Интернет

Призрачные видения

Близился долгожданный вторник. Максим-Аскель готовился к важному событию, собрал рюкзак. Положил в него из еды бутерброд, яблоко и бутылку 0,5 воды на всякий случай. Взял самые любимые вещи: талисман, среднего размера фигурку большеголового инопланетного человечка, запасной теплый свитер, недавно купленную новую книгу по программированию, зубную щетку с пастой, тюбик с дезинфицирующим раствором, упаковку обезболивающего, одну баночку энергетика, фотоаппарат, телефон с камерой, мятные леденцы «Тик-так» и фотографию Кати в небольшой рамке со своего стола.

Он встал в 5 утра и очень быстро собрался. Домочадцы еще спали. Сидел минут десять на компьютерном кресле, немного раскачиваясь из стороны в сторону, собираясь с последними мыслями, волей и решениями. Он, осторожно ступая, аккуратно, стараясь, что бы замок ни издавал лишних звуков, закрыл за собой дверь. Облегченно выдохнул. Аскель в глубине души еще сильно сомневался, стоит ли бросать навсегда дом, родных и друзей. Не определился 100%-но. Решил действовать по обстоятельствам, посмотреть на загадочных незнакомцев, если получится запечатлеть их на видео или фото. Просто не пойти он не мог, его тянуло туда как магнитом. От осознания, что он прямо сейчас может увидеть пришельцев, мутился разум. Он, быстро перепрыгивая по две-три ступеньки, спустился к выходу из подъезда. Хулиганские надписи и граффити в подъезде врезались в его память, словно ему суждено видеть их в последний раз. Крепкий после ночи утренний мороз ударил в легкие.

- Аскель, ты куда?! – неожиданный окрик из створки приоткрытого окна остановил его и испортил настроение на подъеме.

- Бегать! Спортом заниматься! Через час вернусь! – мгновенно нашел, что сказать молодой человек.

- Бегать? Бегать… - мать выглядела разбитой и уставшей, но больше ничего не сказала и закрыла окно.

Было слишком рано и первые маршрутки еще не пошли, поэтому он отправился пешком. Быстрый шаг сменял на бег, чтобы скорее обраться до положенного места, когда никого вокруг, даже редких городских жителей не было на улице.

Через полчаса он добрался до пункта назначения. Обошел кругом церковь. Ничего не обычного, как ни вглядывался, не заметил. Единственный нищий, до глаз, закутанный в лохмотья, спозаранку уже оббивал ворота божьего дома. Максим-Аскель вглядывался в каждую иномарку, что проезжала мимо по дороге неподалеку. Рассматривал небо с легкими облаками и радостным встающим солнцем. Пришельцы ведь могли появиться сверху, свидетелей все равно не было, пьяница у ворот был не в счет. Рюкзак немного оттягивал плечи. Часы на мобильнике показывали без десяти шесть. Внутреннее и внешнее напряжение нарастало. Сердце молодого человека забилось учащено, он нервно переминался с ноги на ногу. Догадался попить энергетика, подумал, что так будет проще выйти на контакт или заметить слабые секретные сигналы. Быстро выпил Red Bull с лекарством.

На экране без одной минуты шесть. Неожиданно большая стая голубей с грохотом крыльев поднялась в воздух за его спиной. Он обернулся. Большой черный внедорожник Audi без номеров с ярким сине-голубым неоновым блеском фар стоял на площади, там, где недавно важно расхаживали птицы. Максим-Аскель почувствовал, как его бросило в жар, и он даже немного вспотел. Парень, молча в оцепенении, смотрел на автомобиль как кролик на удава. Он боялся даже пошевелиться, просто стоял, не шелохнувшись и смотрел. Все стекла были сильно затонированы и совершенно не было видно кто или что находилось внутри. Так продолжалось минут пять. В мыслях Аскеля промелькнула догадка, что ему нужно самому подойти к машине, ведь пришельцы, скорее всего, выглядят не так как люди и им опасно появляется просто так на публике.

Юноша вдохнул как можно глубже и сделал несколько осторожных шагов вперед. Потом подошел вплотную к высокой машине и постучался в окно. Стекло опустилось, и он увидел плотного телосложения мужчину в черных солнечных очках.

- Чего тебе? – процедил он.
- Почему у вас номеров нет и фары такие странные… - Макс сильно растерялся, не ожидав увидеть человека, но быстро сообразил, что можно вежливо спросить.

- Неон это… Тебе-то чего с этого??? Топай отсюда! – уже совсем грубо ответил незнакомец и закрыл окно автомобиля.

Максим отошел на всякий случай. Еще недолго разглядывал машину. Его разочарованию не было предела, он несколько минут не мог взять себя в руки и только неловко пожимал плечами. Его взгляд упал на церковь. Ее купола сверкали, словно манили. Он подошел к зданию ближе. Подумал, что если они и могли еще где-то появится, то это в церковном дворе. Обошел храм по периметру и нашел участок тихой закрытой улочку. Тропу вокруг окружал плотный высокий кустарник и какие-то заброшенные ветхие строения. Аскель решился и полез через святую ограду. Перепрыгнул последний каменный уступ и спрыгнул во двор. Здесь никого не было, только пара ворон глазела на него с крыш и забора. Он посмотрел время, было уже 10 минут седьмого.

- Ты что здесь делаешь, а?! – глухой громкий бас окликнул его.

- Работаю здесь! – солгал он человеку с бородой, выглядывающему из-за кованой двери сбоку.

- Что-то я тебя не помню… - ответил тот и быстрым шагом направился к молодому человеку.

За несколько секунд между ними образовалась драка. Служащий церкви, наставник или дворник, оказался сильнее. Он задержал его и вызвал полицию. В отделении его держали не долго, лишь посмеялись над фактом задержания и быстро отпустили на все четыре стороны.

Удрученный такими происшествиями и неудачами он вернулся домой и закрылся в своей комнате. Когда пришел в себя, расстроенный до предела, сел за компьютер. «Почему, почему, вы не прилетели за мной… Почему не прилетели?» - только эти слова он повторял про себя. Открыл сайт со счетчиком времени. К его удивлению на нем еще оставалось 20 минут. «Я неправильно растолковал их координаты», - грустная догадка промелькнула. «16. вера. второе. 6:00. удача. навсегда. площадка. пароль 373у8=09», - он упорно думал над этим текстом, что успел записать.

- Артур! Помоги расшифровать! – стучал он в аську соседу.

- Что?! – не совсем довольный, но все таки отозвался тот.

- 16. вера. второе. 6:00. удача. навсегда. площадка. пароль 373у8=09.

- Что это за фигня?
- От них…
- Ладно, попробую, с ними потолковать, пока отца нет дома. А то сам понимаешь, сам видел… Жди.

Поискал на карте, где находится 16-ый километр. Сориентировался не сразу. Поисковик среди множество неверной и бестолковой информации выдал только одни координаты: участок трассы возле заброшенного военного полигона на левом берегу. Максим-Аскель размял руки и подошел к окну. Странного плаката с летающим НЛО над машиной больше не было. Вместо него красовалась молодая девушка на диване, рекламирующая мебельную фабрику. Пошел снег и поднялся неуютный сильный ветер. Скоро должны были прийти родители с работы. Смешной сигнал аськи оповестил о новом сообщении.

- Шестнадцатый километр. Второй поворот с трасы, дальше по лесной дороге, до поля. Назвать пароль.

- А когда??? Во сколько? – разгорячился Аскель.
- В шесть вечера, - после непродолжительной заминки пришел текст.

- День какой?
- Нечетные ближайшие.
- Спасибо, Артур! Как ты это расшифровал?
- Не за что… По их обрывкам. Смотри, что бы с тобой чего не случилось в поле этом. Думаешь, они реально прилетят?

- Да!
- А уже ходил к ним?
- Да… Откуда ты знаешь?
- Просто догадался. Ты к ним куда на встречу приходил? В городе?

- Да в городе встреча была.
- Видел их?
- Нет.
- Ну, ты и неудачник, кто же к пришельцам на встречу в город идет? Надо в поле идти.

- А ведь и правда… Дебил я.
- Ясно…)) - написал тот и отключился из связи.

Взволнованный молодой человек встал с кресла и прошелся по комнате и остановился возле шкафа с одеждой. Его сознание затуманилось, и он ни о чем не думая стоял так некоторое время. Перенапряжение организма было таким сильным, что юноше казалось – несколько измерений пересекаются друг с другом. Ему страстно захотелось что-нибудь узнать новое, что-нибудь осознать. Он взял с полки сувенир с маслянистой жидкостью внутри. Медленно переворачивал его и наблюдал, как вещество крупными сгустками плавает то вниз то вверх. Молодому человеку казалось, что он познает мир заново. Что гениальнее его никого нет на земле. Затем он почувствовал – его телу нужно движение. Как можно больше. Он бросился на пол и принялся неистово отжиматься.

Когда очнулся и резко обернулся, то увидел, что компьютер был выключен, словно он его и не запускал, и не говорил только что с пареньком-соседом.

Из коридора послышались шаги. Это были отец и мать. Отец не стал есть, только переоделся в более старую одежду и поспешно ушел. Он уже несколько дней злоупотреблял алкоголем. Максим конечно чувствовал часть своей вины в происходящем, чувствовал, но так же чувствовал что родители не хотят прислушиваться к его мнению. Это сильно огорчало его и стремительно разрушало доверие между ними. Ирина Николаевна нервно ходила из кухни в гостиную и обратно. Через некоторое время она постучалась и зашла в его комнату. Ее глаза были сильно опухшими, словно она рыдала всю ночь и весь сегодняшний день.

- Не сочти, что я желаю тебе плохого, сын, - грустно начала она.

- Угу, - лишь буркнул он не совсем вслушиваясь в ее слова.

- Я звонила Святославу Олеговичу, рассказала ему кое-что. Он настаивает, что бы ты полежал в диспансере…

- В каком еще диспансере?
- В психоневрологическом областном. Мы там лежали с тобой уже, ты, наверное, и не вспомнишь…

- Нет! – грубо и категорично ответил он,
- У меня есть дела, - добавил немного подумав.
- Он здесь недалеко на нашей же улице! У тебя постоянные приступы… Может ты и не замечаешь, но нам со стороны все видно. Ради меня с папой, - сказала она и горько заплакала.

Сначала Максим никак не реагировал. Он давно закрылся от них и их непонимания словно стеной. Но потом смягчился и долго успокаивал мать. Она все рыдала и рыдала, громко всхлипывая. Ему было и больно и неприятно одновременно. Обнял ее и молча смотрел на миниатюрные часы на ее руке, как завороженный следил за тоненькой, секундной стрелкой.

Терапия

Матери удалось уговорить его лечь в больницу. В первый же день ему сделали немного уколов. Он спал несколько суток подряд. Когда открыл глаза, ощутил легкость и безмятежность. Напряжение и судороги пропали. Тревоги и волнения тоже. Приходили врачи, что-то спрашивали, но он не отвечал, ему было все равно. Стало легче и в душе и плоти.

Его выводили один раз в день гулять. Это было унизительно, словно заключенный, словно пес на поводке. Максим-Аскель радовался, когда приходила медсестра с очередным плановым уколом. В четырех стенах было то невыносимо тоскливо, то умиротворенно, словно то, что он давно искал.

Новый день сменял старый. Ему казалось, что он давно здесь. Две железные кровати в палате с серым, но бывшим когда-то белым бельем. Позже мать принесла его домашнюю постель. Старый деревянный стол со стулом. Металлическая сетка на окне. Треснутое оконное стекло, из щелей которого сильно поддувало. «Я действительно сошел с ума? Зачем я согласился лечь в эту проклятую больницу? Я же ведь не выйду из нее никогда больше… Зачем они уговорили меня? Разве сами этого не понимают? Или я заслужил?» - часто одни и те же размышления проведывали парня. Унылый неухоженный двор с постоянно расхаживающими по нему больными и персоналом. Маленький телевизор, который он не включил ни разу. Периодически не хватало компьютера и Интернета, хотя Макс часто радовался, что его нет... Туалет в тамбуре с несуразным душем, отделенным от унитаза половинчатой кривой стеной. Будто в клинике все ему знакомо и приятно. Словно это его новый дом.

Он вспомнил время как он лежал здесь один и с мамой. Вспомнил свою любимую игрушку то ли резиновую, то ли пластиковую статуэтку – фигурку смешного пришельца в черном облегающем костюме с ушами и носом в виде воронок. Вспомнил, как много раз рисовал его на бумаге, когда потерял. Потрепанный далеко не новый мобильный телефон, переданный Ириной Николаевной, вчера забрали. Медбрат сказал, что так распорядился доктор, что он отвлекает пациентов от выздоровления. Телефон и не нужен был Максиму-Аскелю. Он только принимал звонки матери, который оставляли тяжелый осадок в его душе. Сам он им в больнице никогда не пользовался, ни разу никому не позвонил и не написал. Долгие нудные лечебные разговоры с врачами и студенты группками комиссии, часто шныряющие по палатам. Ночью сквозь лекарственный туман видел необычные черные тени в окне, расплывчатые очертания нескольких фигур. Они не были похожи ни на докторов, ни даже на пациентов.

- К тебе навещающие! – безразлично рыкнула толстуха сестра в белом, еле застегивающемся на ней халате, бесцеремонно заглянув к нему.

- Кто? – равнодушно спросил он.

Женщина только быстро захлопнула дверь, ничего не ответив. Через несколько минут после стука в комнату вошла Катя. Аскель равнодушно посмотрел на нее. Она принесла гостинцы. Свежие фрукты и какой-то молодежный журнал аккуратно выложила на стол. Он нисколько не стеснялся своих старых поношенных больничных брюк и домашней футболки.

- А где Фел? – первый спросил он.
- Был занят, - замялась она и отвела глаза.
- Зачем пришла?
- Пришла навестить, увидеть тебя, соскучилась…
- Ты же бросила меня.
- Ну не бросила, а просто…

Он не стал переспрашивать.

Ты не веришь мне, а я не верю себе,
Ты не любишь меня, я не люблю тебя,
Тогда зачем мы вместе? Если не любим лести?

Давно понял – все кончено. Рассматривал свой больничный тапок не глядя на девушку. Думал об уколе, который должны сделать уже через пару часов.

- Просто тебя же отчислили. И мы постоянно ссорились. Ты всего неделю здесь… - она быстро перевела разговор, почувствовав его рождающееся недовольство.

- Ты еще веришь в них? – осторожно спросила она, теребя в руках свою заколку для волос.

- В кого?
- В своих инопланетян.
- А почему нет? Если они действительно существуют среди нас? У них есть досье на каждого живущего в этом мире человека. Интернет следит за предпочтениями, интересами и увлечениями каждого. Оно знают все о тебе и обо мне. Предпочитают брать к себе людей с образованием, способностями и потенциалом. Думаю, ты тоже нужна им, ты им пригодишься! У тебя два образования, ты экономист и архитектор, талантливая трудолюбивая девушка! Могла бы со мной уйти к ним. Совсем ничего странного не замечала в Интернете???

- Ты думаешь, я хочу этого? Я люблю свою страну и родных… Ты не думал, может они зло??? Сделают из тебя кибер преступника или кибер террориста. Будешь сидеть в клетке, света дневного не видеть! Только жиреть покрываться прыщами или наоборот сохнуть, пока не умрешь. Или вообще разберут тебя на органы или сделают биомехана... И все это сказки!!!

- Сказки?! – конфликт молниеносно нарастал.
- Да сказки!
- Они меня должны забрать! – кричал он.

Девушка в слезах выбежала из палаты, обронив свою заколку. Ярость захватила молодого человека. Но он догадался о возможных серьезных последствиях и сдержался, чтобы не разломать все вокруг и не выбить стекла в окне. Он лишь глубоко и плотно дышал, а его грудь часто вздымалась и опускалась. Скандальный разговор с Катей разбудил его. Он окончательно понял, что все кончено, что родителям и близким людям он причиняет лишь страдания и горе. Что если бы его не стало, им в итоге было бы легче.

Свечение там,
Ярость здесь,
Надежда там,
Ненависть здесь,
Свобода там,
Оковы здесь,
Успех там,
Разочарование здесь,
Загадки там,
Любовь?
Здесь…

Последняя грань реальности

Дождался прогулки после обеда и перед уколом, она проходила каждый день в два часа. Слишком пристально за больными никогда не следили. Он сначала погулял немного с другими пациентами, а потом осторожно, когда оба медбрата отвлеклись на разговор, проскользнул обратно в дверь корпуса больницы. Уверенно, но не слишком быстро прошел через все здание ближе к центральному входу, минуя корпус с палатами для стационарных больных и кабинеты врачей. Присел на дерматиновую скамеечку в холле возле регистратуры. Дождался когда пожилая бабулька-вахтерша засеменит по нужде из гардероба по коридору. Зашел на неохраняемую территорию. Схватил первую попавшуюся чужую большую мужскую куртку одного из пациентов или родственника и пакет с уличной обувью. Не мешкая переобулся и накинул теплую одежду. Наткнулся на шапку в рукаве, натянул и ее. Обрадовался рукавицам в карманах. Спокойный и довольный вышел из больницы.

Немного загрязненный выхлопами и каким-то кострищем неподалеку воздух, показался ему невероятно освежающим. Он словно дарил энергию изнутри. Сила и счастье разливались по телу Максима.

- Скажите, какое число сегодня? – он схватил за рукав случайного пешехода идущего по тротуару вдоль дороги.

- Пятница, тринадцатое, - по ошарашенным и испуганным глазам прохожего Макс понял, что тот не шутит.

- Нечетное значит… - одобрительно пробормотал он.

Аскель ускорил шаг. Около нескольких километров прошел пешком. Пересек по длинному мосту водохранилище. Подошел к электростанции на левом берегу города. Здесь начинались малопосещаемые улицы, которые вели в неблагополучные районы. Он решил поймать какую-нибудь попутку. Но никто долго не останавливался. Максим-Аскель пошел к ближайшей остановке. Ему повезло. На ней было много народа. Когда остановился рейсовый автобус он вместе с толпой зашел через заднюю дверь. В такой давке кондуктор не смог правильно сосчитать пассажиров и не заметил зайца. Ближе к конечной остановке он вышел. Максим-Аскель знал куда идет. Ноги сами несли в нужном направлении, его непоколебимо тянуло, словно стрелку компаса магнитное поле. Здесь совсем не было прохожих, лишь редкие автомобили проносились мимо. Он стал голосовать. Шестая по счету машина остановилась. Водитель приоткрыл пассажирское окно. Из салона паром теплый воздух смешивался с уличным, морозным.

- Куда?
- За город!
- Далеко?
- Шестнадцатый километр…
- Хорошо, по пути будет!

Молодой человек сел в старенькую иномарку на заднее сидение. В ней было накурено. Время на приборной панели показывало 16:00. Средних лет мужчина в меховой шапке и с немного посидевшими усами был приветлив и в хорошем настроении. Предложил сигаретку, но Аскель отказался, давно не курил, и желания снова начинать не было. Солнце давно спряталось за плотной сплошной пеленой серых мрачных облаков. С таким плотным небом стемнеть должно было раньше.

- И куда ты там на этом километре? Зачем тебе туда?

- Метео… метео исследования, - чуть-чуть замявшись быстро нашелся, что сказать Максим-Аскель.

- А где оборудование? – скалился в широкой улыбке через плечо даже чрезмерно общительный водитель.

- Оно небольшое. В куртке лежит. В куртке…
- Прямо на дороге, что ли исследовать будешь?
- Нет, нет. Вглубь по дороге пойду, где-то километр.

- Надолго ты туда? Даже не знаю, есть ли там сейчас зимой то дорога… – озабоченно спросил он, когда высаживал своего пассажира на трассе.

- Нет, не очень! – облегченно на выдохе произнес Аскель.

- Слушай, парень! Я Михаил! Давай просто Миха! Я через два часа обратно поеду – давай подберу тебя!

- Вряд ли понадобиться! Но за помощь спасибо! – поблагодарил он отзывчивого человека.

- Не самоубийца ты часом, а… парень?
- Нет, ни в коем случае… - заверил его Максим.
- Ладно, удачи тебе! Смотри не замерзни там!

Сквозь пасмурное пространство невидимые рассеянные лучи отражались от сугробов и освещали узкую полосу леса вдоль поля. Максим-Аскель пробирался по снегу. Крохотные льдинки забирались в ботинки и забивались под брюки. Холод начал отвоевывать у одежды набранное в попутке тепло. Молодой человек прошел большое расстояние. Дошел до конца поля и повернул. Ноги сильно замерзли в легких больничных штанах. Как назло ветер усилился. Кожа лица онемела от усиливающегося к ночи мороза. Максим-Аскель пмедленно плелся вдоль лесополосы. Вдруг что-то мелькнуло под ногами. Ослабленное сердце дернулось и сбилось с ритма. Это был всего лишь заяц. Резкая боль пронзила грудную клетку. Он сначала стоял, а потом сел на снег под березой. Стало совсем темно. Он не знал, сколько времени уже прошло. Осторожно краем показалась луна. Максим-Аскель чувствовал, что это поле - последняя грань. Совсем замерз. Конечности плохо слушались. Зубы стыли от холода. Он собрался с последними силами и поплелся на середину поля. «Какой же я кретин. Послушался малого. Притопал на поле, что бы сдохнуть. Сдохнуть здесь… это лучше чем в палате, намного», - размышлял он шепотом. Ветер стал настолько сильным что сорвал с его головы и без того тонкую чужую шапку. Вьюга пела предсмертные дифирамбы. Шесть тонких вихрей, словно миниатюрных торнадо, вздымали снег высоко в небо вокруг него. Это было прекрасным и удивительным своей симметрией зрелищем. Они забирали и забирали тяжелые сугробы, пока не обнажили прошлогоднюю травы и окаменевшую льдом землю. Почти в полной темноте Максим-Аскель еле различал их. Слабый вдох замер на месте не сколько от холода и ветра сколько от густого парящего пространства, надвигающегося над ним. Яркие неоновые иссини-голубые спирали в предобморочном состоянии отпечатывались на сетчатке глаз. На веках выступили ледяные слезы. Последние слова срывались с его обветренных губ.

Лед и снег, словно меч и щит,
Защищают нас, но враг не сбежит.
До последней крови, до последней капли
Сражаться будешь,
Пока сердца,
Не оставит наши на поле битвы душа.

Потрепанная иномарка ехала по трассе обратно в город.

- Ну что? Где твой метеоролог? – спросила молодая женщина, сидящая на пассажирском месте рядом с водителем.

- Наташ, нужно развернуться, круг сделать!
- Да брось ты. Видишь же – нет его…
- Что-то я беспокоюсь за парня странный он какой-то, давай проедем вглубь.

- Мишь, может не стоит? Как мы там проедем – сугробы посмотри какие! И выключи этот дурацкий диск с бездарной музыкой! – у нее нервно задергалась губы.

- Вон, вон следы его! – увлеченно воскликнул он, ярко освещая снег в темноте впереди машины.

Автомобиль, немного поскрипывая, плюхнулся на некое подобие дороги. Машина терлась днищем о плотный наст, но не сдавалась, медленно ползла вперед. Водитель включил печь на полную мощность. Они ехали по следам молодого человека, пока окончательно не застряли.

- Я же тебе говорила! Почему брат мне такой бестолковый достался?! Мы за полем уже стоим. Я обратно пешком даже не дойду по таким сугробам!

- Сейчас откопаем ее, не нервничай зря! У нас телефон есть, эвакуатор, если что вызовем. Полный бак бензина – с печкой не замерзнем еще сутки. А вот паренек, небось, уже на последнем издыхании с такой-то погодой.

- Чувствую, умрем мы здесь, да и только…
- Не грусти, Наталья! Выходи, разомнемся! Пешком пойдем, поищем его.

Они бросили машину, и пошли пешком по следам, пока не дошли до середины поля. Пошел снег. Крупные снежинки падали ровно, ветра теперь почти не было.

- Смотри какие следы на снегу! Что это?!
- Может, теперь так метеопрогнозы проводят?
- Вряд ли… Я такие следы на полях только по телевизору видел, в жизни никогда, обычно они на траве, а не на снегу, - мужчина озадаченно рассматривал огромные овалы и широкие линии на снегу.

- Слишком большие они, что бы их смог сделать твой метеоролог. На снегу видать их заносит быстро, поэтому по телеку ты и не видел ничего похожего.

- Следы конечно огромные как пять грузовиков с прицепами в ряд…

- Убедился, что паренька здесь нет? Сфотографируй следы на телефон, да и пойдем, «Рено» откапывать, может получиться выбраться живыми отсюда. Придумаешь вечно проблем на наши головы…

- Темно слишком снимать, да и снег мешает… И куда он делся, не знаю, наверное, подобрал его кто-то уже на дороге…

Они еще немного постояли, рассматривая причудливые узоры, а затем вернулись к машине. Через час они смогли выехать обратно на трассу.

- Знаешь, что Мишка, только сейчас поняла, следов то обратно метеоролога твоего не было!

- Уверенна? Точно?
- Да точно-точно! Что я совсем что ли… Туда были да, а обратно нет, там на этих странных следах шаги и обрывались!

- Как я сам не заметил… Опешил от овалов. Ладно, напишу заявление в полицию, пусть они разбираются. Паренек чудной был. Вид у него будто он сбежал откуда-то, не причесанный, глаза горят, словно безумные и одежда на нем не по размеру… точно инопланетянин какой.

- Мало ли что и кто бывает.
По теме литературного конкурса Юмор / Парадоксы жизни. Произведение Интернет занимает 1-е место с 1-м голосом.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Интернет

Интернет

Мне сегодня снился сон. В нем весь пол был усеян тараканами. В основном маленькие, крупные - редкое исключение. Я убил одного из них. Я узнал его Имя. Мне не стало легче, мне стало...

Интернет - безграничный сёрфинг по мочевине

Уважаемый читатель, приношу свои извинения за подобное сравнение, но к этому определению у меня есть одно основание. Прошу вас проверить его с помощью интернет-переводчика, словаря...

Интернет живая сущность

Все к чему прикасается человек своим сознанием, он очеловечивает. Например, фамильные драгоценности полезны только генетическим наследникам. Чужому человеку они могут серьезно...

Интернет вред

Интернет вред Когда-то человек, приручив собаку, потерял нюх. Теперь человек приручил интернет и начинает терять мозг. Закон экономии Нельзя дать всем всё, ибо всех много, а всего...

Современность и интернет, или разум вторичен?!

Интернет не сделал и не сделает людей умнее, как деньги никого не сделали счастливее и богаче, что закономерно и предсказуемо. Пещерный человек, взяв палку, научился добывать плоды...

Про Интернет

Про Интернет Что знают двое, то знает интернет. Помогите!!! Это сколько же сайтов нужно позакрывать, чтобы найти выход из Интернета! Грозный модератор Господин модератор, вы...

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты