Глава 9. Снежная кошка

Мы рассказывали наперебой, поправляя друг друга в неточностях и заполняя пробелы в повествовании. История получалась нелепой, фантастической, а местами даже курьёзной. Со стороны могло показаться, что разговаривает кучка сумасшедших, собравшихся в столовой одного из домов для душевнобольных.

Но, как ни странно, незнакомец слушал, не показывая эмоций, словно нацепив маску равнодушия. Он даже не отреагировал на мой рассказ о возникновении ледяного потока. Казалось, что все, о чём мы тут говорили, ему хорошо известно и ничего нового он не услышал. В завершении Саша рассказал, как они нашли незнакомца возле лифта, и упомянул о пауке, который лежал неподалёку, сражённый куском арматуры.

Услышав последние слова, мужчина наморщил лоб. Создалось впечатление, что он стал припоминать последние секунды трагических событий, произошедших с ним, перед тем как отключилась память. Наступило молчание.

- Я вам верю, – тихо произнёс он, словно очнувшись от сна. – Этот рассказ очень похож на правду. Придумать такое невозможно, – он потрогал свою раненую ногу, словно хотел почесать травмированное место. Сквозь бинт просочилось красное пятно величиной с вишню. – Значит, «снежная кошка» всё же вырвалась на свободу…

- О чём вы говорите? – спросил я, не осознавая глубинного смысла столь загадочной фразы.

- Чтобы вы смогли полнее понять суть происходящих событий, я расскажу предысторию этой катастрофы и о том, к чему привели безрассудные действия отдельных безответственных лиц, – мужчина немного расслабился, навалившись на стену, а на его щеках стал проглядывать едва заметный румянец. Это говорило о том, что его организм, справившись с последствиями ядовитого укуса, шёл на поправку.

- Началось всё в далёкие послевоенные годы. Прямо над местом, где мы сейчас находимся, – рассказчик направил указательный палец вверх и посмотрел на потолок, – некогда был развернут гигантский песчаный карьер. Голод, разруха, восстановление. Огромная крепнущая родина нуждалась в строительных материалах. Карьер находился в глуши, среди лесов, и, просуществовав продолжительное время, был заброшен. Виной тому стала каменистая порода, в которую уткнулись ковши карьерных экскаваторов. Когда одна из машин провалилась в бездонную яму внезапно открывшихся подземных пустот, всю технику моментально эвакуировали, а этим обстоятельством заинтересовались компетентные органы. Чуть позже местность в районе карьера перекрыли кордонами, а контроль над подступами вверили особым подразделениям внутренних войск.

Эти пустоты оказались исполинскими пещерами, спускавшимися глубоко под землю природной многоярусной системой. Заброшенный карьер очень быстро превратился в огромный котлован. Несколько лет там велись скрытые от любопытных глаз работы. Впоследствии туда были подведены две независимые железнодорожные ветки. Они прошли глубоко под землёй, соединяясь с московским метро особыми секретными терминалами. Наконец котлован сравняли в соответствии с особенностями ландшафта, засадили подращёнными деревьями, а на поверхности осталось только небольшое егерское подворье, в подвале которого находился замаскированный вход в секретный бункер.

Строительство объекта на этом не завершилось. Ещё многие годы по подземным магистралям сновали грузовые составы, доставляя к сердцу гигантской стройки оборудование и материалы, а на обратном пути забирая многочисленный мусор и тонны разрабатываемой породы.

Но самое неожиданное было обнаружено позже, уже в процессе освоения подземных территорий, – незнакомец прервал рассказ и неторопливо обвёл взглядом наши сосредоточенные и в то же время чуть растерянные лица. – Вы позволите кусочек шоколада? – он взглянул на Алёну и, получив одобрение, принялся смачно пережёвывать затвердевшее лакомство, запивая остатками остывшего чая. Немного подкрепившись, он продолжил.

- А теперь небольшой экскурс к истокам формирования структуры земной коры и её геологических преобразований.

На месте современной Москвы миллионы лет назад простиралось Девонское море. Как утверждают некоторые учёные, существуй оно теперь, под водой оказалась бы немалая часть современной России. Водная гладь тянулась от нынешнего Смоленска и вплотную подбиралась к Уральскому хребту. В связи с геологическими изменениями море покинуло прежние берега. Однако оно не отступило, как происходило в подобных случаях, к океану. Воды его ушли в недра и были остановлены твёрдой кристаллической платформой, которая и стала дном этого нового водного образования.

- Хотите сказать, что сейчас под нашими ногами плещется море, а об этом знает лишь небольшая горстка людей? – недоверчиво произнёс Василий, глядя незнакомцу в глаза. – Если бы это было в действительности, дотошные учёные давно бы разнесли подобную сенсацию по всему свету.

- Ну… слово «плещется» здесь вряд ли подойдёт, так как под землёй отсутствует ветер, а вот море, действительно, существует. Скажу вам больше! Я сам много раз по нему плавал, и отчасти это стало моей работой. Кстати, я не представился – ведущий инженер-испытатель, а также помощник начальника верфи капитан третьего ранга Старостин. Для подчинённых Максим Игоревич. В кругу друзей Максим или Макс. Я ещё достаточно молод, так что вне работы вполне могу обходиться без отчества. Надеюсь, с вами мы подружимся, – он искренне улыбнулся. – У нас просто нет другого выхода. Если мы хотим выжить в сложившейся ситуации, нам необходимо держаться вместе и поддерживать добрые отношения.

- Вы это серьёзно? – я смотрел на Максима с удивлением, не в силах справиться со своим разумом, который упорно отторгал мысли о самой вероятности существования подземного моря, а тем более возможности по нему плавать. – Если я правильно понял… – мне пришлось выдержать некоторую паузу, чтобы точнее сформулировать вопрос. – Вы пытаетесь убедить нас в том, что глубоко под землёй существует верфь, где на стапелях стоят гигантские военные корабли: крейсеры, эсминцы, корветы, – которые затем спускают на воду?!

- В точку! – Макс привстал и наклонился через стол, так что его нос оказался на уровне моих глаз, и я ощутил тёплое дыхание, в котором улавливались тонкие нотки молочного шоколада. – Только есть небольшое уточнение: не крейсеры и эсминцы, а подводные лодки, – он завершил фразу и опустился на своё место.

В ту же секунду я почувствовал на себе изумлённый взгляд Дениса. Казалось, приятель готов был присвистнуть от удивления, но сдержался. Вероятно, он вспомнил мой рассказ о субмаринах, услышанный во время нашей поездки в секретном поезде.

- Но для чего нужен подземный флот? – недоумевая, выпалил Саша. – У нас что, и под землёй есть враги?

- Никакого подземного флота не существует, – словно оправдываясь, ответил Максим. – Здесь происходит лишь строительство этой чудо-техники. Затем по гигантским шлюзам, расположенным за многие мили отсюда, её доставляют на поверхность земли. Это место находится далеко на севере. У самого океана!

- Верится с трудом! – ухмыльнувшись, произнёс Денис.

- Не спешите обвинять меня во лжи! Лучше дослушайте рассказ до конца, а уж потом делайте выводы, – казалось, Максим немного обиделся. Но, собравшись с мыслями и отбросив эмоции, он продолжил повествование.

- При обследовании подземных пустот обнаружилось пять уровней каскадных пещер, расположенных друг над другом, словно этажи многоярусной автостоянки. Все уровни со временем соединили железнодорожным пандусом и скоростными лифтами.

От поверхности земли до нижних пещер, где и был открыт выход к подземному морю, расстояние составило пять тысяч метров.

Теперь об уровнях и что там разместилось.
Многоэтажное здание, возникшее на месте гигантского карьера, а затем умело скрытое под толщей земли, стало первым уровнем. Там расположился центр управления глубинным комплексом, и если хотите, – его мозг! В его стенах создавались различные проекты и разрабатывались технологии производств. Именно тут находился и ныне здравствует главный процессор обширной компьютерной сети, которая целиком охватила все центры и периферию подземного колосса.

Множество хитроумно переплетающихся офисных помещений, коридоров и обширных аудиторий легко разместились внутри всеобъемлющего здания.

Второй уровень, где мы сейчас находимся, вместил в себя промышленный комплекс и жилые кварталы с хорошо продуманной инфраструктурой, а также железнодорожную станцию.

Ниже, на третьем уровне, расположился энергетический комплекс. Сердце и лёгкие всего сооружения. Атомная электростанция заняла основную площадь этого яруса. По соседству разместился компрессорный блок и уникальная система распределения и управления воздушными потоками. С её помощью контролировалась вся сеть вытяжек и воздуховодов, без чего само существование на многокилометровой глубине становилось затруднительным.

Следующий уровень заняли научно-исследовательские лаборатории. По сути четвёртый уровень являлся подземным наукоградом. Тут проводились исследования в области молекулярной биофизики и генной инженерии. Здесь же разрабатывалось биологическое и химическое оружие, а также многое другое.

Наконец изюминка и стратегическая удача, которую приобрела страна в результате случайно сделанного открытия, – это море, обосновавшееся здесь с самого конца девонского периода. Просторная верфь стала основой пятого уровня и самой нижней точкой глубинного комплекса, ниже которой была только магма.

Величайшее водное образование получило название «Стеклянное море», и вот почему!

Некогда в этих местах находились гигантские залежи кварцевого песка и кремнезёма. Под воздействием высоких температур и термических выбросов земного ядра образовался обширный глубинный слой, который состоял из чистейшего стекла.

А вот что увидели первые исследователи, оказавшись на берегу этого подземного великолепия, и что отразили в своих отчётах.

Добравшись до нижних пещер и преодолев каменистые галереи, первопроходцы очутились в преддверии сказочной страны. Внезапно перед ними возник мир иллюминаций и цветовых контрастов. Если представить гигантскую линзу толщиной в несколько километров, размещённую над исполинским костром, роль которого в данном случае играла раскалённая магма, это отдалённо отобразит сияние дна Стеклянного моря. Вода здесь оказалась настолько прозрачной и незыблемой, что её присутствие определялось не сразу. Множество необычных рыб и диковинных морских животных непрерывно сновали в водных просторах, подчиняясь природным инстинктам, временами меняя тактику – добычи и охотника. В сияющих глубинах шла непрерывная борьба за существование, выстраиваемая по беспристрастным звеньям экологической цепочки.

Донные водоросли отсутствовали. Вероятно, температура поверхности стеклянного пласта оказалась велика для закрепления на ней воспроизводящих клеток живых организмов. Но всё же растения существовали. Они научились обходиться без почвы, зависнув в подводном пространстве, словно висячие сады Семирамиды. Донный ил собирался узкими грядами в складках рельефного дна, оттого большая часть подводной линзы оставалась незатронутой осадочными отложениями.

Цвет морской поверхности менялся на глазах. Казалось, словно облака, временами заслоняя полуденное солнце, оставляют на водной глади тенистые разводы своих очертаний. Это происходило от того, что поверхность магмы была нестабильной. Она находилась в непрерывном движении, будто исполинская огненная река. Стихия иногда темнела, покрываясь багровыми угасающими пятнами, но затем, будто спохватившись, снова вспыхивала, словно раскалённый добела металл.

Высокие своды, нависшие над поверхностью моря, были усеяны кристаллическими образованиями. Они торчали причудливыми призмами, расщепляя направленный свет и заполняя подземный мир всеми цветами спектра, менявшимися в зависимости от поведения огненной реки.

- Вот в таком, на первый взгляд, чудесном мире мне пришлось проработать много лет вплоть до недавних событий.

И что же произошло? – я неуютно заёрзал на стуле, предчувствуя трагическую развязку этой истории.

- Случилась катастрофа, которая привела к гибели практически всех людей, находившихся здесь на положении рабов.

- Ты хочешь сказать, что находишься здесь не по своей воле? – Алёна взглянула на Макса, не скрывая удивления, граничащего с недоверием.

- Да. Я один из многих пленников, потерявших всякую надежду выбраться из этого каменного мешка и смирившихся с мыслью провести остаток дней в ожидании трагического конца своим мытарствам, который на деле оказался не таким далёким, – Максим тяжело вздохнул и умолк.

- Но каким образом здесь оказались эти люди? – произнёс Денис. Он представил себе огромную армию рабочих и служащих, которые, судя по рассказу Макса, должна была здесь обитать. – Сам-то ты как здесь очутился?

- Моя судьба не более трагична, чем участь большинства здешних невольников, – сказал Максим, выдержав небольшую паузу. – Я военный моряк. До того как попасть в эти края, служил на флоте под Северодвинском. Испытание атомных субмарин – вот моя работа. Если точнее, я руководил процессами отладки навигационного оборудования и других бортовых систем. Случилось так, что во время одного из походов по вине безалаберного матроса на испытуемой лодке возник сильный пожар. Выгорела немалая часть служебных отсеков, и погибло несколько человек личного состава. В ходе расследования причин возникновения пожара виновником, а точнее «козлом отпущения», в этой аварии представили меня. Формулировка обвинения звучала угрожающе: «В связи с халатным отношением к служебным обязанностям, приведшим к гибели людей и уничтожению дорогостоящего оборудования». В итоге – трибунал и пять лет заключения.

По стечению обстоятельств меня как высококлассного специалиста поместили в этот секретный рай. Жилось здесь прекрасно по сравнению с наземными острогами. С годами я занял приличную должность. Но, несмотря на всевозможные блага, которыми меня окружили, в глубине души я всё же надеялся на амнистию. Время шло. Я не раз обращался к руководству по поводу моего освобождения. Наконец меня доставили на первый уровень, в один из кабинетов главного офиса, где произошла нелицеприятная беседа с неким полковником. Разговор был длинным и фатальным для моего будущего. В конечном итоге мне дали понять, что данное предприятие относится к разряду секретнейших и во избежание утечки информации люди, задействованные внутри него, считаются «невыездными». Проще говоря, меня приговорили – пожизненно!

- Получается, что все здешние специалисты на самом деле являются опасными уголовниками? – спросил Вася и тут же осёкся, постеснявшись своей неучтивости.

- Всё правильно! – с досадой произнёс Максим. – Вещи нужно называть своими именами. Но скажу вам откровенно: невиновных и людей с богатой духовной культурой среди нас находилось гораздо больше, чем неисправимых отморозков.

- А как же твои родственники? – пытаясь добраться до истины, поинтересовался Саша. – Им разве безразлична твоя судьба?

- Всё оказалось чудовищно просто, – произнёс Макс. – Так получилось, что на воле я не успел жениться, а из близких людей у меня остались только престарелые родители. Во время нашей беседы всё тот же полковник показал мне ксерокопию документа, оригинал которого отправили моим родным. В нём уведомлялось, что я трагически погиб на зоне во время пожара, а от моего тела осталась кучка пепла.

- Ну и дела! – Вася в недоумении почесал затылок. – Никогда бы не подумал, что в наше время так могут поступить с человеком.

- Нечто похожее произошло и с другими узниками, – Максим закончил рассказ, и наступила пауза, которая продлилась несколько секунд.

- Теперь начинает проясняться ситуация с пропавшими учёными, – задумчиво произнёс Саша, прокручивая в голове последовательность событий и вспоминая нюансы нераскрытого дела. – Судя по всему, эти нерядовые сотрудники института были элементарно похищены для работ в гигантском подземелье! – он посмотрел на Алену, которая в ответ неуверенно пожала плечами.

- Я думаю, об этом мне кое-что известно, – снова вступил в разговор Максим. – В лабораториях обособленно существовала группа сотрудников, которая занимала привилегированное положение. Эти люди редко покидали своё место работы. Но иногда их удавалось увидеть. Не раз я сталкивался с некоторыми из них в лифте. Они имели особый статус и уровень допуска к секретным помещениям. Им даже разрешалось посещать места, куда, например мне, несанкционированный вход был «заказан».

- Трудно поверить, что такая масса невольников безропотно сносила своё заточение и изоляцию от всего общества, зная, что обречены на пожизненное рабство! – сказал я. – Доведись мне раньше узнать об этой гигантской тюрьме, я написал бы такую разгромную статью!

- Только кто бы тебе позволил?! – вставил Денис. – Будь реалистом! Ты же знаешь, как у нас умеют затыкать рты. И твои добрые отношения с главным редактором вряд ли бы здесь пригодились.

- Что касается недовольных… – сказал Максим, посмотрев на меня. – У нас случались своего рода заговоры и бунты. Но они немедленно подавлялись особыми отрядами, которые, кстати говоря, состояли из таких же невольников, что и мы.

- А как же машинисты и группы сопровождения железнодорожных составов? Они, вероятно, должны быть в курсе, куда доставляются охраняемые ими грузы? – поинтересовался Василий.

- Вовсе необязательно! Они сопровождали вагоны до очередного секретного склада, которых под землёй великое множество. А вникать в подробности их не приучали, да и не давали возможности, – ответил Макс. – Доставили груз, местные рабочие разгрузили – и в обратный путь.

- И что же нарушило существование этой хорошо отлаженной тюремной машины? Где произошёл сбой в её безупречной структуре? – спросил я в надежде, наконец, услышать ответ на главный вопрос: – В чём причина кризиса?

- А здесь, как это нередко бывает, всему виной человеческий фактор! – произнёс Максим. – Инициаторы – те самые ученые, а точнее один из них. Этот ублюдок совершил побег, последствия которого и привели к этой непоправимой трагедии. Его действия были тщательно спланированы. Проделать такую работу в одиночку невозможно. Бесспорно, у него имелись сообщники, которые в итоге и поплатились за необдуманно предоставленные услуги коварному беглецу. Используя налаженные связи, он смог обзавестись дрезиной, что стало главным звеном в цепочке необходимых приготовлений, без которых данное мероприятие считалось неосуществимым. Как выяснилось позже, в одном из вверенных мне отделов, который занимался глубинными работами, пропал комплект водолазного снаряжения.

И вот, когда к побегу всё было готово, в часы отдыха сотрудников беглец решил осуществить задуманное, при этом не поставив в известность своих же подельников. Обозлившись на весь мир, он раскрыл все двери вольеров, где за прочными решётками находилось множество подопытных животных и другой экспериментальной нечисти, после чего забрался в лифт и направился к железнодорожной станции. Его дальнейшая судьба, исходя из ваших рассказов, нам теперь известна. Но в тот момент трагедия только разворачивалась. Выбравшиеся на свободу кровожадные твари моментально разбрелись по всем помещениям. Они принялись убивать беззащитных людей, превращая спящий город и все доступные уровни в смердящий саркофаг.

- Но откуда появились эти ужасные создания? – с дрожью в голосе произнёс Вася. – Неужели всё это – плоды биологических экспериментов, проводимых в подземных лабораториях? И почему этих тварей так много?

- Бесспорно, некоторая часть этих машин для убийств была выведена искусственным путём в рамках разработок новейших технологий по созданию биологического оружия на основе достижений генной инженерии. Но истоки данных разработок берут начало из далёкой послевоенной поры двадцатого столетия. Тогда-то и начиналось освоение многочисленных островов Стеклянного моря.

Девонский период оставил людям не только скрытое, до поры обширное водное образование, но и бесчисленное количество образцов неведомой нам флоры и фауны, которые сохранились в заповедных краях нетронутыми цивилизацией и другими внешними потрясениями. Этот скрытый мир существовал по своим законам, эволюционируя и процветая. Исследуя поросшие экзотической растительностью острова, первопроходцы столкнулись с большим количеством агрессивных животных и гигантских насекомых. Эти существа сумели выжить и закрепиться в конкурентной среде. Они оказались умны и коварны.

Много храбрецов нашли последнее пристанище, осваивая неведомые территории. Насекомые, животные и рептилии упорно нападали на пришельцев, не желая делить с ними свои исконные владения. Некоторые острова выжигали напалмом, травили смертоносными газами, но всё оказалось тщетно. «Аборигены» ловко укрывались в бесчисленных пещерах, а спустя некоторое время выбирались обратно. Эта бессмысленная война с непокорными тварями людям вскоре надоела. Острова как таковые не имели стратегического значения и не стоили принесённых во имя них человеческих жертв. В итоге их объявили заповедными территориями, о существовании которых впоследствии вспоминали лишь по мере необходимости. А необходимость посещения островов всё же возникала. Для проведения опытов учёным требовались особи определённых видов существ, чтобы использовать их в качестве генетического материала. Разрабатывался безумный проект по созданию подконтрольных убийц. В случае удачи их предполагалось использовать в спецоперациях и военных конфликтах.

Оснащённые ловушками и хитроумными приспособлениями, отряды доставляли требуемую живность в лаборатории. Там для них создавалась благоприятная среда обитания, выстраивались обширные вольеры, где пленники вольготно жили и размножались. Первое время их численность приходилось контролировать, но затем учёные решили провести эксперимент на выживание. Подопытных тварей перестали кормить. Снабжали исключительно водой. В итоге расцвёл каннибализм. Вопреки ожиданиям подопытные существа начали размножаться гораздо быстрее. Включился механизм самосохранения. Они стали производить несметное потомство, часть которого служила им пищевым ресурсом. Численность популяций с годами стабилизировалась и состояла теперь из сильнейших и наиболее свирепых особей.

Вот такая армада голодных насекомых и зверей неожиданно вырвалась на свободу.

- Но как они смогли проникнуть сюда? – этот вопрос меня интересовал особенно. – Неужели они научились пользоваться лифтами?

Максим, словно не заметив моей иронии, ответил: – Все уровни связаны между собой железной дорогой. Она спускается многокилометровой спиралью вплоть до разгрузочных площадок верфи. Чтобы открыть проход к рельсовым путям, достаточно нажать пару кнопок. Что собственно беглец и сделал. Последствия, с которыми вы и сами столкнулись, не заставили себя ждать.

- Первый уровень тоже захвачен? – спросил Саша, пытаясь составить в голове полную карту местонахождения неприятеля, чтобы в дальнейшем выработать подходящий план для организации спасения группы.

- Административный уровень не связан с железной дорогой, и это нашествие его миновало. Кстати, служащие офисов первого уровня не являются невольниками. Эти люди работают по найму, и многие из них даже не догадываются о существовании подземного производства. Они уверены, что трудятся на одном из военных объектов, что-то вроде «почтового ящика», и не более. Все служащие бункера имеют возможность покидать секретный объект и работают здесь вахтенным методом по несколько месяцев.

- Тогда с какой стати потребовалось похищать бедных учёных? Разлучать их с семьями и содержать, словно провинившихся заключенных, если существовала возможность работать, как и прочие служащие, не теряя связи с внешним миром? Не вижу логики, – с нотками недоумения в голосе произнесла Алёна.

- Вероятно, на это были причины, – Макс поежился, словно превозмогая приступ лихорадки. По его лицу скользнула тень усталости. Сказывались последствия перенесённой травмы.

- Для заключённого ты слишком много знаешь, – Денис недоверчиво посмотрел на рассказчика, сопоставляя услышанные факты и пытаясь на их основе выстроить в логический ряд объективные выводы.

- Вы можете мне не верить, – Максим окинул взглядом собеседников, – но утечка секретной информации существует в любом обществе и при любом строе. Это свойственно человеческой натуре. Взять, к примеру, времена застоя, когда официально объявленная новость оказывалась давно перемолота рядовыми обывателями на какой-нибудь прокуренной кухне.

- В начале нашей беседы ты упомянул о «снежной кошке». Вероятно, подразумевался ледяной поток? – я взглянул на Макса и обратил внимание, как насторожились лица друзей. Каждого из нас волновал этот вопрос, и любая информация на сей счёт могла оказаться жизненно важной.

- Ледяная смерть… – Максим облокотился на стол и на секунду прикрыл ладонями глаза. В его сознании возродилась ужасная картина, где белая масса, расползаясь по коридорам и помещениям подземной тюрьмы, беспощадно пожирает всё живое, оставляя за собой сверкающую ледяными кристаллами ползущую гладь.

- Это произошло много лет назад. Нашим учёным удалось создать некую материю, которая по физическим свойствам напоминала замёрзшую воду. По сути это был лед – но не совсем! Синтезированное на молекулярном уровне вещество совершенно не реагировало на повышение температуры внешней среды. Проще говоря, кристаллическая масса не таяла. Она оставалась в первозданном виде, словно ископаемый лед, пролежавший миллионы лет под толщей земли, не утративший изначальных свойств.

При проведении опытов по нетермическому опреснению морской воды учёные добились структурных изменений в расположении атомов кристаллической решётки льда. Но состояние новоявленного вещества оставалось нестабильным. Материя спустя несколько дней вновь превращалась в обычный лед, а затем и в воду. В конечном итоге опыты завершились успехом, и человечество получило новое химическое соединение под названием «Plerumque pardus», что в переводе с латыни означает «Снежный барс».

Несмотря на уникальность открытия, явной стратегической пользы для военной промышленности оно не имело. Всё же область применения этому веществу определилась без труда. На одном из предприятий Москвы выпустили пробную партию холодильников, где вместо фреоновой системы охлаждения с надоедливо жужжащим компрессором установили заправленные новым веществом морозильные блоки. Аппарат работал бесшумно, а температура в холодильных камерах регулировалась простейшими термостойкими заслонками.

Вскоре произошло событие, в результате которого вся пробная партия была немедленно изъята из продажи, равно как и реализованные машины.

В хранилище лаборатории, где находились экспериментальные образцы «Снежного барса», возникла нештатная ситуация. Вещество вновь проявило нестабильность. Только теперь оно не таяло, а неконтролируемо разрасталось в окружающем пространстве, словно прогрессирующая раковая опухоль. Вместе с тем «Снежный барс» неожиданно приобрёл свойства сверхпроводника. Помимо всего прочего, материал проявил неведомые современной науке особенности. В его поведении обнаружилась диффузионная агрессия, выражавшаяся в молекулярных атаках вещества.

Проще говоря, если вы прикоснётесь к нему незащищённой поверхностью тела, то мгновенно станете частью этого ледяного монстра и застынете навечно в виде сверкающего монумента.

- Но я все же дотронулся до этого льда! – мне пришлось перебить рассказчика, так как оставались вопросы, на которые самостоятельно я ответить не мог. – Правда, это была длинная металлическая трубка.

- И что ты почувствовал? – Максим посмотрел на меня с любопытством, немного приподняв чёрные дуги бровей.

- Мои руки едва не примёрзли! И потом какое-то время я ощущал неприятное покалывание во всём теле.

- А теперь представь, что ты дотронулся до этого голой рукой... Уверяю, наш сегодняшний разговор мог и не состояться, – Макс натянуто улыбнулся. Он в очередной раз ощупал свою перебинтованную ногу, затем продолжил рассказ.

- Разрастание материи происходило за счёт быстрой кристаллизации соприкасающейся с ней влаги, в том числе находящейся в окружающем воздухе. По сути, возникла угроза апокалипсиса. За короткий срок «белая смерть» могла охватить нашу прекрасную планету и уничтожить на ней всё живое. Остро встала необходимость поиска нейтрализатора, некого противоядия от этого ледяного вируса. И вскоре антидот был найден.

«Создавая яд, не забудь о противоядии», – такого принципа придерживались ученые, работая над «Снежным барсом». Некоторые из них предполагали подобное поведение вещества и приняли упреждающие меры, чтобы подстраховаться. Спасительное средство на тот период находилось в заключительной стадии разработки, и требовалось лишь некоторое время для завершения начатых опытов. Но чёрные стрелки лабораторных часов продолжали отчаянно бежать по кругу, пока «снежная кошка» леденящим дыханием не остановила их ретивый ход.

Часть оборудования, необходимого для завершения работ, пришлось срочно эвакуировать в недосягаемое для ледяной стихии место. «Снежный барс» свирепствовал. Он успел захватить большую часть лабораторий и, вырвавшись за её пределы по вентиляционным коробам, принялся осваивать просторные территории подземелья.

Когда спасительное средство наконец изобрели, оказалось достаточно всего одной капли вещества, чтобы обезвредить ледяного хищника. При его соприкосновении с ледяной массой возникала цепная реакция замещения, при которой атомы антидота немедленно вытесняли опасные частицы в кристаллической решётке «Снежного барса», преобразуя их в безвредный газ, после чего «белая смерть» немедленно превращалась в обычный тающий лёд. Цепная реакция протекала настолько быстро, что, стоило воздействовать на агрессивную массу в одном месте, молекулы антидота стремительно овладевали всем веществом без остатка, словно капля лакмуса, добавленная в пробирку с серной кислотой.

Затем всё вернулось на круги своя. Подземный гигант снова ожил, и вновь запущенные лабораторные часы принялись отсчитывать секунды в привычном для себя ритме.

- Неужели «Снежный барс» оказался невостребованным? – спросил Саша, – ведь это мощнейшее оружие! Я думаю, вряд ли военные просто так скинули его со счетов.

- Почему же скинули! Все формулы и необходимая информация надёжно хранятся в бездонных мозгах главного компьютера. При необходимости это вещество можно легко произвести в течение часа.

- А что случилось с антидотом? Его уничтожили? – Вася задал самый важный вопрос.

- Яд, как и противоядие, существует теперь только в электронном виде, во всяком случае, так считалось до недавнего времени, – ответил Макс, – но по логике вещей некоторое количество антидота всё же произвели! Вряд ли его уничтожили. А если так, то он находится в одном из здешних хранилищ. Чтобы определить, где именно, необходимо добраться до пульта управления главным компьютером и покопаться в его базе данных. А это непросто!

- Наконец всё прояснилось! – оживился я. – По-видимому, мой холодильник был одним из тех агрегатов, которые выпустили в качестве экспериментальной партии. Вероятно, когда изымали проданные машины, он каким-то образом затерялся.

- А как он оказался у тебя? – спросила Алена, устремив на меня любопытный взгляд.

- Ничего особенного, – произнёс я, – но, чтобы стало понятно, придётся сделать небольшое отступление. Родом я из Владивостока. Окончив школу, подался в столицу. Меня влекла журналистика. После окончания института подвернулась работа, и я решил остаться в Москве. В этом немалую роль сыграла помощь родителей. Если бы не квартира – «однокомнатные хоромы», – которую они приобрели мне на скопленные деньги, возможно, я и не рискнул бы остаться в этом многоликом мегаполисе.

Жильё подобрали довольно быстро. Одна из риелторских компаний честно отработала свои деньги, и через месяц после обращения к ним я имел свой угол в уютном спальном районе.

Прежде здесь жили какие-то старики. После их смерти квартиру вместе с её содержимым выставили на продажу.

Старую мебель и другую утварь я выбросил, сразу оставив себе на первое время кухонный стол, диван и холодильник. Вскоре я избавился и от этих вещей. Единственный предмет, который остался в квартире от прошлых хозяев, – это холодильник. Понравился мне он тем, что работал бесшумно, а морозил при этом словно недавно купленный агрегат. Не раз я намеревался поменять и его, находясь не в восторге от устаревшего дизайна, но всё как-то не срасталось.

Совсем недавно, возвращаясь с работы, я купил несколько замороженных кур. Запихивая их в холодильник, я в очередной раз посылал проклятия, возмущаясь недальновидностью производителей, оборудовавших такой громоздкий аппарат столь маленькой морозильной камерой.

На следующее утро произошло то, о чём я вам уже рассказывал.

- Получается, всему виной мороженые птицы, – Максим иронично улыбнулся, – которых ты так усердно пытался определить в морозилку. Да! Твои старания вышли боком для всего человечества. Вероятно, был повреждён один из холодильных блоков, и высвободившееся вещество, почувствовав влажную среду, стало активно разрастаться.

- И что теперь делать? – произнёс я с таким чувством, словно действительно по моей вине мог погибнуть весь мир.

- Рано или поздно это произошло бы и без твоей помощи, – «успокоил» меня Максим. – Теперь наша задача – отыскать антидот и нейтрализовать активное вещество. Времени у нас мало. Необходимо быстро собраться и попробовать проникнуть в офисы первого уровня.

- А в чём сложность? – спросил Денис, взглянув на Макса.

- Первое и основное препятствие – бронированная пневматическая дверь, преграждающая путь в главный бункер. Форсировать эту преграду можно только двумя способами: первый – это воспользоваться электронным ключом, что нереально, так как подобные вещи на дороге не валяются, и второй – подорвать эту чёртову дверь, правда, для этого потребуется большое количество взрывчатки.

- Может, это подойдёт, – Алёна достала из кармана жёлтую пластиковую карту, которую выронил беглый учёный, и протянула ее Максиму.

- Откуда у тебя эта вещь? – с изумлением произнёс он.

- Она как раз валялась на дороге! Точнее на путях! А принадлежала, судя по фотографии, именно тому человеку, который и заварил всю эту кашу.

- Действительно, люди с такой степенью доступа могли беспрепятственно посещать верхний уровень. Возможно, данная карта поможет нам проникнуть на территорию офисов управления. Но всё же нужно подстраховаться. Необходимо срочно разыскать взрывчатку.

- Это сгодится? – спросил Денис, достав из стоявшей в уголке сумки две осколочные гранаты, позаимствованные у погибшего охранника.

- Таких игрушек потребуется не меньше ящика! – Максим задумался, подперев рукой подбородок. – Но этого вполне достаточно, чтобы подорвать входную дверь в оружейную комнату, которая находится здесь же, на третьем этаже! Вот там как раз можно найти и ящик гранат, и другое вооружение, и средства защиты. Только велика опасность детонации всего арсенала.

- Другого выхода у нас всё равно нет! – Денис поднялся с табурета, потирая руки. – Бездействие смерти подобно, – изрёк он, намекая остальным, что пора бы заняться делом.

- А как же наши раненые? – Алёна посмотрела на меня, затем перевела взгляд на Максима.

- Со мной проблем не будет, – произнёс я. Плечо болело, но терпимо. – Другое дело – он, – я покосился на Макса.

- Держаться на ногах мне нетрудно, – Максим отошёл от стола и сделал несколько шагов в сторону двери и обратно. – Чувствуется слабость, но главное, что действие яда пошло на убыль. Как бы то ни было, не останусь же я здесь дожидаться ледяной смерти!

Вскоре Александр с Максимом стояли перед взорванным дверным проёмом у входа в оружейную комнату. Через несколько минут подтянулись и остальные, включая находившихся в неведении часовых.

- Что это вы здесь устроили? – воскликнул Костя, всматриваясь в пыльную брешь.

Саша в общих чертах объяснил друзьям суть происходящего и коротко посвятил их в дальнейшие планы группы.

Разыскав на стене выключатель, я включил свет. Задымлённое помещение состояло из двух комнат. Ближняя напоминала гардеробную, где в открытых шкафах аккуратно висели оранжевые комбинезоны и другая спецодежда. Широкие полки оказались забиты бронежилетами, зелёными сумками с противогазами и другими предметами неизвестного назначения.

Стеллажи второй комнаты прогибались от оружия. Здесь имелось всё необходимое, чтобы провести крупную спецоперацию или сдерживать осаду терминала как минимум несколько дней.

В дальнем углу возвышалось несколько ящиков с боеприпасами, среди которых мы отыскали и гранаты.

- Я давно хотела спросить, – Алёна обратилась к Максиму. – Почему большинство местных жителей предпочитали одеваться в эти оранжевые комбинезоны? – она сняла с вешалки один из комплектов и приложила к себе, словно примеряя в бутике понравившееся вечернее платье.

- Здесь так заведено, – произнёс он, отвечая на вопрос девушки. – Существуют строгие инструкции. Из них следует, что передвигаться по межуровневому пространству, к которому относятся лифты и другие вспомогательные помещения, необходимо исключительно в защитных костюмах.

- К чему такая строгость? – поинтересовался Василий. – Разве здесь есть заражённые места?

- Как таковых заражённых зон не существует. Но временами возникали вспышки различных инфекций, приводивших к гибели людей. Ходили слухи, что виной тому лаборатории, где проводились опыты над смертельными вирусами и ещё бог весть какие эксперименты, о результатах которых можно только догадываться. Мало того, известны случаи, когда оттуда убегали подопытные животные. И, вообще, то, что творилось в этих застенках, где издевались над беззащитной живностью, покрыто пеленой тайн и загадок.

- Славный «скафандр», – произнёс Денис, успевший примерить новое оранжевое обмундирование. К нему недоставало только пучеглазого противогаза, который приятель безуспешно пытался натянуть на голову.

- Явно не твой размер, – заметил я и принялся среди прочих образцов подбирать подходящий.

- Советую всем поступить так же, – сказал Максим, откладывая для себя комбинезон. – А ещё рекомендую прикрыться бронежилетом. Так. На всякий случай.

Вскоре экипированная и вооруженная до зубов группа столпилась у дезактивационной камеры перед входом в главный лифт. Почти у всех имелось какое-нибудь личное имущество. У Василия и его друзей – красивые серебристые кейсы. Денис не расставался со своей брезентовой сумкой. Только я и Макс отправились налегке, не обременяя себя лишней ношей. Даже ящики с гранатами в связи с временной инвалидностью нам нести не доверили.

Первый уровень находился относительно недалеко. За несколько минут скоростной лифт доставил нас до верхней точки своего маршрута. Жёлтые створки раздвижных дверей отошли в стороны, и перед нами возник просторный, хорошо освещённый коридор.

Проследовав сквозь очередную дезактивационную камеру и завернув за угол, мы очутились возле бронированных дверей у входа в бункер.

Справа, на стене, находилась панель системы доступа, где пульсировала красная надпись – «Вход заблокирован».

- Так я и предполагал, – с досадой произнёс Максим, безуспешно пытаясь вставить пластиковый ключ в узкую прорезь картоприёмника.

- Пожалуй, два ящика взрывчатки – как раз то, что нужно, – сказал Алекс, осматривая мощное препятствие.

- Таким зарядом можно разнести всю стену, – размышляя вслух, произнёс Саша. – Для этой двери будет достаточно и одного ящика. Переусердствовав, мы можем спровоцировать обвал породы.

- Хорошо. Пусть будет по-твоему, – Макс ещё раз осмотрел дверь и попросил ребят поставить ящик с взрывчаткой как можно плотнее к преграде. – А теперь убираемся отсюда.

- Денис! Ты справишься? – спросил Саша, заметив, как приятель достаёт из сумки осколочную гранату. – Действие запала – три секунды. За это время ты должен успеть бросить её и отбежать на безопасное расстояние. От взрыва одной гранаты должны сдетонировать и остальные.

- Обо мне не беспокойтесь. Всё сделаю как надо! – приятель встал возле угла и, выждав, когда остальные укроются в лифте, метнул приготовленный снаряд.

От мощного взрыва, казалось, содрогнулась вселенная. С потолка заструились многочисленные песчаные ручейки. Весь коридор на время скрылся за пеленой из дыма и пыли. На некоторое время нам пришлось надеть противогазы, чтобы не задохнуться в этом аду. Когда гарь немного рассеялась, появился Денис.

- Вы в порядке? – поинтересовался он, снимая резиновую маску.

- Похоже, никто не пострадал, – отряхиваясь и разглядывая остальных, я поднялся с пола.

- Там такая дыра! – приятель очертил в воздухе гигантскую окружность. – На танке можно проехать, – Денис, конечно, утрировал.

Оказавшись в запретной зоне, в первую очередь мы осмотрелись. Отделанный светлым материалом вестибюль, где по периметру расположились удобные пластиковые кресла, напоминал приёмную высокого начальника. На стенах висели небольшие репродукции известных картин и горшки с цветами. В стороны разбегались коридоры с множеством дверей. Из настенных светильников струился мягкий ультрафиолет. Не покидало ощущение, что мы оказались в крупном офисе солидной компании, где в современных кабинетах кипит работа, протекает жизнь. Временами слышались звуки принимающих факсов, поскрипывание принтеров и беспристрастные голоса автоответчиков.

Все близлежащие кабинеты оказались пусты. Помещения словно вымерли. Складывалось впечатление, что служащие в срочном порядке покинули свои места, хотя вся офисная инфраструктура находилась в рабочем состоянии. Вероятно, людей эвакуировали.

Обойдя незначительную часть нижнего этажа, мы решили разделиться на несколько групп, чтобы быстрее обследовать эту многоэтажную махину.

- Наша основная задача – отыскать командный пункт, откуда происходит управление подземным гигантом, – сказал Максим, проводя короткий инструктаж. – Если обнаружим главный компьютер, то появится возможность определить место хранения антидота. Необходимо собрать как можно больше информации. И, конечно же, нужно найти выход на поверхность! Хотя без ликвидации ледяной угрозы освобождение из подземного плена послужит лишь отсрочкой нашей гибели.

- Хочу напомнить о группе спецназа, обстрелявшей нас на подступах к терминалу, – добавил Саша. – Они могут находиться где-то поблизости, и существует вероятность, что их гораздо больше, чем встретилось нам. Так что в случае опасности в бой не ввязываться, а пытаться укрыться в безопасном месте. После обследования бункера встречаемся в вестибюле у взорванного прохода.

Мы разделились на три отряда. Саша, Алёна и Василий направились к лифту. Судя по кнопкам, бункер имел пять этажей. Ребятам предстояло осмотреть верхний ярус, а на обратном пути проверить боковые лестничные проёмы и подсобные помещения.

Мне и Денису было поручено осмотреть оставшиеся кабинеты нижнего этажа, а затем пробираться выше, навстречу третьему отряду, отправившемуся на четвёртый ярус по парадной лестнице.

Когда Саша задержался возле очередной двери, которых на пятом этаже оказалось гораздо меньше, чем на первом, его сердце ёкнуло. Он вдруг ощутил неукротимую тоску. Предчувствие чего-то недоброго заставило его замереть возле этой раздвижной обособленной двери. Казалось, за ней находилось нечто родное, любимое с детства, но, в то же время, пугающее, источающее неприязнь.

Он словно в забытьи нажал на зелёную мигающую кнопку и вошёл в небольшую проходную камеру, напоминавшую флюорографическую кабину. Василий, находившийся рядом, шагнул за ним. Прочные створки сомкнулись, и ребята оказались в замкнутом пространстве между двух заблокированных дверей.

Алена в это время просматривала документы в соседнем офисе. Услышав странные звуки, доносившиеся из коридора, она отложила в сторону бумаги и поспешила к друзьям. Заметив красную кнопку, которая судорожно пульсировала на серебристой панели возле раздвижных дверей, девушка догадалась, что произошло.

- Попали! – произнёс Александр, пытаясь руками раздвинуть неподдающиеся створки. – Так глупо загнать себя в мышеловку я не рассчитывал. А ты зачем сюда пошёл? – он с укором посмотрел на перепуганное лицо товарища и с досадой ударил кулаком по прочной стене.

- Как зачем?! – возмутился парень. – Мы же вместе были. Откуда мне знать, что это ловушка!

Неожиданно раздался механический женский голос: «Внимание! Стойте неподвижно. Проводится сканирование».

Эта фраза повторялась снова и снова, до тех пор пока под потолком не перестала мигать синяя табличка с надписью «Дождаться завершения процедуры».

Вскоре снизу выдвинулся металлический ящик, и тот же голос произнёс: «Положите оружие и металлические предметы в контейнер».

Вася посмотрел на товарища – тот пожал плечами.
- Ничего другого не остаётся. Если не подчинимся, могут возникнуть проблемы, – произнёс Саша и положил автомат и боеприпасы в предложенное место. Затем они сняли закреплённые на спине кейсы и также отправили их в объёмный контейнер.

«Внимание! Стойте неподвижно. Повторное сканирование», – снова задребезжал голос, и вновь замигала синяя табличка.

Во время этой процедуры ребят не покидало ощущение, что их кто-то ощупывает невидимыми пальцами, в том числе забираясь в самые интимные места.

Вскоре одна из дверей открылась, и они очутились в просторном помещении, напоминавшем ходовую рубку большого круизного лайнера. Вместо окон на стене мерцало множество цветных мониторов, на которых отражались виды с камер наблюдения, размещённых в различных местах подземного сооружения. В глубине помещения, расположившись спиной к друзьям, в высоком кожаном кресле находился седоватый человек в генеральской форме. Он сидел, пощёлкивая кнопками на чёрной клавиатуре, не обращая внимания на вошедших людей, словно игнорируя их появление. Затем он повернулся на вращающемся кресле лицом к друзьям и, устремив на них неприветливый взгляд, произнёс: – Добро пожаловать в преисподнюю!

- Валентин Трофимович?! – недоумённо вырвалось у Александра.

(За этими дверями парень предполагал увидеть всё что угодно, но обнаружить здесь человека, который был ему, по сути, вторым отцом, он не ожидал).

- Я смотрю, ты очень удивлён, – сказал генерал, обращаясь к Саше. В его взгляде чувствовалась нервозность и некоторая озабоченность. Он смотрел то на парня, то на один из широких мониторов. – Наконец она добралась и сюда. Эта чёртова «снежная кошка»! Вернулась домой. К родным пенатам.

Ребята успели заметить, как на подрагивающем экране, где возле платформы стоял секретный состав, происходит что-то необычное. Коричневые вагоны начали покрываться серебристым налетом, сверкающим под лучами прожекторов, словно свежевыпавший снег. Вскоре поезд покрылся толстой коркой льда, который, перебравшись на платформу, поспешил на знакомые ему территории.

-Товарищ генерал! Что происходит? Я требую объяснений, – Сашин голос предательски срывался, словно у подростка во время мутации.

- Ты не можешь ничего требовать! – огрызнулся военный. – Ты никто! Клоп! Пшик!

- Но почему вы со мной так разговариваете? В чём я провинился? – парень был потрясён и обескуражен резким и необоснованным тоном своего начальника. Он не мог понять причины такого поведения лучшего друга своего отца и от этого почувствовал себя изгоем.

- Я и предположить не мог, что ты способен добраться до этих мест, – немного смягчившись, произнёс генерал. – Хотя, как говорится, яблоко от яблоньки… Отец твой тоже был дотошный. Всё правду искал. Я предупреждал его: «Не копай глубоко – завалит. В итоге я оказался прав».

- Получается, что вы и есть тот «кукловод», который заправляет этими грязными делами? Значит, это по вашей команде убили моего отца? – Александр, сжав кулаки, направился в сторону охамевшего начальника.

- Стой, где стоишь, – произнёс тот и, достав из кобуры пистолет, положил рядом с клавиатурой. – Если ты сделаешь ещё шаг, он будет последним.

Вася окликнул товарища, и Александр, помедлив несколько секунд, вернулся на прежнее место.

- Вот и хорошо, – злорадно произнёс генерал и, услышав писклявый сигнал зуммера, нажал на одну из кнопок, расположенных на панели управления.

Распахнулась входная дверь – и появилась Алёна.
- Здравствуйте, Валентин Трофимович! – она прошла вглубь помещения и встала у стены между ребятами и генералом.

Александра поразило её поведение. Казалось, девушка ничему не удивилась и восприняла всё происходящее как должное. Мало того – она осталась вооружена в отличие от своих спутников. Её рука сжимала рукоять пистолета, а на плече, касаясь белого металла кейса, висел автомат.

- Алёна! – в изумлении произнёс Саша. – Ты оказалась предателем?! Выходит, ты обо всём знала и молчала!

- Я выполняла свою работу, – холодно заявила девушка. Она направила ствол в сторону недавних друзей и замерла, словно робот в ожидании дальнейших команд.

- Но как это возможно, Алёна?! – Василий с досадой посмотрел на спутницу. – Получается, что всё это время ты лгала? Строила из себя благородную и бескомпромиссную к несправедливости особу!

Девушка продолжала молчать, немного потупив взгляд, но не переставая контролировать ситуацию.

- Если тебя это утешит, – генерал исподлобья посмотрел на Александра, – она знает не больше твоего. Эта девушка – хороший исполнитель, – он поощрительно взглянул на Алёну и добавил: – Ей было поручено следовать за тобой и обо всём докладывать. Но внезапно ситуация вышла из-под контроля. Ваша группа пропала из поля зрения. Я находился в неведении до тех пор, пока камеры наблюдения не зафиксировали ваше появление у чугунных ворот старой платформы, возле оружейного цеха. С той минуты мне стал известен каждый ваш шаг. Я мог уничтожить вас ещё тогда. Но мне стало интересно, что вы предпримете, оказавшись в этом аду.

- Не пойму одного, – с досадой сказал Саша. – К чему было возобновлять расследование, поднимать архивы, задействовать людей? Не проще было спустить всё на тормозах? Кому нужен весь этот спектакль?

- Не всё так просто, – генерал вновь посмотрел на экран монитора – ледяной поток уже занял разгрузочную площадку и подбирался к зданию станционной администрации. Валентин Трофимович заметно нервничал и часто поглядывал на красные цифры электронных часов, расположенных поверх мониторов. – Я не «кукловод», как ты изволил выразиться. Скорее, я крестовина, от которой отходят нити, приводящие в движение марионеток. Поступила команда сверху: «Возобновить расследование по делу о пропавших ученых. Исключить положительный результат. Задействованных в операции сотрудников убрать как нежелательных свидетелей». Что, собственно, я и собирался сделать. Видимо, я недооценил твои профессиональные способности. Но ничто не помешает мне сделать это теперь.

Саша заметил, как взгляд Алёны на мгновение ожил, но снова остекленел.

- У меня к вам одна просьба, – произнёс Александр, осознав наконец, что перед ним находится не старый и доброжелательный друг, а настоящий враг и убийца его отца. – Объясните, в чём виновата моя семья? Мы всегда были дружны! Я не помню ни одной ссоры между вами и моим отцом.

- Ты многого не знаешь, – негромко сказал Валентин Трофимович. – Камнем преткновения в наших отношениях с твоим отцом, как это ни банально звучит, стала женщина. Твоя мать!

В юности я познакомился с девушкой. Со временем моя увлечённость переросла в нечто большее. Мы встречались довольно долго. Дело подходило к свадьбе. Но тут возник твой отец – красивый молодой офицер. Он поступил на работу в наш отдел сразу после окончания военного училища. Моя любимая без зазрения совести переметнулась к нему, сказав мне на прощание: «Извини!».

Я сильно страдал. Мир для меня поблек, и жизнь потеряла смысл. Многолетняя привязанность к любимому человеку ещё долго не отпускала моё сжатое в тисках предательства и несправедливости сердце. Когда родился ты, душевная боль начала утихать, но подспудно стали прорастать всходы ненависти и скрытой жажды мести. Я подружился с твоим отцом, сделав вид, что мои чувства к любимой женщине перегорели, и я давно всё простил. Мне так и не удалось жениться. Оказалось, что я однолюб.

Но теперь всё встало на свои места. Мое самолюбие удовлетворено. Обидчики наказаны. А что касается твоей судьбы, то она предрешена. Книга жизни для тебя захлопнется гораздо быстрее, чем ты думаешь. Сейчас меня волнует другое, – генерал повернулся к мониторам и, сосредоточившись на одном из них, взял в руки находившуюся неподалёку рацию. Нажав на выпуклую кнопку, он произнёс: – Что происходит? Почему не докладываете?

- Товарищ генерал! Возникли трудности. Лаборатории кишат этими тварями, – картинка на экране стала увеличиваться, и вскоре возникло перепачканное лицо человека в чёрном камуфляже с широким белым шрамом вдоль левой щеки. – Мы делаем всё возможное, но силы не равны. Животные словно с цепи сорвались. Их с каждой минутой становится всё больше. Сначала, чего-то испугавшись, они метнулись по железнодорожному пандусу в направлении нижнего уровня. Но теперь они возвращаются обратно. У вас есть возможность каким-либо способом перекрыть им путь?

- Мне нужно подумать, – генерал ненадолго замолчал.

Отрезать дорогу прибывающим монстрам можно было только одним способом – взорвать участок железнодорожного тоннеля в районе перегона между четвёртым и пятым уровнями. Это средство считалось радикальным и могло быть применено только в крайнем случае – как ядерная кнопка в чемоданчике президента.

Некоторые участки дорог и важные узлы подземного сооружения были предусмотрительно заминированы перед сдачей их в эксплуатацию. Это было сделано в стратегических целях – для предотвращения ситуаций, связанных с захватом объекта посторонними лицами или в случаях острой необходимости. Неудобство заключалось в том, что после взрыва подступы к морю, а соответственно и верфи, где у причала находилось несколько готовых к сдаче субмарин, будут отрезаны. Вместе с тоннелем выйдет из строя и дальний лифт – единственное средство быстрого сообщения с нижним уровнем. Что касается людей, то согласно информации, полученной с камер наблюдения, выживших после биологической атаки, на нижних уровнях не осталось.

Но, с другой стороны, если не раздобыть антидот, за которым и отправилась внушительная группа спецназа, наличие сообщения с морским терминалом теряет всякий смысл. «Снежный барс» беспощаден. Он уничтожит всё живое на планете и будет царствовать на ней вечно.

- Я принял решение, – наконец произнёс генерал, продолжая прерванный со спецназовцем разговор. – Тоннель будет перекрыт немедленно, – он склонился над клавиатурой, и его пальцы ловко забегали по подсвеченным кнопкам. Через несколько секунд бункер содрогнулся. – Дело сделано. Продолжайте выполнять задачу, – произнёс Валентин Трофимович. Он положил рацию на прежнее место и устало откинулся на спинку кресла.

- И что теперь? – с тревогой в голосе спросил Василий. – Вы нас отпустите?

- Наивный молодой человек! – генерал вновь взялся за клавиатуру. – Посмотрите лучше сюда.

На одном из экранов сменилась картинка. Монитор отобразил расплывчатое изображение Земли с высоты орбитального спутника. Затем планета начала стремительно увеличиваться в размерах, и вот уже стали различимы города, зелёные массивы и синеватые островки крупных водоёмов. Картинка замерла, когда на ней чётко отобразилась Москва, схваченная серым транспортным кольцом, и окрестности в пределах области с некоторым смещением на восток. Увиденное не внушало оптимизма. Небольшая часть города превратилась в гигантский айсберг, отсекаемый от незатронутых ледяной стихией участков мерцающей огненной лентой. Люди при помощи огнемётов пытались минимизировать влажность окружающего воздуха непосредственно на границе продвижения ледяного потока. Это им удавалось с трудом.

Загородные просторы оказались беззащитны. При всём желании у военных не нашлось бы столько огнемётной техники, чтобы сдерживать неведомую стихию в кольце. «Снежный барс» беспрепятственно шествовал по провинции. Переступив границы Московской области, он подбирался к Мещёре, прикрывшись искрящимся белым саваном.

- Вы по-прежнему желаете, чтобы я вас отпустил? – съязвил Валентин Трофимович, повернувшись к растерянным ребятам. – Даже если бы я проявил великодушие и решил открыть для вас наружную дверь, то не смог бы этого сделать физически. Вся местность над нами давно покрыта многометровой коркой агрессивного льда. Мы запечатаны, словно в саркофаге, и выйти наружу, даже при удачном стечении обстоятельств, в обозримом будущем просто невозможно!

Несколько минут назад ещё существовала призрачная надежда убраться отсюда по морю. Взрыв уничтожил и её. Теперь этот путь заказан, как и любой другой.

- Но ведь вы каким-то образом попали сюда! – Вася решил воспользоваться словоохотливостью генерала.

- У меня нет причин откровенничать с вами, – Валентин Трофимович на секунду задумался. – Хотя… теперь это не имеет значения. Всё равно все секреты останутся в этом бункере навсегда. Впрочем, как и вы сами, – добавил он.

Фокус состоит в том, что я оказался здесь раньше, чем лёд. Этот объект находится под моим кураторством, и я довольно часто посещаю его. В связи с исключительной важностью этого дела руководство поручило мне лично возглавить операцию по изъятию антидота из хранилища и деактивировать опасное вещество. В силу известных вам обстоятельств данная миссия затянулась. Теперь всё зависит от людей, которые по моему приказу отправились в этот ад. Это третья по счёту группа, пытающаяся извлечь антидот из лабораторных хранилищ. Две предыдущих не смогли прорваться сквозь легионы разъярённых тварей и погибли.

- Но что вы собираетесь делать, если антидот всё же окажется у вас? – не унимался Василий. Ведь, нейтрализовав лёд, он не пропадет в одно мгновение. В горах сошедшие ледники годами лежат на поверхности земли и даже под южным солнцем исчезают неохотно.

- Вы не так прозорливы, молодой человек! В случае удачно проведённой операции заинтересованные люди предпримут все, чтобы как можно быстрее восстановить и вновь запустить в работу этот объект. Конечно, сначала устранят последствия стихии на поверхности. Приведут в порядок пострадавшие города. Но не в последнюю очередь доберутся и сюда. Полгода... Максимум год – и я выберусь из этого подземелья. А всё это время я смогу комфортно существовать в «Эдеме».

- Где? – словно не расслышав последнее слово, переспросил Василий.

- Есть такое место на территории бункера, в котором можно прожить несколько лет без контактов с цивилизацией. Это помещение предназначено для лиц, требующих к себе особого отношения. Оно устроено так, чтобы в случае ядерной атаки или пандемии эти люди могли находиться здесь несколько лет, не испытывая особых трудностей. Я думаю, там мне будет уютно.

- Вы так говорите, словно антидот уже у вас в руках, и остаётся лишь разбить хрупкую ампулу о ледяной хребет этой, как вы выражаетесь, «снежной кошки», – ухмыльнувшись, произнёс Саша.

Генерал хотел продолжить дискуссию, но её прервал скрипучий голос, едва пробивающийся из динамика рации сквозь шуршащие помехи в эфире: «Валентин Трофимович, вы на связи?».

- Да, Юра! Докладывай! – начальник поднёс переговорное устройство к уху. Его лицо от внезапного прилива крови покраснело, а правое веко стало едва заметно вздрагивать. В кресле перед ребятами сидел человек на гране нервного срыва. Ничего удивительного! От сообщения, которое он намеревался услышать, без преувеличения зависело всё.

- Контейнер с антидотом у меня! – обнадеживающе заявил спецназовец. – От вверенного мне взвода в живых остались только я и ещё двое ребят. Часть тварей уничтожена. Многое решил взрыв. Если бы не он…

- Спасибо, дорогой! Спасибо… – перебил подчинённого генерал (казалось, он сейчас прослезится). – Следуйте к «Эдему». Я скоро буду.

Начальник поднялся с кресла, поправил задравшийся китель и водрузил на голову вздёрнутую генеральскую фуражку с золотым двуглавым орлом.

- Ну, вот и ответ на твою реплику, – произнёс Валентин Трофимович, припомнив последние слова Александра. – Так что, Сашок, прощай, – он взял в руку пистолет и… немного помедлив, убрал его в кобуру. – Толку от тебя теперь никакого, а кровные враги мне ни к чему. Равно как и лишние свидетели, – генерал перевёл усталый взгляд на Василия.

Парень стоял, словно тень, втянув голову в плечи, и в очередной раз собирался отдать богу душу.

- Алёна! Сделай свою работу, – начальник осмотрел картинки на мониторах, затем взглянул на часы. – Нам пора!

- Простите, ребята! Я не могла поступить иначе, – произнесла девушка и взвела курок.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Глава 9. Снежная кошка

Снежная роза медвежонка Остапа

Та осень выдалась теплой. Тихо и ясно было в заповедном лесу. Даже когда в середине октября духи стали собираться в Пекло, еще светило ласковое солнышко. Можно было погреться и...

Снежная королева

Можно быть и Снежной Королевой, лишь бы сердце было тёплое...

Кошки живучие, однако

Кошки живучие, однако Когда дети без присмотра, то это пол беды, но когда в школе учителя только для мебели, то чуть хуже. Начнем по порядку. Разбирался тут тесть на антресолях и...

Кошка и телепатия

Сотрудник одной из городских фирм, Алексей, молодой человек, лет тридцати, после напряженных будней решил провести выходные на природе. Загрузившись всем необходимым для рыбалки...

Кошка - божественное создание

Максиму больше всего хотелось иметь дома кошку, собаку, рыбок, попугайчиков…. Но стоило ему только про это заикнуться маме, как сразу квадратные метры в квартире резко сокращались...

Кошка в яблоках

Утром под окном моего номера в отеле истошно орут коты. Мало того, что у них постоянные разборки друг с другом, они ещё и еду клянчат. Столовка рядом и каждая выходящая из неё...

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты