Рывки. Сказка про Тушканчика

На столе стояла мятая кружка.
Свет был тусклым, но заливал, мерцая, все вокруг. Тушканчик отклонил голову назад, и свет отступил, как будто Тушканчик вынырнул из него.

Стол близко-близко от железной кровати, оплывшая бледная толстая свечка, что секунду назад была целым миром, капли по тонкой крыше.

Тушканчик дотянулся до стола, отхлебнул. Чай был почти как вода. - «Дождевая вода...» - подумал Тушканчик и посмотрел сквозь дыру в крыше на мутное небо, в котором плыла, мерцая зеленым светом, Звезда.

0******1

Капнула ночная росинка. Тушканчик протер рукавом номер на тело-грейке:

115838 и буква Z. - «Чтобы это значило?..» - подумал Тушканчик, раздавил сапогом окурок Беломора, пинком послал его в стену домика, и по-смотрел сквозь еловые ветки на Звезду.

0******2

- «Сегодня» - подумал Тушканчик, поправляя свечку. - «сегодня я попытаюсь уйти от дождя…» -

В сумерках было проще уходить от дождя, можно было выбирать тро-пинки под еловыми лапами, и дождь терял тебя из виду. Можно было петлять, запутывая следы, которые сразу становились невидимы в темноте. - «Есть» - подумал Тушканчик, - «ведь есть же, ведь всегда есть шанс, что мо-жет быть сегодня дождь меня не найдет и я не встречу его снова…» -

Тушканчик посмотрел на Звезду. И ему захотелось пуститься бегом, без оглядки, не разбирая дороги. И бежать, бежать, бежать, забывая о дожде, о сыром Беломоре, и о том, что над головой. Бежать прочь из этого места.

Тушканчик бережно достал почти сухие, из самого глубокого кармана, спички, поежился. - «Сегодня» - подумал он, - «сегодня...»

0******3

Тушканчик уже очень устал, когда набрел на Ржавое Дерево.

- «Да...» - сказал Тушканчик, - «ты, наверно, тоже очень не любишь дождь.» - Дерево, что стояло, будто вцепившись в луну коричневыми, в обрывках истлевших листьев ветками, молчало.

- «Как плохо быть деревом» - подумал Тушканчик. Странно, деревья всегда казались Тушканчику самыми сильными великанами на свете, которые могут укрыть, прошуршать песню ветра листвой или иголками, и нико-гда не бояться темноты. - «И ты никуда не можешь уйти с этих камней» - сказал Тушканчик, посмотрев на все еще сильные корни Дерева.

Тушканчик привалился спиной к Дереву молча, закурил, глядя на Звезду. У него не было сил спешить.

Когда Тушканчик побрел дальше, луна опустилась еще ниже, и кому-то могло бы быть видно, что вся спина и рукава Тушканчика в ржавчине, и даже скорый дождь, смыв следы на тропинке, не смыл ее.

0******4

Тушканчик пошарил рукой по карману. Достал Беломор, стал искать спички. Рука нащупала что-то мягкое, почти невесомое. Смятый комочек. Смятый комочек чего-то... Что когда-то было... Он не помнил - чем, но - бы-ло. Из него можно было складывать кораблики, хотя Тушканчик не помнил, что такое кораблики, но это слово несло радость, а еще на нем, этом чем-то, можно было рисовать. Тушканчик иногда рисовал. Просто на песке, или складывал слова, которых не понимал, из еловых иголок... Что-то увиделось, вспомнилось и рассыпалось в мгновенье. И опять стало так страшно смот-реть вверх, но так желанно, что Тушканчик посмотрел на Звезду, и его сжа-ло, закрутило, и все понеслось...

Когда Тушканчик открыл глаза, то увидел, что лежит лицом в мокрую землю.

0******5

Сегодня Тушканчик решил снова отправиться на охоту. В такие дни, когда воздух становился густым, и серая хмарь неба начинала светиться изнутри, а Звезда переставала мерцать и светила ярко как никогда; он знал, что может ему и удастся задуманное.

- «Однажды мне уже удалось», - подумал Тушканчик, пошевелив тлею-щие в очаге поленца. – «Тогда я поймал Тень очень быстро…»

- «Какими безобидными кажутся Тени», - всегда думал Тушканчик, ко-гда изредка он мог заметить их в лесу. – «Темно-фиолетовые, фиолето-во-черные и даже серые Тени такие беззащитные, им всегда приходится подчиняться»… –

Но Тушканчик прекрасно знал, что внешняя безобидность Тени обман-чива, что Теням всегда очень-очень холодно, поэтому они и приклеены к другим, а согреться сами они не могут. А совсем исхолодавшиеся Тени бро-саются на тепло, и занимают место всего теплого внутри…

Тушканчик был готов, он знал, что Тени, на которую охотишься, нельзя подавать виду о своих мыслях. Поэтому он закурил, уселся под старой елкой, снял сапоги и, как бы невзначай, вытряхнул карманы телогрейки.

… телогрейка лежала на земле, покрытой еловыми иголками, подвернув один рукав.

- «Здравствуй, моя Тень», - сказал Тушканчик.
- «Здравствуй, Тушканчик», -
сказала Тень, выглянув немножечко из-под телогрейки.

- «Спасибо тебе, Тень»… - сказал Тушканчик.
Вдохнув сырой туман, Тушканчик натянул сапоги, нащупал в кармане Беломор и спички, посмотрел на яркую Звезду, вытряхнул телогрейку и по-брел домой.

Что-то укололо Тушканчика в спину. Пошарив под телогрейкой, он нашел зацепившуюся пару еловых иголок, фиолетово-черных в свете заходя-щей Звезды.

Тушканчик зябко поежился и глубже спрятал вдруг странно замерзшие ладони в карманы.

0******6

Сколько себя помнил, Тушканчик постоянно чего-то ждал. Ждал, пока высохнут дрова под крышей, чтобы развести в печке огонь. Ждал, пока едва разгоревшееся дерево согреет дом и можно будет снять телогрейку. Ждал, быть может на этот раз пыльный будильник на столе пойдет снова. Ждал, пока разгорится Беломор, когда закуривал. Ждал, когда в небе взойдет Звезда. И ждал, когда же она, наконец, скроется...

- «А чего ждут Звезды?» - подумал Тушканчик, посмотрев в тусклое не-бо. – «Не может быть, чтобы Звезды...» -

Но Тушканчик ошибался, он не знал Звезд, он знал (думал, что знает) только одну Звезду.

И ждал...

0******7

Сегодня Дождь, казалось, забыл на время о Тушканчике.

Проснувшись, Тушканчик заметил, что не слышит перестука по ветхой крыше и решил попробовать погулять. Просто. Без дел, что никогда ему не удавалось.

- «Почти сухой Беломор»… - подумал Тушканчик, пошарив в кармане. – «Так странно». –

Он бы обрадовался, если бы помнил – как это – радоваться. Тушканчик собрался, взял с собой вязанку чайных листьев, кружку и немножко воды из чайника. И лепестки, что нашел совсем рядом с домом, на странной поляне, где пахло надеждами и где становилось так тоскливо, хотя он и не знал – почему.

Лес почти просох, паутинки, которые задевал Тушканчик, тихо звенели, и Тушканчику даже показалось, что стало светлее и тише вокруг.

Когда Тушканчик выдыхал, появлялись маленькие облачка и стреми-тельно исчезали. Но ему было очень спокойно, и Тушканчик даже не поду-мал, что облачка, которые он выдыхает, скорее всего, очень быстро умирают на морозном воздухе.

- «Как странно… Как странно, идти по совсем-совсем знакомой тро-пинке и прийти совсем-совсем не туда, куда она ведет». – подумал Тушканчик, вдруг выйдя к большому серому камню.

Большой серый камень молчал. Тушканчик потрогал его рукой, и едва не отдернул руку – камень оказался удивительно теплым наощупь. Тушкан-чик попробовал обойти камень, но, сколько он ни шел, камень не кончался. Тогда Тушканчик сел, прислонившись к камню, закурил, посмотрел в небо. Но Звезды там не было. А вот само небо оказалось почти светлым. Тушкан-чику даже показалось, что где-то далеко вверху над ним кто-то включил большую лампу, только не было видно – где.

Тогда Тушканчик раздавил окурок, приспособил старую кружку по-удобнее, и полез на камень.

…Камешки были очень мелкие. Тушканчик зачерпнул их рукой. С почти неслышным шепотом они потекли вниз, домой, на землю…

Перед Тушканчиком стелилось Море.
Облизывалось, шуршало, и Тушканчик сперва даже не поверил, что такое бывает. Хотя, иногда Тушканчик помнил, что ему что-то снилось…

Тушканчик собрал веточек, развел маленький огонек, и заварил чай. Прихлебывая чай, Тушканчик смотрел вперед, пока ему не показалось, что вот-вот сейчас этот непонятный зверь проглотит его совсем, сначала Туш-канчику было так хорошо-хорошо, но потом ему стало так страшно-страшно, и Тушканчик опустил глаза…

Под Тушканчиком лежал камешек с непонятным узором на боку.

- «Такие камешки надо бросать в море на счастье», - подумал почему-то Тушканчик, взял в ладошку теплый кругляш и, отставив в сторону кружку с чаем, встал и... бросил камешек что было сил в горизонт.

Росчерк камешка по розово-синему небу, и далекая волна, высплеснув, слизала темную точку.

После, Тушканчик чувствовал, знал, что у него в кармане все тот же камешек с непонятным узором на боку, тот, который так странно грел его изнутри.

- «С камешком-то теперь ничего не может случиться», - подумал вдруг Тушканчик, посмотрев на Звезду, и в который раз перелезая через большой замшелый холодный серый камень, за которым снова оказывался только лес.

0******8

Закипел чайник. Тушканчик осторожно снял его с плиты, пошевелил дрова поленцем. Совсем рядом капнуло сквозь дырку в крыше и потянуло сквозняком с запахом прелых листьев.

Чай был бледный, слишком горячий и почти безвкусный. Только привкус чайной горечи чувствовался на донышке.

Дрова уже перестали трещать, когда Тушканчик заснул. Почти погасла свечка на столе, из дыр в крыше светило темным пятном небо, горела Звез-да.

Тушканчик никогда не помнил, что ему снилось, когда удавалось за-снуть. Помнил только, что снилось. Что-то снилось, но просыпался Тушкан-чик всегда словно и не спал, а делал тяжелую и нудную работу. Словно так было нужно. Как всегда, так нужно, глубоко в себе знал Тушканчик, и ему приходило на ум одно слово – суждено, хотя он и не помнил, что оно значит.

На столе мок Беломор и спички.

0******9

Сегодня Тушканчик заметил, что у него иногда першит в горле, когда он курит. И как не отставлял Тушканчик ладошку с Беломором в сторону от себя, дым упорно охватывал Тушканчика всего целиком, складываясь в странные восьмерки, вытянутые вдоль.

Тушканчик шел по Лесу, иногда смотря на Звезду и тяжелые темные тучи, что проносились, то закрывая, то открывая Звезду, и рвались в клочья ее яркими лучами.

Тушканчик посмотрел на окурок в руке и пересчитал по-привычке свои пальцы. Тушканчик всегда так делал.

- «Интересно»… - подумал Тушканчик. – «Пять». –
- «Странное число»… - думал Тушканчик, вспоминая, что у него всегда было четыре, не считая непонятной шишки в основании ладони…

- «Такое ставят для слива дождевой воды», - показалось, что вспомнил Тушканчик, вдруг увидев дыру в склоне, и на ум пришло странное слово «дренаж». – «Оно всегда большая труба, обычно под большими дорогами, и там, в конце, должно быть светлое окошечко выхода». –

Тушканчик присел на корточки и посмотрел внутрь.
Большой шершавый черный круг с серыми краями и чернь внутри. И никаких окошек света.

- «Интересно», - подумал Тушканчик. – «Как же так, ни крошки цвета внутри»… –

Тушканчик отер ладони о телогрейку и выставил руку с горящим Бело-мором внутрь круглой дыры, надеясь подсветить, что там, внутри. Беломор исчез, и Тушканчик видел только свою бледно-зеленую ладонь. Тушканчик тут же достал руку обратно. Окурок был на месте. Темно-зеленый Лес засто-нал ветром в высоких елках.

Беломор вяло дымил в руке, и дым тягучими кольцами стремился к Тушканчику.

- «Что же это?» – вдруг вслух сказал Тушканчик, сидя возле дыры.

И дыра внезапно отозвалась: - «То…То…» -
И что-то взрыкнуло где-то далеко-далеко за Лесом, где Тушканчик ни-когда не был.

- «Эй», - сказал чуть слышно Тушканчик.
- «Ты… ты…» - отозвалось за Лесом. И снова рык далеко-далеко.

- «Что Ты?» – закричал от страха, с потом по спине под телогрейкой, Тушканчик.

Эхо молчало.
… Тушканчик не помнил, как добрался до своего дома. Помнились только кляксами бесцветные тени; липкость зеленых лучей Звезды; бормо-танье и вздохи; вялые ноги; табака Беломора крохи на ладони; спички, скомканные-сломанные в попытках зажечь хоть одну; и свой голос, который он слышал со стороны…

В этот день Тушканчик проснулся дрожа. Посмотрел на стол, затаив дыхание, и, не найдя ничего нового, облегченно вздохнул, но ,пошарив по карманам телогрейки, нашел страшно изломанный коробок спичек в кар-мане.

1******0

- «У меня шершавый язык» - подумал Тушканчик, лизнув руку. Тяжело вставать. Вдвойне тяжелее просыпаться... - «Язык» - подумал Тушканчик. - «Язык..., а зачем?» - Есть не хотелось уже так давно. - «Есть» - пришло на ум Тушканчику. - «Как много значений у каждого слова» -

Но Тушканчику уже не помнилось, когда он в последний раз говорил. Нет-нет, не с собой, а с кем-нибудь еще. Вспомнились значения слов и их многозначность. И есть не хотелось уже так давно, что Тушканчик забыл, что такое - есть.

Тушканчик посмотрел вниз. А там, в луже гладкой как зеркало воды, отражалась Звезда.

- «Только бы завтра не стало…» - подумал Тушканчик. - «Хотя... завтра не было так давно...» -

- «А есть ли...?» - подумал Тушканчик и наткнулся рукой в кармане на колоду потертых карт.

- «А есть ли… у всего есть цель, если она зачем-то. Или зачем-то, если есть цель. А зачем цель, если она может вдруг умереть?» - почему-то подумалось Тушканчику.

А над крышей домика трепетала растрепанная тряпка, и в фиолето-во-зеленых сумерках непонятно было, черная она или белая...

1******1

Сегодня Тушканчик заметил, что время от времени Звезда всходит и скрывается за одним и тем же ближним холмом.

- «А что там, за холмом?» - подумал Тушканчик, собрал узелок с горбушкой хлеба, кусочком высохшей колбасы, помятой кружкой, и пошел.

Тропинка была странно знакомая. Тушканчик посмотрел на Звезду, посмотрел на зеленоватую от света Звезды верхушку холма с редкими де-ревцами, смахнул с лица случайную веточку, закурил.

Он шел уже так долго, а знакомая тропинка все не кончалась. Тушкан-чик успел подумать, что проголодался, скинул сапоги под большой елкой, развязал узелок.

- «Какой длинной может быть короткая дорога...» - подумал Тушканчик, посмотрев на развязанный узелок с темными пятнами припасов.

- «И каким коротким может оказаться самый долгий путь» - подумал Тушканчик и посмотрел назад, где совсем рядом, за несколькими елями, темнел дырявыми окнами дом.

1******2

- «Точно так, как однажды случилось, уже никогда не может быть...» - подумал Тушканчик, посмотрев на местами ржавый будильник. Стрелки все так же стояли на одном месте. Но Тушканчик всегда брал его с собой, в на-дежде на то, что когда-нибудь... Он так думал.

Тушканчик отер руки о телогрейку. На руках опять оказалась звездная пыль.

- «Откуда это?» - подумал Тушканчик. Он не знал, что это пыль совсем других звезд.

1******3

…Тушканчик брел под густыми каплями, когда почувствовал, что его нога зацепилась за что-то. Тушканчик опустил глаза. Под ногой лежал комок чего-то совсем непонятного. Тушканчик нашел достаточно глубокую лужу… Веревка была связана концами. Тушканчик попробовал развязать, но узел совсем слился с веревкой…

...Колодец был совсем низким. Каменные стены едва доходили Туш-канчику до колен. На камнях, сплошь покрытых липким мхом, трещинами и впадинами, Тушканчик увидел блестящие пятнышки.

Лес всегда пах осенью, Дождь всегда пах дождем, а у Колодца не пахло ничем.

- «А есть ли здесь что-то…» - подумал Тушканчик.
- «Есть…» - перебил себя Тушканчик, ему так хотелось верить, что он даже не посмотрел…

…На краю Колодца торчали две петли ржавого металла. Тушканчик посмотрел в Колодец. Только чернота, отблеск внизу и ни звука. Тогда Тушканчик бросил вниз зажженную спичку и отвернулся. Тушканчика очень тянуло туда, вниз.

- «Наверное, там кроется что-то важное,»- подумал Тушканчик, и, вспомнив про недавно найденную веревку, достал ее из кармана и стал привязывать одну сторону петли к крюку в низкой стенке Колодца…и посмотрел внутрь еще раз.

Внизу трепетал огонек.
Маленький зеленый огонек теплоты, что звал, что давал силы и надеж-ду, которая переполнила Тушканчика доверху так, что он даже забыл ды-шать…на всю вечность…

Тушканчик посмотрел на Звезду, выбросил окурок, и стал спускаться вниз…

Там было темно и беззвучно. Даже стука сапог о стены Тушканчик не слышал.

- «Только чернота, тишина и ты сам, и ты сам сможешь, и ты должен,» - подумал Тушканчик.

Тушканчик посмотрел вниз.
- «В конце тоннеля всегда есть,» - подумал Тушканчик, увидев теплые отблески внизу.

Отблески манили, звали, обещали столько всего хорошего, что Тушканчик, забыв о мозолях, что уже кровили, о затхлом воздухе там, внутри, еще быстрее стал перебирать туда, к цели, вниз…

…Тушканчик стоял на скользком дне Колодца, и смотрел на маленький темный осколок грязного зеленого битого бутылочного стекла, вросшего в донную грязь.

- «А впереди еще такой долгий путь…» - подумал Тушканчик, вздрогнул от холода, посмотрел на свои окровавленные, протертые до кости руки, и вскинул взгляд на маленькое оконце выхода далеко вверху.

1******4

Сегодня, бродя по лесу, Тушканчик наткнулся на одну совсем незнако-мую тропинку. – «Откуда это...» - подумал Тушканчик. Ведь он бродил по этому лесу уже много-много раз, но этой тропинки еще никогда не замечал. Тропинка была совсем обычная, как и многие тропинки в этом лесу. Может быть, на ней было немножко больше еловых шишек, иголок и немножко меньше луж. - «А почему бы не...» - подумал Тушканчик, закурил Беломор, посмотрел на Звезду и побрел по тропинке налево. Он не знал - почему, просто так захотелось.

- «Интересно...» - подумал Тушканчик, в третий раз натыкаясь на взявшийся ниоткуда поворот и почти провалившись в неожиданную рытвину. – «...она казалась такой прямой и аккуратной.» - Он попытался сойти с тро-пинки, но не смог. Тогда Тушканчик попробовал повернуть обратно, но, сколько он не оборачивался, все время видел все ту же тропу, ведущую вперед.

1******5

Открыв глаза утром, в то, что он привык называть утром, Тушканчик почувствовал, что вокруг что-то изменилось. Тушканчик скатился с узкой кровати, натянул телогрейку, нащупал в слишком бледном, в это время, свете Звезды Беломор на столе, и спички в кармане телогрейки.

Чай, в кружке на столе, был теплым и жидким. Тушканчик попытался закурить, но спички зажигались на секунду и гасли. Закурив от свечки, Тушканчик пошевелил снулые дрова в печке и огляделся вокруг.

Старый Будильник на столе. Пустая пачка Беломора. Кружка. Окно.

Вдруг, Тушканчик увидел свой первый день здесь. Тот же стол, та же кружка и, то же окно, в котором, в тот день, Тушканчик первым увидел не Лес, а стрижа, что, пролетая низко-низко за окном, внезапно пронзительно каркнул...

Тушканчику стало очень холодно. Не зная - почему, Тушканчик огляделся вокруг.

- «Может, новые дыры в стенах моего Дома?» – подумал Тушканчик, и поймал себя на мысли, что слишком привык знать и называть этот дом своим.

Тушканчик оглядывался вокруг снова и снова.
- «Шррррр… Шррррррр…» - доносилось до Тушканчика, что шептал Лес за разбитым окошком, хотя елки были неподвижны.

Тушканчик начал кашлять. Он кашлял долго, тяжело, не мог протолк-нуть в себя воздух. Прокашлявшись, Тушканчик посмотрел на тлеющий Бе-ломор в руке, но дым, казалось, боялся Тушканчика, и стремился стелиться в сторону от него.

… На бревенчатых стенах дома везде-везде вокруг, едва уловимо, тлели зеленоватым пыльным следом непонятные Тушканчику знаки. И тогда Тушканчику стало по-настоящему жутко.

… Когда Тушканчик, пробежав без оглядки по дорожке в Лес, посмот-рел назад, он увидел все тот же Дом, но ему совсем не было даже мысли вернуться.

…Тушканчик жалел о печке, которая оказалась слишком большой, что-бы схватить в охапку и убежать с ней. А ведь очаг был тем светом, что грел его. И светил ему другими цветами, а не теми, что были в Лесу.

Последнюю пачку Беломора, и Будильник, и спички Тушканчик тоже оставил на столе…

- «Шррррр… Шррррррр…» - донеслось до Тушканчика отовсюду. И Тушканчик в ужасе побежал опять.

Он чувствовал, как к сапогам тяжелыми комками налипает грязь, как ветки уже таких чужих елей и дождь хлещут по нему, а в голове крутилось «я слишком привык знать и называть этот дом своим».

… Выбравшись, наконец, на поляну, где ужас был просто страхом, отдышавшись, осмотревшись вокруг, Тушканчик стал собирать веточки.

Отдышавшись, собрав достаточно длинных, и не очень, как ему пока-залось, ветвей и осыпавшихся старо-желтых лапок, Тушканчик взялся уст-раивать шалаш.

Тушканчик сел, стянув сапоги под елкой, достал из кармана пачку Бе-ломора, закурил от второй спички, вздохнул, и посмотрел на Звезду.

- «Очаг – это что-то большее, чем просто огонь в одном месте, «- подумалось Тушканчику, вспомнив не взятую, по-неуспелости, печку и старый Будильник. – «Наверное, даже, это сердце того, что ты называешь своим…» -

Тушканчик закрыл глаза. Шалаш был мал, и что-то постоянно, кроме капель отовсюду, холодило сзади. В закрытых глазах плясали смутные рос-черки на елках, мимо которых он бежал, не видя ничего вокруг, кроме… То-го же цвета, что и на стенах в Доме. Вновь пришло першение в горле, сда-вило…

Тушканчик открыл глаза.
- «Поддувает… это не домик…»- мимолетно подумал Тушканчик, и вновь мысленно увидел кучку тлеющих дров в овале очага.

- «Надо подобрать хвост…» - подумалось Тушканчику. И тут же подума-лось: - «А почему у меня хвост?..» -

Закрыв глаза опять, Тушканчик почувствовал, как падает в никуда, как всегда, что уходит куда-то, куда всегда, по его мнению, уходили те, кто думал, что спит...

- «Я слишком привык…» - пришло на ум Тушканчику.
…Открыв глаза утром, в то, что он привык называть утром, Тушканчик почувствовал, что вокруг что-то и ничего изменилось. Тушканчик скатился с узкой кровати, натянул телогрейку, нащупал в слишком бледном, в это вре-мя, свете Звезды Беломор на столе, и спички в кармане телогрейки.

1******6

Тушканчик всегда так хотел увидеть Рассвет. Хотел даже, наверное, больше, чем выбраться, наконец, из Леса.

Рассвет сам по себе, а не те зеленые всполохи, что он видел каждый раз, когда всходила Звезда.

- «Настоящий Рассвет… это, наверное, прекрасно», – подумал Тушканчик.

Будильник звякнул стрелками, когда Тушканчик поставил на стол кружку с недопитым чаем.

На дорожке, по которой уже столько раз ходил Тушканчик, он заметил, даже, несмотря на коврик из еловых жухлых иголок, странные следы. Па-лочки, немножко вдавленные, но заметные, с кружочками вокруг.

… Перед Тушканчиком на дорожке сидел большой бесцветный, с отливами разных теней, Жук.

Жук вяло пошевелил усиками, поводил в сторону лапками. На голове Жука застыли несколько капель росы, и казалось, что это совсем-совсем как пот тяжелого труда.

Жук сидел перед темно-матовым кубиком, и для Жука это был совсем не кубик, а огромная глыба непроницаемого куба, гораздо больше самого Жука.

- «Тебе, наверное, очень тяжело», - подумал Тушканчик и взял холодный кубик в руки, пока Жук отдыхал.

- «Ск…раб…» - послышалось Тушканчику. Блестящие глазки смотрели прямо на него.

- «А зачем тебе катить именно кубик, и именно этот?» – сказал Тушканчик Жуку, почувствовав, каким тяжелым кубик оказался на самом деле, несмотря на то, что был такой маленький с виду.

Жук ничего не ответил, только нетерпеливо подбежал близко-близко к Тушканчику, и, глядя блестящими молящими глазками, встал передними лапками ему на сапог…

- «Ск…раб?» – послышалось Тушканчику, и Жук, раскрыв надкрылья, потрепетал на секунду ослепительно радужным.

Тушканчик вдруг почувствовал, как пусто и холодно внутри себя само-го.

…Расшевелив дрова в печке, Тушканчик закурил, посмотрел сквозь прореху в крыше на Звезду и подумал, что катить круглое гораздо проще.

- «Но ведь оно может укатиться и под горку, или еще куда-нибудь, и что тогда делать?» – вдруг сказал Тушканчик.

- «Какое это тяжелое дело…» - пришло на ум Тушканчику, когда он за-варивал свежий чай.

- «А еще тяжелее найти свой кубик», - пришло на ум Тушканчику, когда чай уже был заварен.

Тропинка уже знакомых странных следов на дорожке вела дале-ко-далеко. Тушканчик устал идти, остановился, присел на корточки и по-смотрел вслед следам.

- «Удачи тебе, Жук», - сказал Тушканчик, - «удачи тебе, и … встреть свой Рассвет, взлетая со Своего кубика». –

1******7

Сегодня Тушканчик набрал сырого мха в маленькой лощинке под серой елкой.

- «Сквозняки…» - думал Тушканчик, обходя вокруг свой дом.

Тот осевший до травы домик из полуразвалившихся мшистых бревен казался таким маленьким снаружи, и оказывался таким большим внутри, с очагом и чуланами и темными углами, куда не светила даже Звезда. Но Тушканчик боялся заходить в эти темные уголки даже со ржавой керосино-вой лампой, которая горела только тогда, когда ей этого хотелось. И только сидя возле очага и стараясь не дать дровам погаснуть и вскипятить чай, Тушканчику казалось, что он знает, что там – в углах.

Мох щекотал даже сквозь телогрейку, Тушканчик задумался, споткнулся о трухлявый пенек, роняя пучки моха по сторонам; упал в папоротники и… замер, хотя ушибленные локти болели.

Перед Тушканчиком, в клочках собранного им мха, рассыпавшемся Беломоре, спичках и еловых иголках был… Цветок.

Тушканчик никогда не видел цветов в Лесу. Да и какие цветы могут расти в лесу, где только фиолетовые тени, темные елки, чернота и самое яр-кое – это паутинки, но только тогда, когда заходила Звезда.

Цветок был совсем другим.
- «Как», - подумал Тушканчик. – «Как такое могло вырасти здесь… и возле самого дома, а я никогда его не видел…» -

Синий-синий, ни капли зеленого, Цветок тихо-тихо стоял в зарослях папоротника.

Тушканчику почему-то стало страшно, когда он посмотрел на Звезду, которая как раз выпускала свои зеленые лучи над верхушками елок.

Синий… Тушканчик помнил, ему казалось, что он помнит, что он очень любил синий цвет.

- «Настоящее море, как и настоящее небо, только в синеве, и ни оттенка зеленого», - подумал Тушканчик. Хотя и не помнил, откуда пришла эта мысль. И, сколько помнил Тушканчик, никогда еще он не встречал цветов в Лесу.

Тушканчик приходил к Цветку снова и снова, когда заходила Звезда, и смотрел в него.

В тот день Тушканчик вытер иней со старого будильника на столе, и ему показалось на минутку, что стрелка шевельнулась, но Тушканчик не за-метил, он очень спешил к Цветку. Выпив чай, Тушканчик натянул сапоги, проверил, есть ли Беломор и спички в кармане телогрейки, и пошел к Цветку.

…Тушканчик сидел на этом месте уже очень долго. Беломор уже потух, на сапогах выпала роса. Все вокруг заливал зеленый свет Звезды. Тушкан-чик не шевелился.

Раздавленный, втоптанный в грязь и мох Цветок больше не был синим. Только тень синего в зеленоватой грязи и папоротниках.

Тушканчик поднял голову, посмотрел на Звезду, вытер паутинку с небритой щеки.

Ладонь стала мокрой.
1******8

У Тушканчика была своя любимая поляна в Лесу, куда он приходил только тогда, когда ему было больше всего одиноко.

Тогда Тушканчик садился на полянке, тогда он доставал Беломор, проcушивал спички, накрыв их телогрейкой, и думал о том, как хорошо было бы…

Однажды, когда дождь взялся за дело основательнее всего, Тушканчик залез на крышу, чтобы поправить свой дом. Обнимая одной рукой трубу ржавой печки, Тушканчик посмотрел над Лесом.

Над Лесом кто-то кружился. Кружился, обессилено падая вниз и взле-тывая вверх. Дождь и ветер трепали кого-то, и что-то сильное не давало взлететь туда, куда этот кто-то стремился… Тушканчику защемило внутри, как будто он это уже видел…

Назавтра Тушканчик почувствовал, что он очень хочет на свою полян-ку. Тушканчик основательно собрался, но не взял с собой, ни капельки лиш-него; потому, что не любил путешествовать с занятыми руками, и еще пото-му, что знал, что путь туда, куда ты очень хочешь попасть, никогда не бы-вает простым. Выйдя из домика, Тушканчик посмотрел на пару новых досок в крыше, что были очень хорошо видны, потому, что были светлыми, не как остальная старая крыша.

Дождь не унимался, ему подпевал сильный холодный ветер. Тушканчик шел, надеясь на лучшее, и смотрел только вверх – на ветки, что норовили ударить по голове; и вниз – на корни и ямки, куда могла попасть нога…

Внизу, едва не наступив, Тушканчик увидел отблеск. Он остановился, порылся в грязи. В мокрой земле лежал стакан простого, на первый взгляд, стекла. Взяв его в руки, Тушканчик засмотрелся на широкие грани.… Такой с виду маленький, стакан занял обе руки Тушканчика…

…На промоклой поляне билась широкими крыльями, силясь взлететь, сине-зеленая Птица.

Тушканчик рванулся к ней, понял, что руки заняты стаканом, что на-шел недавно, вышвырнул стакан в заросли, не задумываясь, стянул тело-грейку, взял ее в руки. Птица, перестав биться, посмотрела Тушканчику в глаза. И Тушканчик замер, не в силах пошевелиться от этого. Шуршал Лес, а Тушканчик даже перестал замечать Дождь, или Дождь и Ветер в это время затихли на полянке…

Птице было холодно. И тушканчик подумал, что готов выпустить свои теплые внутренности, только чтобы согреть ее…

Серые-серые, серее самой сероты, глаза болели, говорили с ним.

Тушканчик снова надел телогрейку и бережно, боясь потревожить даже перышко, положил Птицу близко-близко к себе.

Сидя так под своей любимой сосной, Тушканчик закурил. И тут из-под телогрейки высунулась маленькая головка согретой Птицы и опять посмот-рела на Тушканчика. Тушканчик тут же выбросил Беломор.

Тушканчик не умел жалеть, он умел только любить, и… погладил Птицу, посмотрев ...

Глаза. Глубина радости, зеленее зелени весной…
- «Тебе нужно небо…» - сказал Тушканчик. Он так думал. И полез на са-мую высокую елку.

Небосвод не поддавался. Тушканчик сбил себе руки, стараясь пробить отверстие в зеленоватом ничто. Тушканчик знал, что выход есть у самой Звезды,… но думать об этом ему не хотелось.

Оставив ей весь чай, сколько мог сухих дровец, что нашел в округе, и, использовав последний Беломор на разведение очага, устав, Тушканчик по-брел домой.

Побрел в холоде. Ведь он оставил Птице теплую телогрейку и все свои пожитки возле очажка, что развел для нее на полянке, в маленьком шалаше, что он построил на той же полянке.

Тушканчик брел, так счастлив, как никогда.
На следующий день Тушканчик опять был за работой на сосне. Птица совсем привыкла, давалась в руки и довольно вытягивала шею, когда Туш-канчик ее гладил, нежно с ней разговаривая…

Тушканчик приносил ей все самое лучшее, что мог найти в лесу, и долбил-долбил и долбил небесный свод. Для нее…

Тушканчику хватало только видеть ее взгляд.
Глаза. Глубина радости, зеленее зелени весной…
Тушканчик не умел жалеть, он умел только любить.
И не видел, потому что не мог заметить, в живой зелени этих глаз мер-цание тех знакомых лучей, что пробивали любые тучи, что заглядывали в него, что были когда-то живыми, от которых было не скрыться надолго, ко-торые были так ненавистны и так…

Ведь Тушканчик не умел ненавидеть, он умел только любить.

… В небесном своде, наконец, было отверстие, достаточное, чтобы в него пролезла не только Птица, но и сам Тушканчик.

Сидя на сосне и смотря в дыру, Тушканчику было очень больно разби-тым рукам, но ему было все-равно. Его мысли стремились только к Птице…

На следующий день, Тушканчик спешил на полянку, как всегда. Он уже успел привыкнуть…

Прибежав так быстро, как только смог, Тушканчик так хотел показать Птице то отверстие, что он с таким трудом пробил для нее… но, как только Тушканчик ступил на поляну, он увидел, что Птица… уже взлетала.

Она была уже почти над деревьями, и направлялась в другую дыру в своде. Ту, что была у самой Звезды…

- «Я с тобой…» - послышалось Тушканчику на последних взмахах. – «Я - твоя, но так нужно…так необходимо…»- донеслось до Тушканчика еще раз.

- «…жди…» - совсем размыто показалось Тушканчику.
И Тушканчик ждал. Тушканчик не мог уже не видеть глубину радости, и продолжал расширять дыру в своде. Тушканчик продолжал ухаживать за гнездом, что оставила Птица...

И... верил.
Потом следы Птицы исчезли... и не на время.
- «Ей тяжело», - успокаивал себя Тушканчик.
Тушканчик ждал возможности хоть едва прикоснуться…
Потом он ждал возможности хотя бы мысленно прикоснуться… Но от-вета почти не было.

Очень редко, Птица приходила в знаках Тушканчику, но знаки были до того сухи и непритязательны, что…

- «А я ведь…» - думал Тушканчик, видя остальные знаки.

И Тушканчику было невыносимо больно.
Тушканчик не умел жалеть, он умел только любить.
И еще Тушканчик умел стремиться и верить…
Тушканчик что-то понял. И он подумал о Птице… Он подумал о Птице и о том, что он знает.… И Тушканчику показалось, что Птица вяло отозвалась, как показалось Тушканчику.

Он-то не знал, что у Птицы другие уже заботы…
- «А ведь может быть…» - подумал Тушканчик.
- «Я же…» - подумал Тушканчик...
И, ради Птицы, полез наверх, забыв обо всем…
Лез Тушканчик долго.
Старая сосна еще держала вес Тушканчика, но он знал, что это не про-длиться. И Тушканчик рванулся на небесный свод.

Там, за небесным сводом, было пусто. Тушканчик долго думал, что же здесь, за сводом, кто-то ищет…

И не нашел – что…
Спускаться уже не пришлось. Тушканчик просто рухнул на землю, зная, что есть и другие сосны…

- «Только.… Зачем?»… – подумал вдруг Тушканчик, упав в сосновые ветки.

Когда, наконец, Тушканчик спустился, он уже догадывался, что такое свод, и что такое Лес. Пока Ветер не бросил, по дороге, в руки Тушканчику обрывки...

…Ветер нес к дому ошметки старой газеты.
На них было: - «…редкая сине-зеленая птица… нашла себе пару… далеко за морем… строят гнездо…»

… Ничего не видя, кроме кусков этих уже старых газет, Тушканчик шел по земле, и споткнулся обо что-то. Это был большой замшелый, в зелени и траве граненый старый стакан.

Тушканчик поднял его, посмотрел на свет сквозь широкие мутные гра-ни…

1******9

Ствол был совсем не ржавым, остатки смазки - терпкими пятнами на языке, спусковая скоба подалась тяжело, тягуче. Не спеша провернулся ба-рабан (ему никуда не надо было спешить). Резко почувствовались лопатками складки дерева, несмотря на толстую телогрейку.

Свет Звезды резанул глаза после того, как грянул рукотворный гром...

Тушканчик открыл глаза, закурил, посмотрел, сколько осталось патро-нов. В найденном револьвере из пяти патронов оставалось уже два заряда.

- «Как же я устал…» - подумал Тушканчик.
– «Как же я устал здесь, в этом Лесу», - пришло на ум Тушканчику, и ему показалось, что что-то вспомнилось.

Тушканчик привалился к елке. Три дыры в старом стволе кололись ще-пой и ошметками коры в затылок.

- «Я попробую еще раз...» - подумал Тушканчик... – «а может в этот…» -

…и выстрелил в небо, где проплывала прямо над ним зеленая Звезда.

2******0

Когда небо начинало светлеть, Тушканчик неожиданно вышел из леса. А ведь он просто пошел побродить, с кружкой безвкусного чая в руке. Река в бетонных берегах, спокойная, как зеркало, если бы в грязной воде могли отражаться деревца редкого сквера, скамейки, высокое здание. – «Гостини-ца...» - пришло на ум Тушканчику. И еще пришло на ум странное ее назва-ние. – «Такое же, как и название страны…» - подумалось Тушканчику.

Гудя, где-то проезжали троллейбусы, и Тушканчик увидел вдалеке ред-ких ранних прохожих - тени города.

Тушканчик, не задумываясь, отхлебнул почти холодного чаю и вдруг... он почувствовал его горечь, запахи трав и пряностей, которые он всегда клал в чай, но не знал зачем.

Тушканчик посмотрел на заходящую за горизонт Звезду. Закурил Бе-ломор. Ему вдруг нестерпимо захотелось жить, дышать запахами, смотреть вокруг.

Он поставил на землю кружку и почувствовал, как он устал. Тушканчик прилег на деревянную скамейку, глядя в розовеющее небо... Ему захотелось заснуть без снов. - «Я смог, я справился...» - подумал он.

Когда совсем рассвело, пошел дождь. Дождь смыл грязь с телогрейки, с сапогов, потушил Беломор. Мимо Тушканчика уже спешили по своим де-лам...

Стояла наполненная каплями дождя мятая кружка, и никто не заметил, что Тушканчик уже не дышит...

0******0

На столе стояла мятая кружка.
Свет был тусклым, но заливал, мерцая, все вокруг. Тушканчик отклонил голову назад, и свет отступил, как будто Тушканчик вынырнул из него.

Стол близко-близко от железной кровати, оплывшая бледная толстая свечка, что секунду назад была целым миром, капли по тонкой крыше.

Тушканчик дотянулся до стола, отхлебнул. Чай был почти как вода. - «Дождевая вода...» - подумал Тушканчик и посмотрел сквозь дыру в крыше на мутное небо, в котором плыла, мерцая зеленым светом, Звезда.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Рывки. Сказка про Тушканчика

Сказка о печальном волшебнике или как тоскливо одному

Знаете ли Вы, почему сказки рассказывают только старики? Потому что сказка – это самое мудрое в мире! Ведь все проходит, и только истинные сказки остаются… Сказка – это мудрость...

Сказка про бутылку, которая сумела вместить в себя цело

Сказка про бутылку, которая сумела вместить в себя целое море – Расскажи мне сказку, папа. – Уже поздно, Артур. Тебе пора спать. – Ты же сам говорил, что для сказки никогда не...

Сказка про Ангела

Давным-давно…. Нет, ….Однажды… Стоп, стоп… В некотором царстве, в некотором государстве…. Кажется, так начинаются сказки. Хотя… какая разница как они начинаются. Главное, чтобы был...

Сказка о Ние

-Что снова о драконах?! -Не совсем - о драконихе -И опять сказка? -А вдруг это быль?! Это просто сказка. Сказка о волшебном драконе, живущем на берегу Тихого океана. Почему тихого...

Сказки зеркальных гномов

История 1. Волшебная шкатулка. Когда Тёме исполнилось 6 лет, бабушка подарила ему деревянную шкатулку. - В этой шкатулке живут зеркальные гномы, - сказала бабушка. Тёма засмеялся...

Сказка на ночь

День близился к концу. Маленький мальчик лежал в кроватке, а рядом, в кресле, сидела его бабушка. Она каждый вечер рассказывала внуку сказку на ночь. Вот и сейчас она хотела...

Сонник Дома Солнца

Опубликовать сон

Виртуальные гадания онлайн

Гадать онлайн

Психологические тесты

Пройти тесты