Две стороны одного Ордена

Два молодых человека вышли из здания Университета, их глаза сияли счастьем, к груди молодые люди прижимали только что полученные дипломы…

- Ну, куда ты теперь подашься? – Светловолосый юноша задал вопрос и посмотрел в глаза своему другу. – С твоим дипломом можно далеко пойти, и, Бог даст, многое успеть.

- Не знаю еще, - глаза брюнета бегали, будто пытались что-то скрыть, - и прекрати мне говорить о Боге, надоел за годы учебы со своим Богом, теперь еще и после будешь доставать??? Ты же знаешь, я воспитан в иных традициях, зачем настаивать? Бога нет. Я верю только в себя.

- Не горячись, не собирался я тебя доставать, а вот ты – хитрец настоящий, ловко ушел от вопроса. Так куда ты двинешься дальше? - Блондин улыбнулся и снова пристально вгляделся в глаза друга.

- Не знаю, сказал же тебе! – Голос молодого человека переходил на крик…

«Тридцать лет… Где он теперь? Увидеться бы…» Андрей улыбнулся своим мыслям, которые навещали его каждый год, когда он видел выпускников Университета, прижимающих к груди дипломы. Студенческие годы он не смог забыть, да и как их забыть? Талантливый молодой человек пошел в аспирантуру, защитился и продолжил работать над тем трудом, который они начали с Пашкой, будучи студентами, потому совесть и подъедала его изнутри, ведь идея была стопроцентно Пашкиной, а все лавры достались Андрею. Но это было открытие века, и оно того стоило! Бессонные ночи, сбежавшая Нелли, критика экспертов-биохимиков – все это совсем выбелило волосы на его голове, тем не менее, вакцинация была поставлена на поток, и распространение вируса в стране остановилось…

Андрей достал из шкафа темно-синий костюм-тройку, завтра он будет стоять перед Президентом, нужно выглядеть достойно. Еще нужно было подготовить благодарственную речь, кафедра биохимии устраивала банкет, завершающий торжественное награждение профессора Орденом Святого Апостола Андрея Первозванного «За выдающиеся достижения в области здравоохранения и медицинской науки». Андрей и не мечтал даже о таком… Ему вручат высочайшую награду, мало того… это его одноименный Орден! Мысли об этом привели его в волнение, сердце учащенно забилось. Ради этого стоило работать… Ради этого стоило жить!..

День прошёл в некоторой прострации, реальность казалась сном, от того Андрей периодически пощипывал себя за руку, хотя и боялся проснуться. Президент, награждая его, поблагодарил от лица всей страны, собственноручно прикрепил Орден и крепко пожал руку. В момент рукопожатия Андрею показалось, что Президент волнуется не меньше его, и как же он понимал это волнение. Оппозиция устраивала склоки, в адрес Президента летели обвинения и обращения с предложением отстранить себя от власти, т.к. скоро все равно некем будет управлять. За эти мучительные десять месяцев, которые Андрей Витальевич бился с Министерством Здравоохранения, писал письма Президенту, проводил беспрерывные опыты, чтобы доказать, что его препарат действительно поможет, люди продолжали умирать, умирать так быстро, что на голове самого Президента тоже появилось немало седых волос. Наверно, именно потому в момент рукопожатия Андрею передались волнение и благодарность человека, чью репутацию он спас своим открытием…

Банкет утомил Андрея, хотелось скорее отдохнуть. Не покидало ощущение, будто за ним кто-то наблюдал. Профессор оборачивался несколько раз, пытаясь поймать этот идущий из ниоткуда взгляд, но тщетно, на него были устремлены сотни взоров, однако все они были полны восторга. Сообщив помощнику, что собирается домой, Андрей поспешил в свой кабинет, чтобы забрать портфель с документами и зонт-трость, на который он опирался при ходьбе. Волнение смешалось с удивлением, когда, отомкнув дверь, он увидел, что в его кабинете все перевернуто вверх дном: документы, книги раскиданы по полу. Сердце бешено застучало… Профессор был до безумия педантичен, каждому листочку, каждой книге, каждой папке были отведены свои полки…

- Ну, здравствуй, Андрюша, вот и свиделись. – Голос, доносившийся из темноты кабинета, имел странный акцент, но до боли знакомую хрипотцу…

- Пашка? Ты? – Волнение и восторг смешивались с недоумением и тревогой, профессор тщетно вглядывался в темный угол возле стола у окна, из которого доносился голос друга.

- А ты ждал кого-то другого? – Усмехаясь, спросил Павел, и тут же добавил, - когда я услышал о твоем награждении, - на слове «твоем» он сделал особое ударение, - я не смог отказать себе в том, чтобы собственноручно поздравить тебя. Хотелось бы увидеть и то, ради чего сегодня тебе закатили пирушку. Иди сюда, хвались побрякушкой, Кавалер.

Профессор прикрыл дверь, включил свет и подошел к письменному столу. Он так хотел увидеть Павла, но высокая спинка кресла была развернута к окну, именно она и скрывала от него друга. В самый неожиданный момент кресло развернулось, и Андрей оказался лицом к лицу с Павлом. Андрей пошатнулся назад, когда увидел его обожженное лицо.

- Страшно? – ухмылка делала лицо Павла еще страшнее.

- Что с тобой случилось, Паш? Скажи, ради Бога, кто…

- Ради кого? Андрюша, ради какого Бога? Ради того, благодаря которому ты получил сегодня Орден? Я – Бог, я! Я!!! После предложения, от которого никто не может отказаться, - Павел провел пальцем по лицу, - мне 20 лет пришлось работать на арабов, и теперь я – один из богатейших ученых. Это я создал вирус и направил его сюда, чтобы ты сегодня пожинал лавры моего многолетнего труда! Ты все еще веришь в Бога? Глупец! Я – Бог! Я создал смерть и жизнь, а ты – всего лишь орудие, которым я эту жизнь вершу! Я не смог бы уже вернуться в науку, после того, как был прославлен как ученый-террорист, тогда я и вспомнил о тебе. Я знал, что ты продолжишь работать над моей идеей, я знал, что ты, педант, сохранишь все и сможешь вывести антивирус. Ты все еще веришь в Бога??? – Павел кричал, кричал во все горло, его лицо покраснело и стало еще уродливее.

- Как ты мог, Паша? Ты убил стольких людей… Паша, твои сестра и племянник умерли от этого вируса… Как ты мог? – Андрей держал голову двумя руками, взгляд блуждал в пространстве, в его голове проносились ежедневные новостные репортажи, рассказывающие о новых жертвах. - Как ты мог?

- Альбинка умерла? И маленький Эдик? – Голос Паши задрожал.

Мужчина вскочил с кресла, ринулся к двери, но зацепился за зонт-трость, прислоненный к столу, и рухнул со всего маху, ударившись головой об угол стола. Андрей увидел тело друга, лежащее на полу, вокруг головы растекалась кровь, сердце кольнуло и свет в его глазах померк.

Утром студенты кафедры перешептывались о том, что их профессор задержал особо опасного преступника, разыскиваемого Интерполом, и теперь лежит в госпитале с тяжелым ранением. Андрей Витальевич зашел в аудиторию, поздоровался и объявил ошеломленным студентам:

- Сегодня я хочу поговорить с вами о Боге…

Елена Ольховик
2011 год
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Две стороны одного Ордена

У медали две стороны...

Наше общество больше всего аплодирует как раз плохим образам. Хорошесть многие не приемлют, она может казаться подозрительной. Агрессия и сила подчиняют волю и мысли. У медали две...

Две сказки Серебряной Росы

Сказка о Душе Однажды, взяла Серебряная Роса Уатато и маленького Джона в лес. В подобные походы за грибами и лекарственными растениями она ходила раз в пол года. Была осень, лес...

Две монетки на счастье

Нашумевшую, содержащую массу «ляпов» статью в «Комсомолке» (22.08.09г.) Н. Варсегова, отрывки из которой «Диалог» уже цитировал, сопровождают несколько снимков автора. Под одной из...

Две судьбы

Жили-были в живом многоклеточном организме две стволовые клеточки. И думали они, гадали кем бы нам стать в этой жизни? Одна сказала - я буду взаимодействовать со всеми другими...

Две свечи

«Жаль мне тебя, — сказала незажжённая свеча своей зажжённой подруге. — Короток твой век. Ты всё время горишь, и скоро тебя не станет. Я много счастливее тебя. Я не горю и...

Две судьбы

Сюжет для видео- или мультипликационного ролика. Экран разделен на две половинки. Синхронно идут два сюжета, где показывается, совпадая по времени, жизнь двух женщин, одинаковых по...

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты