Любовь небесная

Вот он. Любимый, желанный, родной… Но бесконечно далёкий. Такое ощущение, что мы на разных планетах, но я могу его видеть, я его знаю, а он меня - нет. Хотя, с чего я взяла, что мы действительно находимся не в разных мирах…

И опять я сторожу его сон и любуюсь красивым лицом в обрамлении темно-русых прядей, жду, когда он откроет свои теплые карие глаза и, глядя на меня, прошепчет ласково "Доброе утро!". И с тем же усердием стараюсь не замечать в его постели другую, самую мою лютую противницу, отнимающую всю его любовь, которая должна принадлежать мне. Это я должна лежать на его груди, прикрытая одной легкой простынёй! Это меня он должен обнимать во сне, а я бы прижалась к его телу всем своим существом, не упуская ни частички счастья!

Глупые они, живые. Не понимают ничего.
Я беззвучно вышла из комнаты с первым легким утренним ветерком, проскользнувшим в приоткрытое окно спальни.

Не хотелось бы мне видеть, как он, проснувшись, нежно проведет рукой по её телу и обнимет крепче некуда. А эта кукла потянется губами к его шее и легко откликнется на ласку. Не хочу этого видеть. Одного раза хватило.

- Доброе утро, милый… - донес ветер томный голосок. И тихий, но нежный ответ:

- Доброе утро…
Я, без особой надобности прикрыв глаза, представила, будто он сказал это мне, и, чувствуя разгорающуюся лавину любви, вылетела из этого дома пулей. Через стену. Как всегда.

Зависнув на высоте девятого этажа, я размышляла - куда бы податься. Кладбище сразу отбрасываем, там весело лишь ночью, когда пугливые подростки-мальчишки, поддерживая друг друга недвусмысленными воплями, соревнуются, кто дольше простоит перед страшным призраком. Я всегда легко подыгрывала бесконечным забавам глупой ребятни. Но не всем легко давалось присутствие рядом чуть просвечивающей фигуры со сплошным ожогом вместо лица и отслаивающейся кожей на теле в живописных разводах крови. А сама я к себе привыкла. Ощущение такое, словно меня снаружи заморозили, оставив крохотную искорку внутри. Эта искорка и была мной, настоящей. А остальное - лишь оболочка. Мое отражение в зеркале вижу только я, другие призраки и отдельное количество людей, обладающие так называемым "третьим глазом".

Впрочем, хватит о грустном. Моё бренное израненное тело уже три года как валяется в уютном гробу, а как именно разъяренный огонь проник в маленькую квартирку, унеся жизни четырех человек, мне уже без разницы. Главное, мама, отец и маленькая Соня нашли свой путь. Они не бродят без упокоения. Они нашли своё место…

Ну, вот, зарекалась же об этом вспоминать! Лучше подумаю о том, как бы смотрел на меня он, если бы знал, что я не ушла в другой мир, а стою здесь, рядом с ним. Ради меня он бы обязательно бросил эту глупую блондинку! Я верю… нет, знаю! Мы бы любили друг друга ещё сильнее и крепче, чем сейчас люблю его я! Потому что взаимное чувство в два раза больше неразделённого!

А теперь надо осторожно спланировать на землю, чтобы не провалиться в канализацию или, что ещё хуже, куда поглубже.

Маленький тихий городок не жаловал лишнего шума или кровопролитных баталий. Мелкие семейные дрязги, ссоры между соседками, редкие стычки молодежи - всё, что могли себе позволить жители этого на редкость уютного городка. То же самое считали и призраки, молчаливыми тенями шествующие по своим привиденистым делам по тем же самым улицам, где ходят живые люди. Я никогда не задумывалась - чем они занимаются. Ведь бесконечное существование - это так скучно и долго! А мне привычнее и проще жить одним бесконечным днем, когда ночи - это лишь мимолетное помрачение неба перед легким дождем, а утренняя зорька - предвестник радостного события.

Вот так и живу. Хотя, что это за жизнь - болтаюсь между двумя реальностями и не знаю, что, собственно, я, где я и чем на данный момент занимаюсь. А, может, это уже и вовсе не я? Может, мое место заняла чья-то другая душа, вытеснила мою собственную и хозяйничает тут в своё удовольствие?

Нет, ну что за чушь! Чего только в голову не придет!

- А-а-а!!!! Спаси-и-ите!!! Пожа-а-ар!!!
Ну, вот, опять. Работа, работа, работа…
Как, я ещё не сказала, что имею работу? Право, призраки тоже имеют предрасположенность к склерозу. Впрочем, рассказывать тут особо нечего. Сейчас сами все увидите.

Горела небольшая лачужка, наподобие тех, где обычно живут покинутые забывчивой родней бабульки. Они тихо догорают (в переносном, естественно, смысле), и вот уже никто не заметил, как ещё одна жизнь отправилась к вратам рая. А я к этому уже давно привыкла. Ещё года три назад, когда впервые узнала, в чем мое предназначение.

Огонь полыхал ярко и сыто. Естественно, изба же деревянная… Как бы странно это ни звучало, но комфортабельные многоэтажки в нашем суровом мире вполне могут соседствовать с отжившими свой век избами, служащими последним пристанищем для потерянных обществом людей.

Кричала, впрочем, не сама бабка, а какая-то соседка, опасающаяся, как бы огонь не перекинулся на крышу её дома. Я легонько проскользнула сквозь щекочущие язычки пламени и очутилась в аду. Да, это уже не мир живых. Это сущий ад. И мое предназначение - вызволить чистую душу из Геенны и препроводить к месту, где её уже будут ждать.

- Господи, спаси и сохрани душу мою грешную… - прошамкала беззубым ртом древняя уже старушка, увидев просвечивающуюся через костер фигуру. - Иже еси на небеси…

- Нет-нет, не бойтесь меня, - мягко улыбнулась я, хоть и знала, что жуткая гримаса на обожженном лице ни в коей мере не послужит эталоном доверия. - Я пришла помочь. Здесь вам не место.

- Это ад? - тихо спросила старушка, истово крестясь, а по её морщинистой щеке уже скользила вымученная в годы одиночества слезинка. - А ты искуситель?

- Ну, что вы… Я - помощь. Вам предназначено уйти в рай. А как называется это место, - я провела рукой, очерчивая территорию, где мы сейчас находились, - вы угадали с точностью до двух букв. Позвольте мне помочь вам. Только протяните руку.

Старушка, по иссушенному и почерневшему от сажи лицу которой скользили слезливые ручейки, огляделась вокруг, охнула от прострелившей спину боли и еле успела протянуть мне руку, как…

Насквозь прогнившая крыша не выдержала такого с собой обращения и обвалилась. Горящие балки с грохотом прошибли то место, где суждено навеки упокоиться телу несчастной старушки. Конечно, её потом найдут и похоронят, но мой долг исполнен. Я успела указать ей путь.

И ещё одна душа спасена. Ещё один плюс в мое личное дело. Ещё одна черточка, сокращающая время, которое я должна провести в виде призрака. А потом, надеюсь, Бог простит меня. И позволит увидеться с родными перед тем, как я найду свой путь.

А теперь - обратно, на кладбище. День уже, как ни странно, истек, не успев толком начаться. Впрочем, ко мне, да и ко всем призракам, привычное людям течение времени уже далеко не так справедливо. Мы живет по внутренним часам. Захочу вот, и этот день будет тянуться для меня как вечность. А могу сделать так, что время проскользнет мимо ядовитой змеей и, махнув хвостом, перенесет лет на десять вперёд. Вот только вернуться назад не получится. Это как в шахматах. Ты - всего лишь пешка. А шагнуть назад может лишь бесконечно мудрое, самое главное в нашем мире существо. Конечно, Бог.

Кладбище, что бы ни говорили живые, самое странное место на земле. Нет, не страшное. Чего бояться-то? Иссохших и безжизненных костей? Могильных крестов и кладбищенского сторожа? Или полупрозрачных теней, скользящих мимо этих самых крестов с загадочными, таинственными улыбками на ужасающих, страшных лицах?

А сегодня на кладбище праздник. Самый веселый. Для нас, призраков, естественно. Пятница тринадцатого, полнолуние… День, когда вселенская нечисть выбирается из потаенных нор и идет гадить по углам везде и всюду. На самом деле только в эту ночь нам разрешено пользоваться своими материальными частичками. То есть, мы теперь можем ущипнуть случайного прохожего, а не обдать его прохладным ветерком.

Знакомые призраки недавно поделились со мной идеей создать своеобразный аттракцион - кто больше поймает нарушителей на кладбище в эту ночь, тот имеет право на спасение двух невинных душ без вмешательства со стороны остальных. Своё право на одну душу я использовала только что, и если бы не оно, то толпился бы у смертного одра старушки весь наш кладбищенский паноптикум. Слава богу, ещё несколько льгот осталось.

- Эй, Мелкая! - крикнул стоящий неподалеку невысокий и пухлый дядька в массивной форме ГИБДДшника. - Иди сюда, дело есть!

- Я тебе не мелкая! - прогрохотала я, моментально вырастая до уровня одиннадцатиэтажки.

- Ой, да не напугаешь ты меня этими фокусами! - только и фыркнул вредный дядька. Ну, что ему, трудно подыграть?

Знакомьтесь, это Игорь. Вообще-то, раньше его все называли Игорь Борисович Бронебойкин, гроза центральных дорог. Однако попался нежданно-негаданно ему на пути тяжелый грузовик с неисправными тормозами… Да, бесславный конец для столь интересного человека. Не знаю, в чем он провинился, что стал призраком, да и знать не хочу. У всех есть свои грешки, и у меня свои, к которым лично я приобщать никого не собираюсь.

Сдувшись так же быстро, я подлетела к дядьке и заинтересованно заглянула ему через плечо.

- Что, нравится? - с гордостью спросил Игорь. - Первый за сегодняшнюю ночь. А ты уже кого-нибудь поймала?

- Нет, я только что пришла. Старушку спасала от пожара.

- А-а, - понимающе улыбнулся он. - Как всегда, на страже? Смотри, скоро твое право не невмешательство себя исчерпает.

- Да, ещё только две души… - вздохнула я. - А потом опять придется с вами побороться.

- Ничего, приложенные в таком количестве усилия только укрепляют дух.

- И то верно. Ну, до встречи у костра! Полетела я искать своих жертв.

Игорь помахал рукой и приподнял над землей за шиворот пятнадцатилетнего пацана, возмущенно болтающего ногами. Во рту у него находился крепко скрученный носовой платок, исполняющий на данный момент роль кляпа. Видно, буйный попался Игорю подросток. Ничего, у меня улов не хуже будет!

Спустя примерно часа три в самом центре собралось все население нашего кладбища. Вся призрачная семейка в полном составе. А в центре молчаливыми изваяниями застыли фигуры людей. Нет, мы, конечно, не звери, всех потом распустим. Как говорил Карлсон, почему бы нам не пошалить? Дело-то житейское!

- Мелкая! - ко мне подлетела фигура спортивной пожилой дамы в ярко-розовом спортивном костюме. Согласна, внешность та ещё, но душа у Олимпии Эмильевны - святая! - Как же я рада тебя видеть! Сколько у тебя сегодня? Я троих поймала! Двое пацанов и одна девица. Из одной компашки!

- У меня один, и тот сторож. - Я вздохнула. - Не везет мне сегодня.

- Слышала, ты сегодня старушку спасла? - бодро подмигнула мне женщина. - Не вешай нос, Мелкая! Наверстаешь!

- Да уж, вот только ждать, наверное, долго придется.

- Не бери в голову! Главное - получай удовольствие!

Вздрогнув, я помотала головой, чтобы отогнать несвоевременные воспоминания и немного нервно ответила:

- Вот тут вы неправы. Чтобы избавиться от привязи, нужно как можно больше контроля над собой и своим поведением. А у наших призраков это не очень-то получается. Поэтому только единицы получают право отсюда уйти.

- Да Бог с тобой, Мелкая! - всплеснула руками Олимпия Эмильевна. - Что ты такое говоришь! Вот только не вздумай это ляпнуть при Игоре! Он ведь тебя на лоскуточки порвет!

- Я уже. И он меня, кстати, понял!
- Или сделал вид, что понял. - Женщина резко поднялась. - Именно поэтому тебя и зовут здесь Мелкой, если ты ещё не поняла. Потому что соплива ещё, чтобы иметь собственное, настолько радикальное мнение. Удачной охоты.

- Я вас тоже очень и очень уважаю, - прошипела я вслед этой мегере. - Да окажется единственное звено вашей привязи достаточно слабым!

И я ещё считала эту грешницу достаточно чистой, чтобы отправиться в рай! Никогда, видно, не научусь по-настоящему разбираться в людях.

А вас, наверное, интересует, почему я терплю, когда меня называют Мелкой? Просто я тут самая младшая. Единственная душа, которая оказалась на привязи, причем ещё не достигшая возраста совершеннолетия. Потому, наверное, остальные и считают нужным обращаться со мной как с ребенком и не принимать всерьез детский лепет. Ничего! Я ещё покажу, как надо жить! И выберусь отсюда быстрее всех!

- Итак, дамы и господа! - в воздух взлетела фигура нашего председателя. Николай Павлович сделал круг почета по нашему кругу и остановился над костром. - Прошу чествовать победителя!

К Николаю Павловичу присоединился, как ни странно, Игорь. Хотя чего это я удивляюсь - знаю ведь его уже не первый год, и тяга к различного рода развлечениям, где в качестве главного приза спасение душ - его истинное призвание.

Я же висела в воздухе, сцепив ноги в позе лотоса, и искренне аплодировала другу. Уверена, если бы выиграла я - его радость за меня была бы столь же чистой, как моя сейчас.

- По традиции, - продолжал тем временем председатель, - скрепим право победителя на спасение двух душ кровью пойманных! Скажи нам, кого ты выбираешь?

Игорь, как-то странно посмотрев на меня, впился взглядом в толпу пойманных людей, согнанных в центр, практически рядом с костром. Проследив за ним, я похолодела. Среди других, таких же несчастных мужчин, женщин, девчонок и ребят стоял он. Он обнимал свою подружку, будто стараясь защитить ото всех ценой своей жизни. А мне все равно, кого он к себе прижимает!

Я умоляюще, со слезами на глазах смотрела на Игоря и молчаливо ждала его решения. Только не его, друг мой, пожалуйста, только не его! Я ведь считаю тебя настоящим другом! Не предай меня, Богом заклинаю! Не хочу вновь разочароваться в людях! Боже, тебя молю, шепни ему, подскажи правильный выбор!

- Его, - Игорь ткнул пальцем в сторону своей первой жертвы, пятнадцатилетнего буйного пацана, и тот, несмотря на сопротивление, покорно воспарил над костром, - и… Её!

Белокурая девушка, почувствовав какую-то странную силу, тянущую её вверх, отчаянно завизжала и покрепче вцепилась в своего мужчину. А он держал её изо всех сил, не давая непонятно кому завладеть его любимой. Они, наверное, так бы продержались бесконечно долго, если бы не вмешался сам Игорь.

- Хватит! С ней ничего не сделается! Мы всего лишь проколем ей пальчик и отдадим обратно. Доволен, самец?

Девушка смотрела на него со смесью страха, упрека и ожидания. Не знаю уж, чего она там о себе возомнила, но мой любимый, ненаглядный и самый лучший в мире мужчина коротко кивнул призраку.

- Хорошо.
Потом с болью в глазах посмотрел на неё и крепко поцеловал.

Девушка, оторвавшись от МОЕГО мужчины, легко воспарила над землей. А он тем временем с содроганием следил за каждым движением тонкого ножичка в руках председателя, который, едва коснувшись тонкой девичьей кожи, тут же будто магнитом притянул кровь жертвы, и та редко-редко закапала на бесплотную сущность Игоря, скрепляя его право. Потом подошла очередь мальчишки. Он выдержал это испытание с поистине мужской храбростью, так что я с уважением склонила голову и впервые более подробно пригляделась к парню.

С коротким черным ежиком на голове, зелеными глазами и крутым, задорным нравом он производил впечатление полной противоположности моего любимого. Потертые на коленках джинсы напомнили мне мои собственные, а также бесконечные детские игры с дворовой ребятней. Хоть я и перестала играть в футбол с мальчишками лет с одиннадцати, но воспоминания были все так же свежи. Этот пацан представлял собой невероятную смесь храбрости, сумасбродства и лихачества, тех самых качеств, что я всегда уважала. Однако же мой любимый не проигрывал ему. Его жизнь походила на мерные покачивания волн могучего океана, а жизнь пацана - на быструю и опасную горную речушку. Но сравнить два воплощения одной стихии оказалось делом трудным и неблагодарным. Так что я, поймав взгляд пацана, подмигнула и показала ему кулак с оттопыренным большим пальцем, да на том и успокоилась. В конце концов, есть ведь и более важные дела.

Сегодня же единственная ночь, когда я смогу признаться моему мужчине, что смерть - не преграда для любви. Любовь проходит сквозь столетия, эпохи и призрачную жизнь, не погаснув. Чтобы успеть до конца ритуала скрепления уз, я легким сквознячком пронеслась по кругу до места, куда были согнаны пойманные. Он стоял недвижимо, прикипев взглядом к белокурой девице, а когда я нежно провела рукой по его щеке, схватил мою ладонь, больно сжал и яростно обернулся. Кулак его разжался сам собой, когда он увидел комок сплошного мяса на лице призрака, да ещё пытающегося влюблено улыбаться!

- Твою мать… Что за …?!
- Ты меня не узнал… - печально констатировала я, сглотнув непрошенные слезы. - А как же то, что ты мне говорил? Это все тоже ложь?

- Кто ты? - непонимающе переспросил мужчина. - Я тебя знаю?

- Естественно! - расплакавшись, с горечью прокричала я. - И даже больше, чем нужно было позволять! Из-за этого я и здесь, а не с семьей, в раю! А ты даже не был на моих похоронах!

Мужчина недоверчиво пригляделся ко мне, и моментально посерел лицом.

- Люба? Это ты?!
- Нет, призрак моей прабабушки, утопленной в сортире! Конечно, я! Милый мой, родной, единственный! Я так мучаюсь каждый Божий день, когда вижу тебя с другой! Как ты целуешь её, а не меня! Как ты её называешь… Мне больно, пойми! Я живу так уже вот три года, а боль всё не успокаивается! Скажи мне, ради Бога! Ты меня любишь? Ты любил меня хоть когда-нибудь?

- Люб… - нахмурив брови, замялся он. - Ты, это… успокойся…

- Да, это любимое твое слово, - горько прошептала я, вытирая слезы. - Ты очень любил его повторять. А ведь я всерьез верила, что ты - та самая половинка, которая составит одно целое с моей душой… А ты, блин… Сволочь. Предатель. Тебя надо было посадить в тюрьму за совращение несовершеннолетних. Я бы хоть знала, что отомщена.

- Сама виновата, - неприязненно ответил мне тот, наконец, взяв себя в руки. - Надо свою тыкву на плечах иметь.

- Сволочь, - чувствуя накатывающую волну ярости и боли, зашептала я. - Не найти тебе упокоения так же, как и мне! И никто тебе не укажет путь, когда твое время истечет. Ты будешь тем же, чем сейчас являюсь я. И живи с этим знанием до самой смерти, если раньше не сойдешь с ума!

Толкнув его на землю, я унеслась подальше от этого страшного места. Глотая слезы и частично размазывая их по лицу, пролетела мимо костра, поймав мимолетный мстительный взгляд Игоря. Зачем же он это сделал? Неужели я опять ошиблась? Неужели добродушный и незлобивый человек, за которого я его принимала, стал в одночасье чудовищем? А как же Олимпия Эмильевна? Она сегодня тоже показала свою истинную сущность. Значит, все это время я общалась и уважала предателей, хихикающих за моей спиной над, действительно, всего лишь Мелкой девчонкой?

- Саша… - донесся еле различимый голосок блондинистой пассии моего… бывшего мужчины. - С тобой все в порядке?

Не желая услышать ответ, я взмыла высоко-высоко в небо, к понимающим и добрым звездам, и что есть силы закричала, выплескивая всю боль, ярость, ненависть и любовь, скопившуюся за столько лет. Крик был неслышим для обычного человека. Он предназначался только для него. Чтобы он, наконец, понял, какую ошибку совершил.

- Тебя зовут Люба, да? - ко мне на песчаном обрыве подсел тот самый храбрый мальчишка, живая жертва обстоятельств и слишком веселых привидений. Наверное, праздник уже закончился, и всех распустили по домам. Никто из них, естественно, и не посмеет пикнуть о том, что на кладбище живет столько призраков. Иначе им несдобровать.

Я опустошенно кивнула. Этот мальчишка пришел в самый удачный момент. Для него удачный. Он станет единственным человеком, который увидит, как уходят призраки. А потом, скорее всего, и сам станет им.

- Значит, Любовь… - немного смущенно сделал вывод он. - А меня Женя.

- Уходи отсюда, Женя. Сейчас неподходящее время…
- Мне пятнадцать лет, а тебе? - не замечая моей тихой реплики, продолжил знакомство Женя. - На вид, не старше меня, а ругалась, как взрослая.

- Ты меня не боишься? - я подняла на мальчишку глаза, пустые и равнодушные, но тот стойко выдержал взгляд.

- Не боюсь. Ты просто несчастная обманутая девчонка. А зачем тебя бояться? Тебя надо поддержать и пожалеть.

Я сквозь набежавшие слезы криво улыбнулась.
- Похоже, так думаешь ты один. Потому что остальные, - я качнула головой в сторону кладбища, - не замечают ничего. И совсем разучились делать выводы.

- Они просто взрослые, - махнул рукой мальчишка. - К тому же, крайне глупые и зарвавшиеся.

Вздохнув, я покачала в воздухе невесомыми ногами. Скоро мне надо будет уйти. А так не хочется… Но выбор между этим бессмысленным существованием и поиском пути есть отсутствие выбора.

- Мне надо было проводить до рая восемьдесят четыре души, - смотря на звезды, сказала я. - А до тех пор я оставалась призраком. Это наказание за то, что я так рано познала взрослую, плотскую любовь. Но это не важно. Ничего не важно, кроме одного. Я ведь могу все бросить и уйти. Туда, где наказание будет жестче и дольше. В ад. Но пока я держалась. Потому, что знала - на земле ещё есть чистые души, которым требуется помощь. Но сегодня… Я, наконец, поняла, что людям помощь совершенно не нужна. Каждый идет своей дорогой, и не имеет смысла, куда она ведет - в ад, рай или к призрачной жизни. Важно лишь то, кто идет рядом с тобой. И тут каждый выбирает по своему разумению. Я не могу сама принуждать к своему обществу невинные души. Я лучше уйду. А люди пусть живут так, как они того хотят. - Я опустила взгляд вниз и серьезно посмотрела в глаза мальчишки. - Уходи, Женя. Ты смелый, храбрый и молодой. Тебе ни к чему превращаться в призрака.

- Ты не права, - попытался было возразить он, но я прикрыла ему рот ладошкой и мягко поцеловала в щеку.

- Не говори ни слова. Уходи. Да, и… я ведь не ответила на твой вопрос… Когда я умерла, мне было тринадцать лет.

Столкнув мальчишку с невысокого обрыва на песок, я взмыла вверх, как стрела, винтом вкручиваясь в безумно далекое и равнодушное небо. Оно готово было принять в свои объятия потерявшуюся душу и препроводить её туда, куда нужно.

Мой спутник на моем пути - это небо. Вечное, безграничное, холодное и далёкое.

Женя сидел на песке и чертил пальцем замысловатые фигуры. А взгляд его был прикован к ночному звездному небосклону, на котором, вопреки его ожиданиям, не вспыхнула новехонькая звезда, а собрались скопления тяжелых туч. Маленькая точка, прямо под ними, выглядела как самая настоящая чайка, раскинувшая крылья навстречу судьбе. Послышались грозовые раскаты, пыхнула ярким росчерком молния и сплошной стеной пошел дождь. Однако Жене послышалось или это на самом деле кто-то вскрикнул от невыносимой боли прямо в момент грозового раската?..

Отряхнув руки, Женя поднялся и бросил на свои каракули задумчивый взгляд.

"ЛЮБОВЬ НЕБЕСНАЯ"…
Да, наверное, это и есть Любовь. Та самая, которая несчастная.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Любовь небесная

Любовь, творишь ты чудеса

На кроне древа моей жизни уже зазолотилась листва, когда в распахнутые окна души влетела ЕЁ Величество - Любовь. И закружились в осеннем вальсе разбуженные ею чувства, весёлым...

Любовь с первого взгляда

Девушку у своего друга Антон отбил, сам того не желая - на кураже! Просто, понесло его, и забыл он и про их многолетнюю дружбу, и про то, что нехорошо это было по отношению к...

Любовь Ами Фаду. Часть первая

Часть первая. 1. С востока на восток. Прочь от родного солнца, чужому солнцу навстречу. В тёмной, громыхающей маленькой клетушке, обхватив колени. В сундуке на колёсах, запряжённом...

Небесная культура

Содержание: 1. НЕБЕСНЫЕ МУЗЫКАНТЫ 2. СВЯЩЕННЫЕ ВОССОЗДАТЕЛИ 3. БОЖЕСТВЕННЫЕ СТРОИТЕЛИ 4. РЕГИСТРАТОРЫ МЫСЛЕЙ 5. ЭНЕРГЕТИЧЕСКИЕ ОПЕРАТОРЫ 6. ХУДОЖНИКИ И ДЕКОРАТОРЫ 7. ГАРМОНИЗАТОРЫ...

Небесный суд

Однажды хасиды спросили своего ребе, Элимелеха из Лизенска, уверен ли он, что ему уготовано место в Грядущем мире. - Какие могут быть сомнения! - ответил тот, без малейших...

Небесный Медвежонок

Где-то, среди магических галактик и колдовских звёзд на пушистом облаке жил маленький и удивительный Медвежонок. Мишутка не был похож на знаменитого лунного зайца, окутанного...

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты