Глава 6. Парадиз

Шум нарастал. Казалось, приближается грозовой фронт, несущий тропический ливень. Но это явление напоминало скорее не дождь, а нечто иное. Да и какие могут быть осадки под землей, где нет атмосферы! Плот разогнался так быстро, что управлять им получалось всё сложнее. В сердца путешественников закрался страх. Неизвестность порождала панику. Поведение спокойной до недавнего времени реки становилось непредсказуемым. Спирали водоворотов трепали деревянную конструкцию нещадно, словно испытывая ее на прочность. Это было похоже на краш-тест, устроенный норовистой стихией беззащитному плотику и находившимся на нём исследователям. Судя по всему, впереди бушевал водопад. Учитывая ширину водной глади и скорость течения, шансов добраться до берега с каждой минутой оставалось всё меньше. Люди не жалели сил, орудуя длинными шестами, пытаясь справиться с коварными водоворотами. В конце концов река смилостивилась, и плот, подхваченный боковым потоком, стало уносить в сторону. Но это не помогло. Берега оказались настолько крутыми и неприступными, что плот отскакивал от них, словно подгоняемый вешними водами бумажный кораблик от тротуарного бордюра.

Расстояние до обрыва стремительно сокращалось.
- Быстрее закрепляйте вещи, – сквозь неистовый шум воды прорезался возглас Стаса.

Друзья, ползая на коленях, принялись привязывать лямки рюкзаков к перекосившемуся основанию плота. Ник отчаянно пытался восстановить утерянный контроль над плавучим средством, но сделать это ему никак не удавалось. Наконец его шест скользнул в небольшой проём между камнями. Плот вздрогнул и, прижавшись к скале, застыл. От резкого манёвра Жора не удержался на ногах и свалился за борт. Ник вцепился в спасительный шест, пытаясь удержать плот у берега. Перепуганный пес, жалобно заскулив, метнулся в реку вслед за быстро удаляющимся в сторону водопада хозяином. Ребята с грустью смотрели им вслед. Чем они могли помочь?! Их существование также висело на волоске. Незримые нити людских жизней могли оборваться в любой момент. Теперь многое зависело от непрочного шеста, застрявшего в разъёме скалы.

- Смотрите! – Лиза указала рукой туда, где среди пенящейся воды едва просматривалась небольшая каменистая платформа, протянувшаяся вдоль берега – вплоть до самого обрыва. Она вполне могла послужить спасительным пристанищем.

- Плот туда не подать, – прокричал Герман, – нужно бросать его и добираться вплавь, тогда шансы есть.

Шест переломился. Друзья как по команде прыгнули в воду. Плот, подскакивая на порогах, устремился дальше и, достигнув гребня водопада, провалился в безвозвратную бездну вслед за Жорой и его верным псом.

Люди отдали все силы, стремясь к спасительной платформе и, забравшись на нее, уселись на краю, безвольно свесили ноги в бурлящие воды, тяжело дыша и не веря в избавление.

Внезапно Лиза разрыдалась. (Вероятно, в тот миг она подумала о незавидной участи Георгия и его преданного пса). Нику стоило большого труда успокоить девушку. Долгое время друзья сидели молча, вглядываясь в стремительные потоки.

- Глупая и нелепая смерть, – немного успокоившись, произнесла Лиза. – В прошлый раз ему повезло. Насилу откачали. Это был знак. Предупреждение всем нам. И вот итог! Бедный, бедный Жорик, – в глазах девушки снова заблестели слёзы. Она приподняла голову и вдруг замерла. Её взгляд устремился в сторону таинственного света, который ещё издали показался друзьям огромным киноэкраном. – Ребята! Посмотрите туда!

Гребень водопада протянулся на сотню метров. Переваливая через него, вода срывалась в бездонную пропасть. Гигантская брешь в скале, пожиравшая исполинскую реку, выглядела огромным каменным порталом, своды которого были усеяны всё теми же грибами. Светящиеся шары там располагались настолько плотно, что свободного пространства между ними не оставалось вовсе. Это напоминало мыльную пену, пузыри которой, наползая один на другой, образовывали сплошную бугристую массу. Из-за большой концентрации грибов их осветительные свойства увеличивались стократ.

- Вы не находите, что эти грибы отличаются от тех, что мы видели раньше? – спросила Лиза.

- А по мне – они такие же, только кучнее расположены, – Ник прищурился, пытаясь обнаружить различие.

- Такие – да не совсем, – произнёс Стас. – У этих в основании расположены плёнки, как лепестки у цветов.

- Верно! – Лиза смотрела, не отрывая взгляда. – Обратите внимание, – она повернулась к друзьям, – некоторые грибы почти полностью закрыты этой пленкой, и свечение сквозь неё едва пробивается.

- Мне это напомнило луговые цветы, которые на ночь закрываются, а утром снова раздвигают свои шторки, радуясь новому дню и солнечному свету, – добавил немного лирики в сухие рассуждения товарищей Герман.

- Но здесь нет смены дня и ночи! – пытаясь добраться до истины, сказал Коля.

- Вероятно, тут существуют свои биоритмы и особые условия, по которым и живет местная флора и фауна. Я должна узнать об этом как можно больше, – задумчиво произнесла девушка.

Ещё долго потрясённые исследователи приходили в себя, переживая трагический случай, приведший к потере их товарища и его питомца. Наконец смирившись с неизбежностью, они стали обсуждать непростую ситуацию, в которой оказались, и перебирать всевозможные варианты спасения. Но все рассуждения неизменно возвращались к исходной точке – обратно путь отрезан: двигаться вверх против течения реки невозможно, а вперёд не пускает обрыв.

Стас поднялся на ноги, чтобы размять онемевшие колени. Герман, нацепив чудом уцелевшие очки, произнёс: – Сколько мы сможем протянуть на этом уступе без пищи? – он ни у кого не спрашивал, а, казалось, разговаривал сам с собой. – Неделю-другую, и что потом? – теперь он посмотрел на стоявшего рядом Станислава, будто искал ответ в его глазах. – А если наверху зарядят дожди? Вода в реке обязательно прибудет. Нас смоет отсюда, как зайцев во время половодья, и никакой «дед Мазай» не поможет.

- Хватит ныть! – Стас с укором посмотрел на нудного очкарика и, прижавшись к каменной стене, начал осторожно пробираться вдоль уступа в сторону водопада.

- Не торопись! Горная порода здесь очень хрупкая, – произнёс Ник. Он вытряхнул из ботинка обрывки рыжих водорослей и последовал за приятелем.

До конца платформы, нависшей над водой зеленоватым каменным карнизом, по обычным меркам было недалеко – метров пятьдесят. Но, учитывая подземную природу этой тропы, замшелость и близость водопада, путь предстоял не из лёгких. Ребята решили пробраться подальше и осмотреть то место, где ниспадала река. Осторожно продвигаясь вперёд, они вскоре очутились на каменной площадке вблизи обрыва. Друзья остановились на краю, не в силах отвести взгляда от великолепия открывшейся панорамы. Парни застыли, словно изумлённые странники в преддверии земли обетованной. Некоторое время они не могли произнести ни слова, растворившись в потоках эмоций и невероятных ощущений.

Их взору открылась широкая долина, утопающая в зелени и ультрафиолете. Безумная река срывалась со скалы рокочущим водопадом. Мириады хрустальных брызг собирались над водой в серебристые облака и тут же осыпались лазурным дождём. Чуть дальше Изнанка, усмирив свой бурный нрав, становилась покладистой и, порождая два небольших озера, устремлялась в дикие заросли. Синеватой ускользающей лентой петляла она по изумрудному полотну девственного леса.

Берега озёр обрамляли песчаные пляжи. Они были усеяны белыми точками, которые едва заметно перемещались. Бирюзовые зеркала водоёмов отражали сияющее грибное небо, нависшее над ними на километровой высоте. Обозримые окрестности представляли собой гигантскую котловину, обнесённую цепью остроконечных гор, отдельные вершины которых упирались в светящиеся своды, образуя замысловатые колонны в виде поросших зеленью сталагнатов. Горные цепи слезились водопадами, и вся долина была окутана лёгкой дымкой, заметно уплотняющейся в местах выбросов многочисленных гейзеров.

- Чудеса! – выдохнул Ник. – Ты мог себе представить нечто подобное?

Стас неуверенно покачал головой.
Неведомый мир существовал в своём особом измерении. Он словно не замечал непрошеных гостей. Даже птицы, игнорируя изумлённых путников, пролетали так близко, что, казалось, достаточно вытянуть руку – и можно прикоснуться к лоснящемуся черно-белому оперению.

- Это же ласточки! Смотри – сколько их здесь! – Станислав лёг на камни и ползком стал подбираться к самому краю площадки, пытаясь заглянуть под выступ.

-Ты сдурел? Куда тебя понесло? – Ник присел на колени, удерживая приятеля за ноги.

- Я так и думал! Под нами птичьи гнёзда. Там их тысячи, – произнёс «следопыт», поднимаясь во весь рост и вдыхая полной грудью благодатный воздух, пропитанный ароматом неведомых цветов и свежестью лесной прохлады. – У нас под ногами рай! – Стас скрестил руки на груди, продолжая рассматривать окрестности.

- Именно что под ногами. Близок локоть, да не укусишь, – Ник прищурил глаза, всматриваясь в странный силуэт, замеченный им на берегу ближнего озера. – Ты это видишь? – он одернул друга за рукав, указывая на неопознанный объект, который тёмным пятном маячил на фоне золотистого пляжа. Недалеко от него находилось пятнышко поменьше, которое беспорядочно перемещалось среди белых точек.

- Не может быть! Это Жорка! – воскликнул Стас, пристально всматриваясь в то, что напоминало сгинувшего товарища. – Или его призрак!

- Ага! А рядом бегает дух героического пса Лео.
Друзья принялись кричать и размахивать руками, чтобы как-то привлечь внимание толстяка. Но тот ещё раньше заметил ребят и давно сигнализировал снятой с тела рубашкой, комически подпрыгивая и горланя на всю округу. Шум водопада скрадывал все звуки, и общение старых друзей со стороны выглядело замысловатой пантомимой.

- Вот так!.. Мы здесь скорбим, оплакиваем, а он там, на золотых песках, нежится! – с радостными нотками в голосе закончил свой рассказ Ник, когда они со Стасом вернулись обратно к друзьям и поведали им о неожиданных открытиях.

После этого известия Лиза заметно повеселела. Гера тоже преобразился, а в воздухе повисло зыбкое облако надежды.

- Значит, выход из этой ситуации у нас всё же имеется. И, видимо, он единственный, – Станислав посмотрел на гребень водопада и продолжил: – Если Жорик, который толком и плавать-то не умеет, смог выжить в этих потоках, значит, и у нас есть шанс.

- Да! Но каким образом его реализовать? Тоже в водопад прыгать? – Гера озадаченно почесал затылок, на миг представив себя летящим с обрыва, словно брошенный с крыши манекен.

- Можешь «деда Мазая» подождать! – съязвил Ник.
- Ребята! Прекратите! Говорите по делу, – девушка сильно волновалась.

- В общем, план такой, – Станислав ещё раз взглянул на водопад. – До обрыва расстояние достаточное, чтобы успеть подплыть к тому месту, где исчез толстяк. Эта точка очень важна. Она испытана, и камней внизу быть не должно. Жора и его пёс доказали это, оставшись невредимыми. Прыгать будем по очереди с интервалом в минуту, чтобы не травмировать один другого.

- План хорош, но у меня есть некоторые поправки, – произнёс Ник, посмотрев в сторону тропы, по которой он с приятелем недавно пробирался. – Я пойду на уступ, к ласточкиным гнёздам, и стану координировать ваши действия. Затем прыгну и сам.

На этот раз вода не стала чинить препятствий людям, и они благополучно выбрались на песчаный берег.

Радости не было предела – группа оказалась снова в полном составе. Друзья радовались, как дети, похлопывая друг друга по плечу. Особенно досталось толстяку.

Суетливый пёс ликовал не меньше остальных. Он вилял хвостом, прыгал на задних лапах и звонко лаял. Через минуту Лео покинул старых знакомых и вновь вернулся к своим заботам. Они сводилось к тому, чтобы помешать очередной черепахе, коих на пляже было видимо-невидимо, добраться до воды. Эти существа оказались довольно проворными. Пёс стремительно бегал от одной рептилии к другой и возмущённо тявкал. Но те, не обращая особого внимания на вздорного пса, продолжали заниматься своими делами, следуя природным инстинктам.

Черепахи были альбиносами и напоминали искусно выточенные из слоновой кости фигурки. Судя по всему, наступило время кладки яиц. На тот момент процесс достиг своего апогея, и черепахи озабоченно, словно подгоняемые сжатыми сроками, курсировали по пляжу разрозненными белыми холмиками.

Удалившись от водопада, путешественники остановились посреди пляжа.

- Пожалуй, здесь мы и отдохнём, – сказал Стас, стягивая с себя мокрую одежду и обувь. – Место открытое и просматривается хорошо.

- А ты чего-то опасаешься? – Лиза, зевнув, взглянула на Станислава и продолжила укладываться прямо на песке, не в силах бороться с тяжелеющими веками.

- Ещё бы поесть чего! – произнёс Ник. Он расположился рядом с девушкой, прикрыл глаза и явственно увидел перед собой парящую в воздухе обжаренную тушку курицы, томившуюся на серебряном подносе, в окружении овощей и фруктов. Он даже ощутил запах слегка подгоревшего мяса. Безнадёжно сглотнув слюну, парень уснул.

- Ладно… отсыпайтесь! – Стас улёгся недалеко от разложенной на песке одежды, глубоко вздохнул и мгновенно провалился в бездонную воронку сна.

Сколько ребята проспали – неизвестно: часы, имевшиеся почти у каждого, от таких экстремальных перегрузок и обильных «водных процедур» давно вышли из строя. Когда Ник открыл глаза, он увидел неизменное грибное небо. В ушах гудел отдалённый шум водопада, а нос по-прежнему улавливал аппетитный запах жареного мяса. Сначала парень подумал, что ещё спит. Но вскоре понял, что запахи реальны, только напоминают они не жареное мясо, а скорее – рыбу.

Он вскочил на колени и обнаружил недалеко от себя догорающий костёр, возле которого кухарил Жора. Толстяк со знанием дела поочерёдно поворачивал над углями три деревянных вертела с нанизанными на них крупными рыбами. Внешне блюдо выглядело уже готовым. Обильный жир стекал с подгоревших плавников на тлеющие головёшки, мелодично шкварча и наполняя округу аппетитным ароматом.

Чуть в стороне, на зелёной скатерти из пальмовых листьев, лежали фрукты. Недалеко от стола изобилия валялись изодранные рюкзаки, а точнее то, что от них осталось. В одном из рваных мешков Ник узнал свой. Содержимое рюкзаков, среди которого сохранилось много полезных вещей: консервы, плотно завёрнутый в целлофан путевой дневник и многое другое, – было аккуратно разложено на песке.

- Откуда все это? – изумлённо произнёс Ник, подбираясь на четвереньках к полевой кухне.

- Я же говорил вам, что пригожусь! – самодовольно заявил толстяк и небрежно бросил две щепотки соли в парящий на огне котелок с нехитрой ухой.

-Я серьёзно! Где ты отыскал наши вещи? – Николай, нарушив прелестный натюрморт, взял ярко-жёлтый плод величиной с грейпфрут и понюхал. Запах оказался приятным и отдалённо напоминал аромат дыни.

- Спать нужно меньше! Я давно на ногах и уже успел обследовать местность. А вы всё дрыхните!

- И всё же ты не ответил!
- Ник! Ты чего тупишь? Где ещё можно взять фрукты, как не с дерева? А деревья, естественно, в лесу! – толстяк устремил взгляд в сторону далёких зарослей, которые, словно лезвием, отсекали золотой пляж, возвышаясь зелёной стеной непроходимых джунглей.

- А если эти плоды ядовиты? – Ник недоверчиво посмотрел на друга.

- Не бойся! Почти все фрукты я попробовал. Как видишь, жив. В лесу этого добра полно. Это я только с краю нарвал. Заходить глубже один побоялся. Звуки там разные!

- Звуки? – Ник откусил кусочек от плода, приятно удивился и стал с жадностью пережёвывать.

- Может, птицы кричат… Или зверь какой. Только кажется, что порой плачет кто-то: «А-у-у, а-у-а». Я собрал что успел, и скорее дёру оттуда.

- А рыба? Ты же никогда не рыбачил! Даже, с какой стороны подходить к ней, не знаешь.

- С такой работой в этих краях и ребёнок справится, – Жора показал рукой в сторону озера, где на отмели, в небольшой заводи, не спеша фланировали несколько бело-красных рыб, похожих на карпов кои.

Японцы в своё время вывели нечто подобное путём селекции, а здесь эти красавцы существовали в естественных условиях, будучи созданными самой природой без вмешательства извне.

- Что с рюкзаками? Неужели тебе удалось найти плот? – Ник отбросил в сторону несъедобные остатки плода, взял в руки свой многострадальный вещевой мешок (который он узнал по небольшому синему вензелю, вышитому возле основания ремешков) и стал обследовать содержимое боковых кармашков. Покопавшись, он извлёк раскладной нож, дорожный комплект портного, а также небольшую аптечку, упрятанную в целлофан.

- Это всё, что мне удалось найти в окрестностях озера: два раскуроченных рюкзака, несколько банок с консервами, котелок, сапёрную лопатку и куртку Геры, – толстяк посмотрел на спящую девушку, бережно укрытую просохшей штормовкой. – Хорошо, что мы уложили почти все вещи в непромокаемые пакеты. Теперь у нас хоть соль и спички есть.

- Да… Река растерзала рюкзаки до неузнаваемости, – Коля посмотрел на остатки провианта и снаряжения, разложенные возле костра. – Хотя эти мешки можно починить. Благо нитка и иголка у нас есть.

- Река здесь ни при чем.
- В каком смысле?
- Послушай мой рассказ, и тебе сразу станет всё понятно, – толстяк оставил в покое вертела и, скрестив ноги, уселся на песке.

Затем он поведал другу о событиях, произошедших с ним, пока друзья беззаботно спали.

- Проснулся я от ощущения, что всё моё тело зудит, как от крапивы. Эти мерзкие москиты... – Жора звонко ударил себя по лбу, расправившись с очередным рыжим комаром (которые мигрировали по округе мобильными стайками). – Дай, думаю, пока все спят, пройдусь. Разведаю окрестности.

Сначала я развлекался с черепахами. Бросал их в озеро, пытаясь поставить личный рекорд по дальности метания живого снаряда. Неоднократно перекрыв свои достижения, я понял, что эта затея мне начинает надоедать. Оставив бестолковое занятие с приятным чувством, что стал чемпионом подземного мира по метанию тупых черепах, я отправился дальше – покорять неведомые места.

В протоке, между ближним и дальним озерцами, я заметил несколько грубо обработанных стволов деревьев. Ими оказались остатки нашего плота, которые течением прибило к берегу недалеко от густых зарослей камыша. Привязанные к ним рюкзаки вынесло на прибрежный ил. Когда я подошел ближе, увидел необычную сцену. Возле рюкзаков, не обращая на меня особого внимания, суетилась стайка удивительных существ, похожих на крупных коричневых ящерок. Они выглядели очень странно – юркие твари легко передвигались на задних лапах и могли высоко прыгать, словно тушканчики. Но больше всего меня поразило строение их зубов.

- И что же необычного с их зубами? – Ник так внимательно слушал рассказ, что позабыл о голоде.

- Не знаю. Может, я в этом профан, но, насколько мне известно, у ящериц не бывает клыков. Вернее, у некоторых видов встречаются лжеклыки, но у этих созданий они выражались отчётливо, выступая поверх ороговелых губ выгнутыми лезвиями – сверху и снизу. Я сразу понял: эти твари – хищники. Благо они маленькие и не смогли причинить мне большого вреда. Правда, одна из них все же ухватила меня за штанину, – толстяк продемонстрировал другу небольшой рваный след на брючине. Я попытался отогнать их ногой, но три «тушканчика» мгновенно набросились на меня. Спасибо черепахе, которая оказалась под рукой. Живой снаряд попал в самую гущу наглой популяции. После этого стайка мгновенно сорвалась с места и, оставив выпотрошенные трофеи, с противным верещанием бросилась наутёк. Вскоре существа скрылись в камышах, оставив сотни трёхпалых отпечатков на поверхности ила.

Берег оказался усеян пищевыми припасами: крупами, размокшим хлебом и бульонными кубиками. К одному из рюкзаков были прикреплены котелок и сапёрная лопатка. Кстати, она мне пригодилась при охоте на рыбу. Рядом валялось несколько консервных банок с тушёнкой. Собрав всё это, я вернулся к вам. Все ещё спали.

Имея теперь спички, грех не развести костёр. Мне не составило труда пройтись к водопаду и набрать сухих веток, выброшенных на берег рекой. На обратном пути я обнаружил этих великолепных карпов. Доставив дрова к месту стоянки, я развёл костёр и, захватив сапёрную лопату, отправился за рыбой. Во мне проснулся инстинкт охотника (не умирать же с голоду). Назад я вернулся с добычей.

На деревянных вертелах сырая рыба выглядела непривлекательно. Когда же с неё начал капать сок и образовалась золотистая корочка, брезгливость отступила. Мне даже стало уютно в чреве этого чуждого мира, среди спящих поблизости друзей. Рыбьи головы я отделил сразу и сварганил из них уху. Затем проснулся ты, – толстяк освободил от рыбы вертела, и теперь на тарелках из экзотических листьев, источая немыслимые запахи, дымился долгожданный обед.

Ник поцеловал Лизу, растормошил друзей, и через несколько минут путешественники наслаждались прекрасной горячей пищей.

Наелись все, включая сонного пса, который до этого крепко спал, уткнувшись в тёплый живот хозяина.

Затем друзья расселись вокруг дымящего костра, и каждый задумался о своём.

- Невероятно! – внезапно раздался изумлённый возглас Стаса.– Это же золото! – друзья недоверчиво покосились на приятеля, пытаясь по выражению его лица определить, не сошёл ли он с ума. – Я серьёзно! – Станислав водил пальцем по ладони, наполненной пляжным песком, где всё отчётливее разгорался золотой пожар. Наконец «отделив зёрна от плевел», он с уверенностью добавил: – Поверьте профессиональному геологу – этот песок как минимум на тридцать процентов состоит из природного золота. Я гарантирую это без всякой экспертизы!

Исследователи немедленно принялись перебирать песчинки, и через пару минут у каждого на ладони поблёскивала добрая щепотка благородного металла.

- Я предполагал это, но не решался сказать, – Жора достал из кармана небольшой жёлтый камень размером с перепелиное яйцо. – Может, это самородок? Там, возле водопада, их много, – он передал камень Стасу, чтобы тот подтвердил или опроверг его гипотезу.

- Сомнений нет! Перед нами – «Эльдорадо»! – Станислав вернул другу ценную находку, мечтательно закатил глаза, и в его сознании, неистово гарцуя и взвиваясь на дыбы, возник золотой телец. Он скакал по пустынному пляжу – рассекая воздух искрящимися рогами, яростно взбрыкивая, а из-под копыт его вырывались нескончаемые золотые россыпи.

- Ста-а-ас! Ты где-е-е? – Лиза поводила ладонью у парня перед глазами, пытаясь вернуть его в реальность.

- Всё в порядке, ребята. Я просто немного ошалел.

- И есть от чего, – Ник похлопал друга по плечу и добавил: – Не всё же одному Жорику на иномарках разъезжать. Теперь и наше время пришло!

Правда, толстяк этого умозаключения слышать не мог. В тот момент он находился на полпути к водопаду, подгоняемый нешуточными намерениями набрать не меньше вагона самородков.

Когда золотые страсти немого улеглись, Станислав попросил команду собраться возле погасшего костра.

- Поскольку эмоции у некоторых из нас возобладали над разумом, наступило самое время успокоиться и подумать о будущем, – очень серьёзно произнёс он, усевшись на песок и скрестив по-турецки ноги.

- Ты сейчас очень похож на индейского вождя, – заметил Коля. – Тебе ещё трубку в зубы, ирокез на голову, а в руку томагавк.

- Ник! Если хочешь сказать что-то дельное – говори. Мы тебя выслушаем. А эти шутки сейчас неуместны, – обиженно произнес Станислав и отвернулся.

- Ну хорошо! Больше не буду, – извинился приятель и, состроив серьезную мину, сосредоточил взгляд на ораторе.

- Сейчас мы оставим всё это богатство здесь, возьмем по несколько камней в качестве сувениров и двинемся в путь, – Стас посмотрел на толстяка, давая понять своим видом, что вопрос решён и возражения неприемлемы.

- Но, Стас! – возмутился Жора. – По какому праву ты распоряжаешься?

- А по такому праву, что уже однажды вы меня не послушались. Помнишь, к чему это привело? Когда я всех уговаривал вернуться, что ты сказал? Зрелищ ему подавай! Если мы сейчас загрузимся этим золотом, то быстро идти не сможем – это факт. Зачем тебе это богатство под землёй? Что ты с ним будешь делать? Вот если мы отсюда выберемся – тогда совсем другое дело, – Стас подвинул к себе рюкзак толстяка и высыпал содержимое на песок. Тот не стал противиться, но несколько самородков всё же сунул в карман. Впрочем, остальные сделали то же самое.

Обсудив вышесказанное, группа согласилась с доводами Станислава и, собрав остатки снаряжения, вскоре была готова к дальнейшему походу.

- Наша главная задача – выбраться на поверхность по возможности целыми и невредимыми! И если всё будет в порядке, за сокровищами мы обязательно вернёмся. Я вам это обещаю! – сказал Стас.

Друзья последний раз посмотрели на величественный водопад, окинули взглядом обширный золотой пляж и не спеша направились в сторону неведомого леса.

Густые заросли, ощетинившись колючими ветками, неохотно пропускали непрошеных гостей в заповедные кущи. Смешанный лес напоминал тропические джунгли, где пространство между деревьями было опутано сетью вьющихся растений. Они, будто зелёные и красные змеи, скользили по стволам и ветвям, взбирались на разлапистые кроны и спадали тонкими лианами к подножью деревьев.

Растительность удивляла разнообразием. Экзотика здесь гармонично уживалась с обыденностью. Опавшая листва покрывала землю пёстрым пружинистым ковром. Среди прочих листьев попадались дубовые – с остатками желудёвых шляпок, остроконечные оттиски кленовых ладошек.

Вскоре стали появляться колонии папоротников и зарослей доисторического хвоща.

Вокруг царил полумрак. И без того сдержанный свет грибного неба едва пробивался сквозь лиственные зонты широких крон. Несмотря на это, видимость все же позволяла определять предметы и различать цвета. Сапёрная лопатка в данных обстоятельствах оказалась незаменимой. Ребята поочерёдно размахивали ей, словно мачете, прорубаясь всё дальше в дебри, оставляя за собой петляющий коридор и свисающие обрубки лиан. Это продолжалось недолго. Со временем лес изменился. Исчезли плодовые деревья и кустарники. Остались лишь отдалённые подобия дубов и клёнов. Высота деревьев не превышала трёх-четырёх метров.

Повсюду слышались звуки голосов потревоженных птиц и отдалённые рыки блуждающих в дебрях зверей. Живность давала о себе знать на каждом шагу. Пернатые норовили усесться на головы исследователей. Белые ласки выскакивали из-под ног изумлённых путников и мгновенно исчезали под широкими ветвями папоротников. Протекала обычная жизнь лесного непуганого мира, нарушаемая невольным вторжением незваных гостей.

Звериные тропы помогали путешественникам придерживаться определённого направления, а многочисленные следы давали некоторое представление о здешних обитателях. Отпечатки копыт диких кабанов и тяжёлые оттиски лосиной поступи встречались довольно часто, хотя самих животных увидеть пока не удавалось.

Через некоторое время, когда группа подходила к небольшой поляне, окружающие звуки стали стремительно утихать. Наконец наступила тишина, нарушаемая лишь едва различимым шумом водопада. Подул ветер. Невероятно, но это происходило! Сначала зашевелились отдельные листья, затем качнулись редкие ветви, а после под нарастающими потоками воздушных масс верхушки деревьев как по команде наклонились все в одном направлении, и лес зашумел, словно земная роща перед дождём. Там, наверху, это явление не привлекло бы к себе особого внимания, но здесь – под землёй!.. И ещё! Грибное небо стало меняться на глазах. Казалось, наступает солнечное затмение. По сводам подземного мира двигалась чёрная волна. Она шла неровным фронтом со стороны горного хребта, нещадно пожирая светящиеся шары. И когда переполошившиеся исследователи добрались до середины поляны, наступила кромешная темнота.

- Что происходит? – Жора принялся ощупывать пространство вокруг себя, пытаясь ухватиться за кого-нибудь из товарищей.

- Не суетитесь! – Станислав присел на корточки в надежде найти сухую ветку или что-то подобное. – Гера, дай спички! – Стас обломил толстый стебель высохшего хвоща и поджёг. Огонь выхватил из темноты перепуганные лица друзей. Все выжидающе и с недоумением смотрели на Стаса, словно ждали от него объяснений. – Ничего умного сказать не могу – если вы этого от меня ждёте, – парень пожал плечами, ответив таким образом на вопросительные взгляды.

- Одно из двух, – сказал Герман. – Наступает конец света, и мы все вскоре умрём, или происходит что-то временное. Проходящее, – он поправил на переносице очки и добавил: – Лично мне не верится, что стоило нам здесь появиться, и сразу – катастрофа, апокалипсис. Сдаётся, мы стали свидетелями явления, которое еще предстоит разгадать и объяснить.

- Мне кажется, я знаю, что произошло, – Лиза подняла голову, разглядывая почерневшее «небо». Присмотритесь. Светящиеся грибы не погибли. Они продолжают излучать свет, только теперь очень слабо.

Факел стал затухать.
- Действительно! – толстяк поставил на землю рюкзак, вглядываясь в вышину.

- Вспомните! – Лиза посмотрела на друзей. – Перед тем как прыгнуть в водопад, мы разглядывали светящиеся грибы. Они были так близко! И что мы обнаружили?!

- Точно! – возбуждённо произнёс Герман. – На них были плёнчатые лепестки, а некоторые грибы были так плотно завуалированы этой пленкой, что свечение сквозь неё едва пробивалось.

- То есть ты хочешь сказать, что существуют некие механизмы или внешние факторы, которые, воздействуя на эти грибы, заставляют их закрываться? – Ник почесал затылок.

- Вот именно! – продолжил Гера. – А что произошло перед тем, как наступила темнота?

- Поднялся ветер! – сказал толстяк, поджигая от затухающего факела очередной обломок хвоща.

- Значит, движение воздуха, то бишь ветер, и вызвал это явление, смысл которого мне пока непонятен, – заключил Герман.

- Да! Но осталась главная загадка. Откуда взяться ветру в этом замкнутом подземном пространстве? – Лиза в задумчивости нахмурила брови.

- На этот счёт у меня имеются некоторые соображения, – Стас отбросил в сторону огарок дымящегося факела. – Всё дело в тоннелях, которыми испещрены все стены, окружающие этот удивительный мир. Несомненно, часть этих тоннелей и каналов так или иначе сообщается с поверхностью земли. А это значит, что по ним элементарно может циркулировать воздух. Проще говоря, здесь имеет место сквозняк. Точнее сквозняки. Когда на земле возникает сильный ветер, он устремляется сюда по этим многочисленным воздуховодам, создавая эффект огромной аэродинамической трубы. В итоге получается то, что мы наблюдаем.

- Интересная гипотеза, – Гера присел на траву, не переставая размышлять. – Но когда мы здесь очутились, ничего подобного не происходило!

- Значит, и наверху в то время было тихо и безветренно, – произнесла Лиза, всё больше склоняясь к убедительной версии Станислава.

Ник отошел немного в сторону, наломал сухих веток, сложил посреди поляны и поджёг. Местность озарилась светом от полыхающего костра.

- Идти дальше в такой темноте не имеет смысла, – сказал Коля.

Он нарвал папоротниковых веток и соорудил мягкую перину. Затем позвал Лиз и предложил разделить с ним благоухающее лесными травами ложе. Остальные также смастерили себе постели. Через полчаса все уснули.

Только верный пес, устроившись возле ног хозяина, ещё долго не мог сомкнуть глаз и временами вздрагивал, настораживая уши и всматриваясь в тревожную темноту.

Когда путники проснулись, стало понятно, что их опасения по поводу конца света оказались напрасными. Грибы, как и прежде, сияли в вышине, излучая нежнейший ультрафиолет, а вокруг как ни в чём не бывало щебетали и покрикивали птицы. Ветер утих, но не пропал. Листья деревьев ещё подрагивали от слабого движения воздуха, но это, вероятно, не доставляло грибам особого дискомфорта, и они снова оживили подземный мир.

Доев кусочки жареной рыбы и перекусив припасенными фруктами, группа неунывающих исследователей снова двинулась в путь.

Идти стало легче. Лес начал редеть и вскоре закончился.

Перед путниками открылась долина, устланная покрывалом из диких злаков и пёстрых соцветий. Она простиралась на многие километры, упираясь в каменную подкову скалистых гор.

Шум водопада утих. Река осталась далеко позади.
- Там что-то есть! – Ник указал рукой туда, где посреди долины возвышалось необычное каменное сооружение, похожее издали на амфитеатр.

- Это уже интересно, – Стас поправил лямки рюкзака и поспешил в сторону странного объекта. Группа последовала за ним.

Время шло, а постройка приближалась неохотно. Пробираясь сквозь густую траву, ребята изрядно утомились, но когда они подошли к сооружению, усталость сразу улетучилась.

Перед людьми предстало величественное архитектурное диво размером с Колизей. По периметру постройки располагались грубо отёсанные колонны. Казалось, они целиком вырублены из темно-серой скалы. Колонны имели ребристую поверхность и были испещрены непонятными знаками (вероятно, письменами). Сверху они соединялись дугообразными перемычками, образуя бесконечную аркаду. В межколонном пространстве, сквозь кованые решётки, проглядывали какие-то постройки.

Ветра совсем не ощущалось. Стало тихо, словно перед дождём. И только беспокойные гейзеры у подножья далёких скал временами выбрасывали многометровые фонтаны разгорячённого пара, постанывая и клокоча.

Обойдя строение вокруг, ребята остановились у высоких деревянных ворот, предварявших вход в странное городище. Замкнутые массивные двери были инкрустированы позеленевшим от времени бронзовым орнаментом. Петляющая дорога, начинаясь от ворот, пересекала альпийский луг и убегала изрядно вытоптанной тропой в сторону гор.

- Судя по всему, мы здесь не единственные люди, – произнёс Стас, намереваясь отодвинуть широкий металлический засов.

- Стасик, может не стоит этого делать? – Лиза посмотрела парню в глаза и поняла, что сказала глупость.

- Раз уж мы забрались в эти края, придётся обследовать все, что повстречается на пути, – тяжёлый засов, обработанный кровянистой смазкой, легко отошёл в сторону. – Чтобы в дальнейшем принимать правильные решения, необходимо сначала понять, куда мы попали и с чем столкнулись, – ответил девушке Станислав.

Ребята дружно навалились на одну из створок и через секунду очутились на пороге гигантского погоста. Ник присвистнул, а Гера, оступившись, едва не загремел по крутым белокаменным ступеням. Всё обозримое пространство внутри невиданного сооружения занимали древние дольмены. Постройки стояли по соседству, словно склепы на католическом кладбище. Среди них, недалеко от входа, возвышался широкий постамент – своего рода лобное место или алтарь. Рядом находилась многоячеечная конструкция из желтоватого камня, напоминавшая колумбарий. В широких нишах, словно экспонаты ужасной выставки, располагались белые отшлифованные черепа животных и людей. Множество ячеек пустовало.

- Стыдно сказать, но у меня трясутся ноги, – Жора смотрел на свои колени, которые временами вздрагивали, будто от чрезмерной физической нагрузки.

- Да ты и с руками не в ладах, – Ник с усмешкой хлопнул толстяка по плечу, обратив внимание на его трясущиеся пальцы.

- Ничего смешного! Я тоже от страха едва дышу, – Лиза ухватилась за локоть Ника и прижалась.

- Нужно здесь осмотреться и двигаться дальше, – сказал Гера и, сделав шаг, нечаянно придавил лапу зазевавшемуся Лео. Пёс пронзительно взвизгнул. Отскочив в сторону, он спугнул трёх «бритоголовых» орлов, наблюдавших за людьми с перекрытия одного из склепов.

- Осторожнее! – Стас сочувственно посмотрел на собаку. – По-видимому, здесь нет ни одной живой души, кроме этих птиц.

- Давайте разведаем территорию, – предложил Герман.

- Для того мы сюда и пришли, – Станислав ещё раз окинул взором окрестности и взял бразды правления в свои руки. – Вы с толстяком, – обратился он к Гере, – обойдёте постройки слева. Ник с Лизой, – Стас взглянул на обнявшуюся парочку, – обследуют местность с правой стороны, а я пока осмотрю постамент.

Ребята не мешкая разделились на группы и двинулись в оговорённом направлении.

Пока Станислав разглядывал содержимое ячеек колумбария и пытался разгадать письмена на постаменте, вновь прилетели орлы и как ни в чём не бывало уселись неподалёку. Теперь их было десять.

- Что? Крови жаждите? – буркнул Стас.
Птицы смело расположились вблизи человека и принялись приводить в порядок свой внешний вид, перебирая мощными клювами бело-коричневое оперение.

Черепа людей вопросов не вызывали. Ещё в школе подобными (только бутафорскими) «наглядными пособиями» Станислав пугал девчонок в кабинете биологии. А вот черепа животных выглядели необычно. Он взял один из них в руки. Ничего похожего парень раньше не встречал. Незнакомые линии и очертания, странные изгибы и непривычное расположение зубов. Всё указывало на уникальность неведомых созданий, головы которых теперь невозмутимо покоились в каменных ячейках. Их пустые глазницы печально взирали на человека. Стасу даже показалось, что он слышит их ропот: «Уходи! Уходи! Ещё не поздно…»

Раздался отдалённый возглас, и стая потревоженных орлов синхронно, все как один, взмыла ввысь. Зловещие патрульные принялись кружить над погостом, издавая жутковатые звуки – стонущие и протяжные, словно призывая на помощь неведомые силы.

Вскоре возглас повторился. Это кричал Ник, забравшись на перекрытие одного из дольменов. Он активно размахивал руками, пытаясь привлечь внимание приятеля.

«И всё же эти черепа больше походят на останки человекоподобных существ, чем животных, – размышлял Станислав. – Вместительная черепная коробка, человеческие надбровные дуги». Его сбивало с толку лишь необычное строение челюстей и расположение зубов. Резцы отсутствовали. Всю фронтальную часть угловатой пасти (по-другому это назвать трудно) занимали мощные клыки, а позади них толстыми столбиками желтели немного стёртые жевательные зубы. Скулы оказались чрезмерно занижены, а челюсти слегка выдавались вперёд, что и придавало им сходство с животными. Что-то в облике этих черепов отталкивало, вызывало неприязнь. Скорее всего, сильно приближенная к квадрату форма.

«Квадратный человек? Это немыслимо!» – промелькнуло у парня в голове.

Положив предмет на место, Стас ещё раз взглянул на неподдающиеся разгадке письмена и направился в сторону обеспокоенного друга.

- Что у вас стряслось? – произнёс Станислав, протискиваясь меж каменных плит.

- Посмотри сюда, – Лиза отстранилась от небольшого круглого отверстия в стене дольмена. Парень прильнул к окошку, пытаясь разглядеть детали интерьера необычной постройки.

Когда глаза начали привыкать к царившей внутри темноте, он увидел завораживающее зрелище. В дальнем углу строения находилось некое подобие платяного шкафа, заполненного пёстрой одеждой. Посередине помещения располагался каменный постамент с конусным возвышением по центру. Прямо над конусом, на метровой высоте, виднелась нижняя часть саркофага или чего-то подобного, о чём парень мог только догадываться – размеры окна не позволяли заглянуть выше.

- Без сомнений, это усыпальница, – произнёс Ник, после чего подошёл к единственному входу в сооружение и попытался сдвинуть в сторону каменный блок, которым был запечатан проход. Махина слегка качнулась под воздействием плеча, но осталась на прежнем месте. – Мне кажется, вдвоём мы справимся, – Коля ещё раз налёг на преграду. Стас поспешил на помощь. Плита дрогнула и неохотно подалась вперёд, издав тяжёлый каменный скрежет. Проникнув сквозь образовавшуюся щель, ребята очутились внутри склепа.

Обоняние улавливало терпкий запах благовоний. Стены дольмена были отделаны бамбуковыми жердями, расписанными колоритными орнаментами. Художественные изыски сопровождались каллиграфическими письменами. На многочисленных полках сверкали золотом женские украшения и обрядовые артефакты. Рядом с овальным зеркальцем в серебристой оправе и с костяной ручкой находились серьги из розоватого металла и отделанный рубинами гребень.

- Видимо, с ювелирами у них всё в порядке, – сказал Ник, прикладывая к Лизиной шее роскошное колье с множеством ажурных подвесок

В шкафу находились льняные платья, расшитые разноцветными шелковистыми нитями и бисером. Одежда местами истлела, но и по тому, что осталось, было нетрудно составить представление о высочайшем классе здешних мастеров.

- Странно! Я не припомню, чтобы по пути нам попадался бамбук, – Лиз провела рукой по прохладной бугристой стене.

- Я полагаю, что главные открытия у нас ещё впереди, – Стас тронул саркофаг. От прикосновения тот стал раскачиваться, отбрасывая на стену широкую ожившую тень. Диковинный гроб имел форму человеческого тела и был изготовлен из белого прочного материала. Внешне это творение напоминало большую фарфоровую куклу, расписанную синим по белому в традициях гжельских мастеров. Кукла держалась на десяти кожаных ремнях, прикреплённых к поверхности потолка.

- Странное решение, – удивился Станислав. – Кожа недолговечна и для таких целей, по-моему, совершенно непригодна, – он провел ладонью по поверхности одного из натянутых ремней, задерживая руку на съеденных временем участках. – Здесь скорее подошли бы прочные цепи.

- А может, это сделано с умыслом? – предположила Лиз. – Посмотрите на эти рисунки, – она указала на серию последовательных изображений, выведенных на бамбуковой обшивке. – Это что-то вроде первобытных комиксов.

- Да… Здесь, пожалуй, можно кое-что понять в отличие от письменных закорючек, – Ник подошёл поближе к рисункам и принялся комментировать их значение. – Первый сюжет – определённо, рождение человека. Следующие – его взросление и становление как личности. Дальше старение и… вот. Здесь изображён этот самый саркофаг, подвешенный на десяти ремнях. На следующем отрезке изображены какие-то палочки и крючки.

- Похоже на римские цифры, – сказала Лиза, посмотрев на Колю.

- Сходство есть, но очень отдалённое, – продолжил Ник. – Возможно, с этого момента начинается отсчёт времени.

- Отсчёт? – Лиза задумалась. – Я поняла!!! Это, действительно, временной отрезок, в конце которого душа усопшего освобождается от тяжёлого саркофага и устремляется в небеса к богу, или ещё куда-то согласно их поверьям. – Смотрите, – девушка указала на последний рисунок «комикса», на котором был изображён фарфоровый гроб с лопнувшими ремнями. Он лежал на постаменте, расколотый пополам, наткнувшись на острый конус. – Теперь вам ясно?

– Честно говоря, не совсем, – Ник почесал затылок, словно это могло прочистить ему мозги.

- Ну же… Видите – здесь изображено, как от разбитого саркофага отделяется душа и устремляется прямо в окошко.

- А я всё думал, зачем в склепе окно? – Стас ухмыльнулся. – Оказывается, для того чтобы душа вылетала! И назначение этого конуса теперь понятно.

- Одно слово – варвары! – Ник сгрёб с одной из полок несколько золотых побрякушек и бросил себе в рюкзак. – Заслуженный трофей! – он осмотрелся по сторонам. – Пожалуй, я прихвачу ещё вот это, – вслед за украшениями в мешок последовал уродливый божок величиной с пачку сигарет, изготовленный из того же металла.

- Ник! Ты ничего не перепутал? Трофей – это приз победителю. Ты разве кого-то победил? Твои действия скорее подходят под статью «мародерство».

- Да ладно, Стас! Это добро им теперь ни к чему, – Коля посмотрел на саркофаг, затем на Лизу и оправдываясь добавил: – А нам оно пригодится… для исследований!

- Ну… если ты так ставишь вопрос! Будь по-твоему. Только впредь советую этого не делать. Представь! Какие-нибудь отморозки забрались в родовой склеп твоих предков и разграбили его. Что ты с ними сделаешь?

- Но… я… Честно говоря, у меня нет родового склепа.

- Это я к примеру!
- К примеру, говоришь… – Ник задумался, затем достал из рюкзака украшения и с видом нашкодившего подростка положил их на прежнее место. – Но золотую «нэцкэ» я всё равно оставлю себе.

Стас взглянул на друга, затем безнадёжно махнул рукой и направился к выходу.

Снаружи всё оставалось по-прежнему. Только орлы куда-то подевались.

- По всем признакам, это женская усыпальница. Интересно посмотреть, как выглядит её мужской аналог, – сказала Лиз. Отвернувшись, она уложила волосы прихваченным из склепа гребнем и спрятала его в карман штормовки.

Стас иронически ухмыльнулся и отвёл в сторону взгляд.

Послышался отдалённый собачий лай. Через минуту появился Лео. Он принялся крутиться под ногами и жалобно скулить. Пёс то отбегал, то возвращался, словно звал за собой.

- Здесь что-то не так, – насторожился Ник.
Друзья немедля поспешили за убегающей собакой. Вскоре пёс остановился у входа в один из склепов, не решаясь войти внутрь. Каменная плита была сдвинута, а на земле лежал знакомый рюкзак.

Стас осторожно пробрался в узкий проход. Собака последовала за ним. После вошли остальные. Исследователи оказались внутри очередного склепа. Он был похож на предыдущий. Такой же каменный постамент с возвышающимся конусом, окно, иллюстрированные сюжеты на бамбуковых стенах. Лишь наличие средневекового оружия, доспехов и другой воинской атрибутики делали это помещение особенным. Оно скорее напоминало древний арсенал или исторический музей, чем захоронение.

- Вот тебе и мужская усыпальница, – Стас подошёл к подвешенному саркофагу, который был гораздо крупнее предыдущего.

- Посмотрите на этих монстров, – Ник обвёл взглядом погребальное помещение, где по углам, облачившись в костяные латы из панцирей белых черепах, стояли четыре бутафорских воина. Они застыли, словно каменные изваяния, устремив узкие прорези надвинутых забрал в сторону саркофага. Их руки сжимали ложа боевых арбалетов, направленных в потолок. Тугие тетивы были взведены. Эти чучела не представляли опасности и служили лишь украшением интерьера.

Внезапно пёс тявкнул. Рука одного из воинов вздрогнула и коснулась спускового рычага. Раздался неприятный хруст высвободившейся тетивы. Арбалетный болт, получив ускорение, прошил несколько ремней, державших саркофаг и, отскочив от стены, упал к ногам исследователей. Один за другим лопнули все ремни. Гроб накренился и через мгновение рухнул на конус, распавшись на множество фрагментов. Друзья застыли в изумлении. Перед ними в действительности предстала заключительная часть изображённого на стене «комикса». Та картина, на которой подвешенный саркофаг разбивается, а из него вылетает раскрепощённая душа. Только вместо души на пол вывалился труп усопшего воина, облаченного в серебристую кольчугу. Он был молод и красив. Его руки раскинулись в стороны, а окоченевшие пальцы продолжали сжимать золотой жезл, украшенный редкими самоцветами. Лицо мужчины выглядело свежим и беззаботным. Широкие скулы и разрез глаз выдавали его азиатское происхождение. Если бы не сломанная шея, которая неестественно вывернулась, вздыбив смуглую кожу развороченными позвонками, могло показаться, что человек крепко спит и видит безмятежные сны. Но это зрелище оказалось быстротечным. Вскоре кожный покров мертвеца начал вздуваться и коробиться. Тлен пошёл в наступление на нетронутую временем плоть. Расползающиеся с неимоверной быстротой гниющие образования охватили вскоре все видимые участки тела и застыли чёрными слизистыми клочьями на обнажившихся костях.

Невыносимый трупный смрад стал щипать глаза и, вызывая тошноту, заставил людей зажмуриться и на ощупь выбираться из зловонной западни.

Вслед за друзьями выбежали и двое ряженых воинов, побросав арбалеты и костяные шлемы. Ими оказались толстяк и Герман. Они долго извинялись за неудачный спектакль, финал которого сильно отличался от намеченного сценария.

- Вам, наверное, очень скучно? – Лиз постучала по головам недотёп, давая понять, что мозги у них отсутствуют напрочь.

- В этом бездарном балагане есть и положительные стороны, – Стас осмотрел шутников с ног до головы. – Теперь у нас будет оружие и защитная амуниция. Остаётся только достать всё это из склепа.

- Я туда больше не пойду! – Жора снял с себя черепаший бронежилет и отложил его в сторону.

- Пойдешь! Еще как пойдешь, – Ник угрожающе посмотрел на толстяка и понюхал ворот своей рубахи, из складок которой до сих пор не выветрился трупный запах.

- Не бойся! Пойдём вдвоём, – Станислав заглянул в окно дольмена, пытаясь запомнить местоположение предметов, находящихся в покинутой усыпальнице.

Наконец, набрав полные легкие воздуха и задержав дыхание, ребята метнулись в узкий проход склепа. Через некоторое время четыре арбалета и многое, что могло понадобиться в дальнейшем путешествии, было разложено на земле – проветриваться.

- Как вы попали в этот склеп? – спросил Стас у друзей, вглядываясь в их смущённые лица.

- Очень просто! – начал Герман. – Пробираясь среди дольменов, мы разговаривали и шутили. Окрестности поражали музейной чистотой и порядком. Всё больше возникал соблазн пробраться внутрь одного из строений, – Гера взглянул на толстяка. – Потом Жорка говорит: «Давай попробуем сдвинуть входную плиту. Может, получится». Ну и… сдвинули. Там оказался висячий гроб. По углам склепа – четыре стражника с арбалетами. Мы сначала струхнули, но, разобравшись, поняли, что это всего лишь муляжи. На скреплённые палки надеты костяные доспехи. Только и всего. Тогда Жора предложил…

- При чём здесь я? – возмутился толстяк. – Сам ты всё и придумал!

- Неважно, кто придумал! Рассказывай дальше, – Лиза так увлечённо слушала историю, что ей не хотелось отвлекаться на несущественные детали.

- Словом… мы решили примерить эти раритеты. Разобрали два чучела. Переоделись. Взяли в руки арбалеты. Оружие оказалось в превосходном состоянии. Затем Лео вдруг запаниковал. Он принялся рычать, а когда Жора протянул к нему руку, чтобы успокоить, пёс бросился наутёк. Вероятно, он не узнал нас в таком одеянии. Тогда-то мне и пришла идея подшутить над вами. Конечно же, я не предполагал, что всё так обернётся, – Герман закончил рассказ и уселся на каменный выступ соседнего склепа.

- С вами всё ясно! Детство взыграло, – Ник взял в руки один из арбалетов и принялся изучать устройство незнакомого механизма. Уткнув стремя в землю, он стал вращать расположенную сбоку кривую ручку. Тетива подалась вверх до характерного щелчка и зафиксировалась в крайнем натянутом положении. Затем Ник вложил острый болт в ложбинку устройства, после чего оружие было готово к использованию. Коля посмотрел по сторонам и увидел белую птицу, удобно устроившуюся поверх колоннады. По всем признакам, это была чайка. Ник взглянул на Лизу.

- Не вздумай, – девушка погрозила стрелку кулаком.
- Я быстро! – Коля осторожно положил арбалет на землю и скрылся в неизвестном направлении.

Вскоре он возвратился, держа в руках три бронзовые вазочки – позаимствованные в женской усыпальнице. Он отнёс предметы метров на пятьдесят, установил их поверх одного из склепов, после чего вернулся обратно. Вскинув арбалет, стрелок прицелился и нажал на спусковой рычаг. Маленькая стрела тихо фыркнула и, рассекая воздух, угодила прямо в центр одной из бронзовых мишеней. Вазочка качнулась, сделала пол-оборота вокруг своей оси и замерла, уставив на стрелка развороченный выстрелом глаз.

- Всё не так уж и сложно, – Ник перезарядил оружие и снова выстрелил. Опять успех!

Через минуту вся мужская часть коллектива практиковалась в стрельбе и к концу тренировки могла неплохо пользоваться старинным оружием. Лиза наотрез отказалась от такого занятия. Она уселась в сторонке и искренне переживала, радуясь успехам и огорчаясь неудачам новоиспечённых арбалетчиков.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Глава 6. Парадиз

Глава 2 - Пробуждение языческих богов

Память – весьма интересная штуковина. Некоторые события запоминаются довольно чётко и ясно, а многое забывается, как дурной сон. Кто то помнит больше хорошее, нежели плохое, иные...

Глава 2. Смерть - это вечный сон

Глава 2. Смерть - это вечный сон. Рассвет своими милыми беспощадными лучами ласкал мое лицо, унося остатки сна. Не люблю я вставать рано. Есть люди жаворонки, у них день начинается...

Глава 1

Барабаны оглушительно стучали у меня в голове. Казалось, что отряд барабанщиков стоит рядом со мной и изо всех сил лупит по большим гулким барабанам. На самом же деле отряды воинов...

Глава 1. Таинственная штольня

ЕСТЕСТВО - все, что есть; природа, натура и порядок или законы ее; существо, сущность по самому происхождению. Духовная жизнь чужда земного естества. Человек по естеству своему...

Главы

Главы из не написанного …. Предисловие. Плавный переход от реальности к снам, от иллюзий к галлюцинациям, от ведений к ошибочным умозаключениям, от маний и сверхценных идей к...

Глава 1. Первое серьезное дело

Глава 1. Первое серьезное дело. Я Сиккар Рирачиа, дважды рожденный в обоих мирах на потеху богам. Я цветок лотоса, раскачивающийся на волнах, которые появляются во время дыхания...

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты