Голод

_ Зима 46 - 47 годов особенно голодной была. Весна, опять же — и еще страшнее… Мама моя, с работы когда вернулась однажды, прошептала сестре Нине:

— …беда идет. Вагонов из-под зерна, какого ни есть, давно уже не вижу! "Чем вас, детей наших,.. кормить будем? Бог ли еще поможет: по углам бы что и намести когда…"

_ Промысел "товарно-вагонный", …наш — в годы войны и после — негласным подспорьем оставался для семей железнодорожных, особо и эдак вот проживающих на территории товарного двора: вагоны уходили со станции более чистыми, даже и ухоженными, — ногами и руками, и пальцами… Отец - кормилец?.. ОН. После войны совсем больным был, — после плена у немцев, да еще и года войны… (Не помню уже, — даже и здесь, в Мире Ином, духовном, — кем он и где после 45 года работал…) НО. К примеру, ежели и вспомнить… по рассказам Мамы: в сороковом году, после того как мне родится случилось, отец год лагеря схлопотал, — за такую же "уборочно-подметальную" работу: пол-мешка пшеницы — по углам да щелям вагонным понасметал… Статья была за "воровство" такое. А дальше: ВОЙНА… (Так вот и получилась: первые пять лет жизни ОТЦА своего и не знал, — не ощущал я, Мефодий, даже и душевно).

_ …ангел Памяти:
__________— Мысле-провал образовался ТОГДА в душе твоей! МЕФОДИЙ-землянин. Любовь и Понимание в сторону Отца и не сложились, в основе.

ангел Чувства:"__________…именно: "МЕФ" данный лишенным остался — на всю последующую Жизнь — душевного мысле-Контакта с Отцом своим! Ибо самые живые, истинно глубинные энерго-Чувства — и повсеместно во Вселенной!.. — в первые пять лет Бытия Живого… И формируются."

ангел-Созерцатель:
__________ — Обыденный, крайне, пример. Неполного становления …малого Человека Земного, — в условиях военного Конфликта.

_ В апреле 1947 года в городе Орджоникидзе серые стопочки Барды твердо-формованной появились... На рынке местном. (Не знаете, что такое "барда"? А это просто же: отходы подсолнечного и проче-зернового производства… Масло всякое предельно когда выдавлено — ЖМЫХ и остается… А почему народ голодный "бардой" называл это? Мстительно, может. Не ведаю ныне. Карточки на хлеб?! ОНИ, вроде, и с 46 года были у нас… Не помню. Выстрелы в памяти остались после зимы той — происходили частые ВЫСТРЕЛЫ ружейные, вечерами да и днем настоящие в Городе нашем: бездомные кошки и собаки, вороны — все ОНИ в пищу пошли… В смысле проблемы повседневной: как и чем детей накормить бы? Одно оставалось, прочно — для, детей Отца нашего: молитва материнская, вечерняя... Да и присказка светлая, погромче — в нашу сторону:

— Бог даст день,.. даст и пищу.
_ Сами-то МЫ, пацаны Товарного двора, Акацию любили… Весною-то, — и сколько же цветов ее съедали!.. Помногу цветов тех по весне съедали. …а по дереву старому да и высокому трудно как было пролезать куда и повыше, — по ветвям, где кустиков цветочных поболе было, — еще и колючки страшные встречали… На ветвях

той Акации! И обрывались иногда, судорожно цепляясь голодными пальцами и за те Колючки! Сладкая вкусом своим, но иногда и терпкая странно — с казявкой какой "мясной", жевалась быстро… Тогда и голод сам собою и проходил…

_ Зерно какое: пшеницу, рожь иль просо, — все одно завозили ж/д транспортом голодающему Населению города. Мешки складировали в тех самых "бокгаузах" (с отвращением явным произносили мы это слово немецкое все годы и после войны). А потом и оправдание какое в том слове находили, в тех Бакгаузах, уже и всегда пустых для нас "промышляя": глазами, ногами да и руками бродили старательно повдоль стен и по углам запыленным, — когда охрану снимали после увоза мешков...

_ И Воробьи серые голодыми были… Не помнится уже, но кто-то из нас, пацанов товарных, изобрел эту ловушку для воробьев: два целых кирпича под небольшим углом соединишь на асфальте грязном в том складе огромном, а половинку кирпичную — в притык. А третий кирпич — на две палочки... И — зерно, какое ни есть, под кирпич тот бросишь... И немного вокруг, для прикорму… Редко, но ловились воробышки малые, тощие все одно и предельно. Костерок сразу же и разводили, недымный. И на костре том …жарили ИХ — на раз укусить. Но ведь что в человеке и малом непобедимо издревне — охота!.. Страсть эдакая, ГОЛОД повседневный и заглушающая.

_ Мысль происходила постоянно, когда, не знай и почему, просыпаешься вдруг ночью : "…может, и попался воробей?" НО: увидел я. Мефодий. …однажды: воробей несчастный, — одни косточки!.. — листиком лежит на щербатой половинке, кирпичной. Кровянисто расплющенный кирпичом верхним и тяжким! С тех пор — на всю жизнь осталось: не мог придавить, и ногою незнаемо как, даже и Муравья какого, на тропе таежной иль на камне каком — живого… Привычкою твердою стало: под ноги смотреть постоянно, даже и на асфальте городском… А в Тайге сибирской пригодилось-то как: за все года ни разу и не упал, споткнувшись о корень какой иль камень!

_ В 48-м году!.. Совсем и неожиданное. Произошло — подальше от глаз городских… Что ли. В июле: состав подали из вагонов товарных, двухосных, — к поляне нашего Товарного двора. Но какой-то он... СОСТАВ. Чистенький. Был: вагоны все свежезеленые; надписи "брутто" и "нетто", и "тормоз Матросова", и "40 тонн", — свежебелые!.. А в середине состава — даже и два пассажирских вагона…

_ И — Женщины!.. Прямоплечные, лицом и торжественные очень. Из автобусов медленно, осторожно повылазили… И чинно, эдак, бродить стали, — по асфальту щербатому площадки разгрузочной… Немки?! То были — живые. Которые аж из самой Германии понаехали, — встречать! Своих. …именно: поразили ОНИ нас, пацанов, плечами: ровные, прямые такие. ПЛЕЧИ их. В память и врезались,.. — как бы и правотой своей, ровной и гордой. А нам сразу и ясно было: подложили что-т, под платья свои, немецкие… И еще о какой-то ихней "правде" говорили нам те Плечи прегордые: "…мы, мол, и не вы. Хоть и победили нас. …отсталые, все равно. ВЫ." А потом и машины грузовые, …свежезеленые тоже, появились от ворот Товарного двора, нашего. Домой, в Германию, возвращались бывшие военно-Пленные. …а спустя и пол-часа гармошки губные запиликали!.. Весело. Но и жалость какую-то выводили, вроде бы, Губы те, еще и серые, — словно бы и не хотели те "немцы" возвращаться к себе. Домой…

_ МЫ-т. …пацаны Товарного двора. Вполне определенно помнили и год 43-й: шпалы позагаженные — ИМИ… И ЛАЙ, особенно злобный, собак-Овчарок наших, — от этой вот грузовой площадки летевший в уши детские… ТОГДА.

* * *

_ Участок земли — под картошку… Отец получил от Станции. Что помню? "Золото" как везу, с отцом, — который впереди против ветра упрямо вышагивал… Я ж, Мефка — СЫН старший, значит, толкаю как бы и носом,.. пониже, тачку с ванной старой, клеенкой драной едва и прикрытой. А и ЗАПАХ — в ноздри мои!.. Запах нутрянной — Города... Каким он был в той Яме выгребной. …теперь вот передо мной по ветру вздымается и в нутро мое ЭТО — всю дорогу долгую, да и пыльную…

— Картошка вкуснее будет! Сынок, — поворачивал иногда голову и плечо одно ко мне Отец, — постигай истину: все отходы жизни нашей и возвращаться к нам с пользой должны! Закон природы, значит. Он и есть...

_ По ветру те слова "философские" — первые в моей жизни на планете данной, в этом самом смысле — доносились откуда-то спереди и сверху немного, вместе с прядями и волнами запаха "золотого"... Спину отца родного я и не видел: капли пота и пыль дорожная в глазах плотными совсем становились…

_ А через год и. Мы, Фегасовы, и …разбогатели: поросенок у нас появился. Отец за нашей отдельнокаменной квартирой, в сторону забора заводского, соорудил и "катух" поросячий. Соседи из дома №7, тут же и возмутились:"За подвалом общим, — место баранам, да и свиньям!.."

— Не могу. Простите, пригляд нужен и ночью… А что запах какой будет, так бывало и хуже, — это Отец мой намекал на ЗАПАХИ барачные, что в немецком плену происходили…

_ Причина же и в другом была: не любил отец мой "принципов коллективизма". И никто, никогда, не смог бы заставить его даже поросенка одного, но своего, оставить в закутке даже и отдельном, но за общей изгородью.

_ В памяти моей, навсегда, — и другое: везу, уже и один, на тачке-коляске детской той же, большой БАК с бардой жидкой! А запах от нее, — особенный… Аппетитный же очень! Действительно вкусный запах: …парит, пока горячая барда, ежели жидкая сегодня и особо когда плещется в баке… А я толкаю или тащу ту тачку вперед и дальше… Но чтобы ветер все одно Запах тот — в мою сторону!.. И ДОМОЙ. Два - три раза в неделю, ранним утром и во всякую погоду … (Школа? С утра пораньше, — за бардой! Надо было часов в пять — в очередь, к заводу маслобойному, успеть! А потом и в школу было можно, — на самый первый урок ).

_ Эшелон с танками. С нашими!.. Новенькие Т-34. И — КВ… Гул и дым стояли над Поляной товарной… Тогда. Танки траками обдирали дерево платформ, — своим ходом ползли осторожно очень! Вниз, на землю травную… Созерцали-то первыми ТАНКИ. Наши. МЫ!.. Пацаны товарного двора! …поодаль стояли. Торжественно и молча.

_ Вот и зима, затем, особенно снежной выпала. НАМ. На санках покататься как не принято, даже и запрещено было, — по условиям жизни и существования на территории Товарного двора станции. Мало ли куда укатиться?.. Можно и под поезд проходящий… А что такое "лыжи"?! В школе, на картинке учебника и видели. А в живую, — нет… Но вот и он — следующий воинский Эшелон! Выгрузился. На другой день и МЫ, — с обходом…

— Мишка! ОНИ?
— …они - и - иш - ш. — Солидно прошипел сквозь зубы, сверкнул черным глазом. Мальцев. И добавил, — …берем. Ночью.

_ Я-т, дурень зеленый, выбрал себе какие поу - у - уже. А и про палки лыжные вообще не знал, что есть такие… Напрочь не подумал в ту ночь. А и Луны ж не было, — так, лампочка электрическая на столбе где-т и подальше. Охрану какую солдаты и не выставили. На высоченный бетонный забор вокруг Двора товарного понадеялись? Да ведь он же от НАС, пацанов двора товарного, ничего и не отгораживал: внутри ведь Мы жили, гуляли… Забор тот — от городских был. Как положено.

_ Короче, восемь пар лыж солдаты и не нашли, кому положено, в стопке той. Утром. Михаил Мальцев, как есть предводитель наш, взял себе ЛЫЖИ широкие, и с металлической окантовкой по краям да и с креплением пружинным. Как сам знал. …а как в этом смысле я, тогда: петли кожанные, одни, были на лыжах моих. "Сапицкая Будка" — это склон горный, пологий… За окраиной Города нашего да и на правом берегу Терека. Мишка "загребал" на лыжах класно: ноги твердо держал, палками работал, как бы и давно уже… У меня лыжное дело не пошло сразу: валенок в петле крутился, снег намерзал. Я падал. …Мишка одно, по-братски что ли, кричал нам:

— Не выставаляй палки перед собой!.. Кишки порве - о - … На вы - и - илет, — и красиво улетал вниз по склону.

_ С тех пор и не полюбились эти самые "лыжи", — неприятный осадок, душевный, остался во мне на всю жизнь: "…ворованные они были. Потому и не получалось у меня." А еще и мама укоряла долго очень: "БОГ. Он все видит… Грех ты, сынок, такой взял на душу свою. ГРЕХ-то какой!" Что я там врал маме, — где и когда лыжи добыл, и не помню. Вот.

Диапроектор

_ Тимофей?.. Не наш, "товарный", он был… Встретили мы его, однажды, на Сапицкой Будке, — стоял одиноко. Один. Сбоку, у склона лыжного… Взирал очень и тоскливо, вроде, — видя как мы выводим по склону снежному следы лыжные… Тимка жил "за бетонным забором" — вне пределов нашей территории. В большом, четырехэтажном доме жил. Квартира его была на третьем этаже аж!.. Мне-то, после его рассказов, виделись эти "этажи" и во сне даже... Было и завидно, вроде: к Небу поближе он, Тимоха!.. "И как это он на Этаже своем живет? Не боится ночью упасть," — даже и так думалось. Иногда.

_ Вот и дал Михаил Мальцев Тимохе тому "покататься на лыжах"… На моих, для начала. А в следующий раз, в продолжение лыжного следа своего и дальше, что ли? — Тимофей пригласил нас посмотреть, вечером, "стоячие картинки"… Цветные! И до странности крайней было мое ощущение поъема, ногами собственными, уже и на второй этаж! "Как это? Люди еще и живут где-т повыше этажа первого?!" — мысль шевелилась такая, помню,. когда ступенки с трудом перебирал вверх куда-то!.. А на третьем этаже уже и мурашки колючие щекотать коленки мои стали: нет, и не страх какой, — воспринимал я высоту свою первую как-то и особенно: воспарение мысленное к ожидаемому Цвету "картинок" тех и происходило во мне ТОГДА… Родители Тимофея и не удивились:

— Спасибо за лыжи. Чаю хотите?..
_ А сами на меня и не смотрят, вроде как и не знают что именно на моих лыжах были ноги Тимохины... Мы — трое нас, "товарно-дворовых" — присели скромно вокруг стола широкого. Тимофей выставил на стол какой-то аппарат, — с короткой трубой, стеклом прикрытой, и рамкой где-т сверху. В пластмассовом стаканчике, крышкой закупоренном только что, оказался рулончик… Плотно скрученный. "Совсем и не цветной," — очень и разочарованно подумалось мне.

— "Пленка" называется. А это — …диапроектор! Кино стоячее сейчас будем смотреть, — прошептал НАМ, как-то и успокаивающе, Тимофей.

_ Рулончик той пленки, концом одним щербатым, никак и не хотел вставляться в рамку свою! И кусок простыни сползал со спинки стула. НО!.. Вот и наконец-то, в темноте полной, на квадратное пятно световое что-то мутно-цветное и надвинулось.

— …наведем сейчас на резкость, — спокойно проговорил Тимофей-хозяин.

— "А. С. Пушкин, Сказка о рыбаке и рыбке", — зашевелил Витька-сцепка губами, и дальше глаза оставляя округло-широкими!..

_ Тимофей прокрутил еще барашек, сбоку. И!.. Берег синего моря. …сеть. Старик! …и — золотая Рыбка. На гребне волны морской!..

Мама Тимофея и чай нам уже поставила. А мы, которые башню "Пантеры" крутили и зимой и летом, коней солдатских видели!.. Лыжи …сперли (Было же такое!) МЫ. Каменно сидели, всяк на своем краешке стула. Про чай и не вспоминая. …следующую Сказку мне проворачивать разрешил. Тимофей. Который теперь стал нашим. Одно было обидно: Мишка Мальцев категорически отказался пойти с нами и во второй раз… К Тимохе — "на фильму".

— Я в настоящем Кино был!.. На прошлой неделе. В клубе-ВРЗ.

— Врешь! — вырвалось из губ моих, сразу и отверделых.

— Пш - ш - ш… Ты. …баран курдючный. В клубе-ВРЗ кино было. Повторяю: "Тарзан" трофейный…

_ Я и поник, взглядом: звали меня, на территории Двора товарного "курдюком", — может и потому как семья наша, уже и многодетная (братик Володя родился к тому времени) в бывшем коровнике все еще и проживала… Да и нет: в дошкольные года я же пас, каждое лето, на Поляне "стадо" овечье, семейное наше,.. — две овцы было, помню. И баран (отец очень и на приплод надеялся) у нас был опять …злой. Бодучий. Мама только через месяц, — после и второго нашего сидения в темноте той чужой, квартирной, у диапроектора, — …рубль, наконец, мне дала в "кино" сходить! Только и вспоминаю особо душевно — теперь и здесь, в Мире Ином: на щите крашенном, у дверей клубных, написано было крупно:" Веселые ребята"…

_ …"рожи" ушастые, прямо и боком, у меня почему-то лучше всех получались! На цистернах и вагонах, которые в отстое были, — на запасных путях Двора товарного… Мелом я их и рисовал... РОЖИ те! Огромно — куда рука моя малая и доставала… Бывало: весь состав цистерновый и уходил куда-т, под налив мазута свежего что ли, весь и разрисованный. Еще и фигурами разными.

_ Мишка Мальцев и выдал мне кликуху новую, с повышением:

— …"мазила" теперь будешь!
_ Это он ведь вспомнил о той Роже, особенно удачно — с разводами,.. мною намазанной мелом на округлом боку цистерны напополам и с мазутом… И кто еще имел право устанавливать звания такие? В нашей стае пацаньей... Отец-то Мишки был аж заместителем начальника всей Станции! А и кому ж еще было про мои особо-рисовальные способности рассказать… Отец мой родной, ремнем по заду голому, меня опять и выпорол!.. Однажды и до полос красных.

— Вагоны ж те к перрону подают!.. Пся ты, художник мой… Отца позоришь?!

_ А потом случилась совсем и дикая новость: Мальцев Михаил!.. И не родной оказался сын — тому "заместителю". …приехали, скромно-то как, настоящие родители его, — кабардинцы. Мишка-то, по-кавказски черный и гордый ТЫ наш, — "сыном приемным"! Оказался. …подкидыш, почти и значит. Именно ЭТО и потрясло все наши сознания пацаньи. Столько лет ОН. Главным среди нас и на всем Товарном дворе… БЫЛ.)

— Мазя - а - а… ЦИРК!.. Приехал, — неожиданно заорал Витька-сцепка в самое окно, ко мне.

_ Что означало: по второму пути, если от крайнего подъезда дома №7 считать, к первой грузовой площадке подают состав с клетками цирковых зверей!.. Медведи бурые, дрессированные (два или три), питон — обязательно (он и не в счет: МЫ-т …его и не увидим. Никогда). Обезьяны разные — дело обыденное. И. ЛЬВЫ!.. Один лев, или и с двумя тиграми, а? Был у нас на Товарном дворе такой "цирковой" ж/д состав каждые два - три года!.. Нет, запросто идешь себе по шпалам — вдоль площадки грузовой… А наверху, в клетках — ЗВЕРИ! Разные. …живые. Настоящие, значит. И гордость одолевает: "…пацаны городские и не видят, так вот близко — зверей. Наших." Охраны никакой, — кому они нужны, эти "цирковые"… Если и лошади когда: красивые, отборные, одной масти: чисто белые, редко черные, — так они ж день, другой на Поляне нашей травку щиплят, на привязи…

_ И вот опять: лошади красивые, звери почти и дикие. Дядька строгий для порядка — в нашу сторону:

— Не подходи к клеткам! Руку оторвет. …ЛЕВ.
_ А мы и так все знали давно: куда и как пройти… Ночью было страшно: не спали, считай и вообще, жители дома №7 и мы, — семья у забора… Только вот в сон войдешь как ни есть — РЫК в ночи Товарного двора!.. Утробно гулкий... "Как и в Африке," — рассказывали во Дворе нашем. …то ЛЕВ, естественно природно, территорию своей грузовой площадки. Устанавливал. …а Коровы наши — в мычание суматошное! И овцы блеют, и куры — по своему… И так вот всю ночь. И — три, четыре дня… Пока ШАТЕР цирковой не установят на площади, у базара Центрального. …летом, в июне где-то, Цирк передвижной именно эдак вот в Городе нашем и проявлялся.

_ Летом, значит: цистерны с рожами (от моей руки!..), львы и обезьяны… ИНОГДА. А весною, в марте, после не очень и сытной зимы, — подснежники… Главным делом у нас проходили. В Черный лес уходили МЫ: девчонки и пацаны Товарного двора… С ведероками и лукошками. …рано вставали, по такому случаю, — в четыре утра: увядали ОНИ быстро, Подснежники те лесные. …цветы первые, светло-фиолетовые собою. И нежный очень запах от них исходил, — даже и таинственно… Особо, когда в лесу вдыхаешь тот ЗАПАХ природный, — но как бы и крадешь чего у покупателей будущих, возможных… А вечером того же дня кто нибудь другой в семье (старшая сестра Нина у меня была) подснежники те,.. уже и в кулечках бумажных, ниточкой перевязанных, — на проспект Мира…

— Кому подснежники!.. — слышались крики детские тут и подальше где на аллее центральной, проспекта…

_ Я. Мефодий… Не умел, не переносил просто — душою — всякую и разную торговлю. А и пришлось, однажды — весною, на тот пропект — с тазиком, в котором кулечки были, с подснежниками (Нина, сестра, заболела)… Все бы и ничего, когда вдвоем как-то …кричишь, зовешь покупателя. НО. Сразу меня, Мефа, одного оставили — с тазиком, где цветы лежали. "Они ж быстро вянут. Продавать надо," — мысль эдакая буравила где-т в голове моей. …вот и выдавил я первый крик свой, продажный: "…кому? Подснеж - ни - ки?.." С трудом предельным прокричал… Я. Три раза всего, но два кулечка все ж и продав кому-то. И домой побрел, сразу и подавленный осознанием факта: "...подснежники мои и повяли. Зачем и набрал их в лесу?" Вот это самое первое ощущения — стыда, что ли. Или иного какого стеснения?.. В памяти навсегда и осталось. А так… Следующей весной, постарше когда был:

— Кому подснежники!.. — орал уже и громко.
— …сколько стоят? — иногда кто-то и спрашивал.
— А десять копеек,.. — отвечал совсем и радостно.
_ Рубль, полтора,.. — уже и темноте вечерней, — в кармане крепко сжимая, бежишь через весь город домой… На станцию, — на Товарный двор, значит. …маме отдашь тот Рубль Заработанный (и слезинка радостная — по щеке-то ее!.. И она, МАМА:

— В кино, вот, сходил бы. Да грех это большой — для души нашей! Нельзя в Кино. Что и покажут…

_ Нет, это я такой вот удался, — стеснительный по части торговой… Вообще-то, бабка родная (мать отцова), — коренная одесситка была. На Привозе… (там ее дед Кирилл, цыган бессарабский и углядел, красавицу). "Ген" торговый стороной обошел меня, слава Богу… А сама страсть к рынку передалась от Бабушки той гораздо позже, возродилась в сознании сестры моей, младшей: в годы свои молодые и гораздо позже, и в зрелой жизни она пропадала просто на рынке...

_ А я каким был?.. "Сказание о нартах" узрел, однажды, в библиотеке городской. ЭПОС осетинский. Что в Памяти душевной и осталось?.. Сегодня — на горе Столовой. Имя одно: "Урызмаг" — герой, вроде и главный, в том Сказании… Нет — и еще: картинки книжные, ТАМ!.. Кони могучие, богатыри осетинские с мечами и щитами… И — главное: ГОРЫ… Горы мои родные: скалы твердые, теплые в лучах Солнца и в те века древние... Вершины снежные недоступными видились. Но Взгляд притягивали… И переводили самое душу мою к Небу… Навсегда. С мыслью: "__________ …взойти бы на Вершину эту! Достить-то как? МИР вокруг и выше увидеть бы — подальше куда…"

* * *

_ "Кони табунные стучат копытами о деревянные полы вагонов, морды показывают и наружу, в приоткрытые двери, — рвутся как на свободу… На поляну нашу! " — эти Образы и звуки были и остались особенно заветными в Памяти моей. Эшелон коней! Один раз в три года, но приходил… И мы его ждали как-то и трепетно: "…вот и Поле наше, товарное, обносят жердями! Солдаты."…МЫ. Сразу и "врубались":

— КОНИ!!.. Скоро.
_ И когда эшелон приходил!.. Да и стоял почему-то долго: два или три часа… А кони били копытами в двери вагонные, — свежую зелень травы, что ли чуя?.. Нам было их, коней, и жалко очень… И приставали с вопросами к солдатам: когда же выгрузка?..

_ День один или два ИМ, лошадям свежим — из деревни, и давали поразмяться. На Поляне нашей… Бывало, и "родео" начиналось, потешное: присматривался жеребец покрепче… Молодой солдат подходил сам — с коркой хлеба. А второй,с другой стороны-то, и набрасывал петлю веревочную на шею Коня дикого, и уздечку норовил набросить. СОЛДАТ. А Конь вертел головой, фыркал, крутился… Не давался. Необъезженный — табунный.

_ И подходили, мелко переступая сапогами, еще двое, трое солдат. А первый, с коркой хлеба который был все еще, — на спину! Животом. И начиналось!.. Кто сколько усидит. На спине, значит, конской — необъезженной…

_ …появлялся. Старшина.
— Сидоров!.. Два наряда вне очереди.
— …и за что? Товарищ старшина. Все одно ж в части объезжать придется.

— Мы... Учебы и проходим, привыкаем так, — гундели и те двое-трое. Из очереди солдатской.

— Не по инструкции!. И седла нет. Что ведет к самовольной травме конечностей. …твоих, Сидоров! От коня отойди, говорю! Мать твою. Комвзвода идет!

_ А через пару, другую, дней открывались ворота с территории двора Товарного! И угоняли табун, считай и дикий, тот… По дороге пыльной, — в даль, нам и неведомую… И через неделю, может, обязательно приходил и состав "соломенный": открытые платформы, груженные пирамидами прессованных тюков. СОЛОМЫ. "…сена свежего для коней тех? И не помню, " — подумалось. Памятно — душе Мефодия Евдокимовича.

_ …тихо и плавно парила Она, ДУША небесная, ...энерго-Сущностью своей свежей, да над Поляной Детства своего: …образы, силуэты и тени, даже, — Коней тех, проявлялись и бродили, затем. Пред Сознанием душевным, и далее…

_ Малого видел, себя... МЕФОДИЙ ЕВДОКИМОВИЧ. И друзей своих — "пацанов товарных"… А КОНИ?! Они, опять и снова, травку зеленую как бы и щипали… Образно безмолвно вздрагивали спинами, крутили хвостами, кони те — мух отгоняя, что ли... Лица солдат и не проявлялись в Сознании, почему-то. "…коней, что ли, обижали те Солдаты? ТОГДА. А и не помню."

_ Далее вот и увидел себя я. МЕФ. …ползущим по лазу-ходу, меж тюками соломы. В темноте полной. А за воротник и за уши труха колючая сыпалась… Однако задача была: догнать, и не заблукав где в боковом лазе, Витьку-сцепку! …после Коней, эти самые "лазы-хода" соломенные были особенным удовольствием: Солнце-то жарило макушку как в июле-августе, на Кавказе! А в глубинах соломенных прохладно совсем было, и пахло …вкусно. ХЛЕБОМ. …соломой пшеничной иль ржаной. И не так пусто-голодно было в желудке.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Голод

Голод

…он многолик. Духовный голод… И любовный. Но всегда естественный… ОН. Отвратителен. …когда особой сутью призрачного насыщения. У губ, — одним воображением!.. …рисует ПИЩУ. ТЫ...

Голод

Над мохнатым краем леса за Горьким озером поднялась луна. Этой ночью она была безупречно кругла и чиста, Её яркий свет залил округу, а звёзды, устыдившись, отлетели ввысь. Над...

Голод

Голод solomon: У меня 3-й день на ужин: только 2-3 морковки чищеных. Я даже лучше видеть стал, по улице практически без очков хожу. Ocelot: лучше видеть - это от голода, организм...

Голод

В одном городе был очень искусный цирюльник, который получал только три медных гроша за бритье бороды. Но так как он брил ежедневно многих, то, откладывая на свое содержание, он...

Голод

Наступило ещё одно утро такое же серое, как и последние три. По-прежнему хотелось, есть, есть и ещё раз есть казалось, все остальные мысли умерли голодной смертью, и лишь эта...

О желаниях

Один человек путешествовал и неожиданно попал в рай. В Индии концепция рая - древо исполнения желаний. Как только сел под таким деревом, любое желание немедленно будет исполнено...

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты