Философия времени

Часть 4. Философия Синтеза

Новое Рождение

«Новое Рождение» назывался семинар, и проводился он по программе подготовки школы Философии Синтеза, школы Отца. Вопросы, рассматриваемые на семинаре, были настолько близки к интересующим Алима в последнее время темам, что он даже удивился, почему до сих пор ничего не слышал об этих семинарах. Но лучше изложить все по порядку.

Накануне Миле позвонила Саша и восторженным голосом сообщила: «Оказывается, в вашем городе утверждены и будут проходить третьи выходные каждого месяца семинары Синтеза. Первый семинар, который называется «Новое Рождение» состоится в эти выходные». Долго договариваться необходимости не было, потому как в принципе уже все было решено раньше, и тем же днем в пятницу Саша была у Милы.

Алиму они дозвониться долго не могли, он как раз был в библиотеке, и только поздним вечером, когда возобновилась связь с ним, Мила коротко сообщила:

– Завтра без пятнадцати десять утром ты должен быть возле входа в лекторий, тебя ждет большой сюрприз или два, – потом спросила, – с тобой все в порядке? Почему так долго не отвечал?

– Занимался в библиотеке, – не совсем уверенно ответил Алим и решил пока не вдаваться в подробности.

– Так ты будешь завтра, точно? Только не опаздывай, – состояние недосказанности Алима передалось Миле, и она тоже решила: сюрприз, так сюрприз.

На этом их на удивление короткий разговор завершился. И утром сюрприз состоялся, даже не один.

– Говорят, у вас тут время течет по-другому, и события разворачиваются не по дням даже, а по часам, а то и минутам даже? Вот, решила сама проверить, – улыбалась, увидев его, Саша.

– Да, – подтвердил Алим, сам обрадовавшись неожиданной встрече, – оказывается, мы так давно не виделись. Вот это приятный сюрприз!

Подошли Алина, Яна, затем Эмиль, и всей компанией они пошли в зал. К десяти собралось человек пятьдесят, и вперед вышел ведущий семинара.

– Здравствуйте. Первая часть нашего семинара является еще и ознакомительной, чтобы каждый мог определиться в своем решении проходить обучение, насколько это не противоречит его мировоззрению или насколько он готов принять то, что ему предлагается, потому что, как ни странно, но готовых не так много. Хотя то, что вы здесь собрались, кто понимает, это уже не случайность.

Образовательная идея семинара очень проста, она предлагает каждому лично разобраться в вопросе: кто такой человек, как устроен, каким образом и куда направляется он в этой загадочной вселенной, увидеть, сколь многогранно и в соответствии с какими стандартами, принципами и законами все развивается в человеке и человек во всем.

Все настолько просто в своем синтезе и, вместе с тем, настолько бесконечно в своих конкретных проявлениях и деталях, что сознательно став на путь ученичества, человек проживает это, как новое рождение, и затем это проживание приходит вновь и вновь.

Это для вдохновения тех, кто устал от разочарований по жизни, чтобы вы знали, что существует развитие событий совершенно иное, и вы имеете возможность его активировать.

Но давайте вернемся к вопросу о человеке. Возьмем для начала научный аспект. Много ли мы знаем с этой точки зрения о человеке? – ведущий сделал паузу.

В аудитории всегда найдутся готовые к дискуссии, и эта не была исключением.

– Физиология, медицина, психология, социология да и другие науки есть. Разве мало они дают ответов на поставленный вопрос? – поинтересовался один из слушателей.

– Да, но физиология занимается физиологическим строением человека, то есть органами, тканями, клетками и так далее. Медицина пытается в лучшем случае добиться некой стабильности работы организма, в худшем – устранить все, что беспокоит, вплоть до буквального удаления. Психология, по специализации как наука о душе, взвалила на себя задачу разобраться во всем, что не является, с обычной точки зрения, материальным, то есть, что нельзя пощупать, и не заметила, что то, чем она занимается, и не душою вовсе называется. Что-то мышлением, что-то сознанием, что-то характером, что-то способностями, что-то чувствами. Но что же тогда собственно душа?

Выходит, что каждая из перечисленных дисциплин занимается определенными проявлениями или отдельными вопросами, которые возникают в социуме, и только с позиции каких-то своих частностей.

И тогда естественно возникает вопрос: а, может, необходимо рассмотреть взаимоотношение всех этих частностей, рассмотреть человека под разным ракурсом и объединить результаты в некую цельность?

Еще ракурс науки дает нам однозначность понимания, что должны существовать законы, которым строение и развитие человека подчиняется, методики и техники развития и наработки качеств и какие-то правила.

Но если мы уже пошли по пути преодоления однобокости, выхода на многогранность, то рассмотрим человека с позиции другой формы общечеловеческого сознания.

Давайте посмотрим эзотерический и религиозный аспект вопроса.

Человечество с одной стороны развивается само по себе, а с другой стороны периодически в истории возникают личности, которые дают направленность человеческому развитию. Благодаря их деятельности возникают новые школы, учения, религии, заметно изменяющие ход истории. Вдобавок они показывают, что, будучи человеком, можно иметь качественно отличные характеристики своих возможностей. Воспринимаются эти личности как Учителя и сподвигают многих устремленных на путь ученичества. А подвигнуть человека на такое – это действительно подвиг.

Наша школа и проявляемое ею учение развиваются, благодаря сознательному взаимодействию с одним из таких Учителей, вознесенных Учителей, Владыкой Кут Хуми, который в настоящее время является еще и выразителем Аватара Синтеза, Сына Метагалактики,

Ведущий сделал небольшую паузу, а, может, Алиму только показалось, но его мысли, до этого бесцельно блуждающие то по аудитории, то по закоулкам памяти, неожиданно расступились перед вопросами давно интересующей темы.

– В истории есть много свидетельств, – продолжал ведущий, – деятельности Учителей на Планете, в том числе, и Учителя Кут Хуми. Чуть позже я сделаю ссылку на литературу.

В конце девятнадцатого века большинство из Учителей вознеслись, и теперь они, являясь сотрудниками Иерархии Огня, Иерархии Духа, оказывают помощь в восхождении всего человечества.

И для того, чтобы взаимодействовать с Учителями и Владыками сознательно, надо активировать свой Дух, вдохновиться, надо возжечься всеми своими лучшими накоплениями, если хотите, то повысить свои вибрации, оторваться от материальной отождествляемости. Сейчас это возможно. Тем и отличается Эпоха звучания Фа от предыдущей Эпохи звучания Ми, что возможно взаимодействие с Отцом и Владыками без посредников…

Мысли Алима опять потекли параллельным руслом, и он неожиданно вспомнил некоторые детали своего недавнего путешествия и отрывок текста:

«Сфера звучания Ми достигла своего Звездного, Метагалактического часа. Насытившись эманациями Отца Планеты, она предстала цельным шаром, Ми-шаром перед Матерью Планеты, и в ее звучании проявились первые Фа.

В том звучании была и просьба, и готовность перейти от планового Планетарного к присутственному Метагалактическому развитию, развитию при Сути Отца. Требовалось только согласие Матери изменить условия и качество своей материальности – и новый виток развития, Новое Рождение получали место и возможность быть…при наличии подготовленных к этому носителей сознания»

Это был первый текст из путеводителя Ми-шара. «Пути, ведущего из полноты сферы Ми в бесконечность сферы Фа, – пришла неожиданно Алиму мысль, – или Пути Ведущего, если таковой Ведущий отыщется, или таковые», – и он вспомнил второй текст из путеводителя:

«Множественность путей могла помешать выбору, и это был материнский количественный подход, но явленность новых качеств была убедительной. Время пришло, и Мать указала на исходную точку нового отсчета: Путь как Ученичество. Ведомые ученики и ведущие, сведущие Учителя. Сняв вековые путы, Мать сняла вуаль с пути Чело и Ведущего, напутствуя: «Я насыщала вас, учитесь насыщать и вы, я создавала вам условия, учитесь создавать и вы, я родила вас по подобию Отца, пришло время родиться вам по Образу Его»…

Алим очнулся.
– Поэтому, практика – это и новый способ взаимодействия с Отцом, осуществление Синтеза с Отцом, – услышал Алим слова ведущего, – и путь обретения новых качеств, новых частей, которые дает человеку Отец, и возможность их насыщения, и простройка новых условий, чему вы постепенно будете учиться, если твердо решите развиваться с нами, проходя семинары Синтеза.

А сейчас практика Рождения Свыше.
– Что-то я пропустил, – подумал Алим и посмотрел по сторонам. Все сели поудобнее, многие закрыли глаза. Закрыл глаза и Алим.

Практика

– Небольшой комментарий перед практикой, – продолжал ведущий. – Несмотря на то, что многие имеют медитативно-молитвенный опыт или опыт экстрасенсорных и астральных видений, механизм взаимодействия в практиках несколько иной. Главное, отпустить себя, довериться Отцу и адекватно воспринимать все, что будет происходить.

Поскольку уровень подготовки у всех разный, то и восприятие будет разным. Кто-то ощутит тепло в Хум в центре груди, кто-то проживания на коже, а, может, даже с первого раза сумеет зафиксироваться в Зале Отца и увидит Его. Бывает по-разному. Все нарабатывается со временем. Главное, что большинство из вас во время практики убедится в реальности происходящего и в том, что не обязательно искать подтверждения у кого-то, можно все увидеть, услышать, почувствовать, прожить самому.

В этом и суть занятий: вывести каждого проходящего семинар на индивидуальное взаимодействие с Отцом. В практике я буду называть его Фа-Отцом, что соответствует звучанию имени Отца нашей Метагалактики. Постепенно вы узнаете и осознаете больше.

Все, практика.
Мы концентрируем наш взгляд в центре груди. В разных религиях это место называется по-разному: Шуньята в Буддизме, Хум у просветленных, точка перехода, сердце, по разному. В общем, это точка контакта с Отцом. Это там, где мы и Отец едины.

Попробуйте сосредоточиться на этой точке. Мы концентрируемся на точке слиянности с Отцом. Она есть у всех нас, иначе бы у нас не было жизни, – ведущий сделал паузу, и Алим ощутил знакомые вибрации. Тепло прокатилось по телу и обозначилось своим центром в груди.

– И утверждаем, что через эту точку, – продолжил ведущий, – мы становимся перед Отцом Единым, перед Фа-Отцом Метагалактики…

И мы четко, внутренним телом, тонким телом, душою переходим и становимся в Зал Отца, и это происходит, но фиксируется вами по мере вашей подготовки. Кто-то может видеть, где он стоит, кто-то проживать происходящее ощущениями в теле…

Становясь перед Отцом, мы эманируем, направляем Отцу весь наш дух, огонь, свет…и Отец, по подобию, направляет нам свой Огонь…

И мы синтезируемся с Отцом. Синтез – это больше, чем просто единство в духе, это единство в Огне Отца. Если по аналогии с христианством, то мы проходим Огненное крещение. Помните, Иоанн Креститель говорил: …идущий за мною будет крестить Духом и Огнем…

И этот Огонь многие из вас сейчас проживают в груди…

И мы просим ФА-Отца Метагалактики или Отца Единого о стяжании Образа Отца Подобием нашим для прохождения Рождения Свыше, указанного Христом.

Алим несколько раз забывался и не слышал голоса ведущего, но проживал телесно то, что происходило со всеми его ощущениями, чувствами, мыслями. А возникавшие при этом образы бурлили в нем, вскрывая что-то неведомое доселе…

– И, заполняя Образ Отца каждого из нас шестнадцатью эталонами в выражении Новой Метагалактической Эпохи Планеты Земля ФА, или просто, заполняясь эталонами (по вере вашей дано вам будет), мы возжигаемся шестнадцатиричной полнотой Образа Отца и просим ФА-Отца Метагалактики, или Отца Единого, синтезировать в нас шестнадцать эталонов в действующий Образ Отца в Подобии, Образом и Подобием каждого из нас в выражении ФА-Отца Метагалактики собою Рождением Свыше…

И в Синтезе то тонкое тело, что стояло перед Отцом с Образом Отца, входит в наше физическое тело, синтезируясь с ним, и Образ Отца развертывается в нашем физическом теле Огнем Отца…

Алим выскользнул из реальности и ощутил наполненность себя и собою… вышел он из забытья только с последней фразой:

– И выходим из практики. Аминь.
Вот вы прошли Рождение Свыше.
Сейчас мы сделаем перерыв, чтобы стяженное вами в практике, усвоилось. На перерыве вы определяетесь. С теми, кто почувствовал, осознал, что это и его путь, после перерыва продолжим уже ответственно и осознанно, – ведущий завершил первую часть первого дня семинара.

Аудитория пришла в движение. Кто-то продолжал усваивать и переживать новые ощущения, кто-то обменивался мнениями и впечатлениями, кто-то вышел в коридор. Но после перерыва собрались почти все. Ушли два или три человека.

Свобода выбора.
После перерыва, а, может, это после первой практики, Алим заметил одну интересную особенность. Это было похоже на скрытый диалог. Началось все с одного вопроса, которым Алим задался, в очередной раз отвлеченный своими мыслями от повествования ведущего: почему он не может долго удержать свое внимание на рассказе, постоянно отвлекается, а иногда даже засыпает? В этот момент ведущий сделал паузу и, будто отвечая на его непроизнесенный вопрос, продолжил:

– Образ Отца, который мы стяжали – это не просто нечто отвлеченное, это родившееся в вас, изменяющее вас, преображающее вас качество, ваша новая часть, отвечающая за эталонность выражения своих составляющих, то есть, образа действия и ощущений, образа чувств и мыслей, и так далее. Вы постепенно начнете осознавать, каким образом все происходит, и это станет вашим естественным выражением.

Во время семинара Отец каждому направляет свой Огонь, содержащий пакет информации, даже не информации, а огнеобразов, который вы можете расшифровывать.

Некоторые уже сейчас могут отметить, что раньше меня приходят к тому, о чем я говорю позже, может, в другом ракурсе, по-своему, но начинают расшифровывать.

Еще одна особенность – эффект насыщения и сонливость. Происходит это от того, что физика ваша, с одной стороны, не готова к таким вибрациям, а с другой стороны – это позволяет вам перейти к более высоким ощущениям, включаются в работу тонкие тела. Ваш организм перестраивается.

Будут включаться новые сферы мысли, новые способы восприятия, например, алфавитное, когда включится лингвасфера…

Вот слово прозвучало: «организм», что буквально означает орган из материи, и включается ассоциация, что, получается, есть органы не из материи?

А и правда, душа или разум, например…
– А как же тогда утверждение, что все материально? – неожиданно спросил Алим.

– Совершенно верное замечание, означающее, что, значит, есть материя души, есть материя разума, но она другого качества. А интересно выяснить, какого? А научиться взаимодействовать с этим, этим новым качеством? А выйти на еще другие новые выражения?

И вот так в самом слове содержится целый пакет и не только знаний, но и возможностей, и программ. И вы постепенно научитесь распаковывать те компакты, которые называются огнеобразами.

Мы отвлеклись немного, но это все взаимосвязано с Образом Отца.

«Да, все взаимосвязано», – подумал Алим, и мысли его опять потекли параллельным руслом.

Он вспомнил еще один текст из путеводителя. А, может, этот текст распаковался его новыми возможностями?

«Далее Путь мой пролегал. И спустилась ко мне бесконечность, и преумножилась она во мне. И если видел я, то и пребывал там, где видел, а если не пребывал, то и не видел, и возможно это было только в одновременности. А если возникало в чем мое ограничение, то означало оно существование еще соответствующей моей невключенности в проявление нового качества, отсутствием действия или неразвитостью тела в соответствующем присутствии. И не давала масса накопленная инертностью своей развить скорость и обрести свободу. И обратился я с просьбой к Отцу избавить меня от пленения этого. И зазвучал Его Голос во мне…»

Алим опять поймал себя на отстраненности и вернулся к реальности.

Ведущий продолжал:
– … и многие из тех видящих, прошедшие семинары, расстраиваются по поводу того, что перестают видеть. Но все дело в том, что видение на присутствиях обеспечивается соответствующим телом присутствия, а не просто порхающими там, как бабочки, глазками одними любопытными.

Точно так же, как в физическом присутствии мы видим глазами физического тела, так и в эфирном присутствии видим глазами эфирного тела, в ментальном – ментального, в причинном – причинного. И новое видение приходит практически одновременно с просыпанием или оформленностью нового тела, тела соответствующего присутствия. Все, что не сформировано, требует определенного времени и обязательно усилий личных.

– А если не просто видел, а действовал в других присутствиях? – поинтересовался Алим.

– Без соответствующих стяженных частей и развитых тел это еще вопрос, где и чем действовал. Вариантов много: или на планетарных планах, или действительно ученическая подготовка, или необходимость выполнения поручения позволяла проявиться телом. Пути Господни неисповедимы и множественны, так же, как и индивидуальность их прохождения. Ведь условия уже новые.

Кстати, обучающийся у Отца выходит из кармической зависимости, потому что развивается не условиями Матери, не внешними условиями, а внутренними условиями, условиями Отца, хотя лучше сказать, качествами.

Не условия вас простраивают, а вы простраиваете условия своим Синтезом с Отцом, и эти условия строятся Огнем Отца, и мы будем стяжать Огонь жизни четырех миров, Огонь присутствий. Отец просящему все дает. Только бери, развивай и пользуйся, нет, применяйся. То, что в прошлой эпохе было невозможно даже для просветленных, теперь становится доступно всем. Почти всем.

«Надо будет выяснить, – подумал Алим,– так же ли останется доступно общение с Алексом? И если я буду общаться с Отцом и Владыками, может, теперь Алекс будет рад научиться чему-то через меня? Опять непонятно, что будет с экспериментом? Может, придется все делать по-другому? А, может, станет все гораздо проще?»

Алим на какое-то время предался размышлениям и услышал только активировавшее его слово: практика.

– Вторая практика, – произнес ведущий, – введение в Метагалактический Огонь Новой Эпохи шестнадцати-присутственно четырьмя Огнями Жизни четырех Миров. Стяжание шестнадцатиричной Огненной Жизни Человека Новой Эпохи.

И мы возжигаемся, вспыхиваем Образом Отца. Пламя Образа Отца расходится по нашему телу…

Алим снова провалился, выпал из реальности, слышал что-то о Воссоединенности, Мощи, Граале и Престоле, Шаре Огня Жизни… и очнулся вдруг уже в конце практики…

– …и в этом Огне благодарим ФА-Отца Метагалактики за Огонь Жизни, подаренный каждому из нас…

И эманируем этот Огонь по Планете Земля ФА.
И выходим из практики. Аминь.
Вот вы сейчас проживаете Огонь, судя по тому, как я проживаю группу очень хорошо, потому что находитесь в Огне семинара. Нарабатывать индивидуальное проживание, индивидуально делать практики – это вам еще предстоит. Но первый опыт вы уже получили и получили Огонь Жизни, который будет вас развивать.

Группово Огонь всегда проживается лучше. И новая эпоха – эпоха групповой работы. На семинарах Огонь еще усиливается Отцом в учебном варианте. Но восходит каждый индивидуально. Так что переживания, что сосед видит, а я нет, у соседа получается проживать, а у меня не очень – вас еще ждет впереди. И так для большинства. Хотя восхождение Верой – одно из самых эффективных. Только вот большинство тонкостей откроются позже. Постепенно. По вере дано будет.

Дом Отца

– Помните, как во всех религиях человек стремился попасть в рай или нечто подобное? Как вы думаете, почему? Да потому, что это был сад вокруг Дома Отца. В центре Рая был Дом Отца. И пока человек выражал только свою животность, пусть и разумную, он не мог попасть в этот Дом. Это, конечно, не совсем дом, это некая сфера, сфера особых условий, возможностей, насколько это можно определить, но может восприниматься и как строение с этажами и разными функциями.

В Новую Эпоху человек получает такое право, право развиваться в Доме Отца по той простой причине, что человек определяется теперь не разумностью, ведь животные тоже разумны, а если брать Метагалактику, то весьма даже развиты, но ни одно из них не выражает собою Отца. Человек в шестой расе – это тот, кто несет собою Огонь Отца, растит, развивает в себе Его качества.

Можно их нарабатывать многими жизнями по капельке, Будда, например, сорок девять жизней шел к просветлению. А можно, стяжая, то есть, получая по праву у Отца на каждом семинаре отдельную часть, можно развивать, растить части Отца в их выражении собою, уже начиная прямо сейчас.

Это не означает, что все проблемы и вопросы сразу уйдут, но это означает, что скорость и качество их преодоления возрастут неимоверно. И в этом вполне можно убедиться каждому.

Для того чтобы войти в Дом Отца, необходимо стяжать Дом на восьмом присутствии, необходимо преобразить свою Монаду на метагалактическое выражение, к Пламени Любви и Мудрости стяжать еще Пламя Воли, стяжать еще новое Пламя Синтеза и стяжать оболочку Монады, преображенную четырехпламенным Огнем и Шаром Огня Жизни. Много чего надо.

Стяжание Дома не отменяет у вас присутствие Дома Души или Храма на ментале, если у вас он был, потому что некоторое время у вас будет продолжаться жизнь Души под ракурсом астрала. Этот дом будет постепенно рассасываться по мере того, как вы будете переплавлять свои накопления пятой расы…

Алим опять отвлекся, он вспомнил, как видел когда-то маленький домик, как начали происходить в нем изменения, как преобразилось место обитания Алекса… И вспомнил еще одну запись из Путеводителя.

«Безликость скорлупы самости, через которую пробилась индивидуальность, потеряла всякую силу и канула в небытие, как только я вспомнил и осознал принцип зеркальности…»

Нет, это не то… а, вот:
«Стянув окончание Пути в его начало, я будто передвинул стрелку, и время потекло по другому, я оказался в Доме, родившемся во мне и ожидавшем меня, и в его рабочем кабинете я обнаружил свою Книгу Жизни.

– Бери и пиши, – прозвучал Голос.
– Но разве способен мой разум взять на себя такую ответственность? – спросил я.

– Не теряй ни минуты, пока ты здесь. Это Его Дом, и только в нем ты сразу же различишь фальшь своего звучания и сможешь провести коррекцию, сонастроиться с эталоном. Лучшего ориентира тебе не сыскать. Различи звучание сердца, звучание души и все, что начнет звучать через них, проявится и родит новые условия.

И раскрыл я книгу и начал писать…
И увидел я, как со всех сторон устремилось желающее проявиться, и начал различать я, где от Отца, а где нет…»

Первый день семинар закончился еще одной практикой.

На улицу все вышли, осознавая, что что-то должно измениться, ища, что изменилось.

– Ну вот, – произнесла Саша, обращаясь к Алиму, – если ты не знаешь, как нас всех пригласить домой, то не боись, каждый придет со своими накоплениями. Тебе не интересно посмотреть, как это будет выглядеть? Заодно и поговорим.

– Если каждый может хоть немного раскрыть тайну происходящего, – Алим сразу же принял игру, – и все готовы поделиться своими впечатлениями, мой Дом с радостью обменяется своими условиями с Вашими.

– Если намечается что-то с приоткрыванием вуали таинственности, я хочу в этом участвовать, – включился в диалог Эмиль.

– И нас приглашаешь? – спросила Алина.
– Думается мне, Эмиль, что туго нам с тобой придется, – Алим подмигнул напарнику, – но чего не сделаешь ради любопытства. Признаюсь честно, я половину времени отбивался от невероятного потока мыслей, а половину времени спал, поэтому вопросы у меня есть.

Помню, как-то проспал я лекцию в институте, так ведь тогда все и началось, и жизнь моя наполнилась после этого смыслом. Что же теперь произойдет? – Алим возглавлял шествие и пытался заранее определиться, к чему оно может привести. Уж слишком велика была масса накопленного Огня, вернее, полученного на семинаре, чтобы это прошло без приключений. Ситуация будто ускорялась заведенной пружиной.

– На один вопрос, если ты его задашь, я смогу ответить точно, меня дед просил, – заинтриговала Саша.

– А кто твой дед? – почувствовала ключевой момент сказанного Яна.

– А разве Алим ничего вам не говорил о Мишаре? – Саша так удивленно посмотрела на новых знакомых, что Яна даже остановилась.

– Да не может быть! Это разве имя реально существующего человека? И ты его внучка? Теперь и у меня вопросов хватит на целый вечер.

– Подымите руки, кто не имеет вопросов на сегодня, – поинтересовался Эмиль. – Ясно. А подымите руки, кто готов отвечать на вопросы. Понятно, сегодняшний вечер отмечен знаком общей солидарности. Это хороший знак. Правда, Алим? – Эмиль понял, что надо настраиваться на отслеживание знаков, ибо сегодняшний вечер обещал быть наполнен ими.

Если бы кто мог посмотреть со стороны видящим оком, то наверняка бы заметил, как активируется огненность пространства вокруг этой ничем вроде не отличающейся от других компании.

– Ну что, делаем чаепитие с игрой? – спросила Саша, как только все перевели дух после восхождения по ступеням.

– Похоже, инициатива сегодня опережает Алима, – констатировал Эмиль, – это признак новизны.

– Предлагаю выдать кое-кому письменные принадлежности, чтобы он мог запечатлеть все признаки исторического момента, – предложила Алина. – Нет, я серьезно, мне так думается, что иначе мы рискуем что-то пропустить. История нам этого не простит, тем более что в Домах все равно будет идти запись.

Кому легко?

– Если вы думаете, что обучение – это двенадцать часов семинара, то могу вас обрадовать, – прервала Саша ожидание всех того, что кто-то начнет, – во время семинара вы только получаете новые возможности настолько компактно, что распаковываться они могут несколько месяцев и лет интенсивно, а потом во взаимодействии со все новыми и новыми преобразованиями. Это так же, как при рождении ребенка: все вроде бы он имеет сразу, но пользоваться всем учится со временем. Кто на своих, кто на чужих ошибках – это я узнавала у тех, кто сравнительно давно занимается. Но и это еще не все.

Начинается интенсивное преображение, очищение изнутри. А это означает, что вся грязь начинает выходить наружу. И многие ждут, что сразу все станет хорошо, а видят всякие негативы в себе, отношениях с другими, и так далее. Но ведь самое-то главное, что видят и осознают, и избавляются от ненужного.

– Называется: а кому легко? – заключил Эмиль.
– И это еще не все. В течение месяца после семинара происходят события или возникают ситуации, на которые надо суметь посмотреть по-другому, с новых позиций. В общем, лучше будет, если применятся новые возможности хоть как-то, тогда следующий этап пройдет эффективнее. Отец дает чуть больше, чем ты можешь, побуждая или пробуждая к активному действию. Мне самой интересно, как это все происходит в реальных условиях. Вот ведь ходят все люди вроде бы одинаковые, но понимаешь, что в отдельных вопросах разница существенная.

– А ты говорила, что Мишар просил ответить на какой-то вопрос, – вдруг вспомнил Алим.

– Так ведь ты никаких вопросов еще не задавал, – продолжала интриговать Саша, – а тем более, того, на который отвечать надо. Дед говорил: только если возникнет вопрос, иначе информация будет преждевременна.

– Не может такого быть, чтобы информация была преждевременна. По крайней мере, это лучше, чем запоздалая, – не соглашался Алим. – Вот у меня вчера в библиотеке случилась возможность познакомиться с «Путеводителем Мишара», а как и где им пользоваться, никто не объяснил. Наверняка ведь: Мишар знал о его существовании, может, даже он его и писал, а нам ничего не рассказал.

– Вот ты и затронул тот вопрос, на который мне поручено ответить. А ты боялся, – рассмеялась Саша. – Правда, вопрос ты не сумел сформулировать, поэтому ответ будет общим. У меня все по инструкции.

– Пусть хоть общий, и то уже будет от чего оттолкнуться.

– Тогда слушайте, – Саша сделала паузу, – так называемый путеводитель Мишара не имеет никакого отношения к моему деду, кроме совпадающего с его именем названия. А не говорил он о нем потому, что сам только пытался разобраться, как он работает.

Мишар просил передать, что книга эта и не книга вовсе в обычном понимании. Это – цельность шара Ми, которая вступает во взаимодействие с прикоснувшимся, только если тот прикоснется к ней одновременно на четырех присутствиях, которые составляют его мир. И информацию она раскрывает только по накоплениям же прикоснувшегося. В любом другом случае это не более чем выглядящий древним фолиант.

– А почему только выглядящий? – поинтересовался Эмиль.

– Потому что ты упустил слово «древний». В действительности, у него несколько другие отношения со временем, – пояснила Саша. – И это вся информация.

Мишар так и сказал: для Алима достаточно, в остальном он разберется.

А ты что, правда, видел эту книгу и прикасался к ней?

– И не только прикасался, но и пытался читать, если это можно назвать чтением. И даже кое-что прочел. Надо будет прикоснуться еще, более осознанно.

– В последнее время все говорят о накоплениях. А что это такое? Чем они определяются и как выглядят? Может кто-нибудь мне объяснить? А то я вроде как понимаю – но не понимаю, о чем идет речь, – опять вопрос задал Эмиль.

– Мне кажется, надо установить квоту на вопросы. По одному или по два, или задает тот, кто ответил на предыдущий, – предложила Яна, – а то некоторые слишком любопытные засоряют эфир своими мелочами.

– Может, это и не мелочи вовсе, но предложение в духе чаепития, – согласилась Саша, – давайте, кто хочет задать следующий вопрос, тот и отвечает на заданный.

– Тогда я отвечу, – Яна посмотрела на Эмиля, – придется тебе удовлетвориться моими соображениями, раз свои не устраивают.

Накопления потому и индивидуальны, что их каждый нарабатывает, накапливает сам, как живот, например, или загар, или манеру поведения, или любое другое качество. Накопил средства, приобрел автомобиль или дом, или путевку на курорт, вот и можешь воспользоваться. Можно, конечно, воспользоваться и чужими накоплениями, только за это все равно придется платить.

И еще, если будешь чужим пользоваться, умом, например, или авторитетом, то своего вряд ли наработаешь.

– Тут вопрос в другом, – добавил Алим, – есть наработанное в прошлых жизнях, в других инкарнациях, еще и между ними, в других присутственных активациях. Причем таких качеств, о которых мы еще и мало имеем представления. В общем, век живи – век учись и не рассчитывай на пенсию в конце жизни, потому что она, жизнь-то – бесконечна.

– Интересно у тебя получается, – задумался Эмиль, – это что значит: если все время равняться на вечность и безграничность, то любые накопления будут мизерными?

– А ты меняй направленность взгляда, – предложила Алина, – то с точки зрения Вселенной на себя, то со своей точки зрения на нее, и ускоряйся при этом. Глядишь, в какой-то прекрасный момент все переплетется и станет одним целым, тогда и накопления твои станут равновеликими с масштабами Вселенной, и ее возможности станут твоими.

– Ну, и что вы мне нового сказали такого, чего я сам не знал? Я не удовлетворен такими ответами. Я протестую. Только больше вопросов появилось, – полушутил, полувозмущался Эмиль. – Давайте, задавайте свои умные вопросы, а я посмотрю, какие на них будут ответы. Тогда и посмеемся вместе.

– А, по-моему, очень даже ответили, – не согласился Алим, – надо исходить из цельности. В этом слове не только целость, но и цель – достижение этой целости, потому что половинчатость не может быть самодостаточной. Она обязательно предполагает возникновение своей отраженности себе же в противовес, и все энергозатраты ложатся на того, кто ее создал, независимо от того, понимает он это или нет.

И чем меньше накоплено половинчатости, тем легче войти в более тонкие вибрации, содержащие в себе больший потенциал. Только вот как узнать о своих накоплениях? Разве только как раз по тому, насколько тонки доступные тебе проявления?

– Половинчатость – это как раз то, на что мне указали, и с чем я собираюсь разобраться, – неожиданно произнесла Яна.

Половинчатость

– Вот с этого места, пожалуйста, поподробнее, – передал ей слово Алим, и всё внимание присутствующих переключилось на Яну.

– Мне понравилась активация возможностей, как выразился Алим. И мне действительно объяснили, чем надо заняться и как можно быстрее, – произнесла она.

– Это кто же тебе объяснил?
– Я не совсем уверена, но в определенный момент, как озарение, что ли, как событие, которое я вспомнила, не совсем ясный намек, который дал Алекс в своем последнем шоу. Ведь он не случайно выбрал нас в свою команду, не случайно не сказал, кого именно, так, будто нельзя было допустить разделения, и не случайно сказал о каком-то предвечном ключе.

И вот я вдруг все сложила: нам надо не там у него, а здесь сложить эту школу, чтобы преодолеть половинчатость. Именно это слово мне и пришло.

– Ага, – подтвердил Алим, – если учесть, что и Премудрой срочно понадобилась такая школа. «Надо наступить на рудименты мышления», – сказала она и добавила, что помощь нам будет оказана в виде опытного Агента, специалиста по магнитной потенциализации.

– Так, может, Алекс и есть тот специалист, – продолжала размышления Яна. – Потенциализировать он умеет. И ты, кстати, иногда в этом похож на него, – посмотрела она на Алима.

– Алим бывает на многих похож, с кем контактирует, ведь он же отблеск Зеркальносущего, – напомнил Эмиль.

– А что это за история? И вообще, мне кажется, пришла пора разобраться во всем, что было сказано в шоу, – поддержала тему Алина, – а то вдруг будет продолжение, а мы не готовы.

– Теперь уже мне интересно, что за шоу? – включилась в разговор Саша. – Я вижу, вы тут совсем не скучали. Но мы так уйдем в сторону от главного для нас на сегодня. Мы находимся в Огне семинара до его окончания. Так сказал ведущий. И это время нельзя тратить, как попало. Надо переключиться на темы семинара. И еще он сказал, что ночью будет учеба у Владык, ведущих нас. Как это будет происходить? Кто может сказать?

– Верно, все верно, – поддержала ее Мила, – мы для того и пошли на семинар, чтобы во всем разобраться, чтобы получить новые возможности, новые качества, соответствующие Новому Времени. Теперь мы знаем, что это новые части, новые выражения Отца нами или в нас. И мы еще не осознаем, насколько это колоссально и важно. Только интуитивно, основываясь больше на вере и желании…

– А я думаю, что это не только вера, это еще и нечто, ощутимое своей притягательностью, иногда даже до волевого упрямства, преодолеть любые преграды. Ведь все равно в жизни мы чем-то руководствуемся, к чему-то стремимся.

Но если так, то для меня не стоит вопрос выбора, когда на одной из чаш весов четко обозначено: принятие Отца, путь к нему, выражение Его собою. И пусть я не знаю еще, как это правильно выразить, но я знаю, что на вопрос ведущего: «Ваш ли это путь?», я отвечаю: «Мой». – Алим помолчал и продолжил, – и я так полагаю, что этот путь все равно множествен, а конкретность – это только способ его прохождения. Главное, значит, постижение и соблюдение Его Принципов, Стандартов, Законов, применимостью их в условиях жизни.

– Все-таки прошлое и будущее человек создал отчасти сам, став между ними, – продолжала свою тему Яна. – Если прошлое и будущее свести в одну точку, получится вневременье, тогда, если рассматривать его, как нечто отличимое, возникает вопрос: в чем это отличие? И ответ очевиден: в развитости возможностей, качеств, а следовательно, и выразимости собою Отца.

Тогда, будучи во времени, то есть в сейчас, как неком несовершенном качестве, мы видим свое еще менее качественное подобие как прошлое, менее развитое, менее готовое к восприятию Огня, то есть.

А будущее, это та наша часть, которая более развита и, естественно, более привлекательна, вот только трудно постигаемая в силу своей большей концентрации или компактности для нас, масштабности или чего-то еще. Поэтому ориентируясь на эту часть и напитываясь ею, притягивая ее, мы становимся ею в осознании, а если нет, то предстаем для нее своеобразными издержками производства и отторгаемся ею.

Другое осмысление времени, другая иерархия ценностей. Тогда понятен смысл отчужденности. Это не по отношению к чему-то чужому или другому, а по отношению к самому же себе, но в большей целости.

– Это откровение стоит многого, если только адаптировать, трансформировать его для низшей части своего спектра,– добавила Алина. – Способность осознавать различие в развитости – это видение своего же диапазона.

Только то, что уже не воспринимается физически, мы отвергаем, как нечто недостойное, а то, что выше в нашем понимании, как нечто недостижимое.

Нужна школа, которая позволит работать с этим сознательно, раз это понимание пришло, значит, непроявлено все это уже приближено к реализации. И ближе всего это к нашему состоянию по причине каких-то, пока вспоминаемых только нами накоплений, хотя уже близко, я чувствую.

– По-моему, ваша школа будет востребована очень немногими, потому что думать все умеют и довольствуются тем, как умеют, – возразил на все это Эмиль. – В чем практичность, применимость? Без соответствующей мотивации остается только философствование.

– Сам ведь с собой не согласен, иначе не учился бы на нашем отделении. Ведь хочешь большего, понимаешь, что всякая медаль имеет свою обратную сторону. Ведь задаешься вопросами, почему так, а не иначе, когда уже произошло, то есть уже в прошлом. – Яна посмотрела на него сердито, понимая, что еще не готова сформулировать то, что хочет сказать. – Первый же придешь и скажешь: «Научите», когда увидишь, как всё работает и преображается. Раз мы за это взялись, значит, время пришло. Это я точно знаю.

– Не спорьте, – заметил Алим бесперспективность дальнейшего развития диалога, – сейчас каждому надо прислушаться, что происходит там, внутри. А этих споров и так в жизни хватает. На этом дискуссия была завершена, и вскоре все разошлись.

Но Алим долго размышлял о половинчатости и вспомнил, какую аналогию заметила Яна по поводу разделенности Огня и Пламени Прометеем и разделения времени на прошлое и будущее. А что, если так же, как пламя – это материальное выражение Огня, так же и прошлое – это материальная составляющая времени, тогда как будущее – это его Огненная часть. А сейчас – это как раз шуньята, точка, разделяющая Огонь и Пламя жизни. Весьма правдоподобно, если Время истекает из Огня.

И Дух истекает из Огня, тогда «дух времени» – это естественный, равноправный союз двух проявлений Огня.

Окончательных выводов его размышления не достигли, перетекли в ту часть, которая находится за шуньятой, в то иное, из которого редко что передается в мир физический…

Пробужденный пришелец

Следующим утром Алим пришел к лекторию пораньше, чтобы было время проверить одно предположение, и не ошибся. Среди немногих уже собравшихся, в основном, приезжих, был Владислав, доктор, с которым он познакомился в поезде.

– Я тоже вчера тебя заметил, но ты со своей компанией быстро ушел, и я не стал догонять, решил сегодня прийти загодя. Так вы тоже решили принять участие в семинаре или, как здесь говорят, пройти семинар? Сознательно, с достаточной мотивацией, чтобы осилить весь курс, или интуитивно, подвигнутые внутренним чутьем?

– Значит, наша встреча здесь не случайна, – ушел от немедленного ответа Алим, – Я собирался вас разыскать, просто еще не было столько свободного времени. Как-то все завертелось, заторопилось…

Некоторое время они вглядывались друг другу в глаза, пытаясь подсознательно определить, до какой степени откровенности может состояться их разговор, и, учитывая солидный список возникших вопросов друг к другу, не стали тратить время на притирку взглядов, если можно так выразиться.

Продолжая свою речь, Алим откровенно признался:
– Со времени нашей первой встречи я довольно-таки продвинулся в исследовании времени, достаточно, чтобы понять, что меня не устраивает та скорость вхождения в глубину темы, которая мне сейчас доступна.

А в этой школе, насколько я правильно понял, идет качественный рост возможностей и способностей человека. Мне бы очень хотелось, чтобы скорость моего развития хоть чуточку соответствовала скорости разворачивания горизонтов необъятности, трудно подобрать слово, чего: тут даже слово Вселенная мелковато будет.

– Не совсем, конечно, понимаю, что значит: заниматься исследованием времени, поэтому вынужден встречно озадачить непониманием, – улыбнулся Владислав. – Я как раз занялся исследованием пространств бытия благодаря своим клиентам, конечно. Но хочу тоже выйти на качественно иной уровень исследований. У нас не так уж много времени, поэтому снова прямой вопрос: как обстоят дела с расшифровкой текстов?

– Если коротко, то примерно так: тексты не имеют прямого перевода в силу своей иной природы, которая меняется в зависимости от того, с кем соприкасается, и каждый раз проявляется по-разному.

– Вот как, значит, – Владислав легко впитал информацию и даже немного структурировал ее, – значит, это как ключ к замку, перекрывающему выход обыденного сознания за пределы установленных рамок. И, вдобавок, наверное, он не срабатывает ради простого любопытства, должен быть какой-то достаточно веский аргумент или повод. Что же, меня вполне устраивает такой ответ. Он многое объясняет.

– Самое интересное, что такая формулировка мне только сейчас пришла, – признался Алим, – не знаю, может, потому что ваш вопрос был не праздным, а, может, уже семинар начинает сказываться, хотя говорят, что изменения происходят месяцы и годы.

– Все индивидуально, Алим, все по накоплениям, как говорит ведущий. А тебя, я по глазам вижу, интересуют наши общие знакомые?

– Не скрою, хотелось бы услышать ваше мнение об архивариусе как раз в плане множественности проявляемых в нем личностей, и насколько он это осознает.

– Вопрос, конечно, построен на смеси предубеждений и каких-то внешних, сторонних интересов третьих лиц, но вполне понятен. Поэтому отвечу несколько своеобразно.

Знаешь, есть такое понятие дискретности или дозированности – это когда вроде бы есть много, но только если частями. Вот есть у тебя куча песка, и ты ее не можешь переместить всю сразу, хотя если ведрами, то за день-два переместишь. А бульдозером можно за один раз, только форма чуть изменится.

Или есть у тебя книга: тебе надо в ней каждое слово или строчку или абзац просмотреть, чтобы ознакомиться. А есть люди, которые могут просто пролистать или подержать в руках и передать ее содержание.

Так вот: и в человеке есть много чего, что может проявиться дискретно, порциями, частями, особенно если эти части находятся в разных пространствах, разных измерениях, что ли.

– Мне бы хотелось чуть поконкретнее.
– Так ведь я еще не закончил. Сознание обычного человека дискретно фиксируется во множестве своих проявлений, но не каждый выдерживает, когда несколько из этих частей накладываются, совмещаются в одну целостность. Если не происходит сращивания или, теперь можно сказать, синтеза, то их разрывает.

Корнелий этот сейчас наблюдается у меня, и еще достаточной картины не сложилось, но я могу привести тебе другой пример, который несколько прояснит вопрос и заодно даст тебе понять, что я имел в виду, когда сказал, что хочу профессионально исследовать пространственные слои.

Время – это что, подумаешь, какие-то ограничения, наложенные на неразвитое сознание, которые сами исчезают при его достаточном развитии. А вот пространство – это нечто более интересное, на мой взгляд.

Итак, представь себе такую ситуацию. Многие видят сны, даже действуют в них осознанно, как-то пытаются связать события в них с дальнейшими событиями по жизни. Но, чтобы ощутить себя пришельцем и прожить некие взаимодействия с иным пространством и его обитателями, это уже интересно. Вот один из рассказов о подобном:

«Сижу я на башенном кране, по высоте примерно десятый этаж. Кран стоит на рельсах, рядом со зданием в П-образной нише. Что-то меня, видимо, не устроило в этом, или сознание начало просыпаться: решил я слезть. Поставил ногу на выступ здания, оттолкнулся от крана, а он, как игрушечный, отскочил от меня и завалился.

Стою я на земле уже, вижу покореженное железо, реально понимаю: что-то здесь не так. Чувствую, что теряю однородность с происходящим, и за мной начинается погоня. Заскочил я в какой-то бункер. Там сидит пожилой мужчина и смотрит на меня застывшим диким взглядом. И вот тут начинается самое интересное: в моем сознании что-то переключается, и я осознаю, что я в иной реальности.

Недолго думая, хватаю мужчину за щеки: просто это первое, что я придумал, чтобы удостовериться в своем предположении, и говорю ему: «Это же все нереально». Тут до меня начинают доходить детали: разговор наш телепатический – это раз, ощущений нет никаких – это два. Как-то легко я оказался на земле с десятого этажа, и щек его не чувствую, хотя вижу, что он испытывает неприятные ощущения. И кран, помню, реально покорежился. А этот инородец смотрит на меня и беззвучно говорит: «Все равно тебя поймают», – и никакого сопротивления.

Во мне играет неописуемая радость свободы и присутствия в ином. Свобода действий и никаких ощущений. Могу летать, могу просто перемещаться, хочется побольше испытать, но понимаю, что не дадут. Неожиданно передо мной возникает мальчик. Не пойму: он вроде и отстранен, а вроде и держится за меня руками, но между нами происходит диалог.

Спрашиваю:
– Ты собираешься меня убить?
– Так надо, – отвечает он, – хотя это нечто другое. Я должен депортировать твое сознание.

– Почему? – спрашиваю я. – Подожди, ведь я в сознании. Мы можем договориться.

– Попробуй, если успеешь.
– Вы меня воспринимаете, как пришельца. Я из другого мира. Видишь, я все понимаю, – тороплюсь я.

– Мне жаль, – говорит мальчик, – но сейчас твоя активация разрушительна для нашего мира.

Представь себе, что мы существуем, как предвременная модель, и вы можете отрабатывать свои варианты на этой модели, но только до тех пор, пока ваше сознание не осознает этого, и вы подчиняетесь законам нашего мира. У меня нет времени объяснять.

Сейчас ты пробужденный пришелец, ты можешь здесь делать все, и безнаказанно, и как только ты уяснишь все свои возможности… В следующий раз попытайся выяснить все, не будучи пробужденным, найди другой вариант активации, и мы пообщаемся, а сейчас я вынужден тебя отключить. И тут я вдруг ощутил, что он меня ущипнул или уколол, неважно, но я ощутил, и проснулся в своей постели.

Вот уж и правда, получается, депортировал через какой-то портал. И я не мог ничего сделать».

– «Что это?» – спрашивает меня пациент на приеме. Человек с нормальной психикой побывал в роли пришельца, которого выдворили из иного мира, испытал неописуемые состояния, воспринимаемые вполне реально, а, главное, что он осознавал, что он в ином.

И таких повествований все больше. Это самый, можно сказать, безобидный вариант. Есть варианты с участием родственников. И умерших, и ныне здравствующих, и еще не родившихся. Всех интересует один вопрос: что делать в подобных ситуациях, какой опыт обрести и как это можно объяснить?

Точно так же, как ты говоришь: какие-то рамки возможностей раздвигаются, а опыта, правил, техник наработанных нет.

В общем, я, как и ты, хочу получить новые возможности, вернее, даже возможности иного порядка, чтобы во всем этом разбираться, – закончил Владислав.

– Выходит, Корнелий застрял в каких-то иных активациях, сознание его где-то заклинило?

– В его случае я еще не разобрался. Да ты заходи, когда будешь свободен, мы многое можем обсудить и расширить совместными усилиями горизонт не только познания, надеюсь, но и практических наработок. В одном ведь городе живем, оказывается. Телефон мой сохранился? На, вот, визитку на всякий случай, там и адрес есть. – Владислав протянул визитку, – пора места занимать.

– Только сдается мне, что не те это пространства и не те миры, в которых надо разбираться. Что-то здесь не так, – успел сказать напоследок Алим.

– О чём это вы так долго беседовали? – спросила Мила, когда Алим уселся на свое место рядом с ней. – Мне кажется, я видела его в поезде. Или нет?

– Да, это тот самый доктор, который передал мне второй ключ. Мы и не успели толком поговорить. Так, о пришельцах.

– О! О пришельцах, это интересно, – подключилась к разговору Яна. – Познакомишь с ним?

– Да это не о тех пришельцах, которые к нам, это о нас, которые к ним. Потом поговорим, после семинара.

– Тише, тише.
– Итак, мы продолжаем наш семинар, вторую его половину, – начал ведущий. – Сегодня ночью все вы были на учебе, и некоторые вопросы, которые возникали, я поясню…

Миры и глобусы

Почему-то многих интересовала тема глобусов, миров, и эволюций. Важная тема, и понимание ее непременно придет. Связана она и с осознанием, ее можно увязать и с темой времени.

Время истекает из Огня. И если ставится вопрос, насколько оно приближено к нему, то оно стоит где-то вначале. Мы говорили о четверице: Огонь, Дух, Свет и Энергия, это с понижением… И если вспомним, есть выражение «дух времени». Энергия всегда связывалась в науке с веществом. Это в эзотерике уже энергия более высокого качества рассматривалась, и не всегда могли разобраться, когда идет проявление Духа, когда Света, потому что рассматривалось снизу, с позиции Энергии.

Так вот, получается, что время соотносится примерно с духом. И тогда понятно, почему, если кто-то говорит, что не хватило времени на что-то, все понимают, что духа не хватило. При наличии силы духа времени хватает на все.

И вот, миры и глобусы отличаются качеством Огня, его концентрацией. А это уже связано со временем. В разных мирах время течет по-разному и чем медленнее течет, тем ниже концентрация Огня.

События, которых для нас по насыщенности хватило аж на целый день, в том мире, где действуют Владыки, протекают за секунды. А пока мы прожили день, например, у них прошло несколько лет или веков, событий столько произошло. Плотность событий другая. Время течет с другой скоростью. Амрита этим занимается. Но это отдельная тема и будет немного позже, не на этом семинаре.

Так что различие миров… Огненный мир – одни условия и возможности, мир Духа – другие, Тонкий мир – это уровень Света, и Физический мир – уровень энергий. Это – если масштабно, а если рассматривать в другом ракурсе, то многие качества или их сочетания предстают, как особый мир с особыми условиями…

А в глобусах еще Огонь и Матерью смягчается. Снизу идет. Это не когда вы формируете условия, а когда еще только условия формируют вас. Это еще колыбель для младенцев…

Мысли Алима потекли параллельным руслом…
Семинар закончился через шесть часов итоговой практикой. А вечером все опять собрались у Алима.

– Предлагаю завершить шоу, пока мы еще под впечатлением семинара, – предложила Яна.

– Хочу тебя поправить, все, что касается Стандартов первого Синтеза, теперь впечатано в каждого из нас навсегда, так что мы теперь постоянно будем под впечатлением, – уточнила Саша.

– Это «всегда» может прятаться глубоко или выходить на поверхность по каким-то законам, а мне сейчас надо кое-что уточнить по поводу школы.

– С этого и надо было начинать, Яна. Соскучилась по Алексу, так и скажи, – улыбнулся Эмиль.

– Да будет вам нападать друг на друга, – упредила Мила нежелательные сейчас эмоции, – Алим и сам, я так думаю, собирается довести начатое дело до приемлемой определенности. Уж кого-кого, а его долго уговаривать не придется.

В комнату вошел Алим, и, по тому, как на него все смотрели, сообразил, в чем дело:

– Я так полагаю, Яна вас уже уговорила продолжить шоу, ведь у нее появился еще один мотив. Что ж, устраивайтесь удобнее. Постарайтесь дружненько войти в соответствующее состояние и получайте контрольное задание:

«Достигнуть чтобы понимания, как мир на глобус помещен, не в картографии познания нам пригодятся, а в ином… В другом, – задумался Алим,– но если Алекс в этом дока, и мы продолжим шоу с ним, подобно мудрецам востока, собою Образ мы явим Того, Кто больше, чем познанье. И вот, пожалуйста, вниманье: исход известен, он один…»

Множество порхающих бабочек отвлекли внимание Алима, и когда они странно сгруппировались, он понял, что это не бабочки, а наблюдающие за ним пары глаз. Серая бесцветная картинка была малоподвижна и безрадостна. Алекс стоял к Алиму спиной и смотрел на серое море, ежась от сырости и ветра. Потом обернулся и заговорил:

– Невозможно так работать. Все какие-то моноустремленные, каждый крутит свое кино. Мир отчужденности. Я решил начать с тебя. Скажи, Алим, что тебя больше всего волнует?

– Я не буду напрягаться в выборе вопроса…
– Поскольку исход все равно известен? – продолжил за него Алекс.

– Нет, просто я знаю, что отвечать все равно придется самому. Скажи, Алекс, что ты думаешь по поводу семинара?

– Я ничего не думаю. Я уже несколько лет работаю со своими частями. Сначала меня раздувало, я не справлялся с количеством информации, думал, что я тупее всех. Но потом однажды увидел движение качеств и осознал происходящие изменения. А проявленность осознания зависит лишь от различных аспектов применимости. Любое применение ведет к росту, я думаю, ты уже заметил это.

– Только слово «любое» не подходит, потому что потом оказывается, что оно было чем-то обусловлено в выборе, чем-то, чего ты еще не видел.

Вот время, например. Я уже столько о нем слышал за последние месяцы, что пропитался им, как рыбак морем. А сделал всего один-единственный шаг – ощутил его зеркальность в соприкосновении со всем остальным. Даже если время материально, Алекс, то его материя временна. Да и вообще, все дело в этом самом осознании времени, и суть его во времени осознания, потому что количество времени как раз зависит от его качества. И потом, как ты мог давно заниматься Синтезом и не сказать мне об этом?

– Ты опять линейно воспринимаешь время. Эти много лет уложились в изменение моего осознания с момента нашей последней встречи.

– Именно в тот момент, когда мы все прошли семинар? Ты хочешь сказать, что нелинейно и мы прожили нечто подобное… – что-то, не совсем пока ясное, начало складываться в голове Алима, – но почему я так не ощущаю?

– Вижу, Алим, ты довольно-таки глубоко окунулся в тему, осталось только взобраться на гребень волны, вон, как тот горе-серфингист, – Алекс указал на одинокого искателя приключений, пытающегося покорить волну.

То был Эмиль. Он болтался на доске, как… но не падал и поймал-таки волну, распрямился, получил возможность посмотреть вдаль.

– Вот он отражает тоже общее ваше состояние. Вы каждый на своей волне и радость можете получить, только синхронизировавшись… Вот, неплохое слово «син-хрон-ность» – синтез времени носить, получается… Когда вас было пятеро, вы пытались уловить смысл происходящего. Теперь же, когда вас шестеро, у вас появилась возможность добраться до сути.

Эмиль соскочил с затухающей волны и выбрался на берег.

– С детства интересно было: как же это можно вот так скользить по воде? И на тебе: прихожу в себя и осознаю, что болтаюсь на доске и времени что-то обдумать нет. Уже когда распрямился, заметил вас и успокоился. Где бы обсохнуть?

– Да ты посмотри на себя, ты ведь совершенно сухой! – рассмеялся Алим.

– А шоу будет? – поинтересовался Эмиль.
– Кому как, – неопределенно ответил Алекс, – вот ответь мне на вопрос: чего ты хочешь достичь своим времяпрепровождением?

– Собрать как можно больше знаков, позволяющих ориентироваться в море жизни. Создать знаковую систему.

– Эко, ты загнул! Система уже давно существует целым материком в этом океане, и ей твоя доска, сам понимаешь, – остановил его Алекс, – не тот уровень, не та степень устойчивости. Да, мелковато плавает твоя команда, – обратился он уже к Алиму. – А скоро финал.

– Моя команда хоть и на своей волне, но добирается, а, вот, где твоя? – Алим волновался за всех участников эксперимента, но за Яну и Алину особенно.

– Ты прозорлив, Алим. И Людмила, и Александра уже давно на сцене и легко отражают поползновения тумана. За них можно не беспокоиться, тем более что у них есть весомый стабилизатор реальности – это вы с Мишаром. А вот две сестры опальные, хорошее определение пришло: ведь они и, правда, огнем опалённые, оплавленные им, тогда понизили свои вибрации, и теперь о них беспокоиться надо.

– Видя, насколько ты спокоен, Алекс, спокоен и я, – уверил Алим, – ведь они в возглавляемой тобою команде.

– И то верно, но я спокоен только потому, что они в твоей экспериментальной группе. Разве не так? – чуть усилил напряжение Алекс. – А давай у Милы спросим! Это будет и начало заключительной части шоу, и сестер вернет, если ответ будет верным. А если нет, то уж извини, когда-нибудь поделятся они, как живется в Глобусе.

Волнение не успело охватить Алима из-за смены декораций. Они вновь оказались на сцене, рядом с Милой и Сашей.

– Разминка окончена, – объявил Алекс, – мы вступаем в заключительную часть шоу. Итак, фрагмент из писанья всем известного.

По запредельности желаний, когда сознанье растеклось, оно фрактально проявилось и тем во множестве явилось как «я» не я. Но только снова достичь пределов бытия с той стороны, где единенье, ему мешает не затменье. А что? Скажите это слово. Оно для вас совсем не ново, оно знакомо от рожденья, оно, как утро, пробужденье, оно как целостное Я, оно – начало бытия…

И зал, и Алекс затихают. Каков ответ, никто не знает, но две сестры, как им помочь? дурные мысли лезут…Прочь!...

Эмиль как будто растворился в мелькании перед глазами и шуме в ушах и выпал из общего поля…

Первая часть осознания

Эмиля больше всего беспокоил один вопрос: «Что такое глобус, и почему туда не хотелось бы попадать?». И ответ на этот вопрос ему пришел, когда его коснулся туман.

Вязкость поля эманаций кого-то огромного и неумолимого обездвижила его мысли и зависящие от них желания, ощущения и сами действия. Все же он отметил инородность, телепатичность вошедшей в него вопросительной мысли:

«Своевременность, преждевременность или иная временность привела тебя сюда?»

– Да, в общем-то, мы тут исследованиями занимаемся, ну и я, видимо, не то что-то нажал, – пролепетал он.

– Но ты рискуешь быть поглощенным, ведь все, что от тебя требуется – это признание акта доброй воли, а в этом твоем висячем состоянии я легко могу создать соответствующие для этого условия. Или у тебя есть другие предложения?

Эмиль еще не представлял, где он и что с ним, но он помнил переменчивость декораций в шоу и пытался тянуть время, хотя чувствовал себя совершенно неуютно, мягко говоря:

– Почему я тебя не вижу?
– Потому что ты можешь видеть только то, что знаешь. К тому же, как всякий… неважно, я слишком велик для тебя. Я не вмещаюсь в твое мироосознание.

– Но ты разговариваешь со мной на равных, а это знак, – Эмиль пытался сопротивляться желанию сдаться на милость сильного, и уверенность начала возвращаться к нему.

– В тебе есть, пробужден Образ Отца, и если ты начнешь выражать Огонь Отца, ты выйдешь из моего поля. Но если нет, то я буду рад тебе помочь, помочь Отцу и Матери в твоем воспитании.

– Что же мешает выраженности моего Образа Отца?
– Твоя отчужденность. Она как переключатель самости…

«Переключатель», – вцепился Эмиль в активное начало прозвучавшего слова, и его осознание, поменяв полярность по своим же следам, вытекло обратно на сцену в исходную точку.

– Ты, видно, что-то перепутал или концовку оборвал, чтобы сложилось впечатленье, что речь о бытии начал… Или ты над собой не властен? – Алим пристально посмотрел на Алекса.

Тот стоял в неестественной позе, на цыпочках, будто к чему-то тянулся, будто невидимый туман подступал уже к его подбородку, но при обращении к нему Алима, вдруг пришел в себя и обмяк.

– Да, да, – согласился он, – мне на мгновенье показалось, что я выпал в глобус… конечно …Оно – начало бытия, представленного однобоко. Собою цельность подменив, оно безмерно одиноко…

Эмиль снова выпал из реальности. На этот раз он проявился в красочном садике со множеством цветов и беседок. Он был смотрителем этого сада, и его обязанности управляли его поведением. Он шел с небольшой корзиной в руках и обрывал увядшие лепестки цветов. Впереди в одной из беседок, поглаживая пушистого кота, мурлычущего с ученым видом, строгая Сиана наставляла своих дочерей:

– Вам не престало услаждаться безмерной властью с юных дней, ведь вам доверено начало единства двух. Ну, что ж, смелей ту силу в дело воплотите.

Но только помните, учтите, не очень доверяйтесь ей, ведь сила та всего сильней, в чем явлен разделенья дух. Впервые то я молвлю вслух: их разделив, вы разомкнете ее в себе хранящий круг, рождая множество путей…, и Дух предвечного знаменья, впитав нелепость предпочтенья миражным миром прорастет: «Одно из двух», и он поглотит собой десятки лепестков, и первый камень преткновенья родит бессчетных вечность снов для самости преодоленья.

И, посмотрев печально вдаль, умолкла строгая Сиана, предзная, что произойдет, когда свершит деянье Яна.

Но не сдержала дочерей и ничего им не сказала, а подождав, пока уйдут, к себе Эмиля подозвала:

– Тебе, хранитель лепестков, опавших с верного пути, я поручаю выбрать знак…, я поручаю знак найти, способный снова круг замкнуть и дочерей моих вернуть.

В словах ее нет ни намека на невозможность, ни упрека – лишь материнская любовь, но вот когда взглянула вновь…, ответ в нем родился до срока:

– Тот знак хранит в себе могущий все отразить Зеркальносущий, его бы только разделить, тогда бы он собой явить сам устремился единенье, создав условия свершенья…

И Дух предвечного знаменья, что слился с ней, в одно мгновенье тот план Эмиля оценил, к немедленному исполненью его же и определил…

И вот уж пробил нужный срок: хранитель вновь стоит пред тою, что может взглядом иль рукою явить или забвить миры:

– Я вижу, как прилежен ты: храня не только лишь цветы, своим трудом ты спас не двух, в тебе теперь проснулся Дух и ним дарованная Воля, теперь твои судьба и доля, теперь условия твои не просто поиски знаменья…ростки иного вдохновенья…

Эмиль возвратился из иного иным…
Постепенно все участники шоу вернулись своим восприятием к обыденной реальности, хотя какими-то своими частями пытались сопротивляться этому. Мир стал иным, и это чувствовал каждый. То ли тяжесть от знания прошлого, то ли сила притягательности будущего, то ли необычное осознание цельности и явная неготовность ее выражения проявились в нем…

Расходились, как будто разделялись на части с недосказанностью и, все же, с пониманием, пониманием безмолвным…

Ночью кому-то из них приснился странный сон.

Бесконечный полет, и звучащий в пространстве всепроникающий Голос:

– Как поиск Осознания, успешен? Осознаешь ли ты себя в пути и много ль удалось пройти?

– Я вспомнил свой посыл, как Дух играл со мною. Я думал: он един с той самою игрою, и я вошел в игру, и там увидел время, и понял, осознал, что время – то не бремя, а лишь исток начал, начала осознанья.

– Но время ближе всех чему: сознанию, закону, духу?

– Нет, нет, совсем не так: воспринял я его как время осознания, чем длительней оно, тем бесполезней знания, тем неподвижней мир, трудней преодоление и туже путы бытия…Но не о том ведь я. Достиг я осознания, но только времени. Как выразить его?

– Все дело в том, что время осознания всего его лишь часть, а важны и другие, пространство, например. Ведь ускользает цельность, когда рассмотрена под ракурсом одним. Как время с точки зрения осознания, так и осознание с позиций времени – еще не цельность. Выходит – в начале только поиски твои…

Продолжение в Книге 5 «Капризная этика пространства»
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Философия времени

Философия времени. Книга 4

Часть 1. Философия Любви Условие допустимости С чего-то все равно надо было начинать, пока не поздно, и Алим предложил проверить все версии на условие допустимости. – Это что еще...

Философия времени

Часть 2. Философия Мудрости Анализ футурологии Звонила секретарь отделения. Спокойным голосом она сообщила, что Алима приглашает Елена Николаевна, заведующая отделением, к трем...

Философия времени

Часть 3. Философия Воли Огонь Прометея – Мне кажется, что все, что происходит, как раз касается науки той, которая и не наука вовсе, а жизнь, представшая сама собой, – Алим...

Философия и действительность

Гл.4. Первая книга К чему я привел этот пример? К тому, что и в философии, как в инженерии возможны два подхода. Один – это, когда вы, решая какую-то проблему, начинаете с того...

Философия и действительность

Философия и действительность А. Воин Глава 1. Судьба Начало этой истории определить нелегко. Внешне, чисто формально, оно выглядит так. Не имея философского образования и никогда...

Философия и действительность

Гл.5. Следствие И тут произошло нечто совершенно непредвиденное. То есть так я это воспринял тогда, хотя со временем стал понимать, что мне как раз следовало бы это предвидеть...

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты