Каналы огненного кольца. Глава 2. Время для сна

Эту повесть я писал очень давно, когда мне было лет 20, нашел тетради с набросками при разборе архивов... Соберу тут всю повесть по мере перевода текстов в электронную форму. Вот только с порядком глав будет небольшая путаница...
Каналы огненного кольца. Глава 2. Время для сна
1.

14 период 39989 год,
система Великой Тьмы,
57 галактическая параллель,
сектор СВТ-57.5/альфа2бэ,
планета Гзил.

Колония, обосновавшаяся на этой планете, была столь малочисленной, что ее параметры не наносили даже на карты социумов. Краткое упоминание о ней сохранилось лишь в старых справочниках мелких гуманоидных поселений:

“Планета Гзил. Координаты... Гуманоидная колония.
Основана 23 периода 39766 года. Численность на
1 период 39960 год - 450 человек. Политические
интересы - нейтральные. Статус - аграрный, средней
категории, самоудовлетворяющий”.

Гзилианцев не интересовали проблемы, которые выходили за границы их селения, они никогда не вмешивались в чужие дела, но и свои дела не доверяли никому. Об их жизни знали очень мало, достоверно известно было только то, что они отличные психокинетики и телепаты. Очевидно, замкнутая жизнь, оторванность от цивилизованного мира, заставила их найти новую тропку эволюции, которая проходила через внутренние резервы их хлипких тел.

Жизнь колонии не блистала разнообразием и подчинялась строгому закону, который давал этой малочисленной группе возможность спокойно существовать независимо ни от кого. Понятие лидерства не существовало, все вместе они представляли единый живой организм, как совокупность клеток человеческого тела. Но у них были имена...

2.

Дрок поправил корзину, висевшую на спине, и неторопливо пополз дальше, осторожно цепляясь за камни. Пыльца тоники лезла в глаза и рот, мешая видеть и дышать; ее сладковатый аромат дурманил мозг, отчего тело казалось легким и невесомым.

Дрок был Собирателем. Собирателем тоники. В Доме его так и звали - Дрок-Собиратель-тоники. Были еще Рэнко-Собиратель и Нерс-Собиратель, были и другие Собиратели, но опытом Дрока пользовались все, его опыт шел от древа Первых Собирателей и потому являлся истинным.

Дар Собирателя редок, его нельзя развить - он либо есть, либо его нет. Это даже не дар, а особое состояние сознания - умение видеть невидимое. Дрок, если бы его спросили, что это значит, просто развел бы руками, пожал плечами и усмехнулся - “Разве можно спрашивать про такое?..” Возможно, он и сам до конца не понимал всего - его мир, мир образов, был слишком сложен и многопланов. Каждый предмет в этом мире обладал своим характером, светом, запахом и гаммой сияния. Дрок мог заставить себя видеть его прозрачным, либо разложить его на составные части - для простоты понимания. Помимо этого, каждый предмет излучал свое сияние, целую гамму спектров, по которым можно было определить его настроение, желания, история, предугадать поведение.

Столь многоликая иллюзорность бытия помогала Дроку безошибочно находить нужную тонику - гипнотонику.

Экстракт гипнотоники употребляли практически все жители колонии, за исключением стариков и детей (у первых мозг был УЖЕ не готов для тоники, у вторых - ЕЩЕ не готов). Она являлась своеобразным стимулятором, разрушавшим барьер между сознанием и подсознанием - это открывало дорогу к неограниченным возможностям...

Дрок встрепенулся. Прямо над ним разлилось золотистое свечение гипнотоники. Первооткрыватели планеты довольно быстро разобрались в пользе этого удивительного растения, но ряд необъяснимых смертей, наступивших в результате ее применения, поставили их в тупик. Лишь много лет спустя, когда появились первые Собиратели, причина была найдена. Всему виной стала энергосоставляющая тоники - растение имело несколько видов, совершенно одинаковых по внешнему строению, но в корне различных по типу энергии, генерировавшейся в них. Это различие могли уловить только Собиратели.

Дрок подтянулся на руках и поднял свое тело на узенькую площадку; куст гипнотоники примостился у самой скалы, и сорвать его не составляло никакого труда.

Собиратель недоуменно хмыкнул. Только теперь он заметил, что к привычному золотистому свечению примешивается голубоватый тон. Это могло означать только одно, к гипнотонике уже приближалось живое существо. Но не сорвало ее!!!…

Гзил не отличался особой фауной, вернее, ее почти не было на этой планете. Лишь дикие стада пустынных крыс и редкие птицы больше похожие на огромных пушистых бабочек. В горы забирались только люди, да редкие растения, вроде тоники и ползучего плюща, очень ядовитого, надо заметить.

Удивление Дрока вполне можно было понять. Ни один уважающий себя собиратель (да и не уважающий себя тоже) не прошел бы мимо этого куста, не сорвав его, а раз это произошло, значит, человек не принадлежал к Древу Собирателей. Но сюда забирались только собиратели, остальным дорога в эти места была закрыта…

Эта мысль заставила Дрока вздрогнуть. На планете появилось новое существо, а дозорным даже ничего не было известно о нем…

Дрок настроил сознание на телепатическую волну Дома, но вместо привычного теплого приветствия Наблюдателя в мозг ворвался Белый Шум, на мгновение оглушив его. Когда Дрок вновь обрел способность мыслить, его обуял внезапный панический страх. Безжалостными леденящими щупальцами он обхватил все тело, заполз в каждую клеточку, растворился в каждом атоме. Дрок вскрикнул и начал стремительный подъем вверх по скале, туда, где в нескольких десятках метрах выше раскинулось огромное горное плато…

3.

Дом первым почувствовал неладное. ДОМ не был ЖИВЫМ существом, он представлял собой объединенный разум всех обитателей колонии, став своеобразным Господом, поддерживающим стабильность поселения. Конечно, функции его были куда более обширны, и одной из них был контроль за состоянием и безопасностью всех живых существ колонии. Контроль и охрана…

Дом был напрямую заинтересован в этом. Без своих МЫСЛЯЩИХ хозяев он становился бесполезным хранителем никому не нужной информации. И вот теперь один из его хозяев уходил. Дом не мог чутко сформулировать это ощущение. Мысленный сигнал не ослабевал, как это бывало в случае смерти хозяина, а медленно изменялся, к нему примешивалась какая-то новая амплитуда. Такое состояние беспокоило его, но внутренняя структура организации, заложенная создателями, не позволяла решить эту проблему. Конечно, он мог узнать подробности в ИПК, но замкнутый стиль жизни хозяев создал в его подсознании особые комплексы, позволяющие пока решать свои дела без посторонней помощи.

Несмотря на многие замечательные и странные способности, которыми обладал Дом, он не имел того, что приносило его хозяевам максимум информации об окружающем мире, он не мог видеть. Конечно, его сенсорные способности выходили далеко за рамки обычного человеческого понимания, но именно они часто ставили его в тупик, не позволяя оценить ситуацию так, как понимали ее хозяева. Образ его мышления в корне отличался от дискретного или даже системного. Впитав в себя разум всех обитателей планеты, он стал не просто хранилищем разноименных сознаний, он переродился в универсальный энергетический организм, способный решать широчайший круг задач в силу огромного числа интеллектов, подключенных к нему. Дом никогда не злоупотреблял своей невидимой мощью, возможностью проникать в мозг любого живого существа, хотя давно уже перестал быть простым исполнителем, как задумывали его вначале хозяева.

В первые годы после создания Дома деятельность его тщательно контролировали, опасаясь непредвиденных сбоев в программе. Эксперименты с искусственным разумом проводили не часто, а уж тем более в таких уединенных колониях, которым в принципе такой сверхразум был не нужен. Но Гзил был исключением уже в силу своей категорической оторванности от мира, добровольно избранной его обитателями. Имей колония тесные связи с другими планетами, вопрос о создании искусственного разума просто не встал бы…

Дом сжался. Волна судороги прошла по внешней оболочке его полей. Обитатели колонии не могли видеть этого, так как диапазон волн, воспринимаемых их глазами, был чрезмерно узок, но все отчетливо ощутили всплеск в четкой мелодии телепатических песен Дома. Колония ожила, встрепенулась и загудела как потревоженный улей. Сбой в отлаженной веками работе Дома не предвещал ничего хорошего. Это знали все.

4.

Курн-жрец вздрогнул, ощутив колебание Среды. Конечно, в его задачи не входил контроль за биотической жизнью Дома, но, как и все служители мистических культов, он великолепно разбирался во множестве проблем, ускользавших от взгляда обычного человека. Во всяком случае, он так думал...

Их мир, несмотря на свою замкнутость, был удивительно разнообразен, возможно, именно малочисленность колонии способствовала этому, когда каждый ее обитатель вынужден был становиться не только асом своего дела, но прежде всего -универсалом. Но даже многогранность бытия и «узкий круг посвященных» не могли гарантировать спокойной жизни. Дом нередко будоражили спазмы социальных конфликтов, невероятно бурных на этом крохотном пятачке отношений. Курн, помимо своей прямой обязанности жреца, выступал в роли катализатора, способного подавить и решить практически любой спор, сколь активным бы он не был.

В другое время и в другом месте из Курна получился бы отличный психолог, но Курн родился жрецом, поэтому его так и звали - Курн-жрец. Да и такой науки - психология - на Гзиле не знали, а если и знали когда-то, то успели основательно подзабыть...

На его памяти, последний сильный «всплеск» среды произошел года два назад, когда в молниеносной стычке с погран-катером погиб боевой крейсер Низы в нескольких парсеках от их планеты. Но сейчас произошло нечто другое... опасное... Очень опасное...

Курн-жрец нахмурился, пытаясь разобраться в своих ощущениях: привычное щебетание Дома потеряло отточенный ритм гипноволны и начало сползать в спектр сверхвысоких частот. Руки и лицо священника покрылись испариной от внутреннего напряжения - он тщетно пытался пробиться сквозь писклявый барьер излучения, поставленный Домом... Секунда, другая и Курн вынужден был сдаться: голова гудела от телепатического визга Дома, становящегося все тоньше и тоньше...

Выскочив на поверхность, жрец остолбенел - вокруг поселения разлилось голубоватое марево. Голубое Марево!.. Дом окружил поселок энергозащитой!.. Это могло означать только одно - колонистам грозила смертельная опасность.

5.

Дом растерялся... Ему впервые пришлось столкнуться с этим явлением, а недостаток информации нечем было компенсировать. Мысленный сигнал хозяина продолжал изменяться, хотя определить наверняка, был ли это его хозяин или какое-то другое существо, Дом сейчас бы не смог. Да, несколько минут назад этот человек был его хозяином, его звали Дрок-собиратель, но теперь это было что-то другое - и в этом состоял парадокс, невероятный для сознания Дома. Какие-то подсознательные мотивы били во все колокола и орали истошными голосами, требуя немедленно обрубить все внешние связи, закутать колонию в защитный кокон и кричать во всю мощь о помощи. Но Дом, к своему несчастью, впитал человеческий интеллект, в нем не было ни капли кибернетического сознания, отличающегося холодностью взглядов и лаконичностью суждений. Как и любой человек, Дом был по натуре романтиком (правда, непомерные заботы о благополучии колонии заставляли его подавлять это чувство) и, в какой-то мере, авантюристом, но прежде всего он был ученым,- достаточно самоуверенным и рисковым. Даже реально ощущая опасность, грозящую колонии, он был твердо уверен, что успеет в нужный момент включить механизмы спасения своих хрупких хозяев, но он никогда бы не смог себе простить, если бы оставил этот феномен неисследованным.

Проанализировав поступающие сигналы, Дом нарисовал достаточно ясную картину происшедшего: Дрок-собиратель подвергся нападению какого-то нового живого существа, возможно, оно убило его. Но важным было другое - в результате этого контакта сознание Дрока начало изменяться, мутировать - только так Дом мог объяснить внезапное изменение мыслесигнала... Дом не пытался спасти Дрока, прежде всего необходимо было выяснить степень его опасности, а уж потом можно было подумать и о спасении. Его поведение могло показаться обитателям колонии жестоким, но в сознания Дома были заложены четкие принципы: жертвовать меньшим ради большего...

Дом рискнул... Протянув телепатические щупальца, он коснулся странно изменившегося тела Дрока, сознание собирателя вошло и растворилось в сознании Дома... И тогда Дом закричал...

6.

«…Возможно, нам никогда не удастся добиться согласия. То, с чем пришлось столкнуться нашему миру, не просто враждебная нам сила, это, прежде всего иное Сознание, не поддающееся анализу с точки зрения законов нашего микрокосма. Это еще и своеобразное мировоззрение, культура и наука. Несомненно, низийцы, или как их еще называют – куалы, выходцы из другого Космоса. Другой вопрос, зачем они пришли к нам по Каналам Огненного Кольца? В результате этого вторжения дальнейшее стабильное существование Континууса поставлено под сомнение. Уже сейчас с уверенностью можно сказать, что само присутствие куалов в нашем микрокосме, без учета их деятельности, представляет серьезную опасность…

…До сих пор нам не удалось столкнуться напрямую ни с одним низийцем. Мы имеем дело лишь с косвенными проявлениями из присутствия. Доподлинно известны лишь отдельные секторы, находящиеся под влиянием низийцев…

…По некоторым данным мы можем предположить, что низийцы не являются представителями гуманоидной антропоморфной расы, но скудность информации по данному вопросу и некомпетентность источников не позволяют сделать это заявление более категоричным…

…К сожалению, все наши попытки вступить в контакт с организующим началом низийцев не привели ни к чему. Напротив, все контакты низийцев с нами, хотя этот термин применим тут с огромной натяжкой, носят чрезвычайно агрессивный характер и в подавляющем большинстве случаев заканчиваются открытой конфронтацией…

…В связи с изложенными выше фактами мы склонны рассматривать поведение цивилизации Низы как военные действия со всеми вытекающими отсюда последствиями…»

Выдержки из доклада председателя Конфедерации Объединенных Миров на Чрезвычайном Совете по делам цивилизаций от 67 периода 28562 года.

7.

ДОМ: (между сном и реальностью). Синие джунгли… Почему синие? На Гзиле таких никогда не было!… ВНИМАНИЕ! НАРУШЕНИЕ ФУНКЦИЙ СОЗНАНИЯ! НА… Красное, замерзшее солнце с трудом пробивается сквозь жухлую листву. Холодно… Ярко… Душно… Холод обжигает… Откуда это? ВНИМАНИЕ! НАРУШЕНИЕ… Стволы… Деревья, деревья, синие деревья… НАРУШЕНИЕ ФУНКЦИЙ… Вспышка света… СОЗНАНИЯ!…

ДОМ: (ближе к реальности). ВНИМАНИЕ! НАРУШЕНИЕ ФУНКЦИЙ СОЗНАНИЯ! В ПОДСОЗНАНИИ ПРОИСХОДЯТ НЕКОНТРОЛИРУЕМЫЕ ПРОЦЕССЫ, НЕ ПОДДАЮЩИЕСЯ ИДЕНТИФИКАЦИИ… Синие джунгли кончились. Огромное горное плато, заросшее кустами гипнотоники… ОПАСНОСТЬ! В СОЗНАНИЕ ВНЕДРЕНА ИНОРОДНАЯ ИНФОРМАЦИЯ. УНИЧТОЖЕНИЕ НЕВОЗМОЖНО. ОПАСНОСТЬ!… По земле стелется невесомая красноватая дымка…

8,

- Что происходит?! - Курн схватил за рукав Вирайла-аналитика.

- Сам не понимаю. - Вирайл сердито тряхнул головой и передвинул держатель импульсатора на бок. - Дом взбесился. Блокировал свое сознание так, что к нему не подступиться даже через информ-моннторы...

Колония превратилась в бурлящий муравейник. Все обитатели выбрались на поверхность, побросав работу, и возбужденно обменивались репликами. Страха никто не испытывал, лишь сильное возбуждение, вызванное недостатком информации, но не более. Определенные опасения вызывал тот факт, что Дом окру¬жил поселение колпаком защиты, но его странное поведение вполне могло быть вызвано какими-то внутренними сбоями.

- Конфликты колонистов никогда не выходили за рамки словесных баталий - более или менее яростных в зависимости от остроты ситуаций. Внешних факторов опасаться не приходилось. Колония была слишком мала, чтобы стать объектом пристального интереса для серьезных противников - людей или природы. Два витка жизни на Гзиле научили его обитателей не бояться планеты, чувствуя себя ее полноправными частичками, возможно, некая эйфория безопасности избаловала гзилианцев, но не настолько, чтобы сделать их глухими и слепыми...

Но сейчас происходило нечто странное, столь странное, что колонисты просто не успели испугаться. Дом никогда еще не применял столь глубокой блокады сознания - это, по заложенной в него программе, происходило лишь в очень исключительных случаях...

Странная вибрация, гулко отдавшаяся в голове каждого колониста, заставила всех замереть. Коварный зверь, носящий имя - Страх, поднял морду в жутком оскале и, встав на задние лапы в победной стойке, прыгнул вперед...

Люди, сжавшись, панически озирались по сторонам, в поисках невидимой опасности. Эйфория нерушимой надежности колонии рассеялась, как легкий утренний туман. Высокое голубо-розовое небо упало вниз - Дом резко сжал защитное поле, - стал виден энергокарнас-сетка. Жрец бросился на землю, увлекая за собой аналитика: под самым куполом искрящегося кокона защиты сформировалось ослепительное маленькое солнце. Постепенно увеличиваясь, словно вбирая в себя окружающее пространство, оно медленно поползло вниз и внезапно с резким шипением лопнуло, разбрызгивая в разные стороны потоки вязкой плазмы и волны нестерпимого жара. Оболочка поля-кокона замерцала, несколько раз мигнула и ж с ядовитым треском порвалась, разметав светящиеся клочья.

Т И Ш И Н А . . .

Колонисты осторожно поднимались на ноги, озираясь по сторонам - земля вокруг пылала коптящими язычками жирного маслянистого пламени с примесью сладковатого запаха горя¬щего мяса. Горела земля, горели дома, горели люди, плавясь и корчась, как восковые куклы...

Колония взорвалась... Взорвалась криками боли, гулом огня, резкими короткими командами и чем-то еще, каким-то странным еле уловимым звуком...

КУРН-ЖРЕЦ: человек обернулся в недоумении. Среди невообразимого грохота ему явственно послышался низкий гортанный смех. Жрец огляделся - ничего, и замер. Смех раздавался внутри его головы - смеялся Дом...

КОМПЬЮТЕРЩИК-БАРС: энергия ушла из Накопителей вместе со взрывом плазменного шара, словно он поглотил все положительно заряженные частицы... Колония осталась без поддержки основного генератора, мгновенно ослепнув, оглохнув и лишившись дара речи. Барс с безнадежной уверенностью понажимал клавиши компа, пытаясь оживить систему, но упорное молчание терминалов окончательно убедило его в тщетности попыток.

Барс вздрогнул - в глубине мониторов зародился странный ни на что не похожий звук. Компьютерщик положил руки на пульт и подался вперед, прислушиваясь. С компом что-то происходило, что-то странное и жуткое. Звук усилился. Приблизился и...

Барс отер с лица пот, стало жарко - тепло струилось от мониторов, пульта, приборов... Барс отступил назад, к дверям, но путь преградило операторское кресло и, не удержавшись на ногах, компьютерщик шлепнулся в него. МОНИТОРЫ ПОТЕКЛИ... Стальными каплями они стекали вниз, образуя на каменном полу кипящую лужицу. ЗВУК... Он прорвался сквозь стены, заполнив собой все свободное пространство. ЗВУК... Воздух завибрировал, задрожал, рж заставляя резонировать каждую клеточку тела. Барс узнал эту вибрацию - СМЕХ... Пространство смеялось...

Лужа расплавленного металла вздрогнула, потянувшись вверх, из ее центра вставало НЕЧТО...

Компьютерщик, парализованный фантастическим зрелищем, осторожным движением поднял импульсатор. Вспышка выстрела окатила новой волной жара... СУЩЕСТВО обернулось, и Барс закричал, увидев ЕГО лицо... Он узнал ЕГО...

9.

Легкий голубой туман заполнил операторскую, поглотив приборы, человека, СУЩЕСТВО... Невесомыми струйками, он медленно пополз наверх, туда, где в панике метались колонисты, пытаясь понять, что произошло. За ним поднималось НЕЧТО, оставляя на ступенях мокрые красные следы…

10.

Дрок пришел в себя от ощущения жуткого холода. Он совершенно не чувствовал своего тела, была только тупая нестерпимая боль в голове и глазах. Он осторожно разлепил веки, но красная пелена мешала ему видеть. Дрок попробовал пошевелить пальцами и застонал, руку пронзили миллионы иголочек... Когда очередная волна судороги прошла, собиратель осторожно перевернулся на спину и принялся растирать затекшие конечности, пытаясь согреть их.

Только теперь до него дошли два странных факта. Во-первых: он был совершенно обнажен и покрыт тонким слоем противной зеленоватой слизи, холодной и липкой; во-вторых: он находился внутри какого-то замкнутого пространства...

Окончательно прейдя в себя, Дрок попытался восстановить последние мгновения перед тем, как он потерял сознание, но память упорно молчала, сохранив воспоминания о ка¬ком-то кошмарном сне. Другая проблема - где он? и как сюда попал?, но самое главное - как отсюда выбраться?!

Глаза, наконец привыкли к полумраку, и Дрок смог оценить размеры своей тюрьмы - стальной куб 4x4x4 метра. Слабая полоска света пробивалась из неплотно прикрытого люка. Собиратель осторожно отодвинул его в сторону и выглянул наружу. Горное плато... Дрок перегнулся через край и спрыгнул на землю, поднялся и с облегчением вздохнул полной грудью. Воздух был другим - в контейнере витал какой-то терпкий аромат незнакомый собирателю.

Дрок не знал, сколько времени он пролежал в этой жестянке. Сейчас был день, но был ли это сегодняшний или завтрашний день, сказать точно нельзя...

Дрок обошел вокруг контейнера, проводя рукой по корке стальной накипи на его боках, пытаясь понять, что это такое. Подсознание тщетно пыталось отыскать в своих глубинах хоть какие-то аналогии. Единственное, что удалось найти собирателю - полустертый, почерневший номер, обозначавший, очевидно серию или маркировку груза – «ЭЛ-39-Д». Поверхность была заметно теплее воздуха, из чего Дрок сделал вывод - контейнер часть какого-то космического модуля или корабля, отделившегося от материнской части и упавший на их планету не более суток назад - об этом свидетельствовала и черная окалина - результат прохода через атмосферу.

Дом!.. Как он мог забыть о нем? Дрок попробовал поймать гипноволну Дома, но ответом было молчание... Дрок прислонился лбом к шершавой боковине контейнера - память вынесла об¬разы последних мгновений перед тем, как он потерял сознание...

ПЛАТО... МЕТРАХ В СТА ОТ КРАЯ ОБРЫВА - ПОЧЕРНЕВШИЙ ОТ ОГНЯ СТАЛЬНОЙ КУБ... БЕЛЫЙ ШУМ РАЗРЫВАЕТ МОЗГ НА ЧАСТИ... СТРАННЫЙ ШОРОХ ПОЗАДИ... МЕДЛЕННО, ОЧЕНЬ МЕДЛЕННО, СЛОВНО ВО СНЕ, ДРОК ОБОРАЧИВАЕТСЯ... УДАР... КРАСНАЯ, ВЯЗКАЯ ПЕЛЕНА ЗАСТИЛАЕТ ГЛАЗА, ПРОБИВАЕТСЯ В РОТ, НОС, УШИ...

ПУСТОТА... НИ ОДНОЙ МЫСЛИ, НИ ОДНОГО ЗВУКА, НИ ОДНОГО ДВИЖЕНИЯ... Дрок, странное имя для этого существа... Зачем тебе имя, существо? НЕ ЗНАЮ... ЭТО МОЯ ИНДИВИДУАЛЬНОСТЬ... Ерунда! Индивидуальность не может выражаться звуком... Индивидуальность - это твое сознание... Спи! Настало Время для Сна... СПИ...

11.

Человек остановился на границе двух миров. Его обнаженное тело отливало багровым блеском в лучах заходящего солнца. Сейчас он больше походил на статую, чем на живое существо.

Два Мира... Он не принадлежал ни одному из них, хотя обоим был обязан своим рождением. Его настоящий, родной Мир лежал слишком далеко, и пути в него были закрыты. ПОКА ЗАКРЫТЫ...

Человек шагнул вперед, переступив границу миров, и голубоватая дымка сомкнулась за его спиной...

Планета тяжело вздохнула и замерла...

ПРИШЛО ВРЕМЯ СНА...
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Каналы огненного кольца. Глава 2. Время для сна

Время для Любви

Найдите время для любви, найдите время для общения и найдите время для возможности поделиться всем, что имеете сказать. Потому что жизнь измеряется не числом вдохов-выдохов, а...

Кольцо Соломона

Был жаркий, безветренный день. Солнце находилось высоко над Землёй Авраама с низкой растительностью, острыми небольшими скалами, песком и пронзительно кричало во всю глубину тишины...

Кольцо. Часть первая. Откровение

Сезон дождей, серое небо и радость единственного света среди этой тьмы – вспышек молний. Сидеть бы и сидеть, дома смотря на бегущие по стеклу капли воды, но даже этого не хочется...

Огненный танец Берегини. Славянские сказки

(Славянские сказки) В ту теплую, темную летнюю ночь юный и прекрасный бог Услад, даривший этому миру невероятные наслаждения, пировал в заповедном лесу среди своих любимых берегинь...

Кольцо в подарок

Кольцо в подарок Парень хвастается друзьям: - А я Наташе кольцо подарил. Теперь прыгает от радости. - Золотое? - Баскетбольное. Крещение детей У одного ученого родились близнецы...

Глава 2 - Пробуждение языческих богов

Память – весьма интересная штуковина. Некоторые события запоминаются довольно чётко и ясно, а многое забывается, как дурной сон. Кто то помнит больше хорошее, нежели плохое, иные...

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты