Море

В феврале 1984года, когда болезнь была в разгаре, меня посетила мысль, что только море вылечит меня. Отпуск у меня был в мае и я думала, что если не хватит денег на билет, я пойду пешком к Чёрному морю. Если доживу.11 апреля меня выписали из инфекционной больницы, я успешно лечила себя, но продолжала бредить морем. Однажды ко мне приходит Светлана Д - а и говорит, что её тётя Галя, входящая в профком комбината НХК, даёт нам две горящие путёвки в Крым. УРА!!! Спасибо тёте!!! Путёвка стоила всего тридцать рублей. Это была туристическая поездка на автобусе и состояла из трёх частей: три дня проживания в Симферополе, семь дней в Алуште и восемь дней в Севастополе. Я с нетерпением ждала отъезда и считала дни и часы, когда увижу море. В начале мая мы со Светланой прилетели в Симферополь. Перелёт в два часа сорок минут оказался для меня тяжёлым и из самолёта я буквально выползла. Пройдя аэродром и вокзал, мне стало плохо. Светлана потащила меня и наши вещи до ближайшей лавочки. Сбросив меня, как куль, она пошла за водой. Попив воды и ею же умывшись, я стала потихоньку приходить в себя. Присутствие Чёрного моря ощущается уже в Симферополе особым морским воздухом и от сознания, что я уже в Крыму и через три дня увижу море, давало мне силы и надежду. Когда я смогла идти, мы отправились по адресу, указанному в путёвке. Мы приехали в пансионат, который находился рядом с Воронцовским дворцом и старым, заброшенным садом. В город мы не ездили из-за моего состояния, но в дворянский сад ходили. Через три дня мы поехали в Алушту. Между Симферополем и Алуштой есть один перевал, который особо чувствительными людьми переживается тяжело. Я не помню, на какой высоте он находится, но очень высоко над уровнем моря. Троллейбус, в котором мы ехали, половину пути поднимался в гору и перед самой высокой точкой мне опять стало плохо. Сердце грохотало, я обливалась потом, дыхание сбилось, было трудно дышать. Руководитель группы, увидев моё состояние, успокоила, сказав, что через несколько минут мы начнёмся спускаться и мне станет легче. Действительно, скоро наш троллейбус пошёл вниз и я стала приходить в себя. В Алушту мы приехали к обеду, разместились в пансионате "Чайка" по номерам и мы со Светой пошли к морю. На специальной доске прочитали: температура

воздуха + 25, температура воды +16.
Вода была прохладной, я вошла в неё по колено, умылась и омыла руки. Вот оно, Чёрное море! Здравствуй, моя Надежда! Здравствуй, моя Вера! Здравствуй, моя Любовь, Чёрное море! Я знала, что отсюда уеду почти здоровой.

Первое утро в Алуште началось для меня в 5.30 утра. Встала, умылась, оделась в спортивный костюм, повязала на пояс полотенце, сунула ноги в кроссовки и вышла на улицу. Я шла к морю. Времени у меня было очень мало - всего несколько дней и мне надо было с большой пользой для себя прожить эти дни. Попробовала пробежаться, но быстро выдохлась и снова пошла. Вот и берег моря. Я сняла футболку и начала делать зарядку. На берегу я была не одна. И слева, и справа от меня в небольшом отдалении занимались отдыхающие. Кто-то нырял в воду и энергично плыл вдаль от берега, кто-то просто бултыхался в воде, а я могла зайти только по колено и не дальше. Что-то внутри меня подсказывало, что не надо дальше лезть в воду. Мне вполне хватало умывания и обливания рук. Выйдя из воды, я снова занималась упражнениями, отдыхала, сидя на песке и глядя в даль морскую. Потом снова входила в воду, умывалась, обливала руки и выходила на берег, вытиралась и бодрым шагом возвращалась в пансионат. В семь утра я уже была в номере, принимала душ и счастливая, энергичная будила девчонок. Они были сонные, опухшие, что-то ворчали спросонья, спрашивали который час и продолжали спать, определив, что ещё рано вставать. Завтрак по расписанию был, кажется, в восемь утра. Мои девушки проснулись за 15 минут до завтрака и шли недовольные тем, что завтрак такой ранний. Одна я шла сияющая, как новая копейка. Вечером я сказала Светлане, что она завтра пойдёт со мной к морю, что нельзя просыпать такие драгоценные денёчки.

--Ты сначала по пробуй разбуди, - ответила она.
Утром мне удалось разбудить Свету, но она всю дорогу ворчала, хмурилась. Её ничто не радовало: ни восходящее солнце, ни чистейший целебный воздух, ни морские волны, ни кипарисы, ну ничего. Пока я делала зарядку и омывалась, стоя по колено в воде, Света сидела на берегу и откровенно спала. Когда мы пришли домой, она сказала, что больше не пойдёт и просит её не будить. Это правда, у каждого свой рай. А я блаженствовала. Но не долго. На третий день на открытых частях тела - груди, плечах и руках появилось покраснение, отёчность и неимоверный зуд. Я пошла в медпункт и медсестра, осмотрев мои проблемные места, настойчиво рекомендовала немедленно уехать домой. Я расстроилась до слёз. Меня увидела женщина из отдыхающих и, узнав мою беду, успокоила:

--Ты перед поездкой сюда много лечилась?
--Да.
--Под лучами солнца у тебя началась реакция в организме. Это выходят все лекарства из тебя. Не ходи под открытым солнцем, ходи под зонтиком или накинь на плечи и руки платочек.

Я успокоилась, укрылась от солнца и вскоре кожа очистилась и стала гладкой и ровной. Но появилась новая проблема - стал болеть желудок. Я уже не хотела идти в медпункт, таблетки пить тоже не хотела и тихо страдала от болей. Это заметила соседка по комнате и посоветовала каждое утро съедать два грецких ореха и пить дегазированную минеральную воду, желательно "Боржоми". Я тут же купила орехи, минералку и каждый вечер оставляла на утро на тарелочке лечебный завтрак. Сразу после пробуждения я съедала орехи, запивала стаканом "Боржоми", лежала минут 15 и собиралась на море. Боли действительно прошли и я во спряла духом. К тому же я вспомнила, что в Алуште есть крестьянский рынок, на котором можно было купить много чего вкусного. Так как в столовой я практически ничего не ела и ходила туда больше для порядка и чтобы выпить компот, то у меня появился новый маршрут - крестьянский рынок. Я проходила вдоль прилавков, покупала стакан топлёного молока, выпивала и шла дальше; покупала два сырых яйца и тут же выпивала их; дальше меня ждали настоящие домашние свежие чуть с кислинкой творожок и сметана. Их я забирала с собой на ужин, добавляя овощи или фрукты по желанию. Такое питание не вызывало болей и я стала крепнуть и даже поправляться. Настроение было отличным.

В Алуште жила наша родственница по папиной линии, баба Феня. Набравшись сил и окрепнув, мы со Светланой поехали к ней в гости. Я уже была у неё с родителями. Мы приезжали на море и останавливались у неё. Баба Феня встретила нас хорошо, а когда узнала, что мы уже с жильём, обрадовалась. Она каждый год принимала постояльцев и с местами у неё была иногда напряжёнка. Мы посидели, поговорили, а когда стали прощаться, баба Феня сказала, что я хорошо выгляжу. Я чуть не заплакала от этих слов. Баба Феня подтвердила то, о чём я и сама догадывалась. Мне было приятно услышать положительный отклик о своём внешнем виде. Значит, мои труды не напрасны. Семь дней пролетели очень быстро. По утрам я ходила, а потом и бегала к морю, днём нас возили на экскурсии, а вечером я принимала всё, что предлагали организаторы отдыха: кинофильмы, какие-то лекции, танцы, концерты, игры и т.д. Нужен был положительный настрой и я вбирала в себя развлечения, общения. После стольких месяцев страданий, болей я была как птица, выпущенная на волю. Тело стало послушным и гибким. Оно с радостью наполнялось свободой и счастьем бытия. На восьмой день утром после завтрака нас повезли в Севастополь. В этом славном городе я была всего один раз на экскурсии, когда отдыхала с родителями в Алуште. Нас привезли в 15-этажную гостиницу "Крым". Разместились, покушали и я потянула Светлану пойти к морю. Дорогу я не знала и пришлось спрашивать у жителей города. Дорога оказалась не близкой да и вышли мы к яру, с которого был крутой спуск к берегу. Я растерялась. Но потом решила, что есть и другие подходы к морю и я их найду. Вдруг я увидела несколько кустиков мака. Я уже много лет, с тех пор как мы уехали из Алма-Аты, не видела маки и эти кустики восприняла как хороший знак. Я не стала их срывать и они остались расти на яру среди камней. Вскоре мы увидели троих ребят в форме, которые шли в нашу сторону. Это был морской патруль. Двое из них были совсем молодые, похожие на студентов, перешедших на второй курс, а третий был постарше, возможно, уже офицер. Я не разбираюсь в погонах. У всех троих были кортики, а у старшего на поясе висела кобура.

--Ой, какие девушки! А что вы здесь делаете?
--Да вот, на море смотрим.
--И давно?
--Не очень.
--Вы, наверное, не местные?
--Ну да, отдыхающие.
У нас завязался шутливый разговор. Особенно разговорчивыми были молодые, видя лояльность старшего, который молчал, но улыбался. Молодые предложили встретиться. Мы засмеялись:

--Ребятки, найдите кого помоложе. Мы для вас уже старенькие.

Но молодые оказались настойчивыми и стали выяснять сколько нам лет. Мы, конечно, не говорили и они сами назвали наши года. Светлане было16 лет, а мне 18. Вот спасибо! Приятно слышать! Когда ребята поняли, что встреча с нами им не светит, они предупредили нас, чтобы не уходили так далеко от жилья, потому как было не безопасно, пожелали хорошего отдыха и пошли дальше вдоль яра. Мы тоже пошли в гостиницу. Уже подходя к гостинице, я заметила какое-то строение, похожее на стадион. Мы подошли ближе . Это был действительно стадион. Сторож сказал, что сейчас он закрыт

,но по утрам открывается и можно приходить на пробежку. Я очень обрадовалась. Конечно, это был не берег моря, но альтернатива меня вполне устраивала. Следующим ранним утром я уже бежала по беговой дорожке. Стадион был построен по последнему слову техники того времени. Огромный, яркий, красочный, как сказал сторож, гордость Севастополя. Я бежала по особой беговой дорожке красного цвета, которая глушила звук от бега, была достаточно упругой, отчего бежать было одно удовольствие. Я ещё не могла долго бежать, перемежала бег с ходьбой, но тем не менее с каждым днём время бега удлинялось, а время ходьбы становилось меньше. Меня это очень радовало и я верила, что болезнь будет побеждена. Однако начались туманы. Местные жители говорили, что в мае всегда появляются туманы. У меня стали болеть коленные суставы и я не то что бегать, ходить не могла. Пролежала день, улучшения нет. Решила сходить в медпункт гостиницы. Он находился в подвальном этаже и на моё счастье туда спускался лифт. Я еле доплелась до двери медпункта, постучала, услышав ответ, открыла дверь. Прямо передо мной, но примерно в 5-6метрах от двери сидел огромный дяденька. Я даже испугалась. Эскулап, не иначе. Я замешкалась в дверях, подумав может, сбежать отсюда пока не поздно? Он, видимо, привык уже к такой реакции людей и быстро сказал:

--Ну чего ты остановилась, девочка? Проходи, поговорим. Ко мне зря не приходят.

Голос его, не смотря на внушительные объёмы, был очень мягкий, с приятным мужским тембром, но в то же время твёрдый и решительный. Я вошла в кабинет и с великим трудом, хромая на обе ноги, проковыляла эти метры до стула. Теперь я увидела, что это был еврей примерно шестидесяти лет. Везёт мне на евреев - врачей. Именно от них я получила самые ценные советы относительно здоровья. И очень благодарна им за это.

--Ну и что у тебя болит? - как-то по - домашнему спросил он.

--Колени.
--У тебя не только колени болят. У тебя всё болит. Откуда ты приехала?

--Из Тобольска.
--Ясно, тьмутаракань. А теперь слушай меня внимательно и запоминай. Врачи ваши дрянь. Я вообще удивляюсь почему ты ещё жива после их лечения. Хочешь жить - не ходи к ним. Убьют. Ты молодая и здоровая девочка. Организм твой запущен. Он ждёт не лекарств, а правильной организации жизни.

--А это как? - поражённая тем, что он сказал, спросила я.

--Сон, питание, нагрузки и отдых. Не забывай про любовь. Влюбись и люби без оглядки и сожалений. Любовь - это великая сила. Люби себя, люби мужчину. Живи любовью. Ты умненькая и если сейчас не всё поняла, что я сказал, думай и всё поймёшь. Иди. Да, вот ещё, в воду не лезь. Она ещё холодная для тебя. Вот тебе мазь, мажь колени и больше лежи. Скоро туманы пройдут и боль пройдёт.

Несколько минут, проведённые с ним, так взбодрили меня, что я чуть не на крыльях летела в свой номер. Меня поразило откуда он так много знает обо мне. Я хорошо запомнила то, что он сказал и помню до сих пор. В общим-то, я так всё и делала, как он сказал, но он снял мои неуверенность , сомнения и утвердил меня в моей правоте относительно методов оздоровления. Моя душа пела от радости и восторга. Потом я вспомнила про любовь и поникла. Желающие получить мой отклик были. Но откликаться на их чувства мне не хотелось.

Пролежала я недолго, дня 2-3. Мазь мне помогла и я быстро встала на ноги. На море мне больше так и не удалось выйти. Девчонки ездили к морю, а мне нельзя было купаться, нельзя было загорать под открытым солнцем и я развлекала себя сама. Утро по прежнему начиналось в 5.30 утра, я посещала стадион, по прежнему была бодра и весела. Когда Светлана с девочками уезжала на море, я уходила в город и просто бродила. Город очень интересный, красивый, ухоженный. Очень много посажено роз. Розы везде и всюду, притом, что на рынке тоже продают розы. Город просто пропах розами! Мне очень нравились розы нежно- розового, персикового и абрикосового цветов. Однажды я вышла к кинотеатру. Посмотрела на афишу, на часы - через десять минут начинается фильм. Я пошла в кассу и купила билет. При входе в кинозал я остановилась, не увидев контролёра, и остановилась в нерешительности: фильм вот-вот начнётся, а у меня никто не берёт билет. И тут мимо меня проходят в зал парень с девушкой . Я вижу, что они нашли по билету свой ряд и сели на свои места. Я робко вошла в зал, оглядываясь по сторонам в надежде увидеть контролёра, не найдя его, прошла в глубь зала в поисках своего места. Оно оказалось рядом с парой, которая только что прошли мимо меня. Я обратилась к девушке с вопросом, почему нет контролёра на входе, на что она мне ответила:

--Да, у нас нет контролёров. А зачем? Здесь у нас на доверии. Уважающий себя человек купит билет, ну а остальные, кто не покупает, пусть так смотрят, без денег. Может, у них нет денег, а посмотреть хочется. Вот вы купили билет?

--Да.
--Тогда зачем вам контролёр? Вы всё сделали правильно.

Она мило улыбнулась. Включили реостат и он медленно гасил свет в зале. А я разволновалась и не очень внимательно смотрела на экран. То есть я смотрела на экран, но не вникала в суть фильма. Мне вдруг показалось, что наше советское правительство, так долго обещающее приход коммунизма, начало -таки проводить эту идею в жизнь. И начали они с Севастополя. Господи, может, и правда скоро наступит коммунизм? И все люди будут такими же доброжелательными, как эта девушка и её друг? Пока я размышляла на эту тему, прошло треть фильма. Но я не жалела о потерянных кадрах. Перенесённые шок, стресс, положительно отразились на моём эмоциональном состоянии. Можно сказать, что из кинотеатра я вышла в состоянии лёгкой эйфории. Сейчас, когда прошло 26 лет с тех пор, я до сих пор благодарна севастопольцам за то, что на полтора часа оказалась пусть и в малом, и даже в призрачном, но в коммунизме на доверии. Именно так я это и воспринимаю. Я тогда ещё не знала, что скоро начнётся перестройка, что будет рушиться всё, что могло рушиться. Я не знала, что вместо доброжелательности придёт злоба, страшная месть, предательство, что наша страна станет превращаться в волчью стаю, где за кусок хлеба, за место под солнцем, люди будут убивать друг друга, плести интриги и без войны дети станут сиротами , не нужными ни родителям, ни стране. Я не знала тогда ,что правительство страны продаст свой народ ,позволит развращать и ожесточать наших детей через телевидение и др. СМИ матом, сексом, кровью, жестокостью. Вакханалия, которая происходит сейчас - это пляска сатаны на территории Русской Земли. Тогда, летом 1983 года, я ничего этого не знала и шла в гостиницу "Крым" счастливая. По прошествии восьми дней наша путёвка закончилась и мы уезжали из Севастополя. Сейчас уже не помню зачем, но мы со Светланой заехали к бабе Фене, а уже от неё поехали в Симферополь. Я волновалась из-за перевала. Мы подъезжали к нему, а я не чувствовала ухудшения. Вот и сам перевал. Троллейбус грузно поднялся на самую высокую точку и начал медленный спуск. Я чувствовала себя нормально и поняла, что проведённое время на Чёрном море не прошло даром. До свидания, Чёрное море! Спасибо тебе! Я ещё вернусь к тебе, жди меня! Перелёт до Тюмени также прошёл хорошо и домой я приехала в прекрасном настроении.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Море

Море

Ветер уже совсем стих. В сущности, это не ветер стих – это небо прекратило ёрзать. Оно тут бывает так неспокойно, что даже пытается соскользнуть с поверхности моря и унестись в...

Море

Море – это огромное, безграничное количество соленой воды. Воды, которая, то спокойная, то слегка погоняемая ветерком, перекатываемая волнами, порой бурная, переходящая в шторм и...

Море

Сегодня закрывали сезон. Случайно все получилось, но именно, когда не планируешь, результат великолепен. Никогда в Одессе море не бывает таким чистым и свежим, как осенью. Приезжих...

Море

Вступление Знаете, когда спускаешься по старой лестнице к синему морю, ощущаешь легкую дрожь пронизывающую тебя с ног до головы. День. Солнце светит у меня над головой, я вступаю...

Море

Она шла по старому парку. Пахло дождем и гниюшей листвой.Полы ее черного плаша развивались как крылья птицы.Черной неприкаянной птицы . Он сидел на мокрой от дождя скамейке с...

Морена

Мара-Морена, Тёмный Лик Белой Богини — причины несуществующего. Тёмная Мара обрекает отжившее на смерть и хлад. Созидание и разрушение, жизнь и смерть — две стороны Небытия: они...

Сонник Дома Солнца

Опубликовать сон

Виртуальные гадания онлайн

Гадать онлайн

Психологические тесты

Пройти тесты