Глава 3. Неожиданное открытие

Темно-лиловое облако гигантским забралом заслонило утреннее солнце. Проворная ласточка, завершив очередную фигуру высшего пилотажа, скользнула вниз в предзнаменовании надвигающегося дождя. Конец мая в этом году выдался на редкость капризным. Безоблачная, светло-голубая высь могла в одночасье затянуться мрачными тучами, сменив жизнерадостный солнечный пейзаж дождливым готическим фоном.

Стас лежал на кровати, нежась в утренней полудреме. Он ожидал некоего сигнала к окончательному пробуждению. Их поступило сразу два. Первый – внезапно исчезнувшее солнце (которое до того нежно пригревало правую щёку и приятно щекотало в ухе), отчего лежебока приоткрыл один глаз. Вторым послужил телефонный звонок, завибрировавший надоедливым колокольчиком где-то на периферии просыпающегося сознания.

- Светик! Телефон звонит?! – обратился он к жене, хозяйничавшей на кухне.

- Сам подойдёшь, - возразила супруга. – Я занята, – Света перевернула на сковородке румяный блин. Тот неистово зашипел в кипящем масле и приподнял ноздреватую спину.

По квартире распространился аппетитный дух жареных блинов, а в воздухе повисла сероватая дымка от подгоревшего масла.

Стас откинул одеяло, натянул тапочки и, заглянув в соседнюю комнату, где беззаботно спала маленькая дочка, подошёл к журнальному столику, стоявшему возле приземистого кресла цвета «кофе с молоком».

- Алло! – сказал он, откидываясь на мягкую спинку, которая в свою очередь что-то пробормотала специфическим хрустом кожаной обшивки.

- ЗдорОво! – прозвучал возбуждённый голос Ника. – Есть новость! – произнёс приятель, откашливаясь в трубку. – Не просто новость, а, знаешь ли, сенсация!

- Ну, давай не тяни, – Стас сгорал от нетерпения.
История о необыкновенной стрекозе, рассказанная другом за кружкой пива, крайне заинтриговала Ника. На следующий день он зашёл к Станиславу домой посмотреть на это «чудо». Затем Ник поведал о том своей девушке Лизе, работавшей младшим научным сотрудником в лаборатории при НИИ. Лиза заинтересовалась находкой и попросила принести насекомое к ней в институт для исследования. Станислав не стал противиться. Ему самому хотелось непременно узнать, что же это такое.

- В общем, Лиз обследовала твою «зверушку», – произнес Коля, – и просила зайти сегодня к ней в лабораторию, чтобы поговорить по этому поводу. Ты как? Сможешь?

- В принципе, неотложных дел у меня нет, – Стас немного подумал. – Да, сегодня я свободен.

- Ну тогда подтягивайся в центр. Часика через два встретимся у старого кафе на бульваре возле пруда. Оттуда до института рукой подать. А я сдам на работе дежурство и подъеду.

- Договорились, – Станислав положил трубку и отправился на кухню.

- Кто звонил? – спросила Света, водрузив на тарелку подрумяненное произведение кулинарного искусства.

- Это Ник. Просил встретиться по поводу той штуки, – он изобразил машущую крыльями стрекозу, после чего положил столовую ложку белоснежной сметаны на поджаристый блин и, обжигаясь, отправил его в рот.

Приятная, коротко подстриженная блондинка торопливо спускалась по мраморным ступеням. Лиз направлялась в холл здания института, где её давно поджидали друзья. Полы её белого халата временами разбегались в стороны, обнажая стройные ноги. В правой руке девушка несла лабораторный журнал, которым постукивала себя по бедру в такт метрономам-каблучкам.

- Привет! Заждались?– Лиз поцеловала Ника в щеку и взглянула на Стаса. – Давненько тебя не видела! Вроде немного осунулся, или мне показалось? – она кокетливо наклонила голову. – Жена что ли не кормит? Кстати, как там Светка с малышкой?

- Всё в порядке. Привет тебе передавала.
- Взаимно. Передай и ей, – Лиз улыбнулась и, надев маленькие очки в бирюзовой оправе, превратилась в строгого руководителя. Она раскрыла журнал с записями. – В общем, дела такие, – девушка наморщила лоб, собираясь с мыслями, отчего на нём появились тонкие ниточки морщинок. – Экспертиза показала, что объект – ну эта ваша стрекоза – вовсе не стрекоза, а генетически изменённый вид насекомого. Мутант, проще говоря. И, не углубляясь в особенности строения ДНК этого существа, мы можем с полной уверенностью сказать, что налицо не вмешательство господне, не выкрутасы природы, а что ни на есть – дело рук человеческих. Да, да! Короче, мой шеф как это увидел, велел срочно связаться с тобой, Стас, и убедить в необходимости обследовать то место, где было найдено насекомое. Если я заручусь твоим согласием, он готов хоть сейчас организовать научную экспедицию и выделить необходимые средства для реализации этого проекта. Что скажешь?

- Научную экспедицию? Это круто! – Станислав посмотрел на друга.

- Ну, это я немного утрировала. На самом деле поеду я, ты и два-три помощника.

- Помощники? А я случайно в помощники не сгожусь? – спросил Ник, с улыбкой взглянув на девушку.

- Не исключено! – Лиз взяла Колю под руку и прислонилась щекой к его плечу. – Только у тебя же работа!

- Работа? У меня за этот год набралось столько отгулов, что неделю-другую я спокойно могу поучаствовать в какой-нибудь экспедиции. Хотя, мне кажется, всё это – пшик.

- Вполне возможно, но обследовать это место мы должны. Да? – Лиза посмотрела на Стаса, ожидая его реакции.

- Честно говоря, я немного ошарашен таким известием и хотел бы немного переварить всё это. Уложить, так сказать, в своих мозгах.

- Давай помогу! Что тебя тревожит?
- Да, в общем-то, ничего, если не брать во внимание, что я давно сижу без работы и практически без бабла.

- А у тебя есть подвижки с работой? – Лиз посмотрела Стасу в глаза.

- Пока нет.
- Тогда в чём дело? Если ты согласишься на участие в экспедиции, тебя временно возьмут в штат, выделят зарплату; кормёжка, спецодежда. А? Что не устраивает?

- Я не сказал, не устраивает. Дело в деньгах.
- По этому поводу можешь не беспокоиться. Я договорюсь, и тебе выделят аванс.

- Хорошо. Сегодня со Светкой посоветуюсь. Завтра утром дам ответ, – Стас посмотрел на задумчивое лицо Ника. Тот одобрительно кивнул. Собеседники сменили тему, и разговор перешёл в другое русло.

Ребята сидели на синей свежевыкрашенной скамейке у края небольшого сквера недалеко от своего двора. Они успели зайти домой пообедать и теперь расслаблялись, вкушая прохладное ванильное мороженое.

- Что скажешь? – спросил Ник, бросая блестящую обёртку от съеденного десерта в урну. – Светке уже сообщил?

- Ты насчёт поездки? – Стас достал из кармана рубашки сложенный вчетверо листок белой бумаги и развернул. – На. Смотри.

- Что это? – спросил Ник, читая записи. – Какой-то список… – он с недоумением посмотрел на друга.

- Вот именно. Список. Мы с ней уже прикинули, что мне потребуется с собой.

- Ты молодец! Быстро обработал, – произнес Ник, изучая «манускрипт».

Небо внезапно потемнело. Стал накрапывать дождь. Одежды голубых елей, высившихся стражниками по всему периметру зелёной площадки, приобрели асфальтовый оттенок и покрылись капельками тёплого весеннего дождя. Воздух наполнился ароматом хвои и стал необычайно свежим.

- Чего мокните, парни?! – раздался голос со стороны проезжей части.

- Ничего себе! – воскликнул Ник, поднимаясь с намокшей скамейки. – Смотри, Стас! – сказал он, указывая другу на остановившийся поблизости новенький «Порше-Кайенн» цвета спелой вишни. – Жорик!!!

- Какой я тебе «Жорик»?! – с напускным раздражением ответил полноватый молодой человек в бежевом льняном пиджаке и продемонстрировал вопли клаксона своего престижного авто.

- Ну извините! «Жорж»! Так подойдёт? – продолжал издеваться Ник, протягивая водителю руку в открытое окно автомобиля.

Хозяин «Кайенна» поздоровался с друзьями и произнёс: – Ныряйте в тачку.

- Ага, в тачку! А Лео? – Стас указал взглядом на гладкошёрстого фокстерьера, едва различимого за тонированным стеклом задней двери внедорожника.

- Не бойся! Он «своих» не кусает, – сказал Георгий, дав псу команду перебраться на переднее сиденье.

- Круто, Жора! – сказал Стас, забираясь в авто вслед за Ником. – Месяц назад на «бумере» рассекал, а сегодня уже – «Кайенн»! Балует тебя папаша. Балует.

Этот толстячок (так его в детстве окрестили ребята) был единственным сыном президента крупного нефтегазового концерна. Парни дружили давно. Заводилой и авторитетом в их компании считался Станислав; защитником и своего рода «убойной силой» – физически развитый Ник, а роль «мальчика на побегушках» и объекта для подтруниваний да мальчишеских шуточек, без сомнения, отводилась Жоре.

Он терпеливо сносил язвительные реплики по поводу своего веса. Не обижался и потом, когда повзрослевшие ребята, ухлёстывая за девчонками, не брали его с собой. Но, как бы то ни было, они оставались друзьями и в случае возникновения реальной проблемы или опасности стояли друг за друга горой.

Год назад богатенькому папе Жоры в счёт неоплаченных долгов отошёл чей-то магазинчик. Отец недолго думая назначил своего сына управляющим этого бутика. Работа в магазине была отлажена хорошо. Жора появлялся там раз в неделю, снимал бабки, а всё остальное время гонял на машине да развлекался в своё удовольствие.

- Куда намылились? – спросил Жорик, протягивая друзьям раскрытую коробку с дорогими конфетами.

Ребята коротко рассказали приятелю о своей затее.
- Про меня совсем забыли? – возмутился толстяк.
- Ты у нас человек занятой. Капиталист! Или, как там его, – сатрап! – Стас пятерней взъерошил чёрную кудрявую шевелюру друга и покосился на фокса. Тот оскалился и предупреждающе зарычал. – Спокойно, Лео! Спокойно! – парень отвёл руку, и пёс успокоился.

- Какой, на хрен, капиталист? Слоняюсь целыми днями по клубам или вот – на тачке разъезжаю.

- А люди за тебя пашут. Сатрап и есть! – ухмыльнулся Ник.

- Ну чего, мужики? Я так и не понял, берёте вы меня с собой или нет? Я вам пригожусь. Костёр развести мне под силу. Плюс тачка будет под рукой, – Жора постучал по упругой торпеде своего железного коня.

Ребята переглянулись.
- В принципе, можно, – сказал Стас. – Только мы ещё не знаем, когда поедем. Может завтра, а может через неделю. И насколько уезжаем – тоже неизвестно. Бутик твой без присмотра останется?

- Будь спок! – самодовольно произнёс толстяк. – Торговля отлажена. За два-три дня ничего страшного не произойдёт.

- Хорошо, – закрыл тему Ник. – Я поговорю с Лиз. А теперь прокати нас с ветерком! – сказал он и пристегнул ремень безопасности.

За окном занимался рассвет. Переполненный людьми и снаряжением внедорожник мчался по пустынному шоссе в сторону далёкого железнодорожного поселка. Багровое солнце, показав раскалённую макушку, поднималось над горизонтом безликим пламенным божеством, рассекая утренний туман розоватыми клинками зарождающихся лучей.

До места назначения оставалось около часа пути. Развалившись на переднем сидении, Стас развлекал водителя «бородатыми» анекдотами. Он лишний раз не рисковал пошевелить ногами. Рядом, на полу, расположился едва угомонившийся фокс. Ник с Лизой, обнявшись, дремали на заднем сиденье. По соседству, отрешённо уставившись в окно, расположился Гера, которого с трудом удалось разыскать в его захолустной лаборатории.

Подъехав к поселку, Стас не узнал его. Бóльшая часть селения выгорела во время лесного пожара. Осталось с полсотни домов, расположенных непосредственно вокруг железнодорожной станции. Вдалеке, вплоть до самого леса, находившегося на приличном расстоянии от последнего уцелевшего строения, местами торчали обгоревшие стропила да кое-где высились кирпичные трубы от устоявших после пожарища почерневших печей. Запах гари витал над пепелищем. Хотя, честно говоря, пепла уже не было. Пожар, по всей видимости, случился прошлым летом. Округа успела порасти бурьяном и молодой крапивой.

- Да... Дела, – почесал затылок Стас, подъезжая к месту, где раньше находился профессорский дом. – Остановимся там, – сказал он, указывая на высокие кусты.

- А почему в кустах? – поинтересовался Жора.
- Почему, почему… в целях маскировки, – постучал по голове друга раздраженный его тупостью Станислав. – Зачем людям лишний раз на глаза лезть?

Выгрузив из машины необходимые вещи, команда собралась в кружок.

- Когда мы проезжали мимо перрона, слева, я заметил небольшую охраняемую автостоянку, - произнёс Ник, обращаясь к Жоре. – Советую отогнать машину туда. А то в этом захолустье от неё уже к обеду ничего не останется.

-Я, скорее всего так и сделаю, – ответил тот, забираясь в автомобиль.

-А мы, – продолжил Николай, – поищем вход в подвал. Кстати, я видел в багажнике сапёрную лопатку. Ты не возражаешь, если я её заберу?

- Возьми. Только зачем она тебе? – поинтересовался Жорик. – Ведь есть же кирка и штыковая лопата.

- Ничего. Лишний инструмент не помешает.

Для того чтобы вспомнить расположение комнат и подсобных помещений, сгоревшего дома, потребовалось время.

- Так, – пытался сориентироваться Стас, – здесь был люк в подвал, – он покопался в золе и извлёк деформированное бронзовое кольцо. – Точно. Значит, память еще не отшибло. Дальше…

- А дальше ты обнаружил потайную дверь, – произнес Гера, забравшись на выдающийся среди разрушенного фундамента холмик.

- Стас! Ты ещё упоминал о каменных ступенях, – заметила Лиз, обходя возвышение вокруг.

- Ну, вот и я. Как продвигаются дела? – произнес запыхавшийся толстяк, карабкаясь на развалины.

- Что-то ты быстро вернулся. Боялся, без тебя уйдём?! – улыбнулся Ник, подавая приятелю руку. – Тачку пристроил?

- А ты сомневался?! – сказал Жора, подбираясь к месту, где столпилась группа. – Всё по уму. Стоянку оплатил за сутки, – он достал из кармана кожаной куртки квитанцию и помахал ею в воздухе. – Ну, что здесь? – борясь с одышкой, парень принялся разгребать ногой обгоревшие черепки.

- Держи, бойскаут! – Стас протянул энтузиасту небольшую кирку. – Действуй!

- А чего делать-то? – Жора озадаченно взял в руки инструмент и застыл в нерешительности.

- Дай мне! – Гера забрал кирку. – С этим орудием труда мне не раз приходилось сталкиваться, – и он принялся ловко размахивать замысловатым молотком, всё больше углубляясь в сердце холма.

- Достаточно! Кирка больше не нужна, – произнёс Стас, вонзив в рыхлый грунт штыковую лопату.

Через четверть часа внушительная яма оградила друзей от остального мира крутой насыпью.

- Есть! – воскликнул Ник, усердно орудовавший сапёрной лопаткой.

- Что там? – Лиз нагнулась, пытаясь рассмотреть звякнувший предмет.

- Это первая ступенька каменной лестницы. Там, дальше, должна быть дверь, за которой расположен вход в штольню, – прокомментировал Гера.

- Первая? – спросил Жора. – А сколько их всего?
- Десять или пятнадцать, – удовлетворил Станислав неподдельное любопытство товарища. – Честно говоря, я их не считал, – добавил он и принялся дальше освобождать одну за другой проявляющиеся белые ступени.

Через некоторое время появилась чугунная петля, за ней – другая. Вскоре массивная дверь была полностью высвобождена из-под завала.

- Наконец-то! – выдохнул Ник, утирая с перепачканного лба капельки мутного пота.

- Удивительно, что под таким большим давлением земли и мусора дверь всё же оставалась закрытой. Её словно заклинило, – произнёс Гера.

- Ничего странного, – сказал Ник. – Её держит вот эта штуковина, – он выдернул металлический прут, застрявший под одной из петель, после чего дверь осела и немного подалась вперёд.

- Ну… С богом! – Стас надавил на преграду, отделявшую свет от тьмы, и отворил проход в неизвестность.

Первым в темноту нырнул Лео. Пока ребята занимались оставленными наверху вещами, пёс успел вернуться. Он уселся возле прохода, внимательно наблюдая за действиями людей.

Ношу распределили исходя из физических возможностей каждого. Вооружившись электрическими фонарями, исследователи ступили в подземелье.

- Как насчёт двери? – спросил Стас, глядя на товарищей.

- Может, её лучше чем-нибудь припереть? – предложила девушка. - А то местные хулиганы влезут да перепугают до смерти. Я, честно говоря, и так темноты побаиваюсь, – Лиз прижалась к руке Ника, затем поцеловала его в щеку.

Стас подошёл к двери и попытался её закрыть. Чугунные петли словно срослись. Тогда на помощь пришёл Жора. Он навалился всем весом. Стас надавил ещё. Дверь поддалась и с грохотом захлопнулась. Наступила мёртвая тишина. Затем снаружи послышался шорох. С насыпи сорвался ком земли. За ним ещё один. И вот уже лавина золы и мусора устремилась вниз.

- Скорее, дайте что-нибудь! – закричал Стас, обращаясь к застывшим в растерянности друзьям.

Ник рванулся вперёд, подобрал одну из валявшихся на земле полусгнивших досок и подставил её в распор между полом подземелья и дверной ручкой.

Шум снаружи вскоре утих, но возникла серьёзная проблема.

- Что произошло? – испуганно прошептала Лиз.
- Ребятки перестарались с дверью, – прокомментировал Ник. – От сильного удара земля содрогнулась, и это спровоцировало оползень. Так что все мы теперь погребены под землёй заживо, – парень направил луч фонаря себе в лицо и, состроив необычайно противную рожу, заверещал, издавая какофонию потусторонних звуков.

- Прекрати, Ник! Чего делать-то? – ещё больше испугавшись, пролепетала девушка.

- Ну, в принципе, большой беды нет, – успокоил всех Стас. – Только выкапываться часа два придётся. Благо инструмент с собой.

- Хватит паниковать. Выберемся! – поддержал Станислава Герман.

- Значит так! – Ник направил яркий луч фонаря в потолок штольни, и стало светло как днём. – Нам необходимо распределиться. Стас! Ты, пожалуй, иди первым, так как немного знаком с этой местностью. За тобой – Гера. Потом Жора, Лиз. Я буду замыкать группу. Возражения есть?

- Да какая разница, кто за кем пойдёт?! – выступил Жорик.

- Не скажи! – поучительно произнёс Стас. – Среди нас должны быть элементарные порядок и дисциплина. Если этого не будет, непременно жди беды. Так, насколько я знаю, заведено везде: в армии, в горах, под водой и, конечно, под землёй.

- Ты меня убедил! – согласился Георгий. Он подтянул повыше рюкзак, громыхнув алюминиевым котелком, окинул взглядом мрачные стены подземелья, и торжественно добавил: - Я готов!

До места, где ребята повстречали двуглавого зверя, группа добиралась недолго. Единственным препятствием на пути стал незначительный обвал левой стены тоннеля, произошедший после «спринтерского забега» перепуганных исследователей, когда те спасались от страшной крысы. С этой проблемой справились быстро. Дальше оказалось сложнее. На развилке, где заканчивался основной тоннель и начинались три узких штрека, возникла дилемма – куда двигаться дальше?

Посовещавшись, приняли решение: Лиза и Жора готовят обед из имеющихся запасов, остальные отправляются на разведку прилегающей территории.

- Надеюсь, кофе все будут? – спросила девушка, выставляя большой термос на импровизированный столик, наспех сооружённый из трухлявых досок развалившейся опалубки.

- Делайте бутерброды, – произнёс Ник, направив луч фонаря в чёрную дыру одного из проходов. – Мы скоро, – ребята переглянулись и вскоре исчезли. Каждый отправился обследовать вверенный ему штрек.

Обеспокоенный Лео сначала увязался за Стасом, затем с лаем выскочил обратно и рванул в правый проход, за Германом, после чего вернулся и, немного поскулив, улёгся у ног хозяина, наблюдая, как тот раскладывает аппетитные кусочки колбасы на ароматные булки.

Стас и Ник отсутствовали недолго, а вот Гера задержался. Когда ребята были уже готовы отправиться на его поиски, из глубины тоннеля послышались шаркающие шаги. Через минуту, сверкая линзами очков, появился Герман.

- Я не слишком долго? – спросил он с извинительными нотками в голосе. Затем, подойдя ближе, повесил фонарь на торчавший из стены кусок опалубки и возбуждённо произнёс: – Смотрите, что я нашёл!

Парень вытянул вперёд руку. В его пригоршне лежало три шарообразных предмета. Самый крупный был размером с теннисный мяч. Шары напоминали грибы-дождевики и излучали приятное для глаз фиолетовое свечение. Воздух наполнился грибным ароматом.

- Подобные шарики мы видели в обрушившемся торфянике два года назад! – произнёс Стас, взглянув на Геру. Тот весело улыбнулся и утвердительно кивнул. – Где ты это нашёл? – Станислав взял один гриб, понюхал и попытался лизнуть.

- Ты что, дурак? – Ник задержал руку приятеля, пытавшегося совершить непростительную глупость. – А если он ядовитый?

- Понюхай! Чувствуешь, какой аромат? У ядовитых грибов практически нет запаха. За редким исключением, – ответил Стас и снова потянул его в рот.

- Лучше не будем рисковать, – сказала Лиза, забирая диковинное растение из рук компаньона. Она направила луч фонаря на фосфоресцирующий шарик, затем разломила его и стала разглядывать пористую плоть. - На первый взгляд обыкновенный гриб… только светящийся. На обратном пути нужно взять образцы и отправить в лабораторию.

- Где ты их нашёл? – спросил Стас, разглядывая самодовольное лицо Германа.

- Оказавшись в узком штреке, я стал с опаской пробираться вперёд, – начал рассказ «следопыт». – Метров через десять торфяной рукав повернул вправо, затем круто пошёл в низ. Я спускался дальше по подобию ступенек, пока коридор снова не принял горизонтальное положение. Если в начале пути приходилось идти пригнувшись, задевая локтями стены, то дальше я передвигался свободно, выпрямившись в полный рост, не опасаясь при этом разбить себе лоб. Затем вдалеке показалось таинственное свечение. Словно десятки гигантских светлячков притаились в тишине. Я инстинктивно выключил фонарь. Мне сразу вспомнился первый поход в планетарий – так красиво и завораживающе выглядел этот свет.

Не буду кривить душой – я сильно перепугался. В голове возникли образы двуглавых крыс, гнездящихся в потаённом логове. Потом показалось, будто огромные пучеглазые мокрицы уставили на меня горящие бельма. Но затем в сознании всплыла огромная яма, в которую я едва не свалился во время нашей командировки, и светящиеся грибы. После я без труда провёл аналогию, взял себя в руки и, включив фонарь, подошёл к светящимся шарикам. Продвигаться дальше было невозможно. Ветхая штольня заканчивалась крутым завалом. Что ни говори, а одному жутковато в этом подземном краю. Взяв несколько грибов, я поспешил обратно.

- А что в соседних штреках? – Гера с любопытством посмотрел на ребят. – Вы что-нибудь обнаружили?

- Ничего особенного. Оба прохода через несколько десятков метров упираются в огромный валун. Пройти дальше нереально. А вот тебе повезло, – Станислав плеснул на руки «грибнику» немного воды, протянул бумажную салфетку, а затем подал пластиковый стаканчик с кофе и бутерброд.

- Даже если мы больше ничего не найдём, – произнесла Лиза,- эти изумительные грибы ещё принесут нам известность. Одно это открытие делает нашу поездку полезной и ненапрасной. Жаль только, что все эти тоннели ведут в тупик, – с сожалением добавила девушка, и на её миленькое личико опустилась тонкая паутинка грусти.

- Оставайтесь здесь. Мы скоро! – Ник посмотрел на друзей и, встретившись взглядами со Стасом, добавил: – Пойдем посмотрим.

Взяв некоторые инструменты, ребята направились в таинственный штрек. Добравшись до завала, который расстроил дальнейшие планы группы, Ник обнаружил справа от насыпи приваленную грунтом нору. Рядом пролегала натоптанная тропка с множеством отпечатков когтистых лап.

- Что скажешь? – Ник взглянул на друга.
- Я думаю, ты и сам догадался, – ответил Стас, пытаясь просунуть длинную доску в загадочную нору.

- Полагаешь, крыса?
- Ну не бобёр же! – произнес Станислав, проталкивая глубже застрявший на полпути горбыль. – Нора не прямая, – он сместил деревяшку немного в сторону, и она продвинулась ещё на несколько десятков сантиметров.

- Стас, как ты думаешь, почему грибы растут только здесь, рядом с завалом, а дальше, смотри, – пусто?

- Я размышлял над этим. По-видимому, они родом из тех мест, – он кивнул в сторону обрушения, – а сюда их споры занесли животные на своих лапах, или насекомые. Но здесь им, судя по всему, не очень комфортно. Может, среда другая или воздух не тот. Они словно увядают.

- Действительно! – Ник поддел мыском ботинка кучку почерневших шариков, и они рассыпались в прах.

- В любом случае нам необходимо заглянуть по ту сторону завала, а уже потом делать выводы и высказывать предположения.

- Тогда чего мы ждём? Давай копать! – Ник взял в руки кирку.

- Здесь, пожалуй, можно обойтись одними лопатами, – сказал Стас, и друзья принялись за работу.

- Куда вы пропали? – раздался голос Геры из дальнего конца коридора. – Лиза волнуется. Три часа здесь торчите, – он спустился с земляных ступенек в тот момент, когда лопата Стаса пробила сквозную дыру в остатках торфяного заслона.

- Есть! – воскликнул Станислав, и ребята втроём принялись расширять образовавшееся отверстие.

Через четверть часа от завала остались лишь разрозненные скопления грунта.

- Путь свободен! – радостно произнёс Ник.
Картина, возникшая перед взором подуставших ребят, поражала своей красотой и праздничным убранством. Мрачная штольня неожиданно обрела сказочный вид. Сияющие шары находились повсюду: на потолке, стенах, на полу. Электрические фонари оказались лишними – настолько насыщенным было свечение. Через некоторое время вся группа была в сборе. Друзья с нескрываемым восхищением любовались природной иллюминацией. Беспокойный Лео неоднократно порывался пройтись по освещённому коридору, но его будто что-то удерживало. Наконец, набравшись смелости, он с разбега влетел в светящийся тоннель и, ступив на грибы, заскользил, словно на коньках. Проехав несколько метров, он с пробуксовкой ринулся обратно и спрятался за спинами безудержно хохочущих ребят. Весёлое ликование и смех ещё долго раздавались под сияющими сводами старой штольни.

Вскоре группа двинулась дальше. Люди шли по неоновому ковру, оставляя за собой слизкие лепёшки из раздавленных грибов. По мере продвижения вперёд растений не становилось меньше. Напротив, они заполонили подземное пространство, словно вездесущая плесень, оккупировавшая заброшенный подвал.

Забыв о времени, ведомые любопытством и жаждой познания, исследователи наконец оказались в необычной пещере, напоминавшей полость глиняного кувшина, откуда брали начало несколько новых проходов. Это были уже не рукотворные штреки, по которым друзьям приходилось пробираться до настоящего времени, а рукава пересохших каналов, где по стенам некогда бежали неудержимые потоки грунтовых вод.

- А ведь прав был Михаил Александрович, высказав фантастическую гипотезу по поводу подземных лабиринтов (впрочем, она оказалась не такой и фантастической), – вспомнил Стас своего коллегу по экспедиции. – Действительно всё так и есть, – добавил он, проводя ладонью по шершавой стене пещеры.

- Посмотрите, сколько здесь нор! – воскликнул Гера, подойдя к одной из них и прислушиваясь. Откуда-то из глубин подземного мира доносились слабые звуки плещущейся воды.

- Это, наверное, река, – произнесла Лиз и задумалась.

Беспокойный день, начавшийся для путешественников ещё затемно, незаметно подходил к концу. Пришла пора задуматься о ночлеге. Расчистив территорию и сдвинув в сторону грибные россыпи, каждый подготовил себе место для отдыха. После неприхотливого ужина, состоявшего из мясных консервов, хлеба и сока, все улеглись спать. Хотя люди находились глубоко под землёй, холода или недостатка в кислороде они не ощущали. Насыщенный приятной свежестью воздух располагал ко сну. Утомлённый Лео, предварительно обнюхав все углы пещеры, забрался под бок уснувшему хозяину и, справившись наконец с надоедливой блохой, затих.

Ночь прошла спокойно. Ребята проснулись отдохнувшими и посвежевшими.

- Что за воздух! – произнесла Лиз, поднимаясь на ноги и расталкивая лежащего рядом Ника. – Такое ощущение, что я спала этой ночью в хвойном лесу. Голова лёгкая, мысли ясные. Кто-нибудь может объяснить, почему так? Мы же находимся глубоко под землёй!

- Я тоже сейчас подумал об этом, – Гера умылся из пластиковой бутылки и надел очки. – Возможно, эти грибы не только отличные осветители, но и замечательные кислородные генераторы. По-другому я не могу объяснить это явление.

- Всё, конечно, замечательно, – Стас взял один из приготовленных бутербродов, разлил по стаканчикам остатки холодного кофе и уселся на рюкзак. – Давайте лучше прикинем, как нам быть дальше, – он отхлебнул из стакана кофе и посмотрел на друзей. – Зашли мы достаточно далеко, но никаких насекомых, а тем более животных, нам так и не повстречалось, если не считать блох, замучивших Лео, - пёс словно понял, что разговор зашёл о нём, перестал чесать за ухом и принялся лакать налитую в вощёную тарелку воду. – Может, пора уже и к дому? Ещё неизвестно, сколько времени выкапываться придётся.

- Стас, неужели тебе совсем не интересно, что там дальше? – произнесла Лиз, состроив ехидную улыбочку.

- Мне, конечно, интересно, – ответил парень, потуже затягивая шнурки на кирзовых ботинках. – Ты же знаешь, какой я экстремал. Но с годами я всё больше становлюсь прагматиком, – он посмотрел на девушку и продолжил: – В этих подземных лабиринтах без специальной подготовки и снаряжения можно так заблудиться, что никакие спасатели не найдут. Да и кто знает, где искать? Твой руководитель? – Стас достал из рюкзака синюю бейсболку и натянул себе на голову. – Так он знает лишь название населённого пункта, куда мы отправились. И всё! Случись что, нас никто и не хватится. Тем более яма, которую мы выкопали, чтобы сюда забраться, обвалилась. Теперь вряд ли кто додумается искать нас именно здесь.

- Я не понял, приятель, ты что, собираешься удочки сматывать? – сквозь сон пробубнил Ник. – Или мне это приснилось? – он зевнул и снова забрался с головой под ветровку. – Выключите свет. Дайте ещё немного поспать.

Внезапно раздался грохот. Где-то случился обвал. Друзья приникли к отверстию в стене, из которого доносились звуки. Через мгновение послышались сильные всплески, словно огромные булыжники с большой высоты падали в воду.

- Вероятно, там существуют большие пустоты, – предположил Гера.

- Мне не терпится это увидеть! – возбуждённо заявил Жора, дожёвывая остатки бутерброда и вытирая руки зелёным носовым платком.

- Жорик, а зачем тебе на это смотреть? Такое явление может оказаться опасным! Ты не подумал об этом? – попытался вразумить друга Станислав.

- Да ладно, какая тут опасность! Я же не собираюсь лезть чёрту на рога. Для чего я вообще подписался ехать в эту дыру?! А? Я хочу зрелищ, Стас! Да, да! Именно зрелищ, а не только ползать на изодранных коленях по этим катакомбам. Представляешь, какая махина должна упасть, чтобы вызвать такой гигантский всплеск!

- Хорошо! Давайте договоримся чётко и определённо. Побудем здесь ещё до обеда, – Станислав посмотрел на свои видавшие виды часы, которые показывали четверть восьмого. – Если ничего не обнаружим, без возражений отправляемся обратно.

- Могу тебя разочаровать – я уже кое-что обнаружил! – возбуждённо произнёс Ник, быстро вскочив на ноги и стряхивая с себя какую-то гадость.

- Это же сколопендра! – воскликнула Лиз, бросившись за убегающим в гущу грибов насекомым. Наделенное множеством цепких лапок, отвратительного вида создание ловко забралось в кучку светящихся шаров и затаилось.

Лиз быстро раскрыла рюкзак. Достав пинцет и небольшую баночку, она умело подцепила насекомое и определила его под стекло.

- Круто! – произнесла девушка, радуясь первой находке. – А ты, Стас, говоришь, ничего нет. Смотри, какая красавица! – она поднесла банку с копошащейся там многоножкой к лицу парня и встряхнула. Мерзкое насекомое сразу засуетилось, зашевелило противными усами, безуспешно пытаясь найти выход из прозрачной западни.

- Она ядовитая? – спросил Жора, постукивая пальцем по стеклу.

- Конечно, ядовитая! – ответила Лиз и убрала склянку в рюкзак. – Но для человека её укус неопасен. Это можно сравнить с тем, как если бы тебя… ужалила пчела. Одно меня удивляет. Данный вид насекомых можно обнаружить на Кавказе, в Крыму, ну, в крайнем случае, под Ростовом… Но в Подмосковье! Это для меня ново. Насколько я знаю, такие сколопендры достигают размеров максимум сантиметров десять, а эта гораздо больше. Так что я не могу сказать с полной уверенностью, что укус именно этой особи несмертелен. Но лично для тебя, Жорж, у меня найдётся противоядие, – улыбнулась девушка, глядя на озадаченное лицо парня.

Продвигаться дальше стало легче. Люди шли по дорожке из обожженной глины, словно по заасфальтированному шоссе. Единственным неудобством для передвижения оставались грибы. Если кто-то из путешественников забывался, погрузившись в свои мысли, то возникала опасность поскользнуться и упасть.

Группа шла наугад. Петляющие, часто пересекающиеся тоннели сбивали с толку, вызывая дезориентацию в пространстве. Порой ребята обнаруживали свои же следы. Получалось, что они возвращались обратно, запутавшись в переплетениях диковинного лабиринта. Наконец разветвлений и тупиков стало меньше. Осталось несколько прямых тоннелей, размещенных в одном направлении и соединяющихся между собой редкими перемычками боковых проходов. Искатели приключений шли вперёд, перемещаясь из тоннеля в тоннель. Затем очередной коридор принял уклон и стал извиваться, словно запутанная нить. Угол наклона с каждым шагом увеличивался. Продвигаться дальше стало невозможно. Крутизна достигла апогея. Стас решил остановить группу, чтобы повернуть назад, но тут случилось непоправимое.

Замыкающий шествие Ник наступил на предательский гриб и, словно по маслу, скользнул вниз, подминая под себя россыпи светящихся шаров. Он не мог ничего исправить и мчался, кружась волчком, сметая всё на своём пути. И вот уже вся пятёрка в сопровождении испуганного пса устремилась вниз, на бешеной скорости, не имея возможности остановиться. Мелькавшие с неимоверной быстротой светящиеся шары проносились перед глазами ребят трассирующими линиями и быстро убегали вдаль, словно огни городского тоннеля. Это скольжение было сравнимо с неуправляемым спуском по закрученной трубе гигантского аквапарка. Сколько продолжался спуск – десять минут, полчаса или больше – в сложившейся ситуации уследить было очень трудно. Наконец вдалеке замаячило тёмное пятно, означавшее завершение тоннеля.

- Быстро освобождайтесь от рюкзаков! – изо всех сил выкрикнул Ник, избавляясь от ноши.

Таким образом скользящие странники оказались налегке. Черная дыра приближалась и с каждым мгновением увеличивалась в размере. Тупик это или обрыв, оставалось непонятным, но бесспорным было одно - это конец тоннеля.

Они падали с высокой скалы, в ужасе ожидая встречи с неведомой твердью. Люди тщетно цеплялись за воздух, беспомощно потрясали руками и ногами, а уши закладывал оглушающий рокот десятков срывающихся с большой высоты водопадов. Сильный всплеск, жёсткий удар о воду и несметное количество воздушных пузырей, пронзающих подводную тишину – это было последнее, что почувствовал Жора перед тем, как на его голову опустился тяжёлый рюкзак с провиантом.

Подёрнутые серой дымкой звёзды заполонили чёрное небо. Одни мерцали, словно крохотные светлячки, другие, угасая, исчезали из виду.

Жора лежал на большом валуне, запрокинув голову и разглядывая звёздное небо. Далёкие светила выглядели необычно – совсем не так, как раньше. Сознание парня постепенно прояснялось. Объятия прострации начинали ослабевать.

- Это же грибы, а не звёзды, – прозвучал его собственный голос, словно со стороны.

- Ну что? Очухался? – сказал Ник, не переставая пошлёпывать друга ладонью по упитанным щекам.

- Прекрати бить! Мне больно! – запротестовал парень. – Что со мной случилось? – произнёс он, опершись на локти и озираясь.

- Ничего особенного, – улыбнулся Ник. – Просто ты немножко умер, а мы тебя слегка оживили.

- Ты всё шутишь, – Жора недовольно посмотрел на товарища, – а мне сейчас не смешно, - произнёс он, потирая шею.

- Ты изрядно нахлебался, Георгий, – произнесла полураздетая Лиз, отжимая промокший свитер. – Мы тебя едва откачали. Ты везунчик, парень. Считай, что заново родился.

- А где остальные? – с тревогой поинтересовался Жора, поглаживая подбежавшего Лео, который принялся усердно вылизывать лицо пострадавшего хозяина.

- Сердобольный пёс, – сказала девушка. – Когда мы вытащили тебя из реки, он начал метаться возле тела, словно хотел чем-то помочь. Потом видимо всё понял, уселся в стороне и, не отрываясь, смотрел, как мы над тобой измываемся. То искусственное дыхание, то массаж сердца. Слава богу, всё обошлось. Убедившись, что кризис для тебя миновал, Гера и Стас пошли по берегу осмотреться и набрать дров.

- Дров? Какие под землёй дрова? – недоумевая, произнёс парень, посчитав, что ещё недостаточно пришёл в себя.

- Скоро ты всё поймёшь.

Округа представляла собой подземный каньон с бегущей по дну широкой рекой. Её берега обрамляли замысловатые валуны и россыпи острых камней. Повсюду возвышались нагромождения высохших веток, стволов деревьев и прочего природного мусора. Высокие стены каньона, словно оспой, были испещрены дырами-каналами. Из многих вырывались потоки воды, питающие и неустанно пополняющие величественную реку. Всё это существовало под высокими сводами подземных пород, усеянных светящимися грибами.

Если взглянуть против теченья реки, грибное небо становилось менее насыщенным сияющими шарами, из-за чего окрестности выглядели мрачными и жутковатыми. И, наоборот, чем дальше взгляд устремлялся в сторону по течению, тем светлее и жизнерадостнее становилось вокруг.

- Всё в порядке? – спросил Стас пострадавшего товарища, бросая на землю вязанку сухих дров. – Ты здóрово нас перепугал. Я думал, тебе конец. Спасибо Нику! Его армейский опыт пришёлся кстати. Как самочувствие?

- Пока не пойму, – Жора резко повернул шею в сторону и та неприятно хрустнула. – Вот, теперь хорошо, – улыбнулся парень, поворачивая голову в разных направлениях, не ощущая при этом боли.

- И снова я вспомнил Михаила Александровича. Какой это все-таки умнейший человек! – произнёс Стас, обращаясь к Герману. – Это и есть тот «природный отстойник», о котором он говорил, – Станислав обвёл взглядом окрестности. – Весь этот мусор попал сюда вместе с талыми и сточными водами по скрытым каналам из глухих болот и лесных протоков. Трудно представить, но мы сейчас находимся под многокилометровой толщей земной коры! Кто-нибудь обратил внимание, – продолжил профессиональный геолог, – что вода в реке не ледяная, как это должно быть согласно её подземной природе, а немного теплая, словно подогретая?

- Ещё бы! – произнесла Лиз, доставая из рюкзака вымокшие вещи и раскладывая их на гладкие камни.

- А почему? – не унимался Стас.
- Ты думаешь, мы глупее тебя? – вмешался Ник. – Здесь повсюду полно гейзеров, – он окинул взглядом парящие берега, где временами прямо из-под воды взмывали в воздух фонтаны раскалённого пара и кипятка.

- А растительность!? Какое здесь обилие разнообразных мхов и лишайников! Это на такой-то глубине! – он провел ладонью по бархатистому камню, и в его руке осталась мягкая губка из темно-зеленого мха. А жучки-паучки разные! Смотрите, сколько их здесь. У Лиз и посуды не хватит, чтобы законсервировать всю эту живность, – Стас посмотрел на девушку, улыбнулся и принялся разводить огонь.

- Мне страшно, ребята, – произнесла Лиза. – Как мы теперь отсюда выберемся? – она посмотрела вверх, пытаясь отыскать среди большого количества каналов в скале именно тот, из которого они вывалились.

- Да…! – произнёс Гера. – Путь назад отрезан наглухо. Найти нужный проход нереально – один шанс из ста. Даже если гипотетически представить, что мы это сделаем, забраться на скалу, а затем подняться по кручёному склону, без снаряжения… Нереально.

- И что же делать? – Жора посмотрел на друзей, отказываясь верить в происходящее. Ему казалось, что сейчас кто-нибудь ехидно рассмеётся и скажет: «Да ладно! Это всё хохма!». Но этого не происходило.

- Есть какие соображения? – Ник обвёл друзей взглядом и остановился на фигуре Стаса. Он знал, что смекалистый товарищ наверняка найдёт выход из трудного положения, как это случалось и прежде.

- Что вы на меня уставились. Я не раз вам говорил: «пора возвращаться», – но кто меня послушался? А ты, Жорик, хотел зрелищ? Теперь насытился этим феерическим шоу под названием «Искры из глаз»?

- Ладно, Стас. Хватит прикалываться, – Жора, насупившись, потупил взгляд.

- Вот моё мнение! – Станислав пристально осмотрел каждого. – Воды у нас с избытком, – он поднял с земли небольшой камень и лихо запустил его в реку. – Провианта, если экономить, на неделю хватит. Благо нам удалось выловить все рюкзаки. На крайний случай придется есть грибы. Мы ведь ещё не знаем, съедобные они или нет. Если встанет вопрос, умирать с голоду или их попробовать, я выберу второе. И главное! Я считаю, надо обследовать этот подземный мир, насколько это будет возможно. Не думаю, что вход сюда, а стало быть и выход, только один. Нужно искать.

- Ну и…? – Ник не сводил глаз с друга. – Что дальше?

- А дальше… необходимо строить плот. Ведь куда-то эта река впадает! Если идти пешком, потеряем слишком много времени, а нам дорог каждый час. Естественно, передвигаться по реке гораздо быстрее. Если по пути попадётся что-то заслуживающее внимания, причалим и обследуем.

После такой убедительной речи возражений не последовало. Покончив с горячей пищей, приготовленной Лиз на костре по всем правилам походной кулинарии, все дружно приступили к возведению плота.

Строительство заняло сутки с учётом небольшого перерыва для сна и приёма пищи. К концу следующего дня (хотя привычной смены дня и ночи здесь не происходило) неказистая, но добротная конструкция спустилась на воду. Пока путешественники занимались строительством, они сделали немало интересных открытий. Одним из прочих оказалось наличие надоедливых москитов, которые безжалостно атаковали людей, мешая им работать. А недавно рядом со строительной площадкой пролетели две летучие мыши. Возмущённо попискивая, они пронеслись над самой водой и умчались вниз по течению реки.

Загруженное рюкзаками неоригинальное плавучее средство, управляемое неопытной командой, медленно скользило по водной глади. Русло реки часто меняло своё направление, неистово петляя средь клинков скалистых выступов, словно беспокойный полоз. Грибное небо (если так можно назвать каменную твердь, зависшую на большой высоте) с каждым километром пройденного пути становилось светлее и насыщеннее нежным ультрафиолетом.

Наблюдая за берегами, исследователи не раз замечали небольших животных, рыскавших у воды в поисках добычи. Таковой служила рыба, которая временами выпрыгивала из воды и, мастерски исполнив замысловатое сальто, завершала трюк внушительным всплеском. Часто рыба выскакивала на берег, а иногда умудрялась залететь прямо на плот, невольно пополняя рацион путешественников. Нельзя сказать, что рыбёшка была какой-то необычной. Она напоминала речную форель, но с отчётливо выраженными тёмными полосками на чешуйчатых боках, как у речного окуня. Вероятно, существовали и другие виды, но ребятам они пока не попадались. Страдающий от безделья Жора, вполне восстановившись после неудачного падения, придумал себе забаву и увлёк ею остальных. Правила игры оказались простыми. Нужно придумать название незнакомому предмету, существу, даже явлению, повстречавшемуся на пути, и, если это устраивало остальных членов группы, данное наименование и его описание заносилось в тетрадь, немного подмокшую, но годную к использованию. Таким образом у путешественников появился своего рода бортовой журнал, который исправно пополнялся путевыми заметками, а иногда и поэтическими строками. Например река, по которой сплавлялись люди, обрела мудрёное название - «Изнанка», символизируя собой исподнюю земных рек. Снующие по берегу забавные зверьки отныне именовались «столбянками». Они были похожи на сурикатов – «пустынный маленький народец» – и подолгу стояли на задних лапках, словно серо-коричневые шерстяные столбики, провожая взглядом проплывающий плот с невиданными существами на борту.

Небольшой залив с пологой площадкой на берегу, где ребятам однажды пришлось переночевать, назвали «Бухтой паники». Во время сна путешественников перепугала стайка разноцветных птиц, как ураган, налетевших на их пристанище. Пернатые были похожи на волнистых попугайчиков, отличаясь от них непропорционально длинным клювом, немного искривленным к концу. Одна птица опустилась на стоявший рядом с Жорой рюкзак и попыталась своим хоботком проникнуть в нос спящего человека. Почувствовав сквозь сон, что происходит нечто необычное, парень открыл глаза и, увидев, что кто-то пытается через нос высосать у него остатки мозгов, отчаянно завопил, переполошив весь лагерь. Экзотическая стайка сорвалась с места и быстро улетела, загалдев, словно кучка неугомонных цыплят.

После этого случая друзья часто подшучивали над толстяком: «Что же ты, Жорик!? Не дал птичке отведать своего нектара! Лишил пташку такого деликатесного лакомства!»

- Вы успели заметить, какие клювы у этих птиц? – возбуждённо воскликнула Лиз, после того как стая скрылась из виду. – Таким приспособлением невозможно клевать зёрна или ковыряться в падали. Его предназначение – вытягивать нектар из цветов, как это делают колибри. Но тогда тут должны произрастать соответствующие растения, а наличие такого рода флоры здесь под землёй – просто абсурд.

- Абсурд, говоришь? – произнёс Гера. – А грибы, заполонившие всё вокруг, не абсурд? А вся эта живность и многое другое, вольготно существующее под землёй, на многокилометровой глубине, это, по-твоему, в порядке вещей?

Лиз умолкла, не зная, что ответить.
Течение воды становилось быстрее. Плот уносило всё дальше. Русло реки сделалось прямым, как искусственно проложенный канал. В спокойную водную гладь смотрелись миллионы софитов, расположенных под сводами исполинской пещеры. Воздух значительно прогрелся и приобрёл аромат тропического леса. Вскоре вдалеке показалось большое светлое пятно, словно огромный киноэкран, расположенный за несколько километров от зрителя. Послышался отдаленный шум – слабый шепот приближающегося дождя.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Глава 3. Неожиданное открытие

Моё зеркальное отражение. Глава 60. Виртуальное открытие

Христофор Колумб, Америго Веспуччи, Семен Дежнев и Витус Беринг - все те, без чьего участия мы бы долго ещё не имели представления об этой удивительной части света, были людьми...

Глава 1

Барабаны оглушительно стучали у меня в голове. Казалось, что отряд барабанщиков стоит рядом со мной и изо всех сил лупит по большим гулким барабанам. На самом же деле отряды воинов...

Глава 2 - Пробуждение языческих богов

Память – весьма интересная штуковина. Некоторые события запоминаются довольно чётко и ясно, а многое забывается, как дурной сон. Кто то помнит больше хорошее, нежели плохое, иные...

Глава 1. Таинственная штольня

ЕСТЕСТВО - все, что есть; природа, натура и порядок или законы ее; существо, сущность по самому происхождению. Духовная жизнь чужда земного естества. Человек по естеству своему...

Главы

Главы из не написанного …. Предисловие. Плавный переход от реальности к снам, от иллюзий к галлюцинациям, от ведений к ошибочным умозаключениям, от маний и сверхценных идей к...

Глава 1. Первое серьезное дело

Глава 1. Первое серьезное дело. Я Сиккар Рирачиа, дважды рожденный в обоих мирах на потеху богам. Я цветок лотоса, раскачивающийся на волнах, которые появляются во время дыхания...

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты