Движение

После обеда подъехала машина,.. и нашего господина полицая,.. — Быка, то есть,.. — увезли в концлагерь… А мы ушли на работу… Неделя прошла,.. и другая… И вот однажды приехал офицер,.. и снял с нас допрос!..
Движение Как было дело с нашим полицаем?.. Мы все его хвалили,.. и объянили,.. как у него до этого случая голова сильно болела… Он не смог работать на Солнце. В знак правдивости наших показаний,.. мы попросили узнать подробности у немцев - рабочих… Что и было сделано Офицером – проверяющим… Рабочие говорили в нашу пользу,.. и офицер нам поверил. И даже рассказал,.. что наш БЫК лежит во французском лазарете,… он тяжело болен,.. — совсем…

…мы только вздыхали: «…жалко, что он еще живой.» Офицер еще спросил нас,.. «по секрету»: не бил ли того полицая вахман-управляющий и немцы - рабочие?.. МЫ. Хором ответили,.. что этого не заметили,.. но только знаем,.. что с ним все хорошо обращались… И его очень жалели,.. так как он наверно с ума сошел… Это видно с ним случилось от сотрясения головы,.. когда он упал со стола в бараке…

Офицер - проверяющий остался доволен допросом,.. и уехал… А мы были очень рады,.. что все обошлось удачно,.. — ведь мы очень боялись последствий нашей «темной» тому полицаю… Через неделю один нас заболел воспалением среднего уха,.. у него появилась большая опухоль… И его отправили в лазарет на операцию… Но перед отъездом Арсений Бабчук передал ему записку,.. написанную по латыни… И сказал: « Ваня!.. Ты очень береги эту бумагу,.. а если попадешь во французский лазарет,.. отдай ее французу - санитару,… который покажет тебе кулак,.. и скажет «Рот – фронт!..»

Арсений и еще сказал: «…тебе там будет хорошо,.. ты скоро вернешься в нашу команду… Но смотри в оба!.. Чтобы никто не увидел,.. как ты тоже показал тому санитару – французу кулак,.. приподняв его над головой… А когда он к тебе подойдет,.. ты отдай ему эту записку… Но чтобы никто не видел!..

— Да!.. Понял, — ответил Иван.
— Ну, счастливо тебе выздороветь!.. Возвращайся скорее…

И вот с тех пор прошел целый месяц,.. а наш Иван не вернулся,.. и нет от него ни слуху, не духу. Но зато вместо Ивана приехал другой,.. — его сам вахман - управляющий привез!.. И сказал Бабчуку: « …этот быстрее вылечился,.. и его прислали вместо Ивана.» Новенького звали Степан. Он был небольшого роста,.. и очень молчаливый. Ему показали место на нарах, где спал наш Иван. Когда Степана спросили о чем-то,.. он ответил совсем немногословно…

На работу,.. после обеда, его не взяли,.. — уговорили немца - пастуха оставить его на сегодня… Пусть, мол,.. с дороги отдохнет… А завтра он вдвое больше сделает!.. Когда вечером мы вернулись с работы,.. поужинали и собирались спать,.. наш новенький… Вдруг спросил: «…а кто у вас Бабчук?..» Мы все сразу умолкли,.. затаились… Думая,.. что это за человек у нас появился… И зачем ему наш Арсений?.. Бабчук опять не сплоховал, сказав даже и весело:

— Ты,.. паря, не робей!.. Давай выкладывай,.. все тут свои… Говори, что надо и хочешь…. Степан – новичок,.. не задумываясь дальше, выпорол из – под подкладки письмо,.. сразу отдал его Бабчуку!.. Тут же проговорил: «…вот велено было передать!..» — и добавил еще,.. уже смелее, — «…раз вы тут все Бабчуки,.. то и я с вами тоже буду!..» Ребята ближе подошли к новенькому,.. и к самому Арсению… И, с большим вниманием,.. слушали, что читал Бабчук их письма,.. привезенного из концлагеря…

В письме говорилось: « …здравствуйте, мои дорогие товарищи!.. Я жив и здоров… Та ваша записка мне очень помогла!.. Спасибо вам, дорогой товарищ и друг Арсений… Все так и получилось,.. как вы мне обещали… А еще пишу вам,.. что тот Злодей,.. который у нас брал верхи,.. — он многих погубил в других командах военнопленных… Здесь один пленный лежит,.. которому этот БЫК ногу перебил!.. И человек теперь ходит на костылях… А санитар – француз,.. — коммунист,.. он меня специально водил по лазарету,.. чтобы я показал ему нашего злобного полицая - шпиона…

Он уже совсем поправлялся,.. — ой, здоровый как бык,.. его ничего не берет. И он меня узнал,.. даже сказал: « ..я. еще с вашими поговорю!..» Да только не пришлось ЭТО сделать ему - злодею. Он сейчас совсем далеко от нас,.. и уже не вернется. Так сказал мне санитар – форанцуз!.. « Полицай — капут!..» — он сказал, …этого Быка чем-то угостили,.. и злодей утром не проснулся. «...сейчас работаю санитаром,.. мне здесь не плохо… Французы меня подкармливают... Спасибо за все!.. А этот товарищ Степан,.. который за меня приехал,.. — это свой человек!.. Ему вы верьте. Будьте здоровы!.. Ваш друг и товарищ Иван.»

— …вот так дела!.. — тихо проговорил Арсений. — Ну что ж, ребята, давайте знакомиться с вновь прибывшим… Поживем,.. увидим: как он и кто…

— Эх, жалко,.. Иван не вернулся!.. Хороший он человек… А и что мы горюем,… может этот новый,.. Степан, будет не хуже Ивана!.. Поживем вместе,.. видно станет,.. — долго еще говорил кто-то из наших,.. с волнением.

— Для него будет хорошо!.. — сказал Бабчук,.. — а будет плох и ему будет плохо… Вот и все тут,.. у нас…

Степан встал. И говорит,.. с обидой: «…и зря это, братцы, вы мне не верите. Я вам не лиходей!.. Но, конечно, ваша воля,.. — мне не доверять… Но я вам не враг!.. Ребята.» Все молчали и думали: «…а кто тебя знает!.. Кто ты. Может,.. провокатор ты… Шпион подосланный… Вон и бумажку привез от Ивана,.. а что в ней такого… Пока мы тебе не верим.» А вслух иные говорили:

— …ты, Степа!.. Не беспокойся,.. мы тебя уже уважаем…

Степан, махнув рукой,.. лег спать.

* * *

Первое время ребята сторонились новенького,.. — сказывался горький опыт,.. полученный в общении с Быком – полицаем… А потом,.. как – то, пришли когда все с работы… Степан и обратился к Арсению Бабчуку: «…я. вот, и не хотел говорить, но все равно скажу: напрасно меня все обходят стороной,.. и даже прячутся от меня… Сегодня один из вас подбил курицу Хозяина,.. немецкую значит. А как увидел меня,.. — бросился в конюшню и убежал… Наверно, испугался. Не хорошо: я к вам пришел не со злом,.. и меня никто не подослал шпионить за вами.»

— Я вот и курицу ту принес в барак,.. чтобы не пропала зря… И если надо, дайте мне задание какое… Я на все готов!.. Только не обходите меня,.. как чужого…

Арсений Бабчук молчал. И мы все молчали. Что можно было сказать,.. — как проверить человека?.. Может, нам и хотелось ему верить,.. да боязно было: « …вдруг: он хитрый шпион!..» Бабчук велел быть с ним осторожным,.. и следить пока за Степаном… Но за два месяца ничего мы не заметили. Как и мы,.. приносил с поля картошку,.. а когда и зерно или горох… И тут вот,.. и курицу эту принес,.. не знай кем и подбитую. — не сказал Степан,.. кто это сделал.

…уже и жаль было нового человека. Но все равно мы решили и дальше следить за Степаном,.. и, может,.. придумать ему какое-то испытание… Вот однажды Мишка – дояр ( он коров немецких доил, и кличку эту получил от нас ) где – то достал совсем цветной потрет Гитлера!.. Портрет был небольшой, в четверть газетного листа. …где Адольф ГИТЛЕР!.. В шинели был,.. и в фуражке с красной окантовкой. И вот наш дояр Миша принес этот портрет фюрера,.. и говорит Бабчуку: «…А что, Арсений!.. Вот мы и проверим быстро нового Степу…»

— …пусть он, при нас, напишет прямо по этому портрету,..что Гитлер: дура, собака и свинья!.. И еще ПАЛАЧ Народов!!!.. Кровопиец… Ишак паршивый,.. — Михаил никак не мог остановиться,.. — И вообще!.. Пусть он своей рукой напишет… И распишется,.. как положено… А мы тогда этот портрет спрячем!.. И если он предатель,.. то побоится сделать против нас чего ни есть,.. и не было. А если свой человек,.. то даже не запнется,.. думая: как и что написать на роже Гитлера!..

— Дело – о – о! — обрадовался Арсений Бабчук, — если он захочет нас продать,.. то он будет «на крючке»!.. И хватит нам его боятся… Но дело это рискованное: вдруг он сразу откажется!.. И нас,.. в итоге,.. за этот портрет паршивый могут всех в расход пустить… Но мы его,.. если чего, вперед прибьем… Как предателя.

Арсений,.. лицом, стал более строгим: «…я сам все проделаю! Надо этот портрет Гитлера обставить более хитро,.. чтобы никто из нас не был замешан. А ты,.. Мишка - малец давай мне этот бумажный капкан с фюрером!..» И Бабчук взял портрет,.. положил его на лист бумаги,.. протер тряпкой со всех сторон,.. — чтобы не осталось следов от наших пальцев. Сверху накрыл бумагой… И так завернул. …спрятав за шкафом в умывальной. Затем велел одному из ребят забинтовать пальцы,.. и написать на куске картона что – то печатными буквами… Слова такие велел написать: «…так скажи нам,.. Степа!. Кто это на портрете?.. И как нам его звать - величать?!.. Кто он для России: отец родной,. Брат или друг?... Или…»

— Прямо на портрете пиши ответ свой,.. Степан!.. — предложим ему. — в голос тихий,.. но гаркнули все,.. хором.

Чернило,.. почти настоящее, сделали из химического карандаша… И ручку,.. с пером, достали не знай где… Решили проделать эту операцию с портретом Гитлера… Поздним вечером. После поверки и ухода пастуха - немца нашего…

Молотьба хлеба началась: молотили на току,.. и тут же грузили на тракторный прицеп,.. и увозили на станцию…

— …э – эх! — сказали ребята,.. — разве у нас так молотили ХЛЕБ,.. до войны?.. Бывало… Машинами везли на элеватор!.. А тут горько смотреть: таскают на этой чмыхалке зерно,.. в прицепе…

Зв последнее время мы стали заметно поправляться,.. — нам помогало дополнительное питание… НЕМЦЫ догадывались,.. да и видели,.. как мы в карманы суем зерно… И курей своих наверно дотошно считали… Но умные они,.. видно,.. — в расчете: сытый пленный больше работы сделает!.. Да и кормить его можно меньше,.. — сам себя кормит!..

…однажды. После поверки… Пастух наш,.. конвоир, не сразу ушел. Как всегда пожелав нам спокойной ночи,.. он вдруг вытащил из - под своего мышастого мундира тетрадь,.. в картонном переплете… На стол ее,.. Тетрадь эту, положил. И сказал переводчику, Бабчуку нашему,.. чтобы он объяснил: ВСЕ должны прочесть и расписаться!.. В том,.. что здесь написано… Так нам и объявил Арсений. И вот, каждый из нас, подходил к столу,.. медленно читал ТЕКСТ,.. — по - русски и по – немецки написанный…

А написано было следующее: « ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ!.. Если кто - либо из военнопленных будет замечен в связи с немецкими женщинами,.. — будет казнен!.. Без суда. Военнопленным запрещается: стоять и сидеть, и разговаривать с немецкими ЖЕНЩИНАМИ. И даже… смотреть на них …веселыми глазами!..»

— …вот, беда! Братцы. Теперь держись,.. — сразу произнес,.. громко, наш Арсений,.. — …вот она: арийская КРОВЬ!.. С какой стороны НЕМЦЫ боятся уже нас,.. — мы вроде окрепли уже на их еде из баланды серой…

— Ну, и что же?.. Нам еще не до них,.. баб немецких… Мы только начали поправляться,.. маленько… А они,.. фашисты,.. уже и — в СТРАХ: …кровями своими испортим ихнюю арийскую породу… А?!..

— …да хай они пропадут,.. ваши немки!.. Мы на ваших баб и смотреть уже не будем,.. не то чтобы …разговаривать.

Пастух – конвоир. …наверно, понимал… — по выражению глаз и лиц,.. — как МЫ. К этому Предупреждению отнеслись. Но промолчал. …когда все мы прочитали и расписались, он спокойно и очень аккуратно закрыл тетрадь… И. Медленно,.. как бы и торжественно …сунул за мышиный край своего мундира. …другое стало противным,.. — как и та песня «Вольга - Вольга!..». ПАСТУХ – конвоир. Каждую субботу приходил,.. с тетрадью той, нас предупреждать… О надлежащем поведении в сторону немецких женщин.

…однажды. Арсений Бабчук не выдержал:
— А что,.. герр вахман?.. Если бы вы,.. к примеру,.. попали к русским в плен,.. и вам бы тоже,.. — как вы нам приказываете!.. — приходилось бы каждую субботу расписываться в нежелании даже смотреть на русских женщин. Скажите откровенно,.. понравилось бы вам такое?..

Пастух подумал,.. и сказал: «…да, это плохо. Никс гуд! Криг шлехт…» НО. ВОЙНА. …мол. Плохо.

— …понятно. Что тут,.. и о чем нам говорить? — Бабчук отвернулся.

А конвоир наш: «…я тут ни при чем. Мне приказали,.. и я выполняю!.. Долг солдата. Я должен подчиняться моему офицеру!.. Иначе меня тут же отправят на восточный фронт… А у меня: дети и жена, и я не хочу погибать…»

— Да – да… Конечно,.. — миролюбиво уже ответил Арсений Бабчук. — Не хорошо быть предателем ради своих выгод. Вы, вахман, такой же солдат,.. как и мы. …когда – то были на войне… Не позволяйте себе предавать нас!.. Если это будет возможно.

Пастух - немец тихо ответил: «… Я ни коем случае этого не сделаю!.. Я не люблю предателей. И сам им не буду, потому что я из рабочей семьи… Мой отец всегда говорил: Иуда предал Христа!.. А ты,.. сын мой,.. избегай этой обязанности!..»

— …и если с вами что –то случится, я постараюсь мимо пройти,.. — добавил совсем тихо наш Конвоир. НЕМЕЦ.

И мы все,.. когда Арсений перевел слова эти,.. пожали ему руку,.. пожелали ему спокойной ночи… И обещали его не подводить, и не злоупотреблять его доверием… Эдак вот мы и расстались в тот вечер,.. — друзьями… Военнопленные,.. мы. А Немец,.. — конвоир наш,.. хороший…

Вечер был субботним… И мы решили не ложится рано спать,..так как завтра нас не погонят на работу,.. — мы будем,.. в воскресенье, купаться и стирать белье,.. и делать уборку в бараке… Вот мы и решили,.. сообща, устроить,.. наконец – то, настоящую ПРОВЕРКУ!.. Степану… новенькому нашему… Кто –то из нас сумел ему подсунуть под одеяло завернутый в бумагу портрет Адольфа Гитлера… Это мы сделали после ужина,.. когда новичок ушел в уборную… Вот он вернулся,.. а мы все уже лежали по своим местам… В ожидании,.. что будет?..

…послышался шорох бумаги,.. — Степан развертывает… портрет самого ГИТЛЕРА!.. И. Тут же,.. со злобой,.. говорит: «…ну, ГАД!.. Еще чего не хватало?!.. Чтобы ты,.. фюрер,.. спал на моем месте?!. И вот,.. положив ПОРТРЕТ на стол общий,.. Степан сует ему,.. Гитлеру,.. дулю… И говорит… очень громко,.. даже и вызывающе: «…накось, выкуси!.. Лупоглазая жаба. » А сам поглядывает по нарам,.. —- как и кто реагирует на это его поведение…

— …кровопиец!.. Злодей!!.. Змей подколодный!!!... -- громче прокричал Степан.

И. ..взяв перо в руки, …начал писать поперек и прямо по лицу Гитлера: «…зверь ты кровожадный!.. Убийца детей наших,.. и мучитель народа моего… Плюю я на твою РОЖУ!..» И т. д., и т. п …. В это самое время мы,.. потихоньку,.. сошли с наших нар,.. обступили дружно Новичка,.. — все стали читать его «резолюции» на портрете… Мы очень обрадовались!.. Не сразу,.. но уже решив,.. что Степан,.. — свой Человек!.. И верный товарищ.

Арсений Бабчук,.. однако,.. взяв за уголок этот «портрет»,.. осторожно завернул его опять в бумагу… И сказал,.. уже и спокойно:

— Товарищи!.. Теперь мы ему верим… А если он все же окажется предателем,.. вот ЭТО — у нас, против него,.. веский документ!..

И Бабчук потряс над головой Степана исписанным портретом Гитлера!..

Новичок... СТЕПАН. Пенный как и мы,.. покраснел… И тут же побледнел! Громко спросив: «…неужели вы меня теперь предадите?..» Арсений,.. мирно, ответил: «…если тебя подослали к нам,.. то берегись!.. Ты,.. теперь, в наших руках… Вот эта бумага тебя сразу убьет,.. если попадет в руки Офицера - проверяющего…»

— …но если ты честный Человек,.. то и мы будем к тебе честными!.. И все… Кончим этот разговор,.. — добавил,.. от имени всех нас,.. Арсений, — можно и спать…

И тут!.. Степан,.. совсем неожиданно, почти и закричал опять:

— Братцы!.. А я ведь виноват перед вами… Что сразу не сказал,.. — боялся вас… Мне же было велено у вас …шпионить. Но я честен перед вами!.. И перед моей совестью… Я никого не предал. …только хотел попасть в хорошую команду. И потому дал согласие… Лишь бы уйти из этого проклятого лагерного лазарета!.. Где мне приходилось каждый день таскать трупы наших товарищей…

Арсений Бабчук. Встал…
— …давайте будем отдыхать!.. Уже поздно. А у нас свет в окне видно… Посмотрим дальше на Степана,.. — он у нас в руках… Он сам себя покажет,.. какой он есть… ПОРТРЕТ,.. с его рукописями,.. Я уже спрятал в надежное место.

Степан опять вскочил на ноги:
— Ребятки!.. я уже говорил: меня подослали,.. чтобы узнать, кто избил того полицая?.. Я простой санитар. НЕМЦЫ меня силой заставили,.. а теперь я совсем не знаю,.. как мне быть… И что я ИМ буду говорить,.. когда меня спросят?..

— Что говорить?.. — спросил Бабчук. — ты как думаешь, чтобы ты смог сказать о нас?.. Как ты думаешь?!..

ТИШИНА. В бараке. …все затаились. …некоторые со злобой смотрели на Степана!.. Глаза их горели огнем ненависти к предателю… Хоть он и сказал,.. что не враг,.. — никого еще не предал.

— …товарищи, — невнятно проговорил Степан. …я - я. Только могу сказать им, фашистам: ЗДЕСЬ живут и работают честные,.. хорошие люди, которые не могли сделать что –то плохое…

— Вот и правильно!.. — Арсений Бабчук улыбнулся,.. наконец, — правильно говоришь,.. Степа… Мы не могли сделать ничего плохого с этим Быком,.. он сам ТАКОЕ сотворил… С собой.

Все ребята подошли и пожали руку Степану!.. И решили: так или иначе, без полицая команды не будет: опять и все равно опять кого – нибудь пришлют… А этот Степан,.. — уже свой человек. И никуда ему теперь не деться. ВСЕ решили избрать его ПОЛИЦАЕМ!.. И о том доложить лагерному офицеру…

19. 01. 2017

ЭКАМ
Александр ЭКАМ. Продолжение биографической повести А. К. Бодю "Старые тетради"...
Взято из открытых источников.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Движение

Движение

Путь,.. выбираемый однажды… ОН. В сознании рождается… И это несомненно правильно. НО!.. Ощущение откуда?.. …кто – то прошептал,.. — безмолвной, потаенной МЫСЛЬЮ: «_____________ …ты...

Движение по кругу

Движение по кругу тоже движение, даже если это не круг, а лента, имеющая одну сторону, «ни шагу назад», кричал Коба, выставляя заградительные отряды, подтягивая подразделения...

Тараканьи бега или броуновское движение?

Не бойся, друг, сегодняшних невзгод! Не сомневайся, время их сотрет. Минута есть, отдай ее веселью, А что потом придет, пускай придет! (О. Хайям) Привет, потомок! Давай поговорим...

Умо-Движения...

1. ...иные говорят, вполне серьезно: МИР вокруг,.. — иллюзия... Всего лишь отражение,.. в усталой голове, не существующих реально образов... РЕАЛЬНОСТЬ,.. мол, — живая «голограмма...

И говоря

И говоря, береги, как зеницу ока, (как высшая мера охранения), не грех вспомнить, помимо движения: руки, (головы), века, сокращения сердца, движения клеток, молекул, атомов, частиц...

Время - это

Время - это движение ума в пространстве.

Сонник Дома Солнца

Опубликовать сон

Виртуальные гадания онлайн

Гадать онлайн

Психологические тесты

Пройти тесты