Ойкумена

В XVII веке М.С. Мусин – Пушкин, поначалу служивший в Сибирском приказе в Москве, а затем назначенный енисейским воеводой, так же утверждал, что первыми поселенцами американского материка были выходцы из северо-восточной Азии.
Ойкумена
Сейчас, мы знаем из материалов археологической экспедиции Ю.А.Молчанова о том, что первые люди в северной земле появились в эпоху голо ценового палеолита (VIII – V тыс. до н.э.). По имени одной, из обнаруженных археологической экспедицией, древних стоянок, при исследовании долины реки Алдана, вблизи поселка Белькачи, этническую группу, населяющую в данный период времени, назвали – белькачинцами. Применяя радиоуглеродный анализ, Ю.А.Молчанов четко определил временные границы культур, присущих каждому этапу древней истории края.

Установить факты влияния культуры белькачинцев помогла глиняная посуда, обладающая своеобразным орнаментом: поверхность посуды покрывали отпечатками шнура. Следы этой культуры прослеживаются до Чукотки, побережья Берингова пролива и Северной Америки. Тем самым Ю.А.Молчанов доказывает, что именно неолитическая белькачинская культура оказала влияние на формирование культур северо-западного Нового Света.

Отстаивающий данную гипотезу енисейский воевода М.С.Мусин-Пушкин, по всей видимости, он пользовался своими «местными» источниками, рассуждая последовательно о том, что вдоль ледовитоморского побережья древние охотники добирались до Медвежьих островов, расположенных севернее устья Колымы в Восточно-Сибирском море, обживали их и продолжали промысел в этих богатых местах моржей, нерп, голубых песцов. Миграция древних «сибиряков» в Америку могла иметь вынужденный характер, когда охотящаяся семья оказывалась на дрейфующей паковой льдине, оторванной морским течением и ветром и унесенной в Чукотское море, а затем к побережью северной оконечности Америки.

Обладая навыками выживания в экстремальных условиях севера, древние охотники на дрейфующих льдинах могли устраивать жилища, покрывая их шкурами убитых животных. А, по мнению, некоторых ученых, для обогрева жилища могли использовать, высушенные кости мамонта (П.П.Ефименко) и животный жир.

Археологические раскопки 60-70 годов в Сибири на побережье Тихого океана, в соответствии с данными полученными американскими археологами на Аляске, поставили под сомнение теорию первоначальных миграций северного охотника в Америку. Этому послужила обнаруженная в делах Сибирского приказа записка Ф.Х.Плениснера. Бывшего командиром Анадырской крепости, организовавшего несколько походов к Медвежьим островам.

Размышляя о древних миграциях населения, Федор Христианович Плениснер, пришел к выводу о существовании в прошлом сухопутного моста между Азией и Америкой (Аляской), по которому стада мамонтов, а вслед за ними и древние охотники незаметно перешли на другой материк, обладающий теми же природными условиями, снежными горами, тундрой, озерами.

Подобный перешеек, по мнению некоторых ученых, соединил Антарктиду с Южной Америкой в районе пролива Дрейка [1].

По мнению Ю.А.Молчанова, заселение северо-восточной Азии и Аляски проходило тремя этапами. Первый этап (35-22 тысячи лет назад), падает на то древнейшее время, когда население Центральной Азии (Монголия, Маньчжурия, Алтай, Тува, Прибайкалье) стало увеличиваться и искать новых территорий. На юг продвигаться не имело смысла из-за уже значительной в ту пору плотности населения, потому оставался естественный путь: вслед за стадами плейстоценовых животных перемещаться к северу, по тундре к лесотундре Якутии, а оттуда на Чукотку и через Берингию – в Америку. Отдаленные потомки выходцев из Центральной Азии добирались до Плато Прерий и создали своеобразное палео-индейские культуры типа Сандиа – Кловис. Эти культуры при своем продвижении 10 тысяч лет назад, могли достигнуть Патагонии и выйти на берег Магелланова пролива.

Второй этап заселения Аляски (22-10 тыс. лет назад) относят к эпохе, когда в Сибири началось сартанское оледенение, а в Америке – классический этап висконсинского оледенения. Громадные непроходимые ледники отделяют Аляску от остальной Америки и снова соединяют ее с чукотский полуостровом широким сухопутным мостом. На десять тысяч лет Аляска становится составной частью Азии, а не Америки. Тут уж не было ни каких преград для продвижения азиатов дальше на восток. Не потому ли так схожи клиновидные нуклеусы, найденные на Аляске, с каменными орудиями на стоянке Ихине, в низовьях Алдана, в отложениях сартанского времени? Такие же обработанные камни обнаружили на палеолитической стоянке Красный Яр на Ангаре и на стоянке Икарал в Забайкалье – хоть составляй маршрутную карту великого переселения.

Третий этап (10-6 тысяч лет назад) связан с открытой в долине Алдана новой культурой – сумнагитской. Ее стоянки есть так же на Лене и на Волге. Охотника – сумнагинца можно было сразу отличить: у него в руках уже не просто камень, а усложненное орудие из кости и кремневого вкладыша. Увлекался он изготовлением и микроорудий.

В эту эпоху Азия снова отделяется от Америки нынешним Беринговым проливом. Но в культуре аляскинцев уже чувствуется влияние традиций и быта сумнагинцев. Это дает основание думать, что сумнагинцы успели новой миграционной волной хлынуть на американскую землю (Конкретные аналоги по этим миграциям могут дать походы на Чилкут, и «Золотая лихорадка», связанные с «золотым веком» и описанные в произведениях Джека Лондона – авт.).

Ко времени появления русских, на территории Сибири события складывались таким образом, что за 3-4 тысячелетия сменилось несколько цивилизаций, когда возникали и рассыпались империи: Во II – III веках до н.э. в степях Центральной Азии возникло могущественное государство хуннов просуществовавшее не слишком долго, возникали и угасали крупные государственные образования тюрков, жужаней, уйгуров, хакасов. В начале XIII века пронеслась по сибирским землям конница Чингисхана, разорявшая все на своем пути и ломая привычный уклад жизни местных народов.

И двухсот лет не просуществовало созданное Чингисханом Монгольское ханство. Уже с перенесением ханом Хубилаем столицы из Каракорума в Пекин оно, по существу, перестало быть монгольским. Зато последующие богдыханские, императорские династии, пользуясь этим, стали из века в век претендовать не только на древние монгольские земли, но и чуть ли не на все страны, завоеванные некогда рыжебородым «Потрясателем Вселенной». Их не смущало, что сам-то Пекин оказался под пятой завоевателя, который одно время раздумывал о том, не превратить ли ему всю Поднебесную империю в безлюдное пастбище.

В конце XV века объединились разбросанные по реке Тоболу и Иртышу татарские улусы в Сибирское ханство со столицей Кашлык (Искер или Сибирь), обложившее данью отдельные племена остяков, вогулов, добираясь до «северных народов» чукчей, ненцев, юкагиров, нанайцев, эвенов и д.р.

Нелегко пришлось многочисленным родам и племенам, входившим в велико монгольский племенной союз, когда распалась держава Чингисхана. Особенно трудно было западным родам ойрот, чорос, торгаут, тулеут и тулегут, вошедшим потом частично в Джунгарское и затем в Калмыцкое кочевые государства. Неустанно и беспощадно теснимые китайскими войсками, они теряли свои древние пастбища джейляд и вынуждены были в поисках новых пастбищ двигаться на запад. Это в полной мере удовлетворяло китайских богдыханов (к какой бы династии они не принадлежали), видевших в этих воинственных племенах как бы авангард своей экспансии в Казахскую степь, Сибирь и Среднюю Азию. Когда отдельные контайчи выходили из подчинения этой коварной политике и обращали оружие против китайских планомерно и беспощадно уничтожались. Кочевники вырезались целыми аймаками – со стариками, женщинами и детьми.

Многие роды двинулись в Сибирь. Прииртышье и горы Тарбагатай, вытесняя местное население. Другие прошли дальше, и, перейдя казахскую степь, образовали за Волгой, у Астрахани, свой калмыцкий аймак.

С 30-х годов XVI века ойротские контайчи, осевшие в горах Тарбагатая, в пойме реки Или и по берегам озера Зайсан, уже что ни год совершают кровавые набеги на казахские и киргизские кочевья. Положение еще больше ухудшалось, когда здесь образовалось большое Джунгарское ханство, объединившее вокруг себя некогда разрозненные племена и роды. Во главе его стал верховный контайчи Батур сын Хаара-Хулы. Свою ставку он расположил севернее озера Зайсан, в верховьях Иртыша. Ему удалось распространить свое влияние на многие западномонгольские племена, и Джунгарское ханство стало силой, всерьез обеспокоившей китайских политиков.

После смерти Батура, Джунгарией стали править его сыновья – Сэнгэ, а затем – Галдэн, который, по приказу китайского императора жестоко расправился с поднявшими восстание родственными восточномонгольскими племенами. Монголия обезлюдела после его кровавого набега, но затем, попытавшись вернуть захваченные китайцами монгольские земли, контайчи был разбит и зарезался.

Власть в Джунгарии захватил племянник Галдэна – контайчи Сыбан Раптан, который в 1714 году вместе с сыном Галдэн-Цыреном разграбил китайский город Хали. Вот тогда китайский император Канси из новой манчжурской династии Цинн, захватившей вместе с Китаем и основную Монголию, издал фалин-указ, по которому у джунгар отбирались все примыкающие к Китаю земли, а в возмещение джунгарскому контайчи совершенно явно предоставлялась свобода рук в Средней Азии и Казахстане. По требованию китайского императора должен был быть созван специальный джунгарский курултай. В случае отказа император пригрозил поголовным уничтожением джунгар. Контайчи ничего не оставалось делать, как пойти по намеченному богдыханом пути. Сыбан Раптан перенес назад свою ставку, а многочисленные джунгарские отряды затопили Семиречье и Казахскую степь…

Как только ослабо джунгарское давление на границах Китая, а острие джунгарских набегов повернулось, в сторону Казахстана и Средней Азии, китайские арсеналы снова открылись для контайчи. В его разношерстных войсках опять появились маньчжуро – китайские советники, которые в то же время внимательно следили, не думает ли коварный Сыбан Раптан снова повернуть свою конницу против империи. Большую помощь в организации джунгарского войска оказал и швед по происхождению, российский подданный унтер – офицер Ренат, попавший в плен во время истребления джунгарами российской экспедиции Бухгольца недалеко от Усть-Камня [2].

Поход Ермака присоединил Сибирское ханство к территории России, и в Сибирь стали прибывать русские поселенцы и исследователи. Исследователи XVIII века Д.Мессершмидт, Ф.Сталберг, П.Паллас, И.Гмелин обратили внимание на странные камни испещренные рисунками. Такие же рисунки были обнаружены в захоронениях, найденных на берегу Енисея, возраст которых определен в 4 тысячи лет.

Эту культуру археологи назвали Окуневской – по месту раскопок первого кургана вблизи Окунева улуса в Хакассии. Окуневские племена жили в Енисейских степях после племен афанасьевского периода и, по мнению ученых Окуневская культура была предвнесена извне, а не стала результатом афанасьевского человека.

Окуневцы, посетители новой культуры сменившей на этой территории своих предшественников афанасьевцев, имели отчетливо выраженные монголоидные части. Они расселились по берегам Енисея, Абакана и их притоков, занимались скотоводством, промышляя охотой и рыболовством. Женщины занимались ткачеством, пряли, лепили глиняную посуду.

Окуневские рисунки, если к ним присмотреться, двух разных почерков реалистические и нереалистические. Приверженцы неолитического реализма изображали в своих рисунках то, что видели сами: округлое лицо, два глаза, нос подбородок. А их творческие конкуренты наделяли свои модели чертами, подсказанными разными фантазиями, - бычьими рогами, полосами поперек лица, лучевыми коронами, странными головными уборами.

В Хакасско – Минусинских степях можно встретить одинокие камни – ровные словно столбы, изогнутые, утолщенные. На каменных плитах изображены почти одни женщины. Это дает основания для предположения, что художниками были мужчины, которые поклонялись в образе женщины материнскому началу и славили ее красоту. Недаром же древний скульптор изваял «Кыс Таш» (Девицу камень) с распущенными длинными волосами и с глубокими глазами. Правда впечатлению о прелестном изображении женского лица мешает третий глаз, находящийся на женском лбу. Кто знает, какой намек вкладывали в это изображение ритуального знака или украшения головы Окуневского мастера, какими божественными ликами или устрашающими идолами виделись хакасские статуи древним мастерам?

Памятники данного типа, старше памятников острова Пасхи на две тысячи лет, по утверждению Л.Шинкарева наблюдавшего идолов хакасских и минусинских степей, когда он, разглядывая идолов, обнаруживал все новые и новые черты: «У божества плодородия обычно круглый, а то и квадратный лик солнца, обрамленный лучами и очень схожий с человеческим лицом. Из долин реки Абакана, реки Нини и других мест доставлены каменные статуи беременных женщин – это хранители душ потомства рода. Липский [3] привел меня к прекрасной статуе Хуртаях тас, каменной старушке, которую он нашел близ улуса Онхаков, где местные жители, по традиции предков ходили к священному месту, чтобы освободить свое сердце от горя»

Культуру афанасьевского и Окуневского периодов сменила андроновская (XV- XII вв. до н.э.). Андроновец принадлежал к типу «земледельца» и исследователи полагают, что он является родоначальником крестьянства в Сибири, занимавшимся разведением злаковых культур. Андроновец держал крупный рогатый скот и тонкорунных овец, летом пас их в степи, а с первыми морозами загонял в большую землянку, укрепленную камнями плитами. Располагавшееся по центру жилища кострище обогревало людей и скот. Андроновец держал крупный рогатый скот и тонкорунных овец, летом пас их в степи, а с первыми морозами загонял в большую землянку, укрепленную каменными плитами. Располагвшеес по центру жилища кострище обогревало людей и скот. Андроновец добывал в неглубоких шахтах медную руду, которую дробил и плавил, из золота изготавливал и отливал украшения

Эпоху металла в Таежном Прибайкалье связывают с культурой глазковских племен (XVII - XVIII вв. до н.э.) – название пошло от глазковского предместья Иркутска, где раскопали первые погребения с инвентарем из меди и бронзы. Культура глазковского периода отличается от консервативного уклада жизни человека, когда наряду с прогрессивными методами ведения хозяйства и изготовлением металлических изделий из меди и бронзы, долгое время применялось изготовление орудий труда из камня и кости.

Глазковский период отличается тем, что человек отказался долбить лодку из ствола дерева, а начал применять более легкие материалы для транспортировки прав – средства, сшивая лодку из легкой бересты. Появились изменения в изготовлении верхней одежды приближенной к современным моделям сшитых из шкурок оленьих ног камусовые торбоза и меховые сапоги. С шеи спускался меховой передник, украшаемый разными бляхами и перехваченный у бедер массивным кожаным поясом.

Верхом скорняжного исскуства глазковца была пушистая меховая шапка, украшаемая нефритовыми дисками, клыками зверей, бусами и раковинами южных морей. Наличие этих раковин, привезенных даже с Молуккских островов, говорит о том, что человек глазковского периода выменивал их при торговых обменах или приобретал их какими-то способами. В захоронениях глазковского периода обнаружена самая древняя в Сибири костяная ложка, указывающая так же и на перемены бытового характера, укладе и культуре.

В этот же период на территории от Урала до Енисея после Андроновских племен в XIII - X веках до нашей эры строили свои жилища с деревянными нарами – лежанками карасукские племена, которые занимались скотоводством и земледелием, считается, что карасукцы «одомашнили» и оседлали лошадь и первыми в Сибири начали передвигаться верхом на лошади в густых зарослях и переходить вброд, через неглубокие реки и горные потоки.

Карасукцы владели секретами сложного фигурного литья, как профессиональные литейщики они оставили разнообразные по форме бронзовые коленчатые ножи с навершиями в виде голов барана, лошади, лося, козла.

Техника обработки металла, в Сибири доходила в бронзовом веке до окрайних северных земель, когда одну из литейных мастерских обнаружили в низовьях реки Лены вблизи Ледовитого океана на 79 градусе северной широты.

Совершенствование обработки металла, создание видов оружия, использование прирученных коней для обороны и для нападения на соседние племена, а также имущественное разделение единоплеменников подготовили условия для создания в V – VI веке нашей эры на территории Минусинской котловины первого в Сибири государственного объединения енисейских кыргызов.

Полагают, что граждане первого государства были европеоидами, и даже много веков спустя, вместе с кареглазыми брюнетами монголовидной внешности здесь встречались русоволосые блондины с голубыми глазами [4]. Кыргызы были хорошими земледельцами, занимались ремеслами, торговали с тибетцами, китайцами, уйгурами, арабами, отправляли на продажу изделия из металла, а так же золото, меха и кость. Кость шла на выделку рукоятей ножей, изготовления разных амулетов и украшений. В быту кыргызы придерживались строгих законов. За невесту платили калым лошадьми и овцами, а за воровство наказывали смертной казнью. Была у них руническая письменность – знаками покрывали серебряные сосуды, отвесные скалы, могильные плиты. Эти письмена и рисунки переплетаются с наскальными рисунками курыканов сохранившимися до наших дней в окрестностях Иркутска.

Курыканы обитавшие в Прибайкалье, в междуречье верхнего течения Ангары и Лены, были довольно культурным племенем. Они владели рунической письменностью тюрков и енисейских кыргызов, а изобразительное искусство отражало образ их жизни и верований. С особой симпатией они рисовали лошадей, высоких стройных скакунов, с тонкими ногами, в различных композициях: с вытянутыми шеями, несущиеся стремглав, или с всадником стреляющем из лука, бросающим аркан при охоте на лося.

Не ушедшие на Лену курыканы, укрывались в верховьях Лены и в Кудинских степях, постепенно смешиваясь с кочевниками – монголами, в результате этой ассимиляции, по мнению многих ученых, возникла бурятская народность.

Нахлынувшие в Прибайкалье монгольские племена оттеснили курыкан на север, в район средней Лены. Там они ассимилировались с аборигенным населением и положили начало якутской народности.

По легенде. Которая и сегодня бытует в верховьях Лены, в лесных улусах, хоринский род пошел от предка Хоридея, однажды спасенного на озере стаей белых лебедей. С тех пор хоринцы обожествляют лебедя и, когда слушаешь древние предания, думаешь, не от этого ли общего поклонения красавице – птице укреплялись гордые сердца хоринских бурят? В тот год Зайца (1207) во главе хоринцев стояла Дадухул – Сохора – Ботохой – Толстая. К ней перешла власть после смерти мужа, и она воспользовалась правами с широтой и достоинством. Под ее предводительством хоринцы восстали против монголов. Чингисхану пришлось дважды посылать войска на усмирение, когда в степях Прибайкалья монгольское воинство встретило сопротивление хоринских бурят. Великий завоеватель уже собирался было сам повести воинов на непокорных, но второму его отряду удалось подобраться звериными тропами к лагерю хоринцев, напасть внезапно и полонить повстанцев [5].

Произведя обратный путь в историю человека, когда он только начинал быть человеком разумным мы можем отметить, что, по мнению А.П.Окладникова древняя стоянка в Горно-Алтайске на реке Улалинке, старше всех других палеолитических поселений Сибири. Ее возраст колеблется в амплитуде от 100 до 200 тысяч лет, а может быть, и еще больше. Обитатель Улалинки – архантроп стоял на одной из первых ступенек эволюции человека… О внешнем облике архантропа можно только догадываться. Может быть, он был мохнатый. У него низкий череп, сильно выступали надбровные дуги, между лбом и надбровьем был валик – его называют глабеллой. Говорил плохо, передвигался, балансируя и почти касаясь руками земли. Мы имеем дело с самым древним из обнаруженных в Сибири бесспорных археологических памятников. По – видимому, Алтай был одним из центров расселения человека по всей Северо – Восточной Азии.

-Ну, а сам улалинский архантроп, откуда появился он?

-Думаем, что Южная Сибирь была среди очагов становления человека. Во всяком случае, обнаруженные здесь архаичные рубила, я бы даже сказал, проторубила относятся ко времени обитания синантропов. Эти обезьянолюди попали на Алтай, скорее всего из Центральной Азии [6].

Только в конце прошлого столетия удалось, после долгих дискуссий ученых доказать, что на Земле, помимо человека современного типа, жили палеоантропы, древние люди, что им предшествовали питекантропы, «обезьянолюди», еще более древние предки человека. Возраст этих древнейших предков человека определялся полумиллионом лет. Но затем были открыты австралопитеки, и возраст рода человеческого удвоился, он стал измеряться миллионами лет. А затем, после открытий замечательного антрополога Луиса Лики, в Восточной Африке, стало ясно, что древнейшие предки людей существовали и полтора миллиона и два миллиона, и более двух с половиной миллионов лет назад. Возраст же существа, найденного Джохансоном, ходившего, как и мы, люди, на двух ногах, равен приблизительно трем с половиной миллионам лет [7]!

Доктор Лики нашел следы доисторических существ близ озера Манади, к юго-западу от Найроби. В древних отложениях он наткнулся на каменные топоры, ручные рубила и скребки. Древним высшим приматам понадобилось около двадцати пяти миллионов лет, чтобы стать homo sapiens (разумным), то есть мыслящим человеком верхнего палеолита.

Об антропологических исследований Китая, Тибета, Индии мы можем узнать из опубликованных работ Ю.Н.Рериха: «Среди племен хор нередко встречаются типы с длинноголовыми черепными индексами, прямым разрезом глаз, орлиным носом и невыдающимися скулами. Примесь чужой крови хорошо заметна, и мы легко различаем монголоидный, тюркский, типы и даже homo sapiens, последний вероятно, благодаря примеси иранской или скифской крови. Присутствием этой чужеродной примеси, быть может, объясняется сохранение «звериного стиля» среди хор-па…

Современные исследования установили факт, что иранские племена были главными носителями «звериного» стиля, и влияние иранских племен на тибетских кочевников явствует из поразительного сходства, оружия и конного снаряжения разных племен. «Новый звериный» стиль остается и поныне любимой орнаментацией предметов быта и вооружения…[8].

В конце прошлого века и в начале нынешнего в Сиваликских пещерах на севере Индии в отложениях миоценового периода (25-10 миллионов лет назад) было найдено несколько костей вымерших антропоидных обезьян – сивапитека и рамапитека. Поскольку питекантроп и синантроп определенно жили менее миллиона лет назад, вполне возможно, что именно этой, гораздо более древней Сиваликской разновидности хватило времени для того, чтобы развиваться по двум линиям – как человек и как обезьяна. От нее вполне могли произойти человекообразные обезьяны орангутанг и гиббон в Азии (а также их «Кузены» шимпанзе и горилла в Африке), которые могли переселиться в Китай, предоставив родословному дереву человечества развиваться в Центральной Азии.

Великий паломнический путь, ведущий из Нагчу через области Намру и Ник цанг к священной для всего Тибета вершине Кайлас, по всей вероятности, представлял древний кочевой путь, по которому происходило продвижение тибетских племен на дальний запад нагорья…

Тибетцы, с присущей им наблюдательностью, рано установили деление Тибетского нагорья на определенные зоны, в общем соответствующие главным особенностям местного ландшафта. Это – тханг, или высокогорная равнина, и в первую очередь северное Тибетское нагорье, или Чанг – тханг. На северо – западе оно достигает высоты 6000 м, а к югу от хребта Кунь – Лунь представляет абсолютную пустыню. Затем идут Ганг или ри-ганг, т.е. горные хребты, дрок – высокогорные степи, встречающиеся как вдоль южного травянистого пояса полупустынь и степей Чанг – тханг, или северного нагорья, так и в южном и восточном Тибете, и, наконец, ронг, или речные долины, лежащие на высоте от 3000 м. до 4000 м. – часть страны с оседлым населением и центры развития тибетской государственностию

Периферические области Южного и Восточного Тибета с их глубокими и узкими речными долинами граничат на севере и северо – востоке с высокогорным травянистым поясом, который издревле служил пастбищем для скота кочевников. Этот пояс нагорных пастбищ со средней высотой 4000-5000 м. обозначается тибетскими географами под именем дрок, т.е. пастбище, не пригодное под земледелие. Отсюда слово «дрок – па – кочевник, человек высокогорной степи»[9].

В блестящем созвездии исследователей Центральной Азии два имени занимают особое место: Николай Пржевальский и Свен Гедин… Свен Гедин сформировался как ученый в школе Фердинанда фон Рихтгофена. Именно во время своей работы под руководством фон Рихтгофена Свен Гедин впервые составил план проведения обширных исследований в отдаленных и неизвестных районах Центральной Азии…

Вероятно, самым важным из путешествий Свена Гедина было его третье большое путешествие в Тибет, приведшее к ряду блестящих открытий. Во время путешествия вдоль великой реки Тибета было сделано много интересных наблюдений, позволяющих судить о роли долины Цангпо в физиографии Тибета: «Воздух, вода, твердые вещества – все движется с запада на восток через этот гигантский желоб между Гималаями и Трансгималаями. Цангпо – это великий приемник, вод и материалов выветривания»[10]. Свен Гедин дает замечательную четкую картину нагорья западного Тибета: «Типичный пейзаж представляет сглаживающее действие длительного размывания. Здесь, как во многих других местах внутреннего Тибета, мы действительно имеем хороший пример того, что Пенк называет «верхним пределом размыва», выше которого разрушительное действие не дает подняться никаким горам. Панорама также очень ясно показывает, как обнажаются различные хребты, с которых стекают очень плоские конические осыпи с чрезвычайно малым откосом от подножия гор до середины равнин или широтных долин. Котловины и впадины между горами, заполненные слабо сцементированной породой, занимают довольно большие площади, чем те части, которые все еще в виде гор поднимаются над слоями осыпей. Относительные высоты с течением времени уменьшаются. Это происходит непреодолимо и беспрерывно, хотя, конечно, чрезвычайно медленно… Конечный результат действия разрушительных сил – это сведение гор и равнин в долинах к одному уровню. Это было бы идеальное плато, состояние, которое, однако, никогда не будет достигнуто, так как периферийная эрозия с той же энергией проделывает свой путь к сердцу все еще изолированного плато без выхода к океану»[11]. Обратный путь лежал через долину Сатледжа и завершился в Симле в начале сентября 1908 г.

Это долгое путешествие принесло значительные результаты, самые известные из которых – это открытие истоков Инда и Брахмапутры (Цангпо), а также открытие и исследование огромного горного хребта к северу от Цангпо, который сам путешественник назвал Трансгималаями, но многие называют хребтом Гедина [12].

Д-р Свен Гедин был первым, кто изучил хребет и пересек его, по крайней мере, через восемь высокогорных перевалов со средней высотой 18000 футов. Во время путешествия были тригонометрически определены двадцать высоких снежных пиков и нанесены на карту сильно пересеченные регионы. Этот хребет образует водораздел между Индийским океаном и закрытым бессточным районом Внутренней Азии. На западе Трансгималаи простираются до огромного хребта Каракорум, имеющего сходную структуру. На востоке они граничат с Ньенчен Тангла и, таким образом, создают самую значительную особенность орфографии Тибета.

Исследование Гедином озер Тибетского нагорья дало новые сведения, важные для разрешения проблемы высыхания Внутренней Азии. Его работа заполнила большое «белое пятно» на карте Тибета и определила основные черты этого высокогорного района [13].

Теория о том, что Центральная Азия была колыбелью человечества, все еще имеет много сторонников, но более поздние находки в Восточной и Южной Африке пролили на нее новый свет. Английский палеонтолог Хопвурд обнаружил в Восточной Африке в сходных с Сиваликскими миоценовых формациях останки вымершей человекообразной обезьяны, которую он назвал проконсулом. Кости ног ископаемого доказывают, что эта обезьяна, по крайней мере, непродолжительное время, могла передвигаться в вертикальном положении. Наш предок двадцать пять миллионов лет назад спустился с деревьев вниз! А встав на две ноги, начал завоевывать землю. Он пробовал работать, исследовать местность, где жил изготавливал орудия и утварь. В процессе работы его мозгу приходилось постоянно решать все новые проблемы. Так начался процесс развития мозга, процесс, продолжающийся уже миллионы лет.

Говоря о зачинателях рода человеческого, я предпочел бы вслед за Иоханнесом В.Йенсоном называть предка человека и высшей обезьяны дриопитеком (Слово «дрио» в переводе с греческого – «дерево» - Й.Б.)

Хопвурд назвал свою ископаемую обезьяну «проконсулом» по имени знаменитого в его время дрессированного шимпанзе. Он считал проконсула предком дриопитека и человека, относя его к миоценовому периоду, когда после огромных геологических сдвигов двадцать пять миллионов лет назад образовались Альпы, Гималаи и Анды. Геологическое строение Африки уже тогда было окончательно сложившимся. Как невероятно стара Африка по сравнению с остальным миром [14]!

Вся огромная площадь Сахары также была саванной, правда, довольно засушливой. Ее пересекали многоводные реки со всеми полагающимися для этих широт крокодилами и бегемотами. Правда, текли эти реки почему-то с Севера на Юг, навстречу Нилу. Существует даже гипотеза о том, что первые цивилизации зародились именно там, в долинах сахарских рек, и оставили на память о себе знаменитые «фрески Тасилии» - настенную живопись на скалах в центре Сахары.

Сейчас разнообразных теорий, дающих реконструкцию ранней истории человечества, появилось довольно много [15]. Один только «берег скелетов» может дать массу всевозможных теорий и предположений.

Из всех обнаруженных ранее ископаемых человекообразных существ проконсул по своему внешнему виду и возрасту, пожалуй, находится ближе к тому времени, когда древесные обезьяны и человеческие существа начали развиваться каждый в своем направлении. Некоторые считают, что именно проконсул и есть тот прародитель, от которого в течение двадцати пяти миллионов лет развились шимпанзе и горилла с одной стороны, и такие предки человека, как питекантроп, родезиец и неандерталец, - с другой. Между прочим, почти неповрежденный окаменелый череп родезийца был найден в 1921 году во время горнорудных работ в Броккен – Хилле, в северной Родезии. Он вызвал сенсацию, потому что зубы черепа носили следы кариеса, болезни, которая не встречалась у дриопитеков, судя по их окаменелым остаткам. В таком случае, может быть, родезиец уже умел добывать огонь и готовить пищу.

Открытия в Африке подорвали теорию азиатского происхождения человека. Сейчас многие ученые убеждены, что Африка – колыбель человечества, а некоторые утверждают, что переход, человеческого рода от передвижения на четвереньках к ходьбе в вертикальном положении не обязательно должен был происходить в каком – то одном районе и что древнейший первобытный человек вполне мог развиваться одновременно и в Азии, и в Африке, где географические и климатические условия почти одинаковы.

Дриопитеки жили в пещерах, и благодаря этому мы узнали, что у них была привычка сбрасывать в ямы и углубления в пещерах тела умерших и кости с остатками пищи. Со временем песок и мусор покрывали пол пещеры, он поднимался, и обитатели вынуждены были искать новое жилище. Покинутые пещеры претерпевали большие изменения, и, в конце концов, под влиянием воды, просачивавшейся сквозь слои меловых отложений, все зарытое в пещерах становилось более или менее окаменелым. О предшественниках дриопитека, которые не жили в пещерах, мы знаем очень мало. Многие черты анатомического строения дриопитеков подтверждают, что их можно считать далекими предками нынешних бушменов.

По физиологическим особенностям и по размеру мозга южноамериканские дриопитеки примыкают к людям. С точки зрения культурного развития разница между ними и людьми каменного века очень незначительна. За тем исключением, что человек каменного века был уже достаточно развит интеллектуально и обладал опытом, необходимым для того, чтобы изготовлять каменные орудия и пользоваться огнем… в Европе зияющая пропасть между неандертальцем и современным человеком не заполнена ничем, но зато в Австралии и Африке влияние неандертальца на потомков хорошо прослеживается.

У Аборигенов Австралии и сейчас наблюдается типичная для питекантропа черта – покатый лоб, нависающий над глазами впадинами. В Африке можно проследить линию, ведущую от южноафриканского проконсула через родезийца и боскопского человека до последних оставшихся в живых бушменов и готтентотов. Можно заметить их анатомическое родство с пигмеями Конго.

Боскопский человек действительно предок бушмена! В 1913 году один фермер из Боскопа, расположенного к юго-западу от Иоганнесбурга, нашел большой череп, в котором мог бы уместиться мозг современного человека. В Африке различают три периода каменного века: ранний, средний и поздний. Бушмены такой древний народ, что их можно проследить в истории до позднего периода каменного века, то есть на двадцать пять тысяч лет назад.

Боскопская раса постепенно распространилась по всему африканскому континенту. Ее следы встречались везде, от мыса Доброй Надежды до Сахары и Египта. Точно так же в Европе и на Ближнем Востоке было обнаружено больше сотни скелетов неандертальцев (в Китае была сделана самая южная по своему местоположению находка). Еще один окаменелый череп, относящийся к началу среднего периода каменного века в Южной Африке, был найден в 1933 году в Флорисбаде (Южно – Африканский Союз). Боскопский человек и флорисбадский человек имеют так много общих черт с бушменами, что между ними, может быть, есть прямая этническая связь. Наиболее характерны продолговатый разрез глаз, низкое расположение злазниц на лице и плоская переносица. Судя по типично монгольским чертам лица Бушменов, многие ученые считали, что бушмены пришли в Африку из Азии. Сторонники этой теории есть и сейчас, но теперь, пожалуй, уже установлено, что предком бушменов был южноафриканский первобытный человек.

Занимаясь проблемой происхождения человеческой расы, мы наталкиваемся на множество вопросов. Неясно, например, существовали ли бушмены в Северной Африке.

Итак, сошедший с дерева на землю Дриопитек поселился в пещере в целях повышения своей безопасности и комфортности проживания будущего человеческого сообщества. С этого момента появляется этносфера одна из составляющих социальной сферы влияния или оболочек Земли, которая, по мнению многих ученых, является продуктом деятельности человека и неотделима от других составляющих природообразования. Одной из таких составляющих является рельеф Земли, включающий в себя горы, в пещерах которых и поселились первобытные обезьяна-люди, подтверждая тем самым один из компонентов в системе причинноследственной связи царств природы: царство минералов, царство растений, царство животных, - человек.

Поверхность Земли и ее биосферу охраняет толстая броня атмосферы, простирающаяся вверх на сотни километров, где на критическом уровне плотность падает до 1•10־ֿ¹² плотности на поверхности Земли. Атмосфера для первичных космических лучей является хорошим защитным экраном и до биосферы эти лучи практически не доходят. Быстролетящие частицы уже в верхних слоях атмосферы, сталкиваясь с газовыми молекулами и атомами, разрушают частицы земной атмосферы, отдают им свою энергию, чтобы они в свою очередь поделились полученной энергией с частицами нижележащих слоев. Так образуется ядерно – каскадное размножение, или широкая лавина космических частиц, покрывающих одноименно несколько квадратных километров земной поверхности. Химический состав космических лучей различен. Первичные космические лучи в подавляющей части имеют галактическое происхождение. Космические лучи, несущие солнечную материю, можно наблюдать в полярных сияниях, особенно вскоре после ослепительных вспышек на Солнце [16].

Земля получает от Солнца огромное количество энергии и сохраняет при этом примерно постоянную температуру. Значит, наша планета излучает в космос примерно такое же количество энергии, которое получает из космоса, - приход и расход должны быть сбалансированы, иначе система однажды потеряет устойчивость. Земля либо нагреется, либо замерзнет и превратится в безжизненное тело.

В действительности этот баланс не совсем точный. Он был бы точен, если бы речь шла о безжизненном астероиде. Но на Земле есть жизнь, есть растения, которые с помощью энергии Солнца создают живую материю, вступающую в бесконечный круговорот. И не вся энергия Солнца, которая получена Землей, возвращается в Космос. Часть ее оказывается захороненной в недрах планеты… Важно понять и почувствовать, что вся жизнь на Земле, весь грандиозный процесс ее эволюции, приведший к появлению человека и общества, и жизнь самого общества долгое время происходили только за счет ничтожного дисбаланса между той энергией, которая поступает на Землю из Космоса, и энергией, отражаемой планетой [17].

За счет этого дисбаланса энергий на Земле сформировался существующий на сегоднящний день рельеф планеты. Рельеф Земли – совокупность форм, имеющих определенное геологическое строение и подвергающихся постоянному воздействию как внутренних (энгогенных), так и внешних (экзогенных) сил Земли – атмосферы, гидросферы, биосферы…

Концепция американского геоморфолога Уильяма Морриса Дейвиса (1850-1934) представляет картину выровненного участка земной поверхности, испытавшего тектоническое поднятие. Внешние силы – экзогенные процессы – начинают его преобразовывать, разрушать, создавая определенные формы рельефа. От чего будет зависеть характер этих форм? Во-первых, от особенностей внутреннего строения – структуры поднятого участка (сложен он массивными кристаллическими породами или слоистыми осадочными, залегают они горизонтально, наклонно или смяты в складки, устойчивы к разрушению или, наоборот, податливы и т.д.). Во-вторых, от того, какой экзогенный процесс будет воздействовать на поднятый участок: речная эрозия, деятельность ледников, засушливые (аридные) процессы или морское волнение. Наконец, в-третьих, от того, на какой стадии находится развитие процесса. Например: при эрозионном расчленении (разрушение текучими водами) сначала образуются неглубокие, а затем – глубоко врезанные долины с крутыми склонами. Это стадии «юности» и «зрелости» рельефа. Процессы выветривания и сноса (денудации) будут полностью разрушать образовавшиеся водораздельные хребты, которые превратятся в низкие горы, а позднее в холмы. Это стадия «старости». На стадии «дряхлости» образуется ландшафт невысокий, слегка волнистой почти равнины, или пенеплена, как назвал ее Дейвис. Вот в этих последовательных изменениях рельефа и заключается, по представлениям Дейвиса, геоморфологический цикл. Если суша вновь испытывает поднятие, цикл повторится. Сравнивая рельеф разных территорий, можно путем дедукции реконструировать формы предшествующих стадий и найти следы прошлых циклов [18].

Например: любопытно было бы узнать, а какова будет судьба сибирской тайги, если сегодня исчезнет великая горная система Гималаи – Гиндукуш – Памир – Тибет. И система Гея (Первый этап в создании биосферной модели, завершившийся ее проверкой на тестовых ситуациях, был закончен в течение 1982 года. Наша система была названа системой «Гея» - по имени древнегреческой богини Земли – Н.М.) в принципе способна ответить на подобный вопрос, поскольку в ней учитывается земной рельеф, влияющий на характер воздушных течений.

Заметим, что на качественном уровне на него можно ответить и, не прибегая к расчетам с помощью нашей системы. В самом деле, если исчезнет эта горная система, то теплые ветры южных морей проникнут на север. Они будут нести много влаги, особенно в период муссонов. Исчезнут среднеазиатские пустыни и в Сибири резко потеплеет. Но одновременно в центре Якутии, примерно там, где находится ее столица, начнет расти ледник, как в Гренландии [19].

…на наше счастье, в Природе существуют некие явления, которые носят удивительно стабильный характер. Они включают так называемый западный перенос, который находит свое выражение, например, в том факте, что плохая погода, в Европе всегда приходит со стороны Америки. В течение всего лета циклоны все время движутся вокруг Антарктиды, отделяя ледовый континент от остального мира, в январе устанавливается знаменитый сибирский антициклон с центром несколько южнее озера Байкал [20].

Надо отметить, что водораздел, наивысшая линия горизонта, делящая области (бассейны) рек и морей. С водораздела в разные стороны идут покатости и уклоны рельефа земной поверхности [21].

«Глубокие долины, по которым теперь текут реки, слишком маленькие для того, чтобы могли их прорезать или в некоторых случаях вообще лишенные текучей воды, были созданы древними потопами»[22].

В.Пенк сформулировал задачу геоморфологии следующим образом. Рельеф земной поверхности – результат взаимодействия экзогенных и эндогенных процессов. Формы рельефа мы видим своими глазами. Деятельность экзогенных процессов так же доступна непосредственному изучению. А нельзя ли, исследуя рельеф и выделяя экзогенную его составляющую, получить информацию об эндогенной составляющей, о внутренних процессах?..

В.Пенк привлек внимание исследователей к очень важной проблеме – развитии. Склонов, перемещению на них обломочных масс; разработал представление о восходящем развитии рельефа (в первом случае тектоническое поднятие преобладает над разрушающим действием денудации, во-втором – наоборот). Наконец, для восстановления история развития денудационного рельефа он один из первых обратился к изучению отложений, образовавшихся в результате формирования этого рельефа, соответствующих ему, или как говорят, коррелятных рельефу.

Современники не сразу поняли, что учение В.Пенка лишь на первый взгляд отвергает концепцию Дэйвиса, а на самом деле оба подхода взаимно дополняют друг друга,… Несмотря на все усилия, оказалось непросто. Дэйвис смог заняться лишь четырьмя «циклами» (т.е. группами экзогенных рельефообразующих процессов), Пенк, только эрозионно - денудационной группой…

Свой метод изучения взаимодействия эндогенных и экзогенных процессов К.К.Марков назвал методом геоморфологических уровней. Сущность его состоит в следующем. Несмотря на то, что видимые нами проявления в рельефе эндогенных сил (горы, возвышенности, впадины и т.д.) выглядят гораздо грандиознее и эффективнее, чем формы, созданные экзогенными процессами (к настоящему времени это положение неоднократно подтверждено подсчетами скоростей денудации. Эти скорости таковы, что в высоких горах процессами денудации срезается в год слой средней мощностью от 0,2-0,5 до 1 мм, и если бы горы не «подновлялись» восходящими тектоническими движениями, они через несколько миллионов лет после своего образования были бы полностью уничтожены). Если вертикальные движения земной коры прекратятся, экзогенные процессы будут выравнивать рельеф, стремясь создать почти горизонтальные (уровенные) поверхности, совокупность которых будет покрывать весь земной шар. Эти поверхности К.К.Марков и назвал геоморфологическими уровнями. Изучение деформационных – поднятых или опущенных – уровней позволяет установить проявления вертикальных движений, исследовать деятельность эндогенных факторов.

В современную эпоху выровненные поверхности связаны с теми уровнями, где действуют самые интенсивные экзогенные процессы, и выражены они в тех районах земного шара, где установилось относительное равновесие между внутренними и внешними силами.

Таковы поверхности морской абразии и аккумуляции, полосой окаймляющие материки и привязанные к уровню океана. Таковы же эрозионно – аккумулятивные (денудационные) поверхности равнин материков, связанные с деятельностью рек и процессов денудации в их бассейнах. Наконец, в горах на разной высоте встречаются формы рельефа, привязанные к уровню снеговой границы.

В эпохи плейстоценовых оледенений, последнее из которых закончилось чуть больше 10 тысяч лет назад. Уровень снеговой границы был ниже современного ее положения, так же как и уровень океана. На равнинах материков тоже протекали процессы, сильно отличающиеся от современных. Поэтому, применяя метод геоморфологических их уровней, необходимо внимательно изучать их положение в прошлом [23].

Ледник. Непрерывно движение этой твердой и самой холодной на Земле горной породы. Зимой горный ледник – безжизненная белая пустыня, оживающая лишь на несколько коротких летних месяцев и дающая жизнь полноводным горным рекам.

Наличие собственного движения, приход массы в твердом виде стока воды – главные отличия горных ледников от множества гидрологических, водных объектов. Количество законсервированной в ледниках воды не велико – всего 40000 км³.

В целом вода от таяния горных ледников вносит небольшой вклад и в речной сток. Так для бассейна Северного Деловитого Океана – это всего лишь 1% от речного стока. Тихого океана – 0,5%. Азовского и Черного морей – 1,5%. Однако в Средней Азии от высокогорных ледников Памира и Тянь-Шаня, в бассейны рек поступает до 45%, Аральского моря – до 40%... По подсчетам гидролога Р.К.Клиге*(*Клиге Р.К. История поверхностных вод гидросферы. М.: 1979 г.), общий некомпенсированный расход горных ледников на таяние в период с 1894 г. по 1975 г. составлял в среднем 66 км³ в год. А общее сокращение объема горного оледенения Земли оценивается им в 5412 км³ (14% от современного объема)[24].

Там, где интенсивные движения земной коры нарушают равновесие между внутренними и внешними силами, возникают области горного рельефа. Следовательно, горы и равнины – две основные генетические категории рельефа Земли, отражающие характер взаимодействия этих сил.

Не только в горах, но и на равнинах отчетливо видны признаки великого противоборства, идущего с переменным успехом. Существует два основных типа равнин: денудационные и аккумулятивные. Первые образуются на территориях, испытывающих слабые поднятия, вторые приурочены к районам опускания.

Выделяя геоморфологические уровни, К.К.Марков как бы смотрел на рельеф Земли сбоку, в «профиль». Концепция И.П.Герасимова – это взгляд на рельеф «сверху». Решая все ту же основную проблему геоморфологии – анализ взаимодействия эндогенных и экзогенных факторов, он выделил три генетические категории форм, охватывающие все многообразие рельефа Земной поверхности.

Наиболее крупные формы – материи, океанические впадины, равнинно – платформенные области, главные горные пояса – он назвал элементами геотектуры. Предполагается, что они обязаны своим происхождением силам общепланетарного (космического) масштаба взаимодействующим со всеми другими процессами рельефообразования.

Элементы морфоскульптуры – это преимущественно крупные формы рельефа, которые возникают в ходе взаимодействия эндогенных и экзогенных сил при ведущей, определяющей роли эндогенного фактора – движения земной коры. Это отдельные горные системы и их части: хребты, нагорья, плоскогорья, межгорные впадины, низменности и возвышенности равнин, отдельные тектонические структуры (складки выпуклые – антиклинали и вогнутые – синклинали, поднятые и опущенные блоки Земной коры, ограниченные разломами), выраженные в рельефе.

Наконец, морфо скульптура – это преимущественно небольшие формы, образованные экзогенными процессами во взаимодействии с другими рельефообразующими факторами. Примеры морфо скульптур – мореная гряда, балка, троговая долина, песчаная дюна и т.д. Надо сразу сказать, что эта классификация не просто разделение форм рельефа на крупные, средние и мелкие. Категории рельефа выделены по их происхождению, по признаку ведущего фактора, и всегда взаимодействует с другими.

Морфоскульптуры образуют основу, основ рельефа, морфоскульптуры – своего рода орнамент, покрывающий этот остов.

Самая крупная единица классификации морфо скульптур – морфо скульптурная зона. Она выделяется по признаку основного экзогенного процесса, оказавшего влияние на ее рельеф в настоящее время или в прошлом (например, зона древнеледниковой, флювиальной, аридной морфоскульптуры). Части морфо скульптурной зоны – страны, провинции, области, районы – отражают индивидуальные особенности различных территорий, чаще всего определяемые морфо скульптурными условиями.

Разработанные почти одновременно и независимо одна от другой концепции К.К.Маркова и И.П.Герасимова были взяты на вооружение геоморфологами и прошли серьезную проверку практикой. Время показало жизнеспособность обеих концепций. Новый подход к изучению эндогенных процессов получил название морфо скульптурного анализа, а одним из основных его методов стал анализ деформаций разновозрастных поверхностей выравнивания, представляющих собой конкретное выражение в рельефе геоморфологических уровней [25].

Горы и равнины – главные элементы рельефа материков. Так на материке Евразии выделяются обширные равнины: низменные – Восточно – Европейская и Западно – Сибирская, возвышенные – Восточно – Сибирская, равнины Индостана и Аравии, высокие – Центральной Азии. По окраинам материков возвышаются либо сравнительно невысокие горы типа скандинавских, либо (и чаще) высокие и высочайшие горы, опоясывающие большую часть Евразийского континента с юга (от Пиренеев и Альп до Гималаев и гор Индостана), средние и высокие (по южной окраине Китая, и на русском Дальнем Востоке и Северо – Востоке России).

Сходную картину являет нам Северная Америка: низменные равнины центральной части материка, орошаемые гигантской речной системой Миссисипи и ее притоков, к востоку, западу и северу, переходят в приподнятые равнины бассейна Огайо, Среднего запада и Канады. На периферии материка протягиваются в восточной части низкие и средне – высотные Аппалачи, в западной – гигантская горная система Скалистых гор и Кордильер. Подобные же черты мы можем видеть на остальных материках. Это относится и к Антарктиде. Если удалить ледовый покров, образующий большую часть поверхности материка, то окажется, что коренное ложе средней Антарктиды располагается также на низкой абсолютной высоте, местами даже ниже уровня моря.

Эта главная черта строения материков объясняется особенностями строения и эволюции, континентальных морфо скульптур. Выяснено, что обширные срединные области материков по своей геологической структуре представляют собой, так называемые древние материковые платформы. Эти тектонические устойчивые области сложены материковой корой, сформировавшейся еще в докембрийское время – от 600 – 670 млн. до 3,5 млрд. лет назад. Базальты, граниты, метаморфические сланцы и песчаники – характерные породы древних платформ. Около 600-1000 млн. лет назад по краям этих первичных платформ стали образовываться впадины, в которых накапливались продукты разрушения горных пород платформ и остатки морских организмов, населявших эти бассейны. Позже эти осадки подверглись интенсивным тектоническим воздействиям складчатости метаморфизму (т.е. Изменениям под действием высоких температур и давлений), внедрению в них магматических пород; они превратились в жесткую земную кору континентального типа. Завершились преобразования сначала поднятием бывших прогибов и окраинных бассейнов, а затем общим поднятием, сопровождавшимся складчатыми деформациями и возникновением разломов в земной коре.

Совокупность этих процессов в геологии называют геосинклинальным горообразованием. Эпоха геосинклинального горообразования (складчатости) история формирования материков насчитывает четыре – каледонская, герчинская, мезозойская, альпийская складчатости [26].

Море или суша преобладают на Земле? Окружают ли материки великий Океан или, наоборот, водные пространства со всех сторон окружены земною твердью и являются огромными озерами? В древности считали Землю единым материком, называющимся Пангея, который расколовшись на две части: Гондвану и Лавразию, при следующих трансформациях дал начало ныне существующим материкам.

Крупнейшие древние платформы – Восточно – Европейская, Сибирская, Индостанская, Африканская, Австралийская, Северо – Американская, Южно – Американская. Поверхность древних докембрийских пород – фундамента платформ неровная. Область выхода фундамента на поверхность получили название идитов. Они в течение почти полумиллиарда лет медленно поднимались, подвергаясь действию денудации. Морфо скульптурам щитов соответствуют цокольные, обычно возвышенные равнины или невысокие горы – кряжи: Балтийский, Анадырский щиты в Евразии, Канадский в Северной Америке, Бразильский и Гвианский в Южной Америке.

Горы материков различны по происхождению. Большинство из них возникли в результате завершения геосинклинального процесса в мезозойскую и альпийскую эпохи складчатости. Расположены они в основном в двух подвижных поясах. Один пояс гигантским кольцом опоясывает Тихий океан; к нему относятся Северо – Американские Кордильеры, горные системы Северо – Восточной Азии, российского Приморья, Новой Гвинеи, а также многочисленные подводные хребты, вершины которых образуют острова.

Другой подвижный пояс – Альпийско – Гималайский – протягивается через всю Евразию от Пиренейского полуострова на западе до полуострова Маланка на востоке.

Сравнительно недавно было установлено, что кроме гор, возникших на месте молодых геосинклиналей (эпигеосинклинальных), есть горы, возникшие на месте платформ. По не очень ясным пока причинам часть платформы живущей в спокойном тектоническом режиме и имеющей выравненный рельеф, вдруг (в геологическом, конечно, смысле), оказывается буквально взломанной, разбитой на отдельные крупные блоки и глыбы, поднятые на разную высоту, а в некоторых случаях изогнутые пологими вздутиями или прогибами. Этот процесс, получивший название активизации платформ, или эпиплатформенного горообразования, происходил в течение последних 10-20 млн. лет и особенно грандиозно проявился в Центральной и Восточной Азии. Здесь активизации подверглись северная часть Китайской и южная часть Сибирской докембрийской платформ, а также участки более молодых каледонской и герцинской платформ и области мезозойской складчатости. Большая часть поднятых блоков интенсивно расчленялась речной эрозией, ледниками, другими процессами денудации и приобрела типично горный облик. В пределах же других блоков и глыб сохранились участки первичной поверхности выравнивания. Это так называемые сырты Тянь-Шаня, плоскогорья Тибета, Гоби и других районов.

Основные морфоструктурные различия между эпигеосинклинальными и эпиплатформенными горами заключаются в том, что первые подверглись в основном сводово – складчатым деформациям, а вторые, образовавшиеся на древней жесткой коре преимущественно глыбовым, разрывным. При этом молодые тектонические движения часто не сочетались с древними структурами, это определило большую сложность морфо скульптур областей активизации. Тянь-шаньское – Охотский горный пояс – одна из них. Он, охватывает Тянь-Шань, Алтай, Саяны, горы Прибайкалья, Забайкалья и Приохотья. Здесь резкие контрасты высот горных вершин и глубин межгорных впадин (пик Победы на Тянь-Шане выше г км., глубина Байкальской впадины около: 1,5 км.), интенсивные движения земной коры, высокая сейсмичность.

При образовании таких Горных поясов, как Яно – Колымский, Южно – Китайский, Австралийский, Аппалачский, Скандинавско – Каледонский, процессы активизации древних структур происходили менее интенсивно. Эти горы отличаются меньшими размерами и высотой.

Особый пример активизации древней платформы представляют собой горы Восточной Африки. Здесь образовались гигантские вздутия земной коры. Сводовые их части под влиянием сильного растяжения обрушились, образовав узкие и глубокие, линейно вытянутые провалы – рифты. Самые крупные рифты заняты озерами Ньяса, Танганьика, Рудольф и д.р. В Красном же море растяжение было настолько значительным, что материковая земная кора разошлась в стороны, уступив место океаническим базальтам.

Равнины с платформенной структурой, средневысотные и низкие горы занимают большую часть поверхности материков, на долю платформенных равнин приходится 64% площади материков, на долю горных стран – 36%.

Одно из важнейших условий проявления экзогенных процессов – наличие материала земной коры, который они могли бы переносить, т.е. оторванного от основной массы горной породы, подвижного. Главную роль в подготовке такого материала играют процессы выветривания. Причина выветривания в том, что горные породы, образовавшиеся в одних условиях (на большой глубине, при высоком давлении и температуре), будучи выведены тектоническими движениями на поверхность, оказываются в совершенно чуждом для себя условиях. В результате колебаний температур, влажности, циркуляции воды в природе, химических, биохимических процессов происходит ослабление прочности и последующее разрушение горных пород, приспособление их к условиям земной поверхности – выветривание.

Подготовленные к переносу обломки пород в первую очередь становятся «жертвой» силы тяжести. Процессы эти так и называются – гравитационные. Они могут быть быстрыми там, где рельеф интенсивно расчленен, где значительны перепады высот и развиты крутые склоны. В этих условиях развиваются осыпи, обвалы, оползни, при резком и обильном увлажнении, после длительного засушливого периода могут возникать грозные грязевые процессы, действуют в основном на пологих, залесенных или задернованных склонах. Внешне их проявление почти не заметно, но специалистам знакомо это медленное смещение почвенно – грунтовых масс на склонах. Механизм его заключается в периодическом изменении объема увлажненных частиц – при замерзании и оттаивании, разбухании коллоидов и их высыхании, увеличиваясь в объеме, частицы смещаются вниз по склону, а уменьшаясь, на прежнее место уже не возвращаются. На равнинах медленное смещение грунта – один из самых распространенных агентов денудации склонов [27].

Об одном из таких природных процессов описал Н.Асанов: «Горы как горы. Вечные. Неподвижные. Но в какой-то миг в складках гор собирается столько воды, что горы набухают, как ватное одеяло, и тогда порой, бывает достаточно еще одного ливня, чтобы вдруг, вся эта набухшая поверхность горы стронулась с места и пошла, пошла, пошла. И вот уже гигантский поток катится вниз, волоча камни, деревья, весь покров горы, всю намокшую глину, всю почву, и тогда нет, он него спасения. Он накрывает все – ущелье, кишлак, сады, поля и реки. Бушующая черная масса сминает, стирает все на пути. Это и есть сель [28].

Горы, как и люди, имеют описательные характеристики, свое «лицо», на которое в первую очередь обращают внимание все путешественники и исследователи: «Когда смотришь на Саяны с белка Окуневого, поражаешься контрастом в очертании этих гор. Рядом с грандиозными пиками манящими своей неприступностью, видишь примостившиеся небольшие плоскогорья. Эти плоскогорья простираются в самых различных направлениях. С северной стороны они обрываются мрачными цирками, а с южной заканчиваются сглаженными, словно приутюжинными отрогами. Образованием такого рельефа Восточный Саян, прежде всего, обязан тектоническим явлениям и действию ледников, некогда покрывавших эти горы.

Если бы мы могли перенестись в далекое прошлое и взглянуть на территорию этих гор, то увидели бы совсем другую картину.

Длительна и очень сложна геологическая история Восточного Саяна. Несколько поколений геологов, ежегодно отправляясь в различные уголки этого красивого, но сурового горного массива, кропотливо, шаг за шагом изучают его скалистые обнажения. Опытный глаз пытливого исследователя не опускает ни одного штриха, который может помочь восстановить историческое прошлое Саянских гор, уходящее далеко вглубь веков.

Свыше 500 миллионов лет назад в тех местах, где ныне поднимаются к небу горделивые вершины этих гор, было море. Волны его разбивались о берега, раскинувшегося к северу бескрайнего древнейшего континента, получившего у геологов название Сибирской платформы. Ложе морского бассейна было неспокойно. Частые землетрясения сопровождались энергичной вулканической деятельностью, что вызывало мощные потоки лав. Периоды активной деятельности подводных вулканов, окруженных известняковыми рифами, сменялись периодами относительного покоя, во время которого миллиметр за миллиметром на морское дно отлагался ил, песок и галечник. Спустя много миллионов лет мощные горообразовательные процессы смяли в складки эластичные толщи отложений морского дна и вывели их из-под уровня моря, которое отступило к югу.

Колоссальная энергия внутренних сил Земли, способная сгибать в складки отложения горных пород многокилометровой мощности, вызвала так же внедрение в них огромных масс магмы, которая не найдя выхода к поверхности, застывала в недрах Земли.

Поднявшиеся с морского дна цепи гор древнего Саяна явились прообразом современного горного хребта. Горообразовательные движения были решающим этапом в геологическом прошлом Саян. С тех пор на протяжении последующих 400 с лишним миллионов лет море никогда на продолжительный срок не затопляло эту территорию. Наступил длительный период континентального режима, продолжавшийся более 100 миллионов лет. За это время разрушающее действие воды и ветра снивелировало горы, превратив страну в почти плоскую равнину. Однако внутренние силы Земли не оставляли ее в покое и время от времени проявлялись в виде мощных тектонических разрывов, по которым из глубоких недр устремлялась расплавленная лава. Достигнув земной поверхности, лава растекалась в виде потоков, так же, как это имеет место сейчас в районах деятельности современных вулканов.

В середине девонского периода истории Земли, т.е. около 290 миллионов лет тому назад, море, давно уже изгнанное с территории Восточного Саяна, где на короткое время сохраняется морской режим. Во внутренних же частях современных Саян в то время существовали многочисленные озера и лагуны. После отступления девонского моря страна навсегда освободилась от моря. В мезозойский период вокруг Саян существовали обширные озера, а внутри их, среди отдельных возвышенностей, не превышавших 300-500 метров высоты, сохранялись небольшие водоемы.

Такой рельеф страны сохранился до середины третичного периода. Примерно 15 миллионов лет назад начался общий подъем Саян и обособление их в качестве самостоятельной орографической единицы. Жесткая глыба Саян была расколота мощными тектоническими разрывами, которые открыли доступ к дневной поверхности базальтовой лавы. Эти лавы покрыли обширные пространства в восточной части Саяна и примыкающих к нему территорий Монголии, Забайкалья и Тувы. Покровы базальта, похоронившие под собою древнюю поверхность Саян, подобно гипсовому слепку, позволяют сейчас геологам довольно точно восстановить рельеф страны третичного периода.

Поднятие Саян продолжалось до середины четвертичного периода. Оно было настолько значительным, что в Саянах, располагающихся на широте 52-54˚, образовался мощный центр оледенения. Саяны подымались не в виде сплошного монолита. Они были разбиты на отдельные глыбы, возвышавшиеся одна над другой. Распределение высот во время этого поднятия было близко к плану современного горного массива, наиболее сильно поднимались зоны современных альпийских цепей. Посте того, как ледники своими языками выпахали долины, отходящие от главного горного массива, уже сравнительно недавно, новые тектонические подвижки привели к возобновлению вулканической деятельности. По дну некоторых долин, перекрывая ледниковые отложения, полились «огненные» реки, которые, после того как остыли, превратились в черный звенящий базальт.

Но даже и в этот период, отделенный от нас тремя – четырьмя сотнями тысяч лет. Восточный Саян был не таким, каким мы его видим сейчас. Этой горной стране суждено было пережить еще ряд сложных геологических процессов. Всесокрушающая сила движущей воды промыла многочисленные глубокие ущелья, которые расчленили массив на сложную систему хребтов и отрогов. Фирновые поля не тающих снегов и остатки некогда мощных ледников сохранившихся в истоках некоторых рек наряду с разрушающим действием морозного выветривания, придали хребтам обостренные очертания.

Таково геологическое прошлое этих гор.
До наших дней еще сохранилась в центральной части совсем не значительные остатки Саянских ледников. Базальтовый покров можно увидеть на многочисленных горах, характерных своими – плоскими – столовыми вершинами.

Находясь в центральной части Восточного Саяна, мы не раз слышали подземные толчки – это отголоски тектонических явлений. Бывают и довольно значительные землетрясения. Солнце, ветер и вода продолжают разрушать мягкие породы, придавая хребтам еще более заостренные очертания (Использован материал геолога Г.В. Пинус – Гр.Ф.).

Вот она, горная страна, сокровищница Сибири! Всюду могучие хребты. Справа, за Базыбайскими гольцами, виднелся хребет Эргак-Торгак-Тайга протянувшийся на сотни километров с востока на запад. Северные снежные склоны этих сумчатых гор дают начало бесчисленным ручейкам, питающим прозрачной водой Кизир. Человека поражают причудливые формы гор: то остроконечные пики,
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты