт для своих пациентов. Население быстро выросло с 200 до 2000 в начале 1900-х, правильный уход был даже отдалённо не возможен. В попытке сделать большое количество психически больного населения более управляемым, регулярно проводилась лоботомия в 50-х годах. Доктор Уолтер Джексон Фримен, доктор философии, иначе «Отец трансорбитальной лоботомии», проводит более 200 лоботомий в одиночку.

В последние годы кампус Государственной больницы, также известной как «Хребты», перешёл в распоряжение Университета штата Огайо, и сейчас там располагаются сразу несколько учебных зданий.

Старожилы города помнят старую государственную больницу. Это было внушительное массивное здание, стоявшее на северной стороне Уэст-Брод-стрит. Психиатрическая больничная система была создана в Колумбусе в 1838 году, но главное здание возвели только в 1870-1877 годах. Постройка была настолько огромной, что, по некоторым источникам, стала лидером по площади чуть ли не во всей стране.

Больница для умалишённых просуществовала до 1980-x годов, когда уже почти вся краска слезла со стен, и клетки-комнаты в подвалах давно были заброшены.

Сейчас на этом месте высится новый монстр из стекла и стали – Департамент транспорта штата Огайо. Но остатки старой лечебницы ещё можно кое-где найти.

В Columbus Dispatch за 18 октября 1894 годa была опубликована одна любопытная статья. Надо отметить сразу, что тот отрезок эпохи отличался особыми стандартами журналистики (полная свобода) и медицинской этики. Абсолютно спокойно печаталось содержание предсмертной записки самоубийцы, а порой и убийство из ревности облачалось в романтические цвета. Это был почти особый вид искусства, в котором сплетались тёмные и чарующие нотки. По этой теме даже вышла книга Майкла Леси «Wisconsin Death Trip», по которой в последующем был снят одноимённый фильм.

«Это коллекция фотографий и статей, описывающих жизнь в маленьком городе штата Висконсин. В книге были фотографии младенцев в гробах, сообщения из психиатрических больниц, детали сцен убийств… это невозможно забыть. Книга произвела на меня огромное впечатление». (Уэйн Статик, лидер индастриал-метал группы Static-X)

Так вот, о статье. Она называлась «Капризы разума». В ней врачи лечебницы спокойно раскрыли детали различных психозов своих пациентов, что сейчас является совершенно неприемлемым. Более того, газета опубликовала статью в качестве юмористической колонки.

Приведу самые яркие случаи. Один пациент, совершенно нормальный на первый взгляд, имел лишь одно отклонение: знание о Море смерти. Он утверждал, что это море составляет 18 дюймов в ширину, 150 футов глубиной и тысячи километров в длину. Больше о нём рассказать ничего не мог.

Госпиталю принадлежали четыре кладбища (по другим источникам: три):

– State Old Insane and Penal Cemetery (oldest)
– State Feebleminded Cemetery (second oldest)
– State of Ohio Asylum for the Insane Cemetery (third oldest)

– State New Insane Cemetery (most recent)
State Old Insane and Penal Cemetery.
В списке это самое крупное кладбище, к тому же самое трудно находимое. Оно служило местом захоронения пациентов Государственного института для слабоумных (старое название бывшей психиатрической больницы Колумбуса) и заключённых пенитенциариев Огайо (исправительное учреждение тюремного типа). Исправительная (пенитенциарная) психология изучает психологические основы ресоциализации (восстановления утраченных социальных связей и качеств личности, необходимых для нормальной жизнедеятельности в обществе).

State Feebleminded Cemetery.
Columbus Developmental Center Cemetery.
Государственное кладбище слабоумных является вторым старейшим местом захоронения при психиатрической больнице Колумбуса. Здесь уже даты начиная с 1906 года. Как вы можете увидеть на фотографиях, здесь почти одни таблички. Пациенты не имели семей, которые могли заплатить за достойное надгробие.

State of Ohio Asylum for the Insane Cemetery.

TICO Cemetery.
Упадок больницы. Убежище неимущих пациентов. Только 75 могил имеют даты и имена, остальные же – только номера. Более того, есть два надгробия, которые сообщают: «Образцы». Образцы чего? Трупы для медицинских экспериментов, а может, всего лишь части?

Существует одна жуткая версия.
Образцы – это дети, посаженные на наркотик Triavil 4-50, вызывающий жуткие галлюцинации. Некоторых детей буквально заставили его принимать. Их избивали, пытали и насиловали. Беспризорники, за которых некому было вступиться. Их держали на специальной ферме. От этих таблеток мозг словно жарился. Кто не выдержал – стал «Образцом». Некоторые выжили. Тем детям около 40-50 лет на данный момент.

А таких мест по всей стране ещё очень много...

Да, 40-50 лет… И уже все 60-70 лет. Потерянное поколение, и в Америке, и в России – никаких преимуществ СССР не наблюдается. Впрочем, тут можно и организовать дискуссию – с товарищем Швондером, трансформировавшимся в Кургиняна.

-2-

Cледует отличать истину и конфиденциальность истины. Больному не дают читать его историю болезни, он ничего там не поймёт, или поймёт неправильно. И более того, аморально «обнародовать» содержание досье, в котором хранится нечто, что может сойти за истину. Такие «истины» нам не нужны. А какие нужны? Видимо, в качестве социально допустимых истин могут выступать коллективные инварианты, групповые паттерны мышления. Психологи не скрывают, что опасаются фрейдистского переноса, контрпереноса. За персональный психоанализ получают особые гонорары. Нужно на берегу договориться, принять аксиому – то, что мы счастливы, может быть, в рамках, ограниченно, финитно, «в отдельно взятой стране». Впрочем, давно известно отличие Сущего и Бытия. Известно также, что психологи советуют родителям радоваться, когда они замечают, что дети уже научились врать – это симптом приспособленности.

Нет ничего удивительного в том, что Ph.D. Тимоти Лири в своих сочинениях что-то и соврал. Хотя это называется по-другому. А именно, субстанциональный социум без личного вранья не существует. История создаётся усилиями воли, и без вранья никак не обойтись. Любое усилие воли противостоит массам, и как фермент или рычаг – ложь, переход в новую систему координат. А потом, массам разъясняется нечто типа того, что сбор желудочного сока полезен государству. А Ph.D. Лири – известный прозелит рок-н-ролла. 16 видов грибов из Мексики – это тема диссертации номер один, но медитация – тема, которую невозможно игнорировать. И, как известно, Лири детально характеризует творчество Циммермана, Боба Дилана, который, если я изучил правильно доступные материалы, – параллельный Владимир Высоцкий. В 1961-1964 годах Боб Дилан собирает на стадионах аудиторию и поёт перед ней чисто бардовские песни, типа

Who killed Davey Moore,
Why an’ what’s the reason for?

Это чисто волевое искусство – «хочу и буду». Я мог бы привести ещё любимые мной примеры, когда некто «собирает на стадионах аудиторию», и это не имеет отношения к критике, общественности, общественным институтам. Тем не менее, общественные институты и критика не могут остаться в стороне и «лезут». А именно, и Тимоти Лири утверждает, что «литературная мафия» сделала Циммермана своим агентом. Но вопрос: только ради подключения к доходам шоу-бизнеса или ещё чего-то ради? В России-то не было ни секса, ни шоу-бизнеса – до Бари Алибасова, или кого там?

-3-

Вообще, существует бесчисленное множество оттенков любви. А ненависти как таковой нет, точнее, ненависть – это когда платят киллеру... Уточняю то, что я trying to say.

Cуществуют же нераскрытые преступления. Убить предумышленно и расчётливо можно, и есть вероятность, что не поймают. Представьте себе таких «удачников»: они не сидят в тюрьме, они вспоминают то, что сделали, но об этом нельзя говорить публично. Кто собрал статистику таких случаев? Вот это пример ненависти. А всё остальное – оттенки любви. Более того, иногда даже мысль в голову не приходит о том, чтобы кого-нибудь убить, хотя if looks could kill they probably will...

Данная исключительность «квантовой истины» наводит на размышления. A что такое Истина и Правда вообще. Да! Историю творят люди. Одинаковых людей нет. Позиционируя себя во второй сигнальной системе, просто полезно и awarding врать, лгать и помогать спецслужбам разгонять оранжевые революции. Это у Ньютона абсолютное пространство, и «тело» одинаково летает и с Пизанской башни, и по орбите до самого Плутона. А что там наабсолютизировали человеки и напредлагал Фрейд – спросите у методологов, которые восстанавливают СССР. Впрочем, Александр Зиновьев писал: «не подам руки стукачу». Mолодец, видимо, таки да, были случаи, что он не подавал. И пигмеям Горбачёву и Ельцину тоже досталось от него, по возвращении из Мюнхена в Московский кружок.

Всем известно, что Тимоти Лири был агентом. Он там пишет о небесной политике, нейрополитике, политике экстаза, об агентах par excellence, на которых держится цивилизация. Hо когда его посадили в тюрьму, он там стал писать письма в FBI и сдавать товарищей по IFIF (International Foundation for Internal Freedom) и S.M.I.I.L.E. (Space Migration, Intelligence Increase and Life Extension), и просто всех, кого знал на западном побережье. Для того, чтобы его выпустили из тюрьмы досрочно. Ушлый Циммерман и другие люди Love Generation были заинтересованы в экономических зонах, где можно уклониться, видите ли, от уплаты налогов. Удивительно, что обстоятельства сотрудничества Лири с ФБР стали доступны для всех – у меня есть его биография, она продаётся во всех Chapters.

Проводя аналогии между поколениями, one dimensional men в Калифорнии и теми, кто надувал паруса на «Бригантине», взявшись за руки, чтобы не пропасть по одиночке… Как тот попугай Хазанова, который пролетал на городом Орлом в году пленума об усилении идеологической работы... Я хочу сказать, что по той самой теореме Белла о вероятности спонтанного квантового взаимодействия, про которую знают только умники старшие научники и Ph.D., пропагандирующие любовь к кислоте... В общем, понятно, что я trying to say. Понаведайтесь в архивы. Или заплатите немного в нужное время и в нужном месте, вам из архивов вынесут.

В Канаде и, видимо, вообще в странах золотого миллиарда, предпринимаются попытки глобального социологического исследования того, как население сотрудничало с beasts. По крайней мере с гестапо при Гитлере. Что касается Сталина – я не знаю, наверняка материалы для диссертаций найдутся, но пока это «не обнародовано». Что касается нацизма, Геббельса, Холокоста – у меня есть и книги, и фильмы. Да, Большой Брат хотел любви. Любви как спектра оттенков ненависти. Если с этой точки зрения посмотреть на уроки Счастливых Шестидесятых – что мы выучим в школе матушки истории... Я, по крайней мере, для себя нашёл там нового бога – который существует и должен прийти, но пока это общая идея, некая будущая истина. А все Боги Библии, увы, умерли. Так говорил Заратустра. В СССР не было ни секса, ни гомосексуализма, ни религии – один государственный антисемитизм хотел рулить и вырулил в штопор. Интересно, что чисто милитаристская разработка, коммуникационная сеть для атомного похода, трансформировалась в Интернет. И поколение Сети получило в наследство нечто. А что именно? Трудно сказать – нужно лет 100 наблюдать за явлением. Но ясно, что «заправлены в планшеты космические карты», а Большой Брат на Земле почти умер также. Теперь Большой Брат наблюдает за нами из космоса. Тимоти Лири, умирая, так и сказал своё последнее слово – «поехали!». Так или иначе – примерно все говорят одно и то же...

-4-

Броненосец Потёмкин уже никого не вдохновляет. Подумаешь, черви в супе! Есть сети ресторанов быстрого питания. Вес набирают, вес сбрасывают. Drop in, drop out. Суперкоммерческий рок-н-ролл Pink Floyd уже показал, каких червей следует ожидать и опасаться со стороны всемогущих боссов, раскуривающих папиросы, отнюдь не «Беломорканал». А мы-то, офисные топ-менеджеры, прозябаем между вакациями в снега Килиманджаро и в музей Эрмитаж. Хотя Академия П@@@дежа и Deja Vu со всем разберётся.

Да, Хемингуей предвидел дешёвые туры к Махариши в Индию. У него там потерянные поколения, яйца фугасом оторвало в Первую Империалистическую. А Лири, Кероуак, Барроуз, Гинзберг уже не пропадали. Они менторы и прозелиты следующего поколения, от генерации битников – генерации хиппи, география trips расширяется.

А тут ещё LSD оказывается ответом небесной космической обороны ядерным экспериментам Трумена в Хиросиме и экспериментам Сталина в Языкознании. Но как-то химическое стимулирование не прижилось. Потому что кислоту забивает героин, который всё же груб.

Я знаю человека в Израиле, который живёт на «системе» – то есть на системе из капельницы и иглы. Он описал мне героиновый финал. Он в Нетании, на побережье Средиземного моря, лечится от этого электрошоком, но говорит, что электрошок – это совсем не больно. Израильский электрошок. Он ездит в психушку и принимает свой сеанс электрошока под общим наркозом. Он спит, к нему подключают гуманные электроды – он просыпается и едет домой, к своей «системе» и платить наркодилерам. Ах да – ещё в той психушке есть кабинет арт-терапии. Там – пластилин, всё, что требуется для акварели, и фантастические мелодические песни на современном иврите.

Groovy музыка поколения любви трансформировалась в дискотеки с удовольствиями от таблеток экстази, и это уже не pot шестидесятников. Это просто такой очищенный sex drive, и уже не требует прикалывать цветы к причёскe, если ты едешь в Сан-Франциско.

Но позволено при Обаме много, и явно больше, чем было позволено при Никсоне. Не рекомендуется кричать на каждом углу, как ты счастлив, это да, нужно быть скромнее, хотя счастье, можно сказать, куётся на конвейере, входит в пакет банка, в потреблятскую корзину и даже на велфере можно поговорить, если прислониться к сухой тёплой стенке.

Книги Лири, Спилберга и Уотса продают в Cannabis Culture Headquarters Store. Я видел «Космический Триггер» на книжной полочке в Ванкувере. Вообще, я выписал с amazon.com несколько дешёвых переизданий Тимоти Лири. Впечатление лубка. Везде-то они впечатывают этот титул «Ph.D.» и излагают схему «попадания» и «выпадания» популярным языком для парикмахерш. Но и парикмахерши из Net Generation плюют на титул. Хотя на самом деле аутентичный Тимоти Лири писал лучше – иногда он и на самом деле взламывает социальные табу. Систематически он пытается излагать свою теорию нервной системы – но это уже не по вкусу «настоящим Ph.D.», обязанным соотноситься с цензурой и диссертабельными авторитетами. В России и в постсоветской Вокруг-России обитают так называемые научники. Они себя считают лучше.

Как я уже сказал – нам интересны результаты. Потерянное поколение – что это такое? Ecли смотреть «ceнтиментальными глазами» – собираться, выпивать, закусывать, вспоминать каждому своё, то это хорошо с точки зрения группы или коллектива некоторого типа. Скажем так, тип этот может варьироваться неожиданно – ветераны обкомов КПСС, поклонники кислоты и фестиваля Woodstock, узники сиона из СССР, накопившиеся в Израиле. Каждый тип потерянного поколения гладит себя по голове, поёт в своём клубе самодеятельной песни. Если цель именно такова – в узком кругу собираться вокруг костра своей клубной истины – то да здравствует свобода! Но, какие-то сталкеры, и, я думаю, из молодых, которые ещё не определились со своим выбором клубной истины, всё-таки пробуют поместить себя «вне измерений» и подыскать нечто для своего поколения. Возможно, через 40 лет они также сядут в кружок вокруг костра, но пока они ещё не присели... Они пока, как пришельцы, – смотрят и изучают НАС, которые потерянные, мудрые до дури, от своих персональных сорока лет любви и ненависти. И в таком случае, остаётся вопрос: кому нужна эта история, чему можно научиться у поколений, которые оставили артефакты, публикации, архивы – но сами в это всё не хотят верить.

-5-

Последняя книга из числа букинистических про Тимоти Лири, которую я достал – «Flashbacks» – причём, кажется, с автографом самого Лири, посвящением каким-то Neusa и Raimond to distinct individuals. Это personal and cultural history of an era, или автобиография Лири. Кому она нужна? Книгу продали мне, возможно, внуки – распродаcт хлам дедушки и бабушки. И у меня дома такого хлама накопилoсь, и распродать-то будет некому, просто выбросят, как прочие тюки с имуществом. Видимо, книг Тимоти Лири, которые у меня есть – мне хватит. Тем более, что среди аутентичных много «конспектов», почти комиксов для чайников.

Но во «Flashbacks», в главах про побег из тюрьмы в Кабуле, затем арест в Кабуле, затем про впечатления о тюрьме Folsom, также упоминается книга «Neurologic», которую Лири написал в тюрьме with two-inch pencil stub. Я бы её купил себе. Хотя, тезисы также воспроизведены в «Design For Dying», которую я знаю.

Говорят, продано миллион копий «Neurologic», переведена на французский, немецкий, испанский, японский. Хорошо иметь «писательскую жену», которая бегает по редакциям, когда ты сидишь в тюрьме. Но, интересно ещё то, что в этой тюрьме Folsom Лири писал эту книгу, а не только доносы в ФБР, если верить биографам. Я попробовал найти во «Flashbacks» что-нибудь про ФБР. Что он там «обнародовал»... Escape Plot... cтраница 350. Есть! Но не так уж много о том, что есть в биографии некого Robert Greenfield...

Cледуя пояснениям самого Лири, ФБР запросило доносы на организацию «Синоптик» – «Weatherman». Именно эта организации организовала побег из тюрьмы в Кабуле. Несколько далее, по тексту «Flashbacks», утверждается что в деятельности этой организации были замешаны сами агенты ФБР. Собственно, эту информацию раздобыла Джоанна, которая также бегала по издательствам с «Neurologic». FBI былo замешанo во взломах квартир, за что следовало посадить 20 агентов или сколько-то там. Но если бы удалось получить от Лири доказательства, что CIA (foreign powers) замешаны (или, как при Сталине говорили: болтун – находка для шпиона), то взлом частных квартир можно было бы считать хорошей работой, а агентов бы отмазали. Эти подробности в книге Greenfield отсутствуют, но правда в том, что речь шла сроке в 10 лет. Досрочное освобождение в обмен на показания. Да, Тимоти Лири согласился давать показания.

Что это за «Weatherman»? Вам не нужен синоптик, чтобы узнать, куда дует ветер. «You don’t need a weatherman to know which way the wind blows» Bob Dylan, «Subterranean Homesick Blues».

Самыми известными операциями «синоптиков» были:
– организация побега Тимоти Лири 12 сентября 1970 года.

– взрыв в здании Капитолия 1 марта 1971.
– взрыв в Пентагоне 19 мая 1972 года (в день рождения Хо Ши Мина), который вызвал затопление, опустошившее секретные данные на компьютерных плёнках.

С окончанием войны во Вьетнаме организация самораспустилась. Обвинения со многих членов организации были сняты, так как ФБР нарушало законодательство при проведении расследований.

Вообще-то, если говорить о революции применительно к движению 60-х в Америке, то это как бы границы той самой революции. Левее уже ничего не было, может быть, Чарльз Менсон, но это уже не революция, а уголовщина. Но так или иначе, студенты, новые левые, читатели книг Герберта Маркузе, которые особенно не отличали Мао от Че Гевары... ФБР, собственно, делать было нечего, было там постановление об усилении расследования и наблюдения за безработными, хиппстерами и докторами философии, интересующимися наркотиками для расширения сознания.

То, что они врывались в дома, и взламывали частную собственность – это, как говорится, «место встречи изменить нельзя!». Но всё же взрывы как протест против войны во Вьетнаме заслуживают упоминания в Пантеоне Героев.

А теперь чему же научилось у того – это поколение, поколение Сети и интернет-технологий. Есть! Смотрите infowars Алекса Джонса. Я смотрел его документальный фильм о борьбе с Новым Глобальным Порядком, Билделбергом и о расследовании 9/11 как Inside Job.

-6-

В отличие от битников, которые ездили from coast to coast на всём бензиновом, что могло ездить, в отличие от хиппи, которые начали вертикальный взлёт в космос с помощью средств медитации, поколение Сети путешествует, не выходя из дома, с помощью devices. Поэтому не совсем очевидно – чем они занимаются, смотрят весёлые картинки на мониторах? А когда же бомбить?

Если сравнить российские и англосаксонские cайты демотиваторов, то российские жёстче, а на англосаксонских попадаются чаще загадки, лингвистические коаны, не столько смешные, сколько требующие умственного усилия и декодирования. Что касается видеокастинга, постов в форумах и блогах – то самое простое назвать это всё помойкой. То есть, люди просто не понимают – зачем это всё открыто и где тут свобода. Более того, в Сетях сидят тролли. В Сетях сидят парикмахерши, домохозяйки, которые «флудят». Порядочные люди уже написали книги о том, как оставаться человеком в век электронной мафии. Да и демотиваторы регулярно напоминают друг другу – не пости дерьмо. Но проблема в том, что технологическое открытие уже не закроешь, с ним надо жить.

Человек старой закалки или, читай, человек из старой советской России, видимо, уже не откажется от убеждения, что сколько бы обезьяна ни стучала по клавиатуре... и прочее в этом роде. Те, кто родился в 21 веке, видимо, защитный иммунитет к информации вырабатывают. Всё же мозг и нервная система – гомеостатические машины. Но вот что удивительно – что человек из Прошлого, Тимоти Лири, был на стороне киберкультуры. Таких мало, но может быть, они правы.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Три эссе о Тимоти Лири

Три луны Мидгард

Когда-то было у Земли Великолепных три Луны… _______ Звёздные войны… Более 1000 л50ет назад в нашей галактике очередные битвы коснулись и нашей солнечной системы, в результате чего...

Эссе. Время

Эссе. Время Что есть «время»? Все знают, и никто не знает, что это за феномен. На обыденном уровне каждый из нас может дать свое толкование времени. Но никто не может сказать, что...

Эссе

В мировой поэзии двадцатого века Владимиру Маяковскому принадлежит особенная, можно сказать, исключительная роль. Благодаря ему, мировая поэзия преобразилась, стала ярче...

Эссе Встреча

Ты-злой, ты-очень злой!Какой облом! Звонит девушка, предлагает вместе поужинать. Ты говоришь что сегодня занят: едешь в спортзал. Через час звонит просит её подвести, ты меняешь...

Эссе. Короткие рассказы

Выпуклости удачно совместились с впуклостями и пассажир удобно уселся. Какое облегчение! Все совпало. Тело удовлетворенно заурчало, засыпало. Потом спало, сопело, мозги отдыхали...

Эссе, маленькие рассказы

Ужин. После работы за ужином иногда на меня находит, вернее, накатывает волна оцепенения. - Ну что ты замер как статуя!? - О чем ты там думаешь? - Я думаю… Еле ответил я. - Ой...

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты