Эорпата 10-2

Утро в Тире начиналось спокойно. Мужчин в лагере не было и женщины, пользуясь их отсутствием, не спешили открывать глаза и спали, уютно укутавшись в шкуры.

Дозорный на высокой башне, построенной из бревен, заметил со стороны владений царя Атея, приближающегося всадника.
Эорпата 10-2
Он запалил смоляной факел, что означало, к поселению приближается чужой.

Вокруг лагеря Орик оставил не большой отряд воинов, и они встретили жрицу Каину, скачущую на взмыленной лошади. Она была вся в пыли, и от долгой езды еле держалась на ногах.

- Беда! Буди царицу, беда! – Каина повторяла и повторяла эту фразу.

Начальник охраны бегом кинулся к шатру царицы.
- Царица Иорита, прискакала Каина, беда говорит!
Иорита открыла глаза, рядом с ней спокойным сном спала Агайя. Царица поднялась, стараясь не разбудить дочку. Она накинула на себя теплый плащ из овечьей шерсти и вышла из шатра.

- Какая беда, пустоголовый воин? Жрице опять приснилась черная туча? – В последний раз Каина пугала племя черной тучей, и женщины Тиры носили ей порции жареного оленя, что бы задобрить богиню Гефесту. После этого ее дочь Дорохемия три дня пролежала с больным животом в шатре.

К ним подошла, шатаясь от усталости Каина.
- Иорита, я только что виделась со жрецом, царя Атея. – Она избегала взгляда прозорливой царицы. – Атей узнал, что Орик ушел в поход и идет сюда со своим огромным войском, что бы захватить Тиру!

- Каина, может жрец слукавил и хочет нас столкнуть лбами с Атеем?

- Клянусь Аресом, это святая, правда! – И жрица ритуальным кинжалом порезала себе руку.

- Это так похоже на их подлый и хитрый род! – Иорита подозвала свою верную телохранительницу Карсу. – Карсу скачи в Истрию и скажи Орику, пусть срочно возвращается, на Тиру идет Атей! Не жалей лошадей Карсу, скажи мы в опасности.

Когда телохранительница уже хотела отъехать, к ней подошла Иорита.

- Когда Орик выступит из Истрии, будь за его спиной, но к нему не приближайся, – она предчувствовала, тут какая-то ловушка и сердце женщины интуитивно приняло меры предосторожности.

Агайя проснулась от непонятного шума и вышла из шатра. На площади возле ритуального столба собрались все женщины Тиры. Иорита стояла на деревянном помосте и обращалась с пламенной речью к своему народу.

- Подлый Атей идет на нас со своим огромным войском, с целью уничтожить наш город. Скоро должен подойти наш доблестный царь Орик и мы должны продержаться до его прихода! – Иорита из ласковой и нежной матери, превратилась в грозную царицу. – Я объявляю в городе военное положение. Всем женщинам взять в руки оружие! Дозорные посты расставить за день быстрой езды от Тиры. Скифянки! Вы жены доблестных воинов и слава нас ждет в бою с врагом. Сегодня мы будем славить Ареса*!

- Слава Аресу! – Женщины тот час упали на колени и прославляли Бога войны, до первых звезд на небе.

Арес* - Бог войны (скифск)
***
Карсу за дорогу сменила двух лошадей и вскоре упала возле ног Орика.

- Великий царь, над нами завис меч Атея! Царица просит тебя срочно вернуться в Тиру и защитить женщин и город!

- Ты хороший воин Карсу, – Орик снял с пальца золотой перстень и дал его женщине. – Отдыхай и набирайся сил. Скоро они нам всем пригодятся.

Орик рассказал своему другу Амадоку о беде, нависшей над его народом.

На границы Истрийского царства с севера постоянно совершали набеги геты и другие варвары. Амадок рассчитывал, что Орик со своим войском поможет ему поддержать мир на границе, но услышав про надвигающуюся над Тирой угрозу, он снял с пояса свой меч и передал другу.

- Возьми, пусть он с доблестью послужит тебе друг!
Истрийский царь, любил свою сестру Иориту и с Ориком они были хорошие друзья. Но выступать против огромной армии Атея, ради дружбы и любви он не мог. В первую очередь он должен был думать о своем народе.

- Да хранит твое племя Артемида! – Амадок обнял друга и позвал свою рабыню. – Приведи Уолиту и платье для Агайи возьми!

К Орику подвели юную девушку, в руках она держала платье.

- Выполняю просьбу своей сестры. Хоть и не время сейчас выполнять женские капризы. – Амадок взглянул на перепуганную юную рабыню, которая увидев многотысячное войско, закрыла глаза рукой. – Может позже подарок передать?

Рядом с Ориком стояла Карсу, и царь не хотел огорчать свою любимую жену.

- Забери эту девушку и отправляйся с ней в лагерь, за жизнь этой рабыни ответишь мне головой!

Карсу низко поклонилась и отправилась вместе с рабыней в сторону Тиры.

Вскоре войско эллинских скифов выступило из Истрии на помощь своим женщинам. Под вечер они подошли к бурным водам Тираса. Орик молча, смотрел, как его воины с лошадьми ловко переправляются через бурную реку. Царь рассчитывал прийти в город под утро, и поспешил со своим отрядом телохранителей завершить переправу.

Их путь лежал через равнину, окруженную со всех сторон горами. Гул от топота лошадей эхом разносился по всей долине.

Вдруг из стороны гор послышался воинственный клич и со всех сторон к отряду Орика стали быстро приближаться на лошадях тысячи воинов Атея. Они на ходу пускали стрелы и те с ужасным свистом рассекали воздух. От неожиданности эллинцы оборачивали в сторону смертельного свиста свой взор и стрелы вонзались в их лица и сердца. В спешном порядке уцелевшие воины окружали своего царя Орика. Они достали мечи и храбро сражались в этой неравной схватке до последнего вздоха. Атей в числе первых всадников атаковал отряд противника. Он зорко искал глазами царя Тиры, для того что бы лично отрубить ему голову.

«Вот и охрана Орика!», Атей увернулся от боевого топора, пронесшегося возле его головы, и всадил свой меч во всадника с бронзовым шлемом, на котором была золотая накладка в виде грифона.

« А вот и сам Орик!», молодой Атей в яростном азарте не замечал, что его правое плечо было в крови и, рассекая мечом голову очередного эллинца, приблизился вплотную к царю Тиры.

Орик увидев молодого Атея забыл об осторожности и закричал:

- Я здесь Атей! Давай в честном поединке, как подобает царям, сразимся один на один! Ты и я!

Это были последние слова царя Тиры. Меч отсек его голову и она, истекая кровью, упала на землю, моргая глазами. Сзади на взмыленном коне с окровавленным мечом был Лик, соратник по оружию царя Атея. Он ловко нагнулся и поднял голову Орика.

- Атей, какая прекрасная чаша для питья!
- Лик! Теперь ты царь Тиры! Такова воля Ареса! – Атей оглянулся вокруг, его воины добивали последних эллинцев.

- До утра, отдых! Утром выступаем на Тиру! – И молодой царь поскакал в сопровождении охраны в не большую рощу находившуюся рядом. – Поставьте тут шатер и жарьте много мяса! Сегодня у нас будет большой праздник!

Карсу, с юной рабыней, издалека наблюдала за этой кровавой битвой. У скифянки не было ни слез, ни страха! У нее было только одно желание, быть рядом, плечо об плечо биться за своего царя Орика. Но был строгий приказ Иориты, - близко не подходить.

И Карсу вместе с рабыней Уолитой изо всех сил поспешила к царице сообщить о надвигающейся опасности и большем горе, постигшем племя.

Карсу с первыми лучами солнца стояла перед своей царицей. На шум, поднятый телохранительницей, вышла и жрица Каина, с мечом под плащом и стала сзади Иориты.

- Царица, Орика убили и с ним все его войско! – Карсу упала на колени и зарыдала. – Атей движется на Тиру и хочет ее сжечь до тла!

« Атей, сын собаки!»,- жрица, проклинала хитрого Атея. Вместо обещанного ей места царицы, он собирался превратить ее, и всех жителей Тиры в пепел.

- Каина! Созывай всех жителей, быстро! – Иорита пошла, будить Агайю, что бы рассказать ей о страшном горе. Ее лицо было сурово и только две маленькие слезинки по углам глаз, выдавали истинное состояние души овдовевшей женщины.

Когда мать рассказала дочери о несчастье, девочка не могла поверить, в то, что отца ее больше нет в живых.

- Его убил Атей? – Агайя переспросила у матери, имя убийцы отца.

Иорита печально кивнула головой. Девочка встала и решительно направилась за оружием.

- Я убью его, клянусь Аресом!
Глаза Агайи сверкали, и она стала одевать на себя, пояс с мечом.

- Глупая девочка. Ты не подойдешь к нему и ближе полета стрелы, как душа твоя отправиться вслед за отцом! – Иорита прижала к себе принцессу. – Нам надо собираться и срочно уходить в горы, вверх течения Тираса. Агайя я надеюсь, что в память об отце ты будешь хорошей и послушной дочерью!

За стенами был слышен гул возмущенных женщин.
- Ну, мне пора! – Иорита вышла из шатра, возле него стояла рабыня, покинутая Карсу. В руках у нее был какой-то сверток. Девушка испуганно смотрела на грозных вооруженных женщин, говоривших на резком и непонятном для нее языке.

- Ты кто такая? – Иорита забыла про свою просьбу прислать рабыню Агайе.

- Я истрийская наложница и царь Амадок послал меня в подарок принцессе Агайе. – Девушка была одного возраста с Агайей и говорила на истрийском языке.- А это платье для принцессы!

- О, богиня Гефеста! – Иорита опять зашла в шатер, вместе с юной рабыней и зарыдала! Так умеют рыдать только женщины, от всего сердца, всей душой и иногда кажется, что во время их безумного плача они навсегда покинут этот мир!

Настала очередь Агайи успокаивать плачущую мать, но когда она увидела в руках рабыни платье, она тут, же присоединилась к матери.

- Иорита! Царица Тиры! – За шатром раздался голос Каины. – Твой народ ждет тебя!

Иорита взяла за руку дочь.
- Идем, Агайя, мы должны думать об этих несчастных женщинах, - сказала она тяжело вздохнув и затем обратилась к Уолите на истрийском, – собирай вещи, я сейчас старшую рабыню пришлю.

Царица с дочкой вышла на большую площадь, посреди которой возвышался помост с ритуальным столбом. Кругом стоял, плачь, женщины безумно скорбели о своих мужьях.

Иорита взошла на помост и обратилась к народу Тиры.

- Женщины Тиры! У нас у всех большое горе. Нет с нами больше наших верных мужей. Никто о нас больше не будет заботиться. Мы должны взять оружие в руки и доказать подлому Атею, что мы достойны своих мужей. – Она пламенным взором взирала на свой народ и видела, женщины пойдут за ней, горе всех их объединило. - Мы с ним не будем вести сражение, и обрекать себя тем самым, к великой его радости, на погибель. Мы уйдем вверх по течению Тираса и в память о наших мужьях создадим там новый и доблестный город. Атей уже идет сюда и времени у нас осталось мало, необходимо как можно быстрее выступить из Тиры. Да поможет нам Гефеста и Арес! Собирайтесь, в дорогу брать самое необходимое, остальное все сжечь вместе с шатрами!

В скором времени на месте оживленного города, пылало огромное пожарище, а вереница навьюченных вещами лошадей и женщин растянулась на многие километры. Они спешили уйти в безопасное место и начать там новую жизнь, жизнь амазонок. На скифском языке это звучало более грозно, – Эорпата!

***
Иорита с племенем три дня шли по горам и лесам. Опасаясь Атея, они не делали остановок и многие из женщин падали от усталости на землю, но потом поднимались и догоняли остальных. Преодолев очередную гору, поросшую колючим шиповником, их взору открылась широкая равнина, окруженная со всех сторон горами.

В долине жило какое-то племя, на лугу паслись кони, а возле землянок горели костры, от которых исходил ароматный запах еды.

При выходе из Тиры, Иорита последовала примеру Орика. Она разбила все племя на винсати* и назначила над ними старших. Винсати соединялись в расма,* и их было четыре отряда.

Винсати*- двадцать (скиф). Расма – большой отряд (скиф)

Иорита взмахнула рукой, показывая старшим. – Остановиться! Старшие передали ее команду остальному племени, и через мгновение вокруг была абсолютная тишина.

Возле нее собрались четыре женщины, возглавляющие отряды.

- Мы их окружим с четырех сторон, и когда четвертый отряд обойдет это поселение с самой дальней стороны, – Иорита посмотрела на Карсу. – Ты пойдешь с четвертым отрядом и когда будете готовы к атаке, - выпустишь горящую стрелу. После этого мы наступаем, в живых никого не оставлять! Слава Аресу!

- Слава Аресу! – Шепотом подхватили отряды.
Агаайя подошла к матери, глаза ее горели.
- Возьми меня в отряд, я готова к бою! – Она резко взмахнула мечом и срубила не большое деревце.

- Агайя, девочка, вон погляди на дочку жрицы, - бери с нее пример.

Дора лежала под деревом и крепко спала. Агайя обиженно отошла от матери, «Отец бы меня взял с собой!». И тут она увидела Карсу, собирающеюся с четвертым отрядом идти в дальний обход.

- Карсу, возьми меня с собой! – Принцесса любила эту суровую женщину, которая ее многому научила, пока отец девочки пропадал в походах.

Суровая женщина наметанным глазом увидела,- в долине живут мирные люди и окружать их это излишние предосторожности, но она была воин и безропотно повиновалась приказам царицы. Не видя в обреченном населении опасности, она тихо шепнула Агайе.

- Тихонько, что бы ни видела твоя мать, скачи вон в ту сторону и там будешь меня ждать.

И телохранительница отправилась с отрядом в окружение. Агайя поступила, так как ей сказала Карсу и отправилась за большой холм. Рядом начинался густой лес, и девочка стала прислушиваться к звукам исходящим из лесной чащи. Вот послышался треск ломаемых веток, она по инерции сняла лук и вставила стрелу. Из леса показался всадник, поперек лошади у него лежала убитая косуля. Одет охотник был в шкуру, за спиной у него висел большой лук. Увидев молодую скифянку с направленной на него стрелой, он поднял руку, держащую длинное копье и устремился к Агайе.

Принцесса отпустила тетиву, и в тот же момент охотник бросил копье. Девочка как ее учил отец, моментально пригнулась и спряталась за шею коня Арни. Копье пролетело секундой позже, в том месте, где была ее голова. Охотник же, как зачарованный, не мог оторвать своих глаз от летящей в его сторону стрелы, которая со свистом рассекала воздух. Она пронзила его голову, и лошадь с мертвым всадником испуганно понеслась в сторону долины. Карсу подъезжающая к Агайе, мигом достала свой лук и мгновенно выпустила из него стрелу. Пронзенная на смерть лошадь с хрипом повалилась на землю.

Телохранительница вытерла пот со лба.
- Девочка, езжай обратно к царице! И прошу тебя всеми Богами, молчи о том, что здесь произошло!

Агайя после случившегося особо не сопротивлялась и молча, отправилась к Иорите.

Прошло совсем немного времени, и в небе появилась горящая стрела.

- Вперед скифянки! – Громким голосом подала команду Иорита. – Слава Аресу!

И тысячи женщин устремились со всех сторон на ничего не подозревающих жителей долины. Женщины окружили плотным кольцом поселение и с жестокостью пронзали мечами и копьями, всех кто там находился. Под вечер от большого поселения остались только пустые землянки.

Иорита сидела возле костра, лицо и руки ее были в чужой крови. Она с голодной злостью отрывала куски мяса от жареной косули и глотала их большими кусками. От мягкой и нежной жены и матери не осталось и следа. Сзади к ней тихо подошла жрица Каина.

- Иорита, что мы будем делать с мальчиками в племени и оставшимся винсати воинов?*( двадцать воинов (скиф)) - Каина присела с ней рядом и заглянула царице в глаза.

- Да ничего с ними не будем делать, пусть себе живут!

- Вон погляди! – Она указала мечом на здорового охранника из винсати, которому возле большого костра, пытались угодить вдовы. Одна ему подносила мясо, другая его обняла сзади и что-то говорила. – Через аста бану*( восемь дней (скиф)), нам с тобой просто отрубят головы, а наши дочки будут рабынями у этих пустоголовых воинов.

- Ну и что ты предлагаешь? – Иорита в душе была согласна с жрицей, заговора с присутствием мужчин в лагере, не миновать

- Я постараюсь убедить женщин избавиться от мужчин и мальчиков в племени! - Жрица с ненавистью пронзала взглядом охранника.- А ты меня поддержишь!

- Так тому и быть, – Иорита встала и подозвала Карсу.

- Собери всех надежных женщин, и стойте рядом с мужчинами. – Царица жестко резала слова. – По моей команде, всех мужчин и мальчиков, убить!

Карсу опытный и проверенный воин, поднесла к губам перстень Орика и поцеловала его.

- Твоя воля для меня закон Иорита! – Карсу смело взглянула царице в глаза. – Вот только Орик, не одобрил бы этого!

И она с высоко поднятой головой, ушла исполнять волю царицы. На большом лугу собрались все женщины племени. Иорита и Каина взобрались на импровизированный помост из телег.

- Скифянки! Мы стоим на нашей новой земле! Отсюда нам дальше дороги нет, и здесь мы умрем, защищая свою новую землю, – глаза Иориты горели, и она в этот момент свято верила в то, что делает. Царица подняла руку, подавая знак Карсу.

После этого, Карсу и тридцать верных ей женщин - воинов мгновенно вонзили свои кинжалы в мужчин.

- Воля Богов священна для нас! Мне сегодня было видение! От мальчиков племени у нас будет большая беда! Мы должны их принести в жертву Аресу! – Жрица яростно метала свой взгляд в толпу возбужденных кровью женщин. – Такова воля Богов!

Она спрыгнула с помоста и перерезала горло рядом стоявшему мальчику.

- Слава Аресу!
С этим кличем, обезумевшая толпа начала отбирать сыновей у плачущих матерей и убивать их на глазах этих несчастных женщин.

- Эорпата!*( -Амазонка.(скиф)) – Кричала с помоста Иорита. – Эорпата! И пусть наши враги будут вздрагивать от ужаса при этом слове! Эорпата!

Агайя стояла в стороне и с ужасом глядела на это безумие. Она не узнавала свою мать, и все что происходило на лугу, ей было глубоко противно. Рядом с ней как тень находилась ее юная рабыня Уолита и она повторяла одну и ту же фразу.

- Сколько крови, сколько крови, – и плакала как малое дитя.

Агайя взглянула на нее сухими глазами и сказала ей на истрийском.

- Это не кровь Уолита! Это святая вода очищающая память нашего народа, – произнеся эти слова, Агайя поверила в сказанное и получила от этого не большое облегчение.

***
Так началась новая жизнь племени амазонок.
Агайя и Дорохемия были неразлучны и проводили целые дни вместе. Они пропадали целыми днями на охоте, обучались у Карсу военному искусству и постепенно превращались в грозную силу для врага.

Царь Атей был занят созданием Великой Скифии и проблемы на Боспоре и в Ольвии занимали все его свободное время. Маленький отряд Иориты его абсолютно не беспокоил, тем более что земля, на которой проживали эорпаты, была для него не интересна.

Относительно спокойное время продолжалось около пяти лет. За это время девушки выросли и стали безжалостными и сильными эорпатами.

Поседевшая царица Иорита, чувствуя, что силы покидают ее, позвала к себе Агайю.

- Девочка моя, ты многому научилась и можешь сменить меня на престоле. Опасность движется на нас, сегодня ночью мне снился не хороший сон. Я стала стара и медлительна, а ты расцвела, быстра и можешь принимать решения достойные царицы, – Иорита сняла с себя браслет в виде змеи и диадему с головы и передала дочке. – Одевай Агайя!

- Ну, ты же не собираешься умирать, – Агайя не решалась надеть эти атрибуты власти.

- Все во власти Гефесты… Одевай глупая девочка, а то Дорохемие отдам! – После этих слов Иориты, Агайя быстро надела браслет и диадему.

- Карсу! - Иорита позвала свою верную помощницу.
В шатер вошла грозная эорпата.
- Собирай народ, будем Агайю царицей провозглашать!

- Слушаюсь госпожа, - по суровому лицу амазонки пробежала легкая улыбка.

Летнее солнце с жаром припекало головы амазонок, и да же ветер в такую знойную пору решил поспать. Иорита стояла возле ритуального столба, рядом с ней находилась Агайя.

Слова царицы разносились далеко за пределы лагеря.
- Эорпаты! Наступил день, когда я, ваша царица Иорита, передаю всю свою власть, в руки моей дочери Агайи! – Иорита вывела вперед себя дочку. – Слушайтесь ее, любите ее и да пребудет со всеми нами Гефеста!

- Царица Агайя! – Амазонки подняли вверх мечи и копья. – Слава царице Агайе!

Рев пятитысячной толпы прокатился до берегов Тираса. Одна Дорохемия стояла и молчала. « У этой выскочки есть все! И власть, и золото и красота! Как же я ее ненавижу!», вдруг она поняла свои истинные чувства к подруге. Она в слезах прибежала домой, забилась под шкуры и громко зарыдала.

В шатер вошла ее мать, сердце Каины разрывалось на куски, когда она слышала, плачь дочери.

- Не плачь Дора, я передам тебе свою силу, она будет намного сильнее власти Агайи! Скоро ты станешь царицей, и я готова для этого все отдать! – Она подняла руки к небу и собрала все свои колдовские силы. – Услышь меня Апполон! Услышь меня Абарис!

Этой же ночью когда Дорохемия спала, в шатер тенью проскользнул маг Абарис. На этот раз Каина его ожидала.

- Ты звала меня глупая жрица! – Он стоял посреди шатра и задумчиво глядел на спящую Дорохемию. – Я слышал твою просьбу, и через две луны ты придешь со своей дочкой на Черную гору. Я дам тебе то, что ты хочешь, но не ропщи на свою судьбу Каина! Такова воля Апполона!

И он исчез так же внезапно, как и появился.

В эту звездную ночь не спалось и молодой царице. Агайя сидела возле костра, рядом спала рабыня Уолита, а сзади нее о чем-то тихо разговаривала ее охрана.

Юная царица думала об отце. « Как бы он мной гордился, если бы он сейчас увидел меня!», она протянула руку и любовалась браслетом.

Рядом с ней внезапно вырос огромный волк. Он лизнул ее щеку и заглянул ей в глаза.

«Отец! Это ты!», но волк так же быстро исчез в ночной мгле и царица, устремив свой взор в темноту, задавала волнующие ее вопросы. « Как мне стать достойной царицей, отец? Как спасти мой народ от бед и лишений?»

Агайя встала и была полна решимости с завтрашнего дня твердо и справедливо, начать править своим народом.

***
Прошли две луны и Каина с Дорохемией отправились на Черную гору. Полная луна освещала им путь, и где-то рядом рычали волки, раздирая свою добычу. Над их головами низко пролетела черная птица, как будто приглашая их следовать за собой. К полуночи они добрались до вершины горы, где их уже ждал маг Абарис.

- Каина ты принесла жертву Богам? – Его голос грозно прозвучал среди скал, эхом пролетая над ущельями.

- Великий маг! В нашем племени только одни девочки! - Жрица упала в ноги Абарису и голос ее дрожал. – Прости Великий маг глупую жрицу!

- Тогда жертвой будешь ты Каина! Ради Апполона и Ареса! Отдай свою жизнь! – Глаза Абариса излучали мягкий зеленый свет.

Каина медленно поднялась с земли. Она прощально взглянула на свою любимую дочь.

- Ради тебя Дора, что бы ты была счастлива дитя мое! – Вылетели из нее криком последние слова. И она со всего размаху вонзила себе ритуальный нож в сердце.

Дорохемия безучастно наблюдала за своей матерью и ни один мускул на ее лице не дрогнул. Дочка готовилась занять почетный пост жрицы.

В это время маг начал громко читать заклинание. В небе появилась стая ворон, которые плавно кружили над их головами, не издавая при этом, ни единого звука. Абарис взял чашу, висевшую у него на поясе, и подошел к мертвой Каине. Он наклонился над ней и набрал в нее кровь еще сочившуюся из раны. Маг поднес этот страшный напиток Дорохемии.

- Испей эту чашу до дна, и тогда ты станешь вечной царицей!

Она взяла у него из рук сосуд и осушила его до дна. Абарис поднял руки в небо и прокричал:

- Маста Санта Бага! (Священна воля Богов! – скиф.)
После этих слов, вороны с яростью накинулись на труп Каины.

- Смотри Дорохемия, не отводи глаз твоих, смотри внимательно! – Он опять стал читать заклинания, а в это время черные птицы растаскивали по кускам тело ее матери и вскоре на земле остались одни кости.

- Иди и принеси хвороста, много хвороста! - Приказал маг, новой жрице.

Она исполнила его приказ и разожгла большой костер. В скором времени от ее матери остался только пепел.

- Теперь ты жрица племени эорпат! И это место на Черной горе - святое для тебя! На этом месте ты очень скоро станешь царицей! – Абарис расправил свой плащ, словно крылья. – Не забывай приносить жертвы, Дорохемия! Слава Апполону!

И он растворился в черном мраке...
Жрица Дорохемия подняла ритуальный кинжал, который лежал рядом с костром. На его клинке она прочитала, - «Дорохемия»

***
Минуло три года. Царица Агайя с помощью Карсу превратила свое племя в настоящее войско способное не только отражать нападение врага, но и наносить быстрые сокрушающие атаки. Правила она по справедливости и старые женщины сравнивали ее с царем Ориком. Мать Агайи, Иорита сильно сдала за последние годы, видно жизнь без любимого мужа, была ей не в радость.

Дорохемия стала жрицей племени, и большая часть женщин опасалась эту черную женщину.

« Каина пошла, поклонится богине Гефесте и больше я ее не видела!», так она объяснила пропажу своей матери царице Агайе.

У молодой жрицы перед глазами стояла ночь на Черной горе, и грозный голос Абариса – «Каина, ты принесла жертву?». И Дорохемия что бы ни искушать судьбу, ввела праздник Апполона, который по странной случайности совпадал с той памятной ночью. В честь этого праздника, племя должно было принести в жертву мужчину или мальчика. Ведьма настолько сильно могла влиять на племя, что когда Агайя выступила против этой затеи, в племени начало расти недовольство и царица скрипя сердцем, дала согласие, на этот безумный ритуал.

О жестокости Дорохемии в племени ходили легенды и поговаривали, что ее плащ пошит из человеческой кожи. Своей служанке Маисе, жрица разрезала рот, а женщине из племени она отрезала ухо, лишь только за то, что та отказалась принимать участие в охоте на жертву, которую потом должны были спалить на костре.

Сердце Агайи не выдерживало этого жестокого безумства, и она при поддержке Карсу, решила отменить кровавый праздник Апполону.

Царица подозвала к себе, ведьму Дорохемию.
- Дора идем, прогуляемся, есть разговор.
Они пошли не спеша к речке, сзади них на почтительном расстоянии шли рабыни, Уолита и Маиса.

- Дора, после того как пропала твоя мать, ты очень сильно изменилась. В племени появился страх и эти жестокие и бессмысленные жертвоприношения! Рядом с нами живут истряне, образованный и просвещенный народ. А мы стали хуже варваров! Подруга, что с тобой случилось? – Агайя взяла Дорохемию за руку и заглянула ей в глаза.

Жрица выдернула свою руку и вытаращилась на Агайю злыми зелеными глазами.

- Ты хочешь отменить праздник Апполона? Ну что же, твоя воля! – Дорохемия подняла вверх руку. – Только смотри Агайя, когда начнутся несчастья, вспомни о своем запрете! Видят Боги, я все сделала для этого племени! – Жрица развернулась и пошла прочь от своей подруги.

«Ты еще пожалеешь об этом, царица!», в голове у ведьмы созрел план, и она готова была к его исполнению.

Ведьма собрала в своем шатре фанатично преданных ей женщин.

- Эорпаты, наша царица отвернулась от бога Апполона и отменила его празднование! – Она внимательно следила за лицами амазонок. – Я сегодня говорила с Богами! Беда прейдет на наши головы, и священный огонь спустится с небес, сжигая дотла наши жилища!

Женщины с тревогой поглядывали на жрицу.
- Дорохемия! Скажи, что же нам сделать, что бы избежать гнева богов? - Спросила амазонка Амага, которая была правой рукой жрицы в исполнении ее черных ритуалов.

- Мы должны пойти на север и принести в жертву Апполону много мужчин и мальчиков! – Ведьма закрыла глаза и, раскачиваясь, взывала к небу. – Санта бага Апполон! Благослови нас на жертвы!

Остальные женщины подхватили ее слова и, взявшись за руки стали погружаться в черную бездну.

Рано утром, когда в лагере все крепко спали, Дорохемия и двадцать ей преданных женщин покинули поселение и направились на север…

Не спящая Карсу объезжала дозоры, расставленные вокруг лагеря. Она с удивлением увидела, как Дорохемия выезжает из лагеря с отрядом.

- Куда путь держишь жрица? – Строго спросила ее Карсу.

- Идем поклониться Аргипеям и узнать у них нашу судьбу! – Отрезала жрица, и они продолжили свой путь.

Карсу задумчиво провожала их взглядом, « А зачем же им столько стрел в колчанах?», эта мысль не давала ей покоя и она послала вслед за ними двух молодых и отчаянных амазонок, которым дала строгий наказ. – Проследить и доложить!

***
Дорохемия со своим отрядом ехала не один день, они с трудом пробирались через горы и не большие, но быстрые речки. И вот, наконец, удача повернулась к ним лицом. Они затаились в лесу и наблюдали за большим поселением, раскинувшимся на берегу Тираса.

По размерам оно во много раз превосходило их поселение. Мужчины вооруженные короткими копьями, на лошадях отрядами передвигались по лагерю и выгоняли из землянок спящих жителей.

Дорохемия внимательнее приглядевшись увидела, что поселение со всех сторон окружено вооруженными людьми. Воины согнали жителей землянок на большую поляну. Впереди толпы стоял седой и высокий старик, по всему было видно, что он у них вождь.

К нему подъехал на коне грозного вида воин и что-то спросил. Старик развел руками и тут же получил плеткой удар по лицу. Воин поднял руку и громко дал команду стоявшему за его спиной отряду.

Через мгновение захватчики с факелами поджигали землянки, а из согнанных людей на поляне, воины насильно выволакивали молодых девушек и привязывали к лошадям за руки.

Высокий молодой мужчина прорвался из кольца вооруженных людей и хотел подбежать к девушке, которую насиловали два бородатых варвара у всех на глазах. Но брошенное копье, вошло ему между лопаток, и он рухнул возле насильников.

И тут из глубины леса раздался детский крик. Дорохемия внимательно прислушалась, крик повторился.

- Поехали, поглядим, кто это там кричит? – Обрадовано произнесла жрица и женщины устремились на детский плачь.

В глубоком лесном рву, они увидели в кучу сбившихся детей, они плакали и на своем языке просили о помощи.

Неожиданно на другой стороне рва из-за деревьев показались головы варваров. Миг неожиданной встречи повис в тишине, и казалось, что безмолвие будет продолжаться бесконечно долго. Из ямы повторился детский крик, девочку укусила змея и она, не сдержавшись от боли вновь закричала.

Через секунду шквал стрел закрыл небо надо рвом.
- Уходим, Дора! – Прокричала Амага, приближенная жрицы. – Смотри их сколько!

Из чащи показывались головы коней с их бородатыми всадниками.

- Эорпаты, отходим! – Крикнула Дорохемия и амазонки стремительно стали отступать.

Две эорпаты, отправленные Карсу, поспешили сделать то же самое. Они были быстры как ветер и ускакали далеко вперед.

Варвары, разгневанные самонадеянным вторжением, решили отомстить амазонкам и стали собирать огромное войско. Золото и женщины, - это распаляло алчные сердца варваров и они с энтузиазмом выступили в поход.

Агайя зашла к матери в шатер, Иорита лежала на шкурах, лицо когда-то красивой женщины осунулось и всем своим видом давало знать,- не много мне еще дней осталось прожить на этой земле! При виде дочери она с трудом приподнялась.

- Как ты мама? – Агайя подошла к матери и поцеловала ее.

- По-нашему Орику скучаю, девочка моя. – Ее глаза были красны от слез, и в голосе была слышна глубокая печаль.

- Мама я тоже так по нему скучаю, – Агайя глядя на увядающую мать и сама готова была расплакаться, но она пересилила себя и рассказала ей о надвигающейся беде. - В племени зреет заговор, Карсу мне доложила, что Дорохемия подбивает скифянок на возмущения против моей отмены праздника Апполону. И жрицы нет уже в лагере семь дней, не к добру это!

- Агайя, ты хоть и молодая, но мудрая царица и примешь правильное решение. Помни только об одном, ты должна любить и заботиться о своем народе, так как это делал Орик.

- Я пришла к тебе за советом, мама. Мечта нашего отца – видеть просвещенный и свободный свой народ. И главная цель его жизни, - братский союз с Истрией. Я хотела бы видеть каждую женщину племени счастливую, а не озлобленную жизнью как Дорохемия. Может мне отправиться к истрийскому царю и начать с ним переговоры о нашем союзе?

- Я тоже давно мечтала об этом, но ждала, пока ты сама не дорастешь до этой мысли. – Лицо Иориты посветлело. – Только я сама поеду к своему брату, он должен сначала услышать меня.

- Царица Агайя! – Возле шатра послышался грубый голос Карсу.

- Заходи Карсу, у меня нет секретов от матери!
- Только что приехали две наблюдательницы – Карсу стояла посреди шатра и мускулы сорокалетней женщины играли в предвкушение будущих баталий. - На нас идет огромное войско варваров и будет через три, максимум через четыре дня.

- Собирай войско Карсу, мы выйдем из лагеря и ударим по варварам первыми! – Глаза Агайи горели, а ее рука лежала на мече.

Карсу спрятала появившуюся улыбку и не спешила выполнять приказ царицы.

- Агайя, орда варваров сметет наше маленькое войско и не заметит, что это было! Варвары очень хорошие воины, они всю жизнь грабят и служат наемниками за награду, без помощи истрийского царя нам тут не обойтись, – Иорита уже одевалась в дальнюю дорогу. – И поеду за помощью я, пусть попробует отказать сестре!

- Ты как всегда права, – Агайя почувствовала стыд, за свой поспешный приказ.

- Помощь прейдет с юга, через четыре, самое большее пять дней. Амадок не сможет отказать в помощи. Тем более что он сам всегда страдал от набегов варваров, – Иорита уже собралась выходить из шатра, как к ней подошла Агайя и обняла ее.

- Я тебя прошу, береги себя, – она положила голову на ее плечи. – Как я буду скучать по тебе, мама!

- Ну, хватит, ты ведь царица, а не маленькая девочка, – Иорита с трудом сдерживала слезы. – Все! Пора!

Карсу отдала команду, и с Иоритой отправился не большой отряд для ее сопровождения к истрийскому царю.

Проводив Иориту, Карсу и Агайя уединились в шатре и начали думать, как им быть дальше.

Дорохемия со своим маленьким отрядом не спешила возвращаться в лагерь. Они оторвались от преследования варваров, и переправились на противоположную сторону Тираса. С высокой горы ведьма наблюдала, как огромная орда варваров идет в направлении их поселения.

«Теперь Агайя к тебе прийдет расплата! И ты мне ответишь за все!», со злорадным ехидством, жрица представляла, как варвары возьмут царицу в рабство.

«Когда варвары закончат резню в лагере и уйдут в поисках новых жертв, появлюсь я, соберу уцелевшие остатки народа и стану им править без помех во славу Апполону!» решила про себя ведьма, и кучка уцелевших амазонок не спеша начала продвигаться по противоположному берегу в сторону лагеря.

Карсу и Агайя решили не рисковать и покинуть лагерь. В битву с варварами они решили не ввязываться, и подруга по оружию предложила царице выставить далеко на юг цепочку дозорных, которые могли бы быстро предупредить амазонок о подходящей помощи. Истрийцы должны были начать наступление с юга, а амазонки с севера и востока.

Агайя собрала женщин и объявила о наступающей войне.

- Эорпаты на нас идет огромная орда варваров, и мы временно должны покинуть наш лагерь. Но мы сюда вернемся, вернемся как победители! Слава Аресу!

Амазонки подхватили боевой клич и разошлись по шатрам готовиться к походу. Утром эорпаты полностью покинули лагерь. Все что они не смогли взять с собой, они сожгли, и еще вчера большое и людное поселение превратилось в сплошное пожарище.

Иорита быстро добралась до своего брата Амадока. Он вышел ее встречать со всеми подобающими царице почестями.

- Иорита, любимая сестра моя! Я думал, никогда больше не увижу тебя!

Перед его дворцом из белого мрамора, стоял стол, накрытый всякими яствами.

- Ты, наверное, устала, перекуси с дороги и ложись отдыхать, – Амадок хотел ублажить свою сестру, помня о том, что он не помог ей, когда Атей расправился с Ориком. – Как ты без Орика, Иорита?

- Брат я тронута твоим приемом, но у меня срочное к тебе дело! Обо всем остальном поговорим позже. – Иорита присела за стол и взяла персик. – Мне нужно твое войско!

У Амадока отвисла челюсть.
- И все?
- На нас надвигается орда варваров и без твоей помощи нас ждет смерть!

Сказала Иорита и с мольбой в глазах взглянула на брата.

- Позовите Тереса! – Царь давно хотел наказать грабителей, и Орик в тот роковой последний поход пришел с войском к Амадоку, именно с этой миссией, устрашить зарвавшихся разбойников .

К столу подошел статный юноша, с золотистыми кудрями.

- Мой сын! Ты его бы и не узнала, ведь в последний раз мы виделись.. – Амадок задумался.

- Долго мы не виделись брат, долго! Я Тереса помню совсем маленьким, а с Агайей они и вовсе не знакомы. – Иорита почувствовала страшную усталость.

Собрав последние силы, Иорита рассказала, где ожидают помощь амазонки.

- Только быстрее! Не останавливайтесь! – И она в бессилии уснула прямо за столом.

Варвары спешили настичь кучку убегающих амазонок во главе с Дорохемией, что бы те не успели предупредить об опасности остальное племя. И буквально под вечер того же дня, когда эорпаты покинули лагерь в него ворвались грабители.

Но вместо многолюдного поселения они увидели большое пожарище. Сил на поиски пропавших амазонок у них не осталось, и разбойники решили отдохнуть пару дней, разбив на большой поляне, свою временную стоянку.

Дорохемия с девятью женщинами остановилась на противоположенном берегу от поселения. Она стояла на высокой горе, внизу пробегала быстрая река Тирас, а напротив, возвышалась Черная гора. Рядом в большой роще спали уцелевшие женщины, измученные дальним переходом.

«Что же происходит в лагере? Надо бы перебираться на ту сторону и понаблюдать с Черной горы, оттуда мне будет все прекрасно видно!», Жрица почувствовала на себе чей-то взгляд и обернулась.

- Маг Абарис! – Воскликнула она, испугавшись внезапного появления мага, и низко ему поклонилась.

- Ты правильно думаешь про Черную гору, жрица! Там твое место! И оттуда ты сойдешь царицей эорпат! – Абарис держал голову прямо и чеканил каждое слово. – Ты со своими женщинами укроешься в густой роще и будешь ждать сигнала. Как только ты увидишь белого ворона, севшего рядом с тобой на ветку, вы отправитесь на святое место, туда, где я обещал тебя сделать царицей. Да поможет тебе Апполон!

И Абарис так же загадочно исчез, как и появился.

Прошло два дня, после того как Агайя со своим войском покинула лагерь. Женщины жили в горах и, укутавшись в шкуры, ждали сигнала о начале битвы.

Костры они не палили, опасаясь предательского дыма и ели вяленое мясо, запивая его родниковой водой. Агай сидела, закутавшись в шкуры, и думала о своей подруге Дорохемии. « Вот ведь глупая! Обиделась на меня! Жестокой она стала после пропажи матери, теперь Дора, наверное, где-то в рабстве у варваров. А ведь это лучшая моя подруга! Жалко ее, вместе выросли все-таки»

Послышался вой волка, или показалось? Нет, он повторился еще раз и еще раз – это сигнал, истрийцы рядом!

Солнце поднималось из-за гор, и слепило глаза варварам, «С нами Бог! Надо срочно начинать атаку!»,увидела в этом добрый знак Агайя и сбросила с себя шкуры.

- Эорпаты, дарана хамара*! – Ее голос грозным эхом прокатился по горам и стаи разбуженных птиц поднялись из ущелья в небо.

Эорпаты, дарана хамара* – Амазонки, сокрушим врага! (скиф)

Лагерь варваров хорошо охранялся, но охрана не слышала тихо приближающихся коней с перемотанными кожей копытами и видеть она их, то, же не могла, солнечные лучи ослепляли им глаза. Но зато варвары могли их почувствовать, море стрел со свистом впивались в их тела, и в лагере началась паника. Истрийцы сплошной лавиной сокрушали варваров с южной стороны и огромная орда начала откатываться в беспорядочном бегстве на север. Агайя встала на пути бегущих варваров и приняла удар на себя. Рядом с ней плечо об плечо билась Карсу. Ее острый меч не раз спасал жизнь царицы в этот день.

Истрийцы поспешили на помощь амазонкам и усилили их позиции на севере. Рядом с царицей оказался истрийский воин, Агайя это увидела по его одежде и щиту, о котором она когда-то просила отца.

Но, вот конь под истрийцем рухнул и возле него оказался варвар с боевым топором. Он уже занес свое страшное орудие над беззащитным воином, но Агайя в этот момент изо всей силы бросила в него свой меч, и он острием вошел в грудь бородатому грабителю. Оставшись без оружия, царица, ловким движением пригнулась и оказалась под животом у коня.

Как раз в этот момент она снизу увидела рассекающий воздух меч и рядом с ее конем Арни, появился варвар на лошади. Агайя мгновенно нацепила на его ногу аркан и громко дала коню команду:

- Вперед, Арна!
От неожиданности варвар размахивающий мечом, выпал из седла, и конь царицы потащил его по лугу.

Битва заканчивалась, уцелевшие варвары бежали в разные стороны и амазонки из луков метко посылали в их спины стрелы.

Незаметно наступил вечер. По всей огромной поляне запылали костры. Воинов погибших в бою снесли в один большой курган и со всеми почестями их спалили. Варваров палили как собак и не славили над ними Бога Ареса.

***
Возле костра сидела Агайя и Карсу. Карсу могла гордиться своей царицей, все чему она ее научила, юная эорпата применила с доблестью в этой битве. Они с удовольствием пили сана* привезенное истрийцами и ели жареную рыбу.

Сана* - Вино (скиф)

- За победу Карсу! Слава Аресу!
- За победу царица! – Грозная эорпата залпом выпила большую чашу вина и удобно легла на шкуре.

- Прекрасные амазонки разрешите погреться возле вашего костра?

Агайя обернулась, сзади нее стоял высокий светловолосый юноша и он был похож на молодого Бога, именно таким его представляла Агайя в детстве.

- Воин ты, где свой меч оставил? – Строго спросила, слегка выпившая Карсу.

- Не будь к нему такой строгой, ведь сегодня праздник! – Агайя пригласила его жестом сесть и подвинулась, освобождая истрийцу место возле костра. – Грейся, если тебя твой костер не радует.

- Терес, истрийский принц, – просто представился юноша.

- Агайя, царица эорпат, - ответила дрогнувшим голосом девушка и добавила, - а это Карсу соратница по оружию.

Карсу налила чашу вина и поднесла Тересу.
- Прости принц глупую эорпату, в темноте цари и слуги, все одинаковы!

- Я видел тебя в бою царица и восхищен тобой! - Терес взял чашу с вином. – Так биться как ты, не многие истрийские воины умеют! Ты целована Аресом!

- Я, скифская девушка, избранная Богами, для того что бы быть царицей у этих женщин,- Агайя смущенно улыбнулась, она то же видела принца падающего с коня.

Терес не отрываясь, глядел на эту безумно красивую девушку. Пылающие ветки освещали ее нежные черты лица, а черные длинные волосы, завязанные в хвост, загадочным блеском переливались в непостоянном свете костра.

- Пойду, посмотрю, как там раненные воины! – Карсу почувствовала себя лишней и решила оставить их вдвоем.

- А где же моя Уолита? – Вдруг забеспокоилась Агайя, она от жгучего взгляда Тереса, вся загорелась и страстное чувство быть с ним рядом, все глубже и глубже проникало в ее сознание. – Уолита!

Возле соседнего костра послышался смех истрийского воина и голос Уолиты.

- Царица, я здесь! – Она мигом очутилась возле госпожи и смиренно предстала перед Агайей, вот только влажные губы и раскрасневшееся лицо выдавали ее целомудренную позу.

- Беги за вином! И будь рядом за мной, а не где-то в кустах! – Не зло промолвила царица.

- Наш народ выражает искреннюю благодарность, истрийским воинам и царю Истрии за оказанную помощь! – Агайя подняла чашу с вином и выпила ее до дна. – Слава Аресу!

Воины у костров подхватили ее призыв, и поляна оживленно загудела прославлением скифского Бога.

Когда Агайя произносила торжественный тост, ее кожаная накидка сползла с плеча и глазам Тереса предстала красивая грудь амазонки.

Он не мог отвести свой взгляд от царицы, а Агайя не спешила поправлять сползшую накидку.

- Какое у тебя прекрасное тело! – Терес не произвольно протянул руку к груди Агайи.

Она его не останавливала, а наоборот прижала его руку к груди.

- Послушай, как бьется мое сердце Терес! – Она заглянула в его большие и по-детски доверчивые глаза, и любовь окончательно убила в ней эорпату.

Терес обнял девушку, и они слились в едином поцелуе, и никто в мире не мог им помешать любить друг друга, до конца, до последнего вздоха!

Наступило утро. Костры дымились, но не горели и только дозорные перекликались по цепочке. И если случалось что эта цепочка прервется, дозорный как правило, уже больше не просыпался никогда.

Агайя и Терес лежали под большой шкурой. Царица с нежностью глядела на его золотистые кудри и ласково гладила их рукой.

- Терес, пора вставать!
Он открыл глаза, его ослепили лучи солнца и он прикрыл ладонью лицо.

- Иди ко мне царица, дай я тебя поцелую! – И он крепко обнял Агайю.

- Госпожа, Карсу приближается! – За спиной неожиданно появилась Уолита.

Влюбленные быстро приняли сидящее положение.
- Добро пожаловать к нам с визитом в Истрию! - Терес учтиво поклонился раскрасневшейся царице.

- Сочту за честь! Сегодня мы туда и отправимся. – Агайя с удовольствием приняла приглашение, тем более ей надо было забрать Иориту. – Карсу! Готовь отряд лучших эорпат, мы после трапезы выступаем в Истрию, с дружеским визитом! Ты остаешься за меня!

- Слушаюсь, царица Агайя! – Польщенная доверием Карсу, невольно улыбнулась.

После трапезы отряды истрян и амазанок выступили в сторону Истрии.

Агайя и Терес всю дорогу ехали рядом и говорили обо всем и ни о чем, так бывает у влюбленных! Когда они подходили к Истрии, Терес остановил своего коня, рядом с ним остановилась и Агайя. Юноша спешился и подошел к царице.

- Иди ко мне , любимая, - он протянул к ней руки, и она оказалась в его объятиях.

Юноша понес свою прекрасную амазонку на руках к большому дубу. Там он снял плащ и раскинул его возле дерева. Девушка села, а Терес стал перед ней на колени и достал кинжал. Затем он отрезал у себя кусочек локона волос и передал его любимой. Девушка своим кинжалом сделала то же самое.

- Прекрасная царица, пусть эта память будет вечно с нами! – Он бережно привязал ее волосы к своему талисману.

- Любимый, да будет, так как ты сказал! – Агайя сняла свой амулет, он переливался бледно-красным цветом, тревожными лучиками играя на солнце. Сердце у нее забилось чаще, и она дрожащими руками привязала локон златокудрого принца.- Терес, нас ждет беда!

- Не волнуйся я с тобой, – юноша нежно поцеловал девушку и поднял голову к небу. – Артемида и Гефеста! Я клянусь, что буду любить Агайю до конца своих дней!

- Клянусь любить тебя Терес, до последнего своего вздоха! Всеми Богами, клянусь! – И она заплакала от счастья, простого женского счастья, любить и быть любимой!

***
В это же время в Истрии, во дворце у царя Амадока.
- Великий царь, к тебе маг гиперборийский, Абарис! – Докладывал Амадоку его начальник охраны.

- Пусти!
Через мгновение вошел человек в черном плаще.
- Великий царь, меня к тебе привело неотложное дело. – Абарис разглядывал голову Апполона в виде навершия на посохе. – Союз с Фракией укрепил бы твое шаткое положение против могучего скифского царя Атея. Времени у меня мало и я буду краток. Твой сын Терес должен взять в жены молодую фракийскую невесту. Фракийский царь ждет тебя и Тереса в ближайшие дни.

Амадок обрадовался такому предложению, великолепный союз! Да и невеста говорят хороша!

- Я согласен, завтра же мы отправимся во Фракию!
- Смотри Амадок, не передумай, Апполон тому наш свидетель! – Абарис развернулся и быстро вышел прочь.

В Истрию входили отряды амазонок и истрийцев. Терес спешил показать свою ненаглядную царю.

- Агай давай сразу пойдем к отцу, он так обрадуется, что у него есть такая прекрасная невестка! - Терес не отпускал руку девушки, боясь расстаться с ней даже на короткое время.

- Мне надо сначала мать навестить, а потом визит к твоему отцу сделать, не забывай я ведь царица. – Агайя утешила погрустневшего Тереса. – А после этого мы сразу пойдем к твоему отцу.

- Хорошо любимая, только быстрее улаживай все свои дела!

Агайя, в сопровождении Уолиты, пошла, навестить мать. Амадок выделил сестре большой, и уютный шатер. Иорита лежала там, в удобном ложе.

- Мама! Как ты? – Агайя присела на край постели и взяла ее за руку.

- Ничего, уже лучше, вот только усталость какая-то, почти не хожу. – Иорита не могла глаз оторвать от своей дочери. – А ты как, девочка моя?

- У меня есть одна хорошая новость, но я тебе об этом расскажу попозже.

- Я говорила с Амадоком о союзе, и он очень заинтересован в нем! - Взгляд Иориты оживился. – Так что готовься к разговору с царем истрийским.

***
Терес поспешил к отцу с хорошими новостями.
- Отец мы разбили варваров, и теперь ты можешь спать спокойно! - Терес спешил сказать еще одну важную новость. – Я беру в жены Агайю, царицу эорпат!

- Не спеши сынок! Такие решения молодому царю не следует поспешно принимать. – Амадок был расстроен, он не хотел ссориться с сыном. Но, зная вспыльчивый характер своего Тереса, Амадок видел, что ссоры не избежать! – Ты еще фракийскую невесту не видел, говорят такая красавица.

- Отец! Или Агайя, - Терес достал кинжал и поднес к своему горлу. – Или смерть!

Амадок поднял руку и за спиной у его сына выросли двое телохранителей. Они схватили его за руки, и кинжал молодого царя со звоном упал на пол.

- Прости меня сынок! Но я это делаю для общего блага, – Амадок ненавидел себя в эту минуту. – Уведите сына в его покои и смотрите аккуратно с ним.

- Я тебя ненавижу! Как же я тебя ненавижу! – В бессильной ярости прокричал Терес. – Будь ты проклят!

Амадок остался один. « Что же это за жизнь?! Всю свою жизнь прожил и поступал не по совести, а по государственной выгоде!», он вспомнил Орика, и ему стало стыдно и противно на душе.

- Господин, к тебе царица Агайя!
- Проси!
Вошла влюбленная Агайя, сияющая от счастья.
« Высокая, красивая, - какая была бы прекрасная пара!», с тоскою подумал царь.

- Великий царь Истрии, мой народ и я лично, выражаем тебе свою благодарность за оказание помощи в трудную минуту! – Агайя обернулась к охране Амадока. – Свое признание мы хотим подкрепить дарами, эорпаты заходите!

В зал вошли две амазонки. Они несли огромный золотой сосуд, наполненный золотом.

- Прими дары, Великий и мудрый Амадок! – Агайя слегка поклонилась ему.

- Принимаю и склоняю голову перед молодой царицей! – Амадок встал и поклонился в ответ ей. – Ну что же, царица – отдыхай, весь дворец в твоем распоряжении!

Истрийский царь дал понять, что прием окончен.
«Странно про союз ни слова не сказал! Какой-то он настороженный весь…»,

Она поклонилась и пошла в свои покои, ожидать прихода Тереса.

Наступил вечер, а любимого все не было. Прошла ночь, Агайя не сомкнула глаз, она не понимала в чем дело, Терес куда-то исчез!

Когда наступило утро, царица прямиком отправилась к Амадоку.

Охрана царя попыталась ее остановить, но эорпата ворвалась в покои истрийского владыки.

- Где Терес, твой сын? – Без лишней дипломатии она спросила у Амадока.

- Он, сегодня, рано утром, уехал к своей фракийской невесте! – Он показал рукой охранникам, - остановиться! И они спрятали мечи уже занесшие над головой Агайи.

Царица, ни слова не сказав, повернулась и вышла из царских покоев. Рядом с ней была ее верная Уолита.

- Беги и скажи всем нашим, пусть быстро собираются, мы уходим домой!

Уолита бегом отправилась к амазонкам, которые весело общались с истрийскими воинами.

- Царица приказала всем срочно покинуть Истрию!
Ропот недовольства прокатился в рядах амазонок, но приказу они подчинились и в скором времени выступили в направлении своего лагеря.

Агайя забрала Иориту с собой и мать, не понимая в чем дело, всю дорогу расспрашивала дочь.

- Что произошло у Амадока? Не молчи, скажи что-нибудь!

Но Агайя не отвечала на ее вопросы.
Вот и Тирас. Они переправились через речку, и вверху над ними нависла Черная гора. Агайя подняла голову, «Там кто-то стоит! У него светлые волосы и он мне машет рукой! Терес!», и она как на крыльях любви начала подниматься в гору подстегивая своего коня Арну.

- Идите все в лагерь, я вас догоню! – Прокричала Агайя, вспоминая о покинутой матери и отряде.

Утро Терес встретил в своих покоях со связанными руками и ногами.

- Я хочу есть! – Он громко прокричал и тут же зашел охранник с подносом еды.

- Развяжи мне руки, я никуда не убегу!
Охранник, молча, перерезал веревку на руках. Терес взял поднос и со всего размаху ударил им телохранителя по голове. Затем он быстро развязал веревки на ногах и выбежал прочь из дворца. Рядом с крыльцом пасся чей-то конь, юноша мигом вскочил на него и понесся вслед за своей единственной.

- Вперед! Давай лети! Вперед! – Словно ветер он мчался за своим счастьем.

***
Агайя поднялась на гору, спрыгнула с коня и стала глазами искать Тереса.

Но его нигде не было! Она подошла к краю скалы и в отчаянии села возле молодого деревца.

«Господи я не хочу жить! Забери мою жизнь, прошу тебя! Забери!», царица сняла с себя амулет, к нему был привязан светлый локон волос Тереса. Девушка прощально взглянула на него и швырнула его в сторону. Слезы ручьем катились по ее прекрасному лицу, и безнадежная грусть окутала ее душу.

Терес остановился перед переправой и посмотрел на вершину Черной горы. Там одиноко сидела очень знакомая девушка. Его сердце стало бешено стучать в груди.

- Агайя! – Закричал во весь голос Терес. – Агайя, я иду к тебе!

Но, шумные воды Тираса, пожирали звуки, и царица ничего не слышала.

Юноша оставил коня внизу и стал быстро подниматься на гору. Вот и вершина. Он бегом устремился к своей милой царице.

- Агайя! Любимая моя, не плачь!
Она обернулась, и счастье вновь вернулось в ее растревоженную душу.

- Терес! Любимый Терес, а ведь я без тебя и жить не хотела!

- Глупая моя царица, я ведь дал тебе клятву! - Они обнялись, и время для них остановилось навсегда.

Дорхемия ожидала сигнала в роще, как ей и приказал маг Абарис. Над амазонками закружил белый ворон и сел рядом на ветку.

- Пора эорпаты, вперед!
Озлобленные и голодные женщины вышли из рощи на плато.

Перед ними стояла царица и обнимала незнакомого белокурого воина. Дорохемия достала меч и пошла на подругу.

- Ну что Агайя, шпако*! Предала ты нас всех! – И она молниеносным ударом отрубила голову Тересу.

Шпако* - Собака (скиф)

У Агайи все померкло в глазах и у нее подкосились ноги.

- Лучше убей меня ведьма, лучше убей!
И девять озлобленных на жизнь женщин всаживали в юное тело царицы мечи и громко кричали:

- Слава царице Дорохемии!
Так сбылось предсказание Абариса, и Дорохемия ушла с Черной горы, царицей эорпат!

Когда она вошла в лагерь, в ее руках была голова Тереса, она громко проклинала Агайю, обвиняя ее в предательстве и позорным бегством с этим воином из племени. На руке у ведьмы был браслет в виде змеи, на груди амулет, который она подобрала в траве. А на ее голове красовалась диадема.

Женщины в страхе взирали на безумную ведьму с головой в руках и не смели ей перечить. Одна Карсу подошла к ней с мечом.

- Ты что городишь ведьма?!
Тут же сзади ее настиг предательский удар мечом, одной из девяти озлобленных женщин.

Мать Агайи, Иорита умерла в тот самый момент, когда жрица расправлялась с ее дочкой, и она успела только сказать.

- Вот я и Орика увижу наконец-то!
И с блаженной улыбкой закрыла навсегда глаза.

Верная Уолита все видела. Она последовала за госпожой наверх и спряталась в кустах возле родника. Когда Дорохемия и ее безумные женщины ушли, она долго плакала над окровавленным телом своей царицы.

Рядом носился конь Арна, не понимая, что же с его хозяйкой случилось?

Уолита подняла тело Агайи и сбросила его в пропасть, туда, где текут быстрые воды Тираса. Конь Арна стремительно разогнался и совершил свой последний отчаянный прыжок вслед за своей хозяйкой. То же самое Уолита сделала и с обезглавленным телом Тереса.

Похоронив, таким образом, свою госпожу, она протянула руки к небу и прокричала прощальные слова:

- Прими мое тело богиня Гефеста!
И не раздумывая, бросилась со скалы, отдав всю себя без остатка служению своей любимой царице Агайе.

У эорпат под предводительством Дорохемии началась новая «черная» история.

Амадок когда узнал, как поступили с его сыном, отправил войско для уничтожения эорпат.

С другой стороны Атей, то же решил покончить с отрядом неконтролируемых амазонок.

И эорпаты окруженные с двух сторон, стали отходить на безлюдные территории. Там их ждали голод и скитание. Они занимались грабежом небольших поселений. В болотистой местности их тела покрылись язвами, и среди них начался мор.

И в один из холодных ноябрьских дней, терпение у эорпат закончилось, и ночью они перерезали спящей Дорохемии горло. Женщины связали ей ноги и зарыли ведьму в кургане вместе с ее проклятыми украшениями.

Пять тысяч эорпат стали вокруг кургана и прокляли черные деяния Дорохемии.

Потом они встали на колени и просили прощения перед царицей Агайей. Трое суток они взывали о прощении и обессиленные падали на землю.

Маг Абарис с удовольствием наблюдал, за проделанной им работой.

Тысячи несчастных женщин посылали мощнейший энергетический посыл, создавая тем самым мощный и воинственный эгрегор, ядром которого была скифская царица Агайя. А жрица Дорохемия со своей ненавистью, служила своеобразным катализатором этого чудесного оружия.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Эорпата 10-2

Эорпата 6-1

Глава 6 Вика В эту новогоднюю ночь Вика получила мощнейший энергетический удар. Праздник проходил у Питера с Лидой дома. Генрих разлил шампанское по бокалам. Лидочка собиралась...

Эорпата Книга 1 Весна. Пробуждение

Аннотация Спустя два года после выхода в свет романа «Эорпата», автор Дмитрий Север представляет новую версию этого романа в двух томах. Один из антикварных магазинов города Одессы...

Эорпата Книга 2 Союз Аполлона

ЭОРПАТА *СОЮЗ АПОЛЛОНА* КНИГА 2 Глава 1 После поднятия белого порошка из утопленного «Мерседеса», Вика не стала испытывать судьбу в лице полковника и утром выехала в Германию. «Так...

Эорпата Книга 2 Союз Аполлона ГЛАВА 4

ГЛАВА 4 По дороге домой, Марат пытался шутить со Светой, но в ответ она не проронила, ни единого словечка. В молчании супруги зашли в дом, Череп щелкнул выключатель, и коридор...

Эорпата 8

Глава 8 Лысый – Аргипей* В ту ночь, когда Валера, сбежал от своего нового «друга» на автобусе в Одессу, Лысый всю ночь брел по трассе, а позади него бежала маленькая рыжая собачка...

Эорпата 9-1

Глава 9 Вика неслась по автобану, рассекая встречный ветер, великолепной аэродинамической линией Порше. Водители вздрагивали, от неожиданно появившегося рядом с ними авто, которое...

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты