Подарок для депутата

Подарок для депутата

Вот и подошел к концу год огнедышащего дракона. Как на меня, эти високосные дни были не из легких, не лучшие в моей жизни это точно – финансы из карманов исчезали мистическим образом, не оставляя после себя весомых материальных благ.
Подарок для депутата
С маслом и колбасой проблем не было, но стремление к чему-то большему сводилось к сытому столу, и в конце года Сизифов труд стал доставать до боли в сердце. Погода также убивала оптимизм - она напоминала вредную старуху, страдающую маразмом: летом жара стояла неимоверная и земля трещала по швам без капли дождя, зато в декабре снег снизошел небесной карой, и морозы начали давить лютые, с ветрами ураганными... Ох, если бы только было возможно переждать, пересидеть в уютном местечке пронзительно-колючие метели декабря…. Но, время не ждет и жизнь жестко бросает нам вызов, отправляя в икс-путь.

Выезжать на авто в пургу, неразумно и вредно для здоровья – нервы и мат верные спутники черепашьей езды по гололеду, но в погоне за куском хлеба надеешься на лучшее – авось минует тебя Авария, не такая уж и дальняя родственница «старухи с косой». Перекрестившись, да чуть помолившись - выезжаешь к черту на рога. Говорят - волка ноги кормят, осмелюсь продолжить, а людей - колеса. Каждая поездка сквозь снежные метели напоминает катание на коньках по неизвестным, темным улицам, где правят законы беспредела. Отчаянные прорывы сквозь заносы в полметра высотой, да дорога-стекло, на которой время от времени вылетают навстречу авто-болиды, потерявшие управление и скользящие пируэтами по принципу – куда Бог пошлет. Но, слава Всевышнему! Пока пролетали мимо!

М-да… Градус мороза и ветер безденежья витали на дворе в конце две тысячи двенадцатого года.

А дома было не лучше - с ТВ круглосуточно вещали о машинах занесенных снегом, ужасных авариях, бессмысленных убийствах, мировых катаклизмах и родные женщины всю эту информацию раздували на мыльный пузырь, завывая в унисон вьюге.

«Эх, уехать бы в жаркую страну, хоть на недельку!», - душа моя рвалась на свободу, не смотря на метель за окном. Но, куда уехать? Нет, вопрос поставлен неправильно: - За какие шиши? Денег едва хватало, что бы заштопать пробоины у хлипкого суденышка, на котором я барахтался как щепка в житейском море, вернее жизненной буре. Да… со всех сторон меня окружала реальная безнадега – и самое страшное, что ни веры уже нет, ни сумасшедшей авантюры молодости лет….

Примерно такие размышления доминировали у меня в пятницу после очередной поездки по льду, замечу – это был последний день перед разрекламированным концом света. По ящику показывали знойную Австралию, страдающую от наводнения. «Вот туда бы сейчас рвануть!», - в очередной раз вздохнул я и, сменив позу на диване, натянул плед до носа. Не успела правая половина костей получить наслаждения от «диванного рая», как раздался звонок:

- Привет! Чем занимаешься?
- Жду конца света... – ухмыльнулся я.
- Кстати, а ты свечи достал?!! – встряла жена, проходя мимо.

- Достал.
Грация притормозила и с недоверием пронзила меня взглядом изумрудных глаз:

- А спички?
- Достала! – в ответ я соколом взглянул на горлицу и жестом попросил ее выйти прочь из комнаты.

- Игорян, чем там фигней с Иркой заниматься, может, в интересное местечко смотаешься?

- Спасибо - только приехал, - категорично заявил я и с недовольством посмотрел на трубку – на секунду облик звонившего предстал перед моим взором - упитанные, блестящие щеки, словно хозяин их салом мазал, лукавый взгляд – глаз щелочек, и лоб-молот, переходящий в шикарную лысину.

- И три сотки заработать не желаешь?
Иногда мне казалось, что черт и Алик, так зовут моего друга, одно, и то же лицо.

- Позвони утром – буду жив, конечно, пожелаю.
- Сейчас надо Игорек, сейчас. Дорога ложка к обеду.

- Поздно, брат - уж скоро ужин. Сэкономь деньги и езжай сам.

- Да я рад бы, но никак. В этом деле нужен ты…
- Польщен доверием…. Но, за три сотки рисковать жизнью на ночь глядя?! Поверь, друг, здоровье дороже – да и коньяк меня заждался, - я приподнялся с дивана. – Ха! Да, и что такое три сотки – это тьфу…. За них и не похоронят как положено.

- Э-э! Не вздумай пить! – в голосе товарища послышались озабоченные нотки. – Надо срочно Роме на дачу подарок доставить… Ты же понимаешь, таким людям нельзя отказывать.

Рома, раньше злодей – ныне депутат, имел шикарную дачу в Карпатах и решил уехать с женой на смутное время, в горы - поближе к небесам. Алик с этим авторитетным человеком, был знаком с детства и их отношениями дорожил особенно: охота, рыбалка, да банька на дровах со всеми вытекающими - для друга с портфелем были абсолютно бесплатны. Рома в свою очередь отвечал взаимностью и иногда включал зеленый свет для развития бизнеса Алика, а так же доверял моему другу щекотливые, и рискованные дела. Но, так как мой товарищ любил загребать жар чужими руками, в основном миссию курьера исполнял я. Если свести все к простому, то для меня диалог с Ромой был краток: я ему стулья – а Алик мне деньги. Замечу, что стулья на нашем лексиконе это жаргон.

- Рулить в Карпаты, на ночь глядя?! Он, что на лыжах обкатался? Или спускаясь с трассы, об дерево стукнулся?

- Дружище, на ночь любовь имеет повышенный спрос.
- Ага! Вот оно что! Я так понял, что сюрпризом будет особь женского пола?

- Заметь, она красива и молода. Одним словом - фея, - уточнил друг.

- Четыреста километров за ночь любви? Да, еще и в метель?! Пойду я лучше коньяк пить…. Идиоты. С меня его прошлого заказа хватит, до сих пор ставок снится, - месяца два назад из Приднестровья я доставлял грязные листовки на конкурента Ромы по выборам. На Богом забытой дороге меня попытался остановить Гаишник – пришлось уходить по тонкому льду. Чем выше скорость – тем больше шансов не уйти под лед. Проверенный факт.

- Забудь о воде, будут только горы…. Вот блин! Тебя просить – все равно, что у Бога денег клянчить. Ну, а четыре сотки, тебя устроят? – зашипел голос в трубке.

В принципе мне в первый раз предлагали доставлять такой милый подарок. Ко всему еще и говорящий, а в дороге я вам скажу этого немало! Да и шансов отказаться у меня практически не было – уж слишком тесно связала меня судьба с Аликом. Так что я чуть помолчал в трубку и напоследок попытался вытянуть из лысого вурдалака как можно больше:

- Ладно, согласен. Но, запомни - только ради нашей дружбы… и вот что - дорога и питание за твой счет.

- Конечно, конечно. Собирайся, я буду дома через двадцать минут. Приезжай за инструкцией и костюм спортивный одень.

- Ох, как интересно, - вздохнул я и пошел смывать пыль домашнего уюта.

- Ты куда? – встретила меня жена извечным вопросом по дороге в ванну.

- В командировку. Куда же любимая, я могу еще из этого многолетнего круга вырваться?

Мой ответ был стандартен, как и ее реакция. Она покрутила пальцем у виска, и поставила свечи на стол….

Жаркие страны растаяли миражом и через полчаса ледяные сугробы, зловеще переливались кристаллами от света фар. Возле высоченного забора, охраняющего огромный дом, который построил друг, сверкала огнями шикарная Тойота «Секвойя». Подминая сугроб, недетскими колесами своего внедорожника, я остановился сзади, почти впритык. Тут же дверь багажника «Секвойи» начала плавно подниматься. Я сразу заметил внутри две пары лыж и ботинки. Пока я раздумывал, что сие значит, мой друг уже стучал в окно:

- Бросай лыжи в кузов!
Моя Тойота «Такома» имеет множество достоинств, и как на меня пару недостатков: у нее нет багажника, и всего два места…. Зато этот чудо-пикап, пройдет там где «Секвойе» и не снилось. Главные козыри - лебедка впереди, да колеса вездеходы.

- Я так понял, что мне предстоит еще и с гор спускаться? Доплати босс… - я спрыгнул с подножки и, шутя, протянул руку.

- На, - его мясистая дуля мгновенно уткнулась в интеллигентную ладонь.

Не обращая внимания на хамство, я подошел к багажнику и взял лыжи. Одна пара была совсем короткой, другая наоборот – выше меня на целую голову. То же самое можно было сказать и о ботинках.

- А у меня сорок третий, - я категорически отодвинул боты-гиганты вглубь салона.

- Они тебе не пригодятся, это для конспирации. Давай грузи дрова быстрее, и идем в мою машину – не май месяц.

Действительно, ветер задувал снег во все щели. Тщательно упаковав под брезент бутафорный реквизит, я отправился за Аликом в уютный салон «Секвойи»

- Значит так – сейчас заедешь вот по этому адресу, - он передал мне бумажку, исписанную корявым почерком.

- Это частный дом? – вначале записки была указана улица и номер дома.

Товарищ пропустил мой вопрос мимо ушей:
- Внизу телефон – позвонишь, спросишь Таню, скажешь ей – что ты от Ромы из Карпат. Во двор не заезжай. Таня сама к тебе выйдет.

- А причем здесь лыжи? – спортивный инвентарь не давал мне покоя.

- Всему свое время, - друг поднял вверх правую руку. – Не перебивай.

- Все, все…
- Держи навигатор, - Алик той же рукой отстегнул прибор, и крепление со стекла. – Воткни его сразу на зарядку, аккумулятор чахлый. Я там выставил как конечный пункт Ромину дачу.

- Понял.
- Теперь о главном. Когда подъедешь к воротам дачи – посигналь. Сигналь до тех пор, пока тебя не услышат.

- А номер Ромы есть? Может, я позвоню ему, когда буду на месте?

- Никаких звонков! Ты его видишь в первый раз! Это понятно?

- … Да… но не совсем.
- П-ффф… Для тех кто на «Такоме» - объясняю: Рома с женой уехал на дачу, это ясно?

- Ну, и?
- А по сценарию ты и Таня – муж и жена.
- Во как?! Спасибо, но я пасс. Шведские игры - без меня.

- Ты не понял – красотка для Ромы. Андестент?
- Алик, я слабо представляю, как буду врать Роминой жене.

- Не стони – за пару часов игры, ты получишь неплохие деньги! Можно сказать это будет твоя первая платная роль. Тысячи актеров мечтают об этом моменте!

- Угу… чего уж там - миллионы…. А если моя Ирка узнает?

- Разве, что сам ей расскажешь…. Например, во сне проговоришься.

- Да уж… Рассказал бы ты мне сразу обо всем по телефону – вряд ли бы я тут сидел.

- Не будь нытиком. Новые знакомства, адреналин от экстрима – это же жизнь, Игорь, а не тихая смерть на диване.

Идти по стопам Обломова мне не хотелось, и фактор движения растопил мои сомнения:

- Интересно, а сколько лет фиктивной супруге?
- Может тридцать… или чуть меньше. Да откуда я знаю?!! – товарищ сердито посмотрел на меня. – Короче, план таков – вы едите отдыхать на Буковель и заблудились. Рома выйдет на сигнал и гостеприимно пригласит вас на ночлег. Дальнейшую инструкцию получишь от него лично. Не забудь о главном! Ты его не знаешь, и вы себя ведете в его доме как супружеская пара. Один промах – и все! Жена у Ромчика, подозрительна - как доберман. Недаром у нее папа СБушником всю жизнь проработал.

- И кто эту хрень придумал? – от его сумасшедшего плана меня слегка кинуло в пот, и я снял спортивную шапку.

- Рома… не я же. Он в горах неделю торчит, и кроме постной физии жены никого и не видит. Вот и захотел экспромта – нашел красавицу по интернету.

- Безумный шалун наш депутат.
- Радует, что хоть нормальной ориентации.
- Да… чем круче человек, тем изощреннее его жизнь, - я наблюдал за хаотичным танцем снежинок и с тревогой представлял себе очень непростой и опасный путь. - А ты не мог «спрыгнуть» с этой дурацкой просьбы?

- Мог конечно, но не все так просто. Рома обещал помочь участок земли в центре приватизировать. А ты представляешь, какие это деньги?! – лысый мечтательно закатил глаза к потолку. – Cделаю проект по-быстрому, и построю небоскреб под офисы…. Игорь! Да, это же будущее для наших детей!

«Каких наших???», - пожал я плечами и сделал кислую мину. Алик подтолкнул меня локтем, и по-отечески так сказал:

- Да и, в конце концов, кто тебе четыре сотки зеленых подарит на ночь глядя, а?

Бесовской взор товарища, прошелся по мне с усмешкой – знает зараза, чем и как людей подкупать. В знак согласия я вяло кивнул головой.

– Держи – тут половина, и гривны на бензин и кофе.
- А на поесть?!
- Ромчик накормит. Да вот еще – дай фее ее долю, - и он протянул очередную порцию искушения, в виде долларов.

«Одинаково же мы стоим, супруга Таня…», - сгрустнулось мне на душе, и я небрежно смял ее бумажки.

- Вот вроде и все. Если, что звони, в любое время суток.

- Кстати, а сама Таня в курсе этой комбинации? – встрепенулся я, от его чар.

- Откуда? – Алик с изумлением взглянул на меня. – Ты ей все и расскажешь.

- Слушай… - я снял руку с замка двери и почему-то опять захотел умереть на диване. – А может, все-таки ты поедешь?

- Здрасти. Меня его Эля, как облупленного знает. Давай вали – все будет хорошо.

- Хотелось бы верить.
Вот так я ввязался участвовать в дешевом спектакле, и уже вскоре остановился у пятиэтажного дома, по указанному адресу в записке. Придерживаясь инструкции, набрал номер:

- Але, Таня?
- Да.
- Я от Ромы из Карпат.
- Сейчас выхожу.
Через минут двадцать, дверь второго подъезда открылась и из нее вышла белокурая девица, среднего роста, в коротком полушубке. Она сразу взглянула в мою сторону. Я блымнул дальним светом. Блондинка на секунду прикрыла ладошкой лицо, и затем, устремив взгляд наверх, помахала ручкой балконам. После этого оглянулась на пустой двор и направилась к машине. Я с интересом вглядывался в «супругу-подельницу» - ее шикарную фигуру, было видно издалека – а ни метель, а ни зимняя одежда не могли скрыть красоты, дарованной Богом. Она шла медленно, хотя если учесть ледяной каток под ее сапогами на высоком каблуке, то эту походку скорее можно было назвать - осторожной. Чувствуя на себе внимание мужчины, ее взгляд скользил поверх машины, чудом замечая ледяные бугры под ногами. Небольшую дорожную сумку, Таня несла на согнутом локте – словно это было эксклюзивное Прадо. Я невольно улыбнулся – и, перегнувшись через сиденье пассажира, открыл дверь:

- Прошу.
- Вы от Ромы? – ее ресницы взлетели вверх, и синие глаза уставились на меня с подозрением. Свидетелем тому были три едва заметны линии на милом, невысоком лбу, который обрамляли белокурые локоны.

- Да, садитесь.
- Сначала, деньги.
- Ах, да, - и я достал ее помятую долю.
Таня прощупала каждую бумажку, провела по ним алым ноготком указательного пальца, тщательно выровняла их и затем скрутила в трубочку…. на мгновение задумалась – посмотрела на пройденный путь, проделанный карликовыми шажками, и засунула трубочку куда-то под полушубок.

- Ваш номер и марку машины уже записали. Так, что без глупостей. Завтра вечером я должна быть дома. Иначе, мой друг найдет вас из-под земли, – после этого предупреждения, она взялась за ручку двери и забралась в салон.

- А кто у нас друг?
- Полковник милиции, - важно надула губки девушка.
- Интересные у вас друзья, Таня. Не переживайте, все будет хорошо.

- И не думаю. Лучше о себе побеспокойтесь.
- Договорились. Можем ехать?
- Конечно. Только вот куда сумку положить? – взглянув на панель впереди и стекло почти упирающееся в затылок сзади, она растерянно развела руками.

- Да киньте ее в кузов.
Таня повернула голову – там было полно снега:
- Спасибо. Я ее лучше на коленях подержу.
Для меня это было хуже пощечины! Вместо очаровательных коленок я не хотел всю дорогу косить на сумку:

- Ни в коем случае! Сейчас, мы найдем ей место.
Мигом, откинув заднюю спинку, я положил туда нехитрый багаж девушки.

- Вот и все. Зачем ноги мучить?
- Я тоже так думаю, - бархат ее голоса и полуопущенные ресницы, заставили меня крепко взяться за руль и надавить на газ.

Метель давала о себе знать. К пяти часам вечера, дороги в городе превратились в сплошную пробку. Минуя длинные вереницы автомобилей – то справа, то по встречной, к часам шести мы выехали на трассу. Я сделал тише музыку:

- Игорь.
- Очень приятно, - зевнула девушка.
- Между прочим, у Ромы есть жена.
- Я ей сочувствую.
- Они вместе отдыхают на даче.
Впереди ползла фура, оставляя после себя плотную завесу из снега. Я включил дальний свет и пошел на обгон.

- Мне без разницы, жена там будет, мама, или бабушка, это его проблемы - я договаривалась только с ним…. - она оперлась руками на панель и наклонилась вперед, всматриваясь в лобовое стекло. – Ф-ух, вроде никого…

- Повезло нам, - усмехнулся я, обойдя мега-грузовик. – Да речь не об этом – договор конечно, дороже денег. Но, понимаете Татьяна, Ромина жена очень любит своего мужа и, ни с кем не собирается его делить. Она не должна догадаться о цели вашего визита и, для этого нам предстоит разыграть маленькую сценку.

- Чего?!
- Мы должны представиться на даче - супругами.
- Начинается…. – она достала сигарету и прикурила.
- Таня, вы меня не так поняли.
- Да, ладно мозги полоскать, - блондинка оценила меня взглядом, и как мне показалось, сделала скидку. – Еще двести – и мы обязательно ими будем.

- Я вам сейчас все объясню.
И я терпеливо начал излагать ей план слуги народа - Ромы. Таня молча слушала, не перебивала. Потом задумалась и вынесла вердикт, переходя на ты:

- Послушай Игорь, это ничего не меняет – доплатить все равно придется. Ровно двести уе.

В принципе мне было все равно – сколько и чего ей хочется, деньги то не мои:

- Рома заплатит, он щедрый.
- …. Обожаю экспромты! Никогда не была замужем, аж интересно – это как?

- Как это, как это, - задумался я. – Ты называешь меня - дорогой, капризничаешь, а я огрызаюсь и сквозь зубы называю тебя – солнышком. Вот и все. Да вот еще – мы супруги Ивановы.

- И где мы живем?
- А откуда ты родом?
- Из Жмеринки. А что?!
Я почесал макушку:
- А то, что мы там и живем – в частном доме.
Она мило улыбнулась, обнажив чудесные зубки, и прикоснулась рукой к моей ноге:

- Дорогой, а ну-ка давай остановимся возле этого кафе.

Меня словно током передернуло от неожиданно-интимного перехода, и нога без команды дала по тормозам.

- Хочешь кофе? – прохрипел я.
- И не только, - пропела она и смешно наморщила курносый носик.

В кафе я пошел к стойке, а Таня по своим делам.
- Два кофе, пожалуйста, - я сделал заказ бармену и принялся наблюдать за его нехитрой работой.

Сзади раздался цокот каблучков. Запах кофе перебил аромат дорогого парфюма, еще секунда и на мое плечо опустилась узенькая ладошка с алыми маникюрами на пальцах.

- Милый, мне еще сто грамм коньяка хорошего закажи, - Таня быстро вживалась в роль.

- Как скажешь дорогая, - вздохнул я и указал бармену на бутылку «Закарпатского».

Следующие двести километров мы ехали без остановки. Скорость со ста упала на шестьдесят – виной тому снег, который сыпал и сыпал крупными хлопьями. Пару раз пришлось объезжать развернутые поперек дороги грузовики, которые безуспешно пытались преодолеть ледяные горы. Таня оказалась хорошей собеседницей, сначала она внимательно меня слушала, а когда я замолчал – начала просвещать меня про жизнь бизнесменов, чиновников – смешно рассказывать об их привычках, с завистью об их машинах, и с иронией полной цинизма об их женах… Затем стала рассказывать пошлые анекдоты, а когда они закончились - начала вспоминать фразы на немецком, турецком и итальянском. Выдав на-гора кучу информации, она как будто выдохлась, сникла. А может просто из нее сто грамм коньяка улетучились? Таня посмотрела на меня провинившимся взглядом и уже без бравады, продолжила:

- Раньше я медсестрой работала, жила в общежитии. А вот теперь выживаю, как могу… В своей квартире.

«Сестра Пи», - моя циничная душа тут же навесила ярлык на откровенную девчонку.

- Да вот и я тоже… выживаю, как могу, - усмехнулся я. – Недаром Таня, нам с тобой предложили сыграть роль супругов.

Начались горы. Впереди мигая аварийными огнями, застыла длинная вереница машин.

- Вот так фокус… - я остановился и вышел.
Рядом, возле последних машин в автомобильной очереди, стояло человек пять водителей.

- Что случилось?
- Авария. Две фуры столкнулись. Пробка километров пять, не меньше, - ответил один из них. – Как минимум – придется до утра тут торчать.

- А объехать их никак нельзя? – я кивнул в сторону грозной «Такомы».

- «Ленд Крузер» уже закопался, попробуй – а вдруг перелетишь.

- Ну, и дела… - я покачал головой и отправился к машине.

В салоне Таня, откинула голову назад и, заложив нога на ногу - безмятежно спала. Ох, как же мне захотелось ее ущипнуть! Но…. Суровость реалий направила мой взор и мысли на дисплей навигатора. «Так, так – до Роминой дачи остается всего двадцать два километра», - я скептически взглянул на десятки огоньков впереди: «Тут и сутки можно проторчать – их надо как-то объехать» Развернул карту на дисплее - почти напротив, метров на сто дальше, уходила вправо дорога местного значения. Через нее также можно было попасть к Роме в гости. Да еще и километров пять срезать. «Грузовики там точно не ездят», - эта мысль меня успокоила, и я медленно начал ход вперед. По команде навигатора я включил правый поворот и начал высматривать указатель: - «Ага! Вот он» Потревожив дальним светом покой очереди, я повернул направо… и остановился. Дороги как таковой не было. Лишь только отсутствие сосен указывало на искомый путь. «Ну что ж - была не была!», - и на пониженной, я начал подниматься вверх, по условной дороге, которую показывал навигатор. То, что ее не чистили как минимум три дня, у меня сомнений не вызывало. Днище моей высокой машины ползло по снегу. Скорость упала до двадцати. «Езды не более часа» - успокоил себя я, и мысленно попрощался с огромным затором на дороге.

- Мы едем по лесу? – проснулась Таня.
- Ты неправа – посмотри на дисплей, мы движемся по дороге.

- Ужас!
- Не то слово…
После пройденных пяти километров, я уже начал жалеть, что оторвался от общества. Внизу, между горами, снега было еще больше. С каждым метром бампер зарывался все глубже и глубже. Снежная вьюга кружила с особой страстью, остервенением. Неожиданно закончились деревья по бокам… и я потерял ориентир. Метров десять, «Такома», рыча словно львица, отчаянно боролась со снежными заносами, но вдруг я почувствовал, как передние колеса стали проседать и капот машины резко наклонился вниз.

- Блин! – проснулась Таня, «поцеловав» лбом, лобовое стекло.

Я моментально нажал на тормоз. Включил заднюю передачу – колеса вращались, не сдвигая машину с места. Вышел из машины, почти по пояс в снегу прошел вперед метров пять - фары высвечивали отвесный уклон.

- Вот и все, - выдохнул я, забираясь в машину. – Приехали.

- А где дача? Рома? Его грозная жена?!
- Где-то там, - я махнул рукой в темноту.
- Тогда чего ты сел? Сделай что-нибудь! Ведь ты же мужчина!

Ох, как же в этот момент она мне напомнила Иру! Я пожал плечами – включил заднюю передачу и газанул пару раз для приличия. Двигатель начал нагреваться - машина зарываться в снег. Недостаток больших машин – уж если они вязнут, то надолго. И гораздо проще найти трактор, чем самому вызволять из ловушки пару тонн железа.

- Вот и наступил конец света, - невесело пошутил я.

- Точно! А ведь сегодня двадцать первое…
Вместо меня ответил ветер. Он завыл, заметая пленников в снегу… Стихия разыгралась не на шутку.

- Таня, - я облокотился на свой подлокотник и неоднозначно посмотрел на «белокурый цветок» в чертовой тьме, - а давай встретим достойно свою кончину.

- Это как? – отдвинулась к двери девушка.
- Как муж и жена – в любви и согласии.
- Без предоплаты я не работаю, не надо нас дурить. И так идиотка поехала фиг знает куда. Завез в лес – и концом света пугает!

Я не мог понять – или она всерьез говорит, или шутит.

- М-да, Танюша… пока живы такие индивидуумы как ты – конца света точно не будет. Недоверие спасет мир?!

- Вот и прекрасно. Достань мою сумку плис – там теплые вещи, я замерзла в ноги.

Я порылся за спинкой сиденья и вытянул плед и сумку:

- Держи. Грейся.
Печка в салоне исправно работала – я все ниже опускал голову и него сна начало мягко, воздушно обволакивать мой разум… и тут острая боль мгновенно вернула меня в сознание:

- А?!!
Таня разжала хищные коготки, которыми впилась в мою руку и плаксивым тоном попросила:

- Игорь у меня все тело уже болит, никак не могу заснуть на этой табуретке. Можно я ноги тебе на колени положу?

- Ложи… - и тут же ее ножки в шерстяных носочках уперлись мне в пах. – А осторожней можно, блин?!.... Дорогая.

- Извини… Милый.
Я накрыл пледом ее ноги, положил руку на округлые коленки, и слегка поглаживая их – конечно извинил.

- Не увлекайся… - остановила меня Таня.
- Да, что ты, - и я замер наслаждаясь теплом от ее ног.

… Проснулись мы одновременно – от холода сковавшего конечности.

- Во дубар… - Танины зубы, выбивали дробь.
- Машина заглохла, - и толком еще не раскрыв глаза, я попытался ее завести. Пара минут бесполезной работы аккумулятора, окончательно меня пробудили.

За окном светало. Перестал валить снег, и только безобидные снежинки кружили в морозном воздухе. Я прислушался – где-то внизу раздавался журчащий звук речки.

- Надо выйти, - вздохнул я и аккуратно подвинул милые ножки.

- И мне.
- Заблудишься в сугробе – свисти!
Дверь с трудом открылась - нижнюю часть занесло снегом. Я стал на подножку и ужаснулся – машину за ночь замело конкретно.

- Да спасет нас трактор! – словно молитву произнес я эти слова и посмотрел в сторону предполагаемой дороги.

Вверху, на самой горе поднимался дым столбом. Приглядевшись внимательнее, я заметил и верхушку крыши.

- Таня!
С другой стороны машины, откуда-то снизу раздался раздраженный голос:

- Ну, что?!
- Мы спасены подруга, рядом люди!
Я живо забрался на кузов и, разгребая руками снег, добрался до брезента – в который были завернуты лыжи.

- Ах, какое же это счастье, – над бортом внезапно возникло улыбающееся лицо Татьяны со снежинками на волосах.

- Что рядом люди?
- Конечно. Счастье, что - не волки…
- Я даже и не пытаюсь тебя понять… Ты на лыжах когда-нибудь стояла? Бороздила лыжню?!

- Давно. Еще в школе.
- Держи – вспомним детство, – и я подал ей инвентарь.

Закрыв на всякий случай машину, мы без лишних слов стали на лыжи и цепочкой начали продвигаться наверх – к загадочному дому. Я впереди, она сзади.

К заветному дому мы добирались тяжело – при подъеме на крутую гору, Таня все время падала, не слыша моих наставлений по поводу приема лыжников - ходьба «елочкой».

- Шире ноги раздвинь – носки врозь! - скомандовал я, глядя на жеманный променад спутницы.

- Я же сказала - без предоплаты и не мечтай, – пошутила Таня и с криком «Ой!», тут же кубарем скатилась вниз.

Я поднял ее, отряхнул от снега и, заглянув в блудную синеву глаз, подзадорил:

- Ты сможешь, давай – прорвемся.
Я прошел вверх метров десять и оглянулся – она не прошла и двух.

- Пригнись, сгорбись, – попросил я горе-лыжницу.
- Не могу! – со слезами на глазах ответила упрямая блондинка, привыкшая покорять мир - прямой спиной.

…И опять я был вынужден спуститься, что бы поднять ее. Строптивость Тани возмутила меня до предела, и гнев вот-вот готов был вырваться наружу - но от милого, беззащитного взгляда, я растаял – как лед на солнце и, обняв за плечи, сказал:

- Не волнуйся, все будет хорошо….
… И снова этот проклятый подъем. Так мы мучились довольно-таки долго. Но всему наступает конец, и когда показалась макушка солнца с восточной стороны гор – мы подошли к калитке.

- Хозяева!
Все время гавкающая собака во дворе – залилась лаем. В доме скрипнула дверь, послышались шаркающие шаги по снегу, металлический звук открывающегося засова, и через пару секунд калитку открыла старушка с добрыми, веселыми глазами.

- Слава Иисусу! – бодро приветствовала нас бабушка.

- Иисусу Слава… - вздрогнув, нестройным хором ответили мы ей. - Нам трактор нужен. Машина внизу у речки застряла.

- А чего вы той дорогой поехали?
- На трассе авария была – хотели объехать.
- О-ооо… Мы и летом по ней не ездим – одни ямы. Заходите в дом. Не стойте на улице.

Таня обошла меня и старушку и остановилась возле лохматого пса – уже приветливо махавшего хвостом:

- Жо-рик…
- Это Муха, - поправила ее бабушка, - не бойся, она не укусит.

- А лохматая, как Жорик… - пропела моя спутница и потрепала собаку за ухом.

Я опер о забор наши лыжи и отправился вслед за Татьяной, по дороге разглядывая неизвестные владения. Добротный дом из бревен, длинный ряд сараев, разной высоты. Из одного раздалось хрюканье, а в остальных было тихо – но судя по следам от обуви возле них, и валившего пара из щелей между досками - сараи были не пусты.

В подтверждение моей догадки, дверь одного из них распахнулась, и во двор вышел русоволосый парень, лет пятнадцати, с большой миской в руке.

- Здрасти, - ответил он, засмущавшись, от неожиданно нагрянувшей красы, в виде Тани.

- Ярема, сбегай к леснику – трактор нужен, - попросила его старушка.

- Сейчас ба! Только шапку надену, - и он ринулся в дом, размахивая миской на ходу.

- Проходите, - тихо, от души попросила нас хозяйка и мы, пожав плечами, направились в дом.

На крыльце чуть ли не нос к носу мы столкнулись с Яремой - он буквально вылетел на крыльцо.

- Ярема, я с тобой! – из-за двери раздался звонкий голос, колокольчиком.

- Ангелинка, я скоро! – паренек достал из-под навеса короткие лыжи, в секунду встал на них, взял палки, и покатил со двора.

- Яре-ммма, - жалобно захныкала девочка.
- Не плачь - папу разбудишь, - донесся голос женщины.

- Сейчас, покушаете, согреетесь – вон в снегу все, - покачала головой бабушка и принялась веником стряхивать снег с Тани.

- Спасибо, да мы не голодные, - неуверенно промямлил я.

Я еще что-то хотел сказать против неожиданного гостеприимства, но от взгляда Тани, метнувшего молнию – замолчал.

За двумя входными дверями, пространство между которыми служило раздевалкой, находилась большая, светлая столовая. Деревянный пол, застеленный дорожками с карпатскими узорами, огромный стол и вокруг него множество стульев. Вот в принципе и вся обстановка этой комнаты.

- Здравствуйте, - чуть ли не по пояс поклонилась нам черноокая женщина с длинной косой. – Просим за стол.

Ошарашенные приемом, мы, запинаясь – поздоровались, сняли несуразные лыжные ботинки и прошли в комнату.

Сзади женщины появилось любопытное лицо девочки, лет трех-четырех:

- Здласти, а вы сто заблудились?
- Наша машина в плену у деда Мороза, - Таня улыбнулась ей и протянула руку. – Привет красавица, давай знакомиться – я Таня.

Девочка вышла из-за маминой спины и подала маленькую ладошку:

- А мне четыле годика, и я Ангелинка. Тетя, а дед молоз холосий – вы его поплосите и он васу масинку отпустит.

- Обязательно попросим.
- А это вас муз? – строго спросила девочка и ткнула пальчиком в мою сторону.

- Да, и его зовут - дядя, Игорь.
- Ангелина, не приставай к людям, они кушать хотят, устали с дороги. – Женщина с косой грустно улыбнулась, - вы ее простите, она у нас такая любопытная.

- Маленький ангел, - вот и все, что и смог я сказать.

- Какой милый ребенок, а? – подтолкнула меня в бок Таня.

Не успели мы сесть – как вошла бабушка и поставила две огромных тарелки – одна с домашней колбасой, ветчиной, а вторая – с хлебом.

- Угощайтесь. Сейчас голубцы, холодец принесу.
- Да, что вы! Не надо! – запротестовал я.
- Не говорите глупостей, лучше ешьте.
- Так неудобно…
- Да, действительно, - подтвердила Таня и взяла вилку.

- Мама, я вам сейчас помогу. Ангелина – развлекай гостей, - молодая женщина усадила дочку, на стоящий возле стены табурет и поспешила на помощь.

- А хотите я вам песенку спою? – спросила Ангелинка и тут же затянула многокуплетный «Колобок»

Минут десять входные двери то открывались, то закрывались – женщины все носили и носили блюда. Вскоре на большом столе не осталось и места.

Бабушка оглядела стол и, подняв к верху палец, загадочно произнесла:

- Сейчас, самое главное принесу.
Вскоре она появилась с пластиковой литровой бутылкой:

- Два года простояла. Из буряка выгнала. Чистая, как слеза… А крепкая какая!

Я в знак протеста замахал руками, Таня же наклонив голову, внимательно разглядывала бутылку:

- Это что, самогон?
- Первак! – гордо ответила старушка.
- Дорогой налей мне, чуть – чуть, – попросила Таня и передала мне большую стопку.

- Папа! – вдруг воскликнуло милое создание, прерывая бесконечную песенку.

Мы все обернулись как по команде – сзади стоял мужчина, лет тридцати пяти в спортивной шапке.

- Сережа, - его тусклый взгляд, бледно-желтое лицо и голос без эмоций – говорили об одном – этот человек серьезно болен.

Я встал из-за стола и протянул ему руку:
- Игорь.
Он вяло ее пожал и взглянул на меня… левым глазом. Правое око мужчины смотрело в сторону Тани. И она тут же поднялась:

- Татьяна.
- Сережа.
- Так вы отец этого чудесного ребенка?
Хозяин через силу улыбнулся:
- Нам Ангелинку Бог послал – на Пасху.
Женщина с косой подошла к нему и положила руку на плечо:

- Как ты себя чувствуешь, Сереженька?
- Голова болит Люда… А где мои таблетки?
- Подожди, сынок сейчас, - опередила старушка невестку, и суетливо стала перебирать на подоконнике кучу лекарств, - вот, держи.

- Вы извините меня, но я пойду. – Сережа взял лекарства, через силу улыбнулся и медленно пошел обратно в комнату.

Мы молча проводили его сочувствующими взглядами. На глазах у молодой женщины выступили слезы:

- Врачи сказали, что ему осталось жить не больше месяца. А он об этом и не знает….

- А что с ним? – спросила Татьяна.
- Рак мозга. Две операции сделали, а ему все хуже и хуже, - и она разрыдалась.

- Люда, перестань… - начала успокаивать ее старушка. – Не надо... Сейчас и Ангелинка заплачет…

Действительно девочка надулась как помидор и вот-вот готова была разреветься.

- А где ему делали операции? – Таня достала телефон из кармана.

- В Ивано-Франковске.
- А в Киеве, Одессе вы были? Там ведь лучшие специалисты.

- Так кто мы? И откуда мы знаем, где лучше, а где хуже?

- Сейчас… один момент, – Таня включила телефон. – Хм. Связи нет.

- Ну, да, - подтвердила старушка, - когда надо позвонить, мы на гору поднимаемся.

- Вы напишите его фамилию, номер телефона, а я постараюсь найти ему хорошего специалиста. Ведь пока он жив – всегда есть шанс.

- Господи! – Людмила подняла глаза к иконе в углу. - Спасибо тебе, за то, что послал нам добрых людей!

- Кушайте, уже все остыло, - бабушка с укоризной посмотрела на наши пустые тарелки, в которых еще и пищи не было.

Голод брал свое. Мы накинулись на еду, Татьяна пропустила пару стопочек, и в ее глазах я заметил бесовские огоньки. Она все чаще стала называть меня милый и неуклюже тыкала в тарелки с едой:

- А это, что у нас?
- Заяц, позавчера Ярема на охоте подстрелил, - ответила Люда, глядя на гостью, как на святую.

-… Зайчик… - тут же убрала вилку от блюда Таня, - бедный зайчик.

- Таня, это очень даже вкусный зайчик - я съел пару кусков и мне он очень понравилось. Не выдумывай, вспомни еще сказку «Три поросенка»…

- Жалко, зайку, - со слезами на глазах молвила Таня и подала мне пустую стопку. – Помянем косоглазого…

Сзади раздался плачь Ангелины – женщины-хозяйки недоуменно переглянулись и за столом повеяло холодом. Ситуацию разрядил, Ярема. Он ворвался с криком:

- Трактор едет!
Мы тут же вскочили из-за стола, поблагодарили хозяек, пожелали здоровья Сереже и принялись одеваться.

- Какая же вы замечательная пара, - Люда взяла за руку дочку. – Пусть Господь благословит ваших детей, и вашу семью.

- У нас нет детей, - ответила честно Таня.
- Будут, непременно будут, - успокоила ее бабушка. – Мы за вас молиться будем.

- Спасибо вам за все! – от всего сердца на пороге произнес я.

- Ангелинка, а ну подойди ко мне, давай попрощаемся, - Таня присела и поманила рукой девочку.

Та не раздумывая, подошла и обняла ее за шею. Напрягая слух, я едва услышал:

- Когда мы уйдем, передай это маме.
И краем глаза заметил, как Таня положила в кармашек платья девочки, зеленую бумажку.

Когда мы вышли во двор, солнце уже коснулось макушек сосен – наступали сумерки. В горах, особенно зимой, так мало светового дня!

На улице рокотал трактор, и я быстрым шагом покинул двор. Огромный «Беларусь» стоял наготове - с поднятым ковшом. При виде меня тракторист спустился из кабины на землю.

- То ваша машина застряла? – сразу приступил к делу, человек с пузом, напоминающим пивной бочонок.

- Да, внизу, у речки. На передний мост села.
- До речки километра три надо чистить – не меньше.
- И сколько это будет стоить?
- Солярки литров сорок уйдет… Да плюс работа.
- У меня только доллары – вас сто, устроит?
- Файно! Поехали!
- А трос у вас есть?
- Найдем.
Я схватил одной рукой лыжи в охапку, другой подсадил Таню, которая никак не могла распрощаться с женщинами – и через минуту мы уже сидели в кабине.

- Счастливо! - сквозь грохочущую технику, до меня донесся голос Люды.

- Не сдавайтесь! – крикнул я в ответ, и трактор, опустив ковш, тронулся.

Большая машина быстро делала свое дело, убирая снег с дороги, словно это был пух.

- Сереже надо помочь, - Танина ладонь легла на мою руку, - как только появиться связь, я позвоню знакомому профессору - онкологу – он мне не откажет…

Она запнулась, и как мне показалось – слегка покраснела. Я с жаром сжал ее ладошку.

- Какая же ты умница.
В ответ ее белокурая голова, доверчиво легла мне на плечо.

Вскоре мы добрались до занесенной снегом Тойоты. Я зацепил ее крюком сзади – сел в кабину и махнул трактористу. Трос натянулся – Тойота вздрогнула и нехотя покатилась назад. Я включил замок зажигания – машина пару раз чихнула, и завелась.

- Эй! Выходи! – крикнул я красавице, которая с высоты трактора, разглядывала изумительную природу Карпат.

- Все уже?! Едем?
- А ты думала! - я полез в карман за деньгами и передал сотку Татьяне, - дай любителю пива, и слезай – ловить буду.

Сначала полетели лыжи, а потом… в мои объятия упала и Таня. Я прижал ее к себе и почувствовал, как часто вздымается ее грудь. Мы застыли на минуту, но мне показалось, что прошел как минимум час.

- Эй! Влюбленные!
Мы подняли вверх головы.
- Счастливого пути!
- Спасибо!!
И снова мы остались одни на том же месте.
- Ну, что – к Роме в гости? – спросил я затаив дыхание.

Она отстранилась, на глазах у нее появились слезы, а голос стал чужим:

- А по фиг… Поехали.
Дальнейшая дорога к даче слуги народа, была без приключений. Таня замолчала, и все время смотрела в свое окно. Я, если честно не знал, что ей сказать и как себя вести в этой дурацкой ситуации.

Чем ближе стрелка подходила к финишному флажку на навигаторе, тем грустнее мне становилось. Я почему-то чувствовал себя Иудой. Человеком, без души… Когда стрелка почти уткнулась в флажок, Татьяна подала голос:

- Остановись, пожалуйста. Мне надо себя привести в порядок.

- Хорошо, - и метров, через двадцать я выполнил ее просьбу.

- Включи свет в салоне.
Я включил.
- А есть у тебя в машине стаканчик?
- В бардачке поищи, должен быть. Я выйду на минуту – подышу воздухом, - я не в силах был наблюдать, как она готовит себя для другого.

- М-г…
Я ходил туда-сюда, минут десять. Окончательно замерзнув в ноги, я вернулся в салон… и запах буряка – меня шокировал!

- Ты… пила?!
- Бабулька с собой в дорогу подогнала, - ответила заплетающимся язычком Танюша и показала почти пустую бутылку.

- А что? – усмехнулся я, - это уже интересно.
И погнал я машину к Роме на дачу…
Вот и финиш – впереди стали стеной высокие ворота из бревен. Ничего не говоря, я нажал на сигнал и обратился к спутнице:

- Готовься, фея – твой выход.
- Всегда готова, - ответила блудница и закурила сигарету.

Я нажал на сигнал второй раз – машина, как мне показалось, заревела раненым зверем. Калитка, приоткрылась, и из нее вышла женщина, одетая в дорогие меха. Она мне напомнила гигантскую норку с женским, перекошенным от злости лицом. Я тут же выключил фары, и вышел из машины.

- Какого ты сигналишь?! – был ее первый вопрос, который меня встретил.

- Едем отдыхать на базу и заблудились… Навигатор заглючил, - промямлил я.

- На какую базу едите? – это был ее второй вопрос.
- Ку – й… - открыв свою дверь, икнула Таня, - шавель.

- О!!! Даже так! Я вам сейчас путь укажу, без навигатора – дуйте метров двести обратно – сверните на перекрестке направо – а там вниз до упора – и выедете на трассу. Там направо – и еще тысячи две километров сделайте прямо. По дороге спрашивайте, не стесняйтесь – язык он и до Куршавеля доведет, - усмехнулась злая женщина.

- Ромовая баба! – выкрикнула Таня и захлопнула дверь.

- Что она сказала?! – у жены депутата сузились глаза, как у пантеры перед прыжком.

- Напилась она, как свинья. Прошу прощение за беспокойство, мадам, - я с извинением сложил руки. – Заблудились мы…

- Валите... и меньше пейте, - шикарная женщина развернулась спиной и скрылась за высоким забором.

Следуя инструкции Эли, напомню - так зовут жену депутата, мы доехали до перекрестка и начали спускаться вниз. С обеих сторон светились огнями десятки мотелей и домов отдыха.

- Гавно - баба, а шуба у нее классная, - подытожила визит к депутату, Таня.

- Зайчика тебе жалко, а двадцать норок – нет? – приподняв бровь, я взглянул на спутницу.

- У него уши – такие бааальшие. Одним словом – зайка…

- Веский довод. А вот у нас с тобой фэйсы неавторитетные, даже на порог не пустили. И куда Ромчик подевался?

- А ты знаешь, о чем я подумала, Игорь?
- Откуда?
- Если в бедный дом и пригласят – то накормят, а в богатый если позовут – то обязательно, поимеют.

- Ты не так и проста, ма шери* (моя дорогая* - фр.яз.), - усмехнулся я.

- А ну-ка сверни сюда, - указала Таня в сторону вывески: мотель-ресторан «КУШ - АВЕЛЬ»

- Ого! - не поверил я своим глазам.
- Видишь? И что я сказала глупого? – сама себе удивилась Татьяна.

Припарковавшись, мы зашли в уютный вестибюль.
- Ты иди, закажи коньяк и кофе, а я сейчас приду, - с каждой минутой блондинка все крепче брала инициативу в свои руки.

Я зашел в бар, взял один коньяк и два кофе. Сел за столик и принялся ждать Таню. Напротив окна остановился блистательный «Рендж Ровер» с немецкими номерами. Глядя на вышедшую из машины худощавую пару, со сморщенными от старости лицами, я почему-то вспомнил одну интересную теорию и, весело подумал: «К концу жизни некоторые мужчины становятся похожими на пингвинов, а некоторые женщины от непосильного труда на загнанных кляч… Возможно, не все так однозначно в этом мире – ведь есть такие «экземпляры» как и эти немцы – на старости лет они остались по-юношески худы, вот только их лица стали похожими на морды обезьян… Дарвин, Дарвин может в чем-то ты и прав»

- Поцелуй мне, поцелуй… - странная песенка Тани за спиной, застала меня врасплох, я вздрогнул и мои глупые мысли разлетелись как капельки воды, – ты подаришь на рассвете…. Не поняла, а почему один коньяк?

- Ты же знаешь - я за рулем…
Таня бросила на стол ключ от номера:
- А если так?
Не говоря лишних слов, я встал и подошел к бармену:

- Уважаемый сто… нет, давайте двести грамм коньяка, - и, перейдя на шепот, спросил, - а где тут у вас можно цветы купить?

14.01.2013
P.S.
Рома долго нас ждал в ту ночь. Почти до утра. Не дождавшись – запил и проспал наш приезд на следующий день. Алик назад денег не потребовал, но и более выданного аванса мне больше ничего не заплатил. Да, и о моих отношениях с Таней. Возможно, они когда-то перерастут в роман, и тогда я обязательно скопирую его на бумагу.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Подарок для депутата

Подарок от Наставников

Подарок от Наставников Приветствую, друзья. Смысл рисунка озвучен прямо на нём. Сначала написались стихи, потом уже пошёл рисунок. Всем силы, мудрости, веры в себя, творчества и...

Депутаты Госдумы

Депутаты Госдумы Депутаты Госдумы жалуются, поскольку им еще не выдали квартиры за январь. Жулики Человек, живущий за чужой счет - жулик. Человек, очень хорошо живущий за чужой...

Подарок под елкой

- Это против правил! - уверенно категоричным тоном сказал Старший Эльф, держа очередной официальный запрос, зарегистрированный под номером 34577743279578.- И вообще! Как вообще его...

Подарок призрака

Закарпатье, сколько в этом слове... Как давно мы с мужем не были там! В последний раз приезжали сразу после свадьбы. До сих пор помню пьянящий аромат трав, шум леса, журчание ручья...

Подарок

Наташе сегодня исполнилось 17. Все бы ничего - и подарки с утра, и поздравления, и смски от друзей, а Темка такой огромный букет приволок, мама даже головой покачала неодобрительно...

Подарок сыну

...Вагон мерно покачивался и убаюкивающе постукивал на рельсах. Вадим стоял в тамбуре,уткнувшись лбом в стекло. Темнело. За окном мелькали и исчезали какие-то разъезды и полустанки...

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты