Мама

Татьяна. Жизнь – как она есть

Галина К. пригласила меня провести занятия в своём городе. Я оставила Веронику у родителей и мы с Риммой поехали. В течении двух недель занимались с группой, которую организовала Галя. За это время у меня собрались пациенты на индивидуальный приём и я решила остаться ещё на неделю. В четверг второй недели я позвонила маме и сказала, что не могу уехать с Риммой в субботу, но если мама устала от Вероники, то я приеду. Мы очень хорошо поговорили с мамой и в конце мама сказала:

--Не переживай, доча, оставайся и будь спокойна. У нас всё хорошо, поработай неделю, а потом приедешь.

На следующей неделе, в четверг, мы с Любой, подругой Галины, поехали на рынок и в магазины за подарками. Я очень хотела купить маме диабетические продукты, т. к. она страдала без сладкого. Мы с Любой прошли все магазины и аптеки, где есть продукты для диабетиков, но купить ничего не удалось: то учёт, то ремонт, то техническая неисправность, то закрыто без объяснений. На рынке тоже не повезло с подарками для мамы: то не нравилось, то нужного размера не было. В результате я купила ей пару простых коричневых гольф и решила, что до отъезда я ещё куплю маме что – нибудь. Но не сложилось. В пятницу весь день шёл народ, а в субботу утром я уезжала. Мы с Любой ещё бродили по рынку, когда чистое и ясное небо стало заволакиваться облаками, а потом поползли тучи одна чернее другой. Пошёл мелкий дождик, который быстро стал превращаться в ливень. Зонты не спасали. Казалось, что вода просачивается сквозь ткань зонта. Дождь лил стеной и вскоре вода на дороге поднялась сантиметров на двадцать и шла рекой. Ветер был порывистый и опрокидывал всё, что торговцы не успели убрать, и бросал в воду. Мы бежали к остановке, боясь наступить на что-нибудь, находящееся в грязной воде. Наши ноги утопали и не было видно куда ступать. Ко всему этому прибавилось грохотание грома и сверкание молний. Началось светопредставление. Мы с другими людьми стояли под навесом остановки, ожидая автобуса. Гром был необычный. Сначала раздавался огромной силы треск, потом начинало бухать с раскатами, постепенно затухая. Только прекращался звук от одного удара, как возникал следующий удар. Было ощущение, что кто-то наверху бил огромным молотом в огромный алюминиевый бак. У меня появилось стойкое убеждение, что гром гремит по мою душу. Я вспомнила, что раньше народ называл Николая Чудотворца Николой мокрым и в засуху просили у него дождя. Николай Чудотворец был моим заступником и мне показалось, что он меня о чём-то предупреждает. Стоя на остановке, я мысленно просмотрела Веронику, родителей, себя, но ничего подозрительного не обнаружила и немного успокоилась. А грохот не прекращался. Подошёл автобус и мы поехали домой. Ехали мы минут десять - пятнадцать, но когда вышли из автобуса, то небо уже было чистым, буря прекратилась и только огромные лужи свидетельствовали о природном форс - мажоре. В субботу в девять утра Галя, Оля и Люба проводили меня. Поезд ехал уже минут сорок, когда я услышала Вопрос:

-Зачем ты едешь в Тобольск?
Я обернулась, чтобы увидеть спрашивающего и дать ему ответ, но никого не увидела. Я подумала, что ошиблась и вопрос кто-то задал кому-то, но не мне. Только я отвернулась к окну как снова услышала рядом с собой вопрос:

- Зачем ты едешь в Тобольск?
Я резко развернулась, но опять никого не увидела. В вагоне все места были заняты, народ занимался своими делами и лично ко мне никто не обращался. Я снова повернулась к окну, находясь в напряжении. Я решила поймать шутника. На сей раз вопрос ещё не успел прозвучать до конца, как я резко повернулась и вдруг поняла, что вопрос звучит во мне. Я опешила. Голос был похож на мужской, с приятным тембром, но без интонаций, монотонный.

- Потому что там мой дом, родители, ребёнок. Потому что я там живу, - мысленно дала я ответ.

-Зачем ты едешь в Тобольск? - снова прозвучал голос, не обращая внимания на моё объяснение. Я подумала, что недостаточно ответила и снова стала объяснять почему я еду в Тобольск. Как только я ответила, в голове снова прозвучал этот же вопрос. Я ещё несколько раз отвечала, надеясь, что буду услышана. Но голос всё звучал и звучал и так мне надоел, что я перестала ему отвечать. Пытаясь "разговорить" "пришельца", я задавала ему разные вопросы, но он меня не слушал и продолжал задавать один и тот же вопрос. Я устала от него, стала просить замолчать, но он не останавливался и продолжал меня терзать. От Перми до Тобольска ехать восемнадцать часов. Звучание голоса не прекращалось ни на минуту. Я легла на полку и попыталась уснуть, но у меня ничего не получилось. Голос продолжал задавать свой вопрос. Мне ничего не оставалось делать как смириться.

Поезд сделал последнюю остановку в Сузгуне перед Иртышом, проехал по мосту и въехал на территорию Тобольска. Часы показывали без десяти три ночи, а ровно в три он прибудет на станцию. Я стояла в тамбуре с вещами и ждала остановки поезда. Голос всё звучал и я не знала когда он прекратится и прекратится ли вообще. Вскоре заскрипели тормоза, поезд сбавил ход и готовился к остановке. Минута, другая и поезд наконец остановился. Проводница открыла дверь и я увидела Римму. Она была приветлива, но я сначала почувствовала сдержанность в её словах и движениях, а затем ощутила как будто в меня полетели большие энергетические "камни". Мы подошли к машине, в которой нас ждал, муж Риммы. На заднее сиденье поставили мою дорожную сумку, потом села я и рядом со мной села Римма. Она закрыла дверцу, но мы никуда не поехали. Роберт сдержанно молчал, а Римма суетливо что-то искала в своей сумочке. Наконец найдя, стала чем-то булькать. В машине свет был отключен и салон освещался только фонарями вокзала. Поэтому мне было плохо видно что в руках у Риммы, что это такое булькает и зачем. У меня не было никаких предчувствий, но поведение Роберта и Риммы было более чем странным и я осторожно спросила:

- Римма, что-то случилось?
-Случилось.
Я мгновенно просмотрела Веронику, папу, маму, но никаких сигналов тревоги не получила и снова спросила:

-Что?
-В четверг не стало Веры Михайловны.
После этих слов Римма сунула мне что-то в руку и сказала:

-Выпей.
Я машинально взяла стакан, выпила. Это была вода с сердечными каплями. Но я уже сидела как каменная. Меня не стало. Захотелось рвануть вперёд и куда-то бежать. Я метнулась влево - большая сумка, метнулась вправо - Римма, впереди - сиденья, лобовое стекло. И тут у меня из груди вырвался крик:

-ААААААААААА..............
Мне показалось, что с этим криком из меня вышла душа.

Роберт спросил:
-Татьяна, куда везти?
-Домой. К отцу.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Мама

Мама

Ночь. Холодно. Сыро. За окном дождь стучит по стеклам. На ду- ше, муторно. Лежу на кровати, плотно завернувшись в одеяло и жду маму. Вчера ночью она впервые прилетела ко мне...

Мама

Обожаю свою маму. Я серьезно: я на самом деле обожаю свою маму. Во всем мире она мой самый лучший друг. Никогда не понимала, почему у моих подруг так много проблем с матерями, ведь...

Мама

Все лучшее в человеке от лучей солнца и молока матери. Максим Горький. Два месяца назад я стала мамой второй раз. Два месяца вынашивались эти мысли, и только сейчас нашлось...

Мама Зондо: я есть та, кто я есть

Я думаю, мне повезло. ...Родиться от тех, кого я зову своими родителями. ...Родиться в то время, в которое мы живем сейчас. ...Родиться в Великой стране с не менее великой и...

Мама мыла раму

« Я очень люблю маму, и папу очень люблю, хотя маму люблю очень – очень, а папу – очень, потому – что мама меня любит больше, чем папа, она никогда не кричит на меня, ласково...

Мама и сын

Мама и сын мама: ваня почему у тебя такие грязные руки Ваня: незнаю мам мама: фу быстро оближи!

Сонник Дома Солнца

Опубликовать сон

Виртуальные гадания онлайн

Гадать онлайн

Психологические тесты

Пройти тесты