Другая жизнь

Вся наша компания ела сырую картошку… насторожено поглядывая то на немца – конвоира,.. то на немца – Хозяина,.. спина которого едва ли и видна была нам в кабине трактора,.. натужно ревущего старым мотором…
Другая жизнь
МЕШОК с Картошкой заметно худел… Мы его давно вытащили из угла наружу,.. и взяли в плотное окружение!.. И каждый из нас старался есть побыстрее,.. — чуть - чуть оботрет краем рубахи сухую грязь… И грызет,.. как морковь,.. вроде… Понемногу присаливая…

Не знаю, кто и как,.. но я не наелся. А в мешке уже не было, совсем, картошки. Вдруг кто-то сказал:

— …ребята, вы не вздумайте прятать картошку в штаны,.. ешьте всю сразу!.. А то если найдут, — будет дело: палки не миновать…

Все скромно молчали. …а двое из нас,.. как оказалось, запасливы были… Вот и вытащили из карманов свои схоронки,.. — штук двадцать… Их тут же разобрали,.. и они в один миг исчезли в голодных ртах… А мешок,.. пустой, мы затолкали на старое место,.. — в угол, под солому… И сверху плотно сели,.. — аж пятнадцать человек-то нас было,.. в том немецком прицепе!..

…долго ехали. Многие из нас,.. после сытной еды,.. спали крепким сном,.. не ощущая худым телом постоянную тряску прицепа на ухабах и ямах дороги проселочной.... К вечеру приехали. …остановились посреди двора. Со всех сторон были небольшие постройки… ДВОР был мощенный камнем. Кругом росли деревья,.. мирно шумя листвой… Солнце, заходящее,.. уже золотило листву мирных Деревьев,.. и островерхие черепичные крыши…

НАС. Обступили… Рабочие – немцы. Когда мы вылезли из прицепа,.. Бауэр,.. «зеленый», что – то сказал рабочим,.. и один из них сразу забрался в прицеп… Но тут же сказал: «…зак никс!..» Картошки нет,.. значит. Зеленый барон не поверил,.. — сам полез в прицеп… И. …пустой мешок вытащил!.. Один из немецких рабочих спросил нас на ломанном русском языке,.. куда подевалась картошка?.. ШЕФ,.. мол, спрашивает. Это была семенная картошка!.. И ее надо было посадить следующей весной…

Один из нас, более смелый,.. объяснил спокойно: …мы все решили, что шеф эту картошку для нас положил,.. — дорога, мол была долгая,.. а мы остались без обеда… Мы очень голодными были… Мы ее, КАРТОШКУ ту,.. съели. И очень благодарим господина Шефа!.. Когда переводчик сказал об этом по-немецки,.. Бауэр сильно возмутился,.. покраснел лицом… Затем резко плюнул!.. И произнес негромко: «…русиш швайна!..» А все рабочие - немцы засмеялись,.. и надолго — до слез… ШЕФ. …бурча о чем – то себе под нос,.. ругаясь на ходу,. быстро ушел в свой красивый ДОМ…

НАС. …поместили в большую комнату - барак,.. рядом с конюшней… Окно комнаты выходило в САД Бауэра - хозяина… Окно было зарешечено толстыми прутьями,.. замурованными с цементным раствором в каменную стену… А внутри пол был постелен кирпичем… На цементе. По над стенами были двухъярусные НАРЫ,.. уже и с матрацами,.. набитыми соломой. …и подушки были тоже соломенными… Посреди стоял большой СТОЛ. А по бокам стола,.. — длинные деревянные скамейки… Крепкие на вид.

За дверью оставалась небольшая прихожая, где была устроена уборная,.. рядом — умывальник… Потом опять была крепкая ДВЕРЬ,.. уже наружная. Во двор… Небольшой дворик это оказался,.. — забор надежно был опутан колючей проволокой… На высоких слолбах. ..а также и калитка была вся в колючей проволоке… На ночь нас считали,.. отбирали брюки и деревянную обувь… И. На большой, немецкой работы,.. замок запирали. ЭТО все делалось,.. чтобы мы,.. вдруг, не убежали… Но никто из и не собирался так делать: все мы были очень слабыми,.. сильно истощенными…

Сперва нас гоняли на работу,.. не очень тяжелую: снопы вязать и складывать в особые крестцы… …кормили нас лучше, чем в концлагере,.. — ХЛЕБ натуральным казался... Правда, он был очень темным,.. — отрубей в нем было много… НО. Запах настоящего Хлеба!.. Если нам не хватало, можно было и самим чего - то добавить: кто где работал,.. тот и набирал в карманы зерна пшеницы или горох… И ячмень мы собирали,..как получалось… Вполне хватало…

После вечерней проверки,.. когда нас надежно запирали на замки… мы начинали …варить!.. В немецких консервных банках ( ихнии рабочие питались и тушенкой ). …варим весь вечер,.. и даже ночью,.. по очереди… И тут же съедали!.. Всегда спешили… Аппетит был волчий. Потом ухитрились в свинарнике пить сыворотку… — из бочки для свиней… А мух в той сыворотке плавало,.. чистого места не видать. …разгребем, бывало, черпаком,.. который тут же был. И цедим зубами этот кумыс,.. чтобы мухи в рот не попадали… Вот что значит настоящий ГОЛОД!..

Но и однако,.. мы быстро пошли на поправку… Хозяева стали на нас поглядывать и с другой стороны: двоих забрали на коровник,.. одного взяли на лошадях ездить… А остальные,.. — на общих работах… Но вот когда мы,.. наконец,.. получше огляделись… То и курочек немецких стали потягивать… Зайдешь, бывало, в конюшню,.. а их там никто не считал,.. — роются в конском навозе… И вот тут один из нас становился на пост охраны у ворот,.. в другой,.. — ВИЛЫ в руки!.. Да как пустит в курей,.. по ногам… За один раз,.. бывало,.. две, а то и три курицы…

Вот тут у нас ПИР: варим на всю братию куриный СУП,.. — когда закрыты на три замка,.. после вечерней поверки.. Братва ест и приговариваем: «…немцы уже на Украине давно,.. да всех наших курей поели… Теперь и наш,.. вот,.. черед!..»

* * *
…жили мы так,.. — в мире и спокойствии.. — месяца три. И вот случилось: приходим однажды с работы,.. а у нас ГОСТЬ. В нашем теплом бараке сидит спокойно… …шея сытая, как у быка. А морда, вроде, и кирпича просит… Вначале все ничего. …тихим был новый пленный. А потом стал ВЕРХИ забирать,.. — командовать начал… И. …подлизываться к немцу - конвоиру,.. нашему.

И вот однажды,.. во время обеда, вызвали двоих дрова разгрузить с машины… Дрова эти были назначены одному из немецких рабочих… Двое вышли из – за стола: НОВЫЙ наш,.. и один из стареньких… По имени Андрей. Пока мы в бараке обедали,.. они и сгрузили дрова. А за это Штельмах,.. немец – рабочий, дал на двоих пачку сигарет… За что его поблагодарили.

…их, Андрея и новенького, препроводили в барак,.. закрыли двери как было положено… Когда они,.. двое, сели есть оставленные порции обеда, Андрей и сказал: «…отдавай мою долю сигарет!..»

— А ты не куришь!.. — грубо ответил новый наш «товарищ». — И тебе не положено.

— …я их отдам моим товарищам,.. пусть они покурят. — твердо ответил Андрей, — ты,.. все же, отдавай мою долю!.. Я ее заработал,.. куда захочу,.. туда и дену…

НОВЕНЬКИЙ. Молча. Встал… И. Не говоря ни слова, …ударил Андрея!.. …тот упал. И …заплакал, от обиды. Ребята все вскочили и набросились на Быка ( сразу его так прозвали ). Но бить его не стали, а отобрали всю пачку. И добавили: «…у нас все делят пополам!.. И за то, что ты ударил слабого товарища,.. мы у тебя возьмем три,.. нет, четыре сигареты… А тебе оставим только шесть из двадцати!.. И это будет справедливо.»

— И ты тут не командуй,.. среди нас!.. У нас все равны. А полицаев нам не надо,.. — твердо совсем сказал Арсений Бабчук.

Однако,.. новый пленный стал вдруг свирепым очень: начал кричать на Бабчука: « …ах ты жидовская морда!.. Я все равно на тебя донесу… Тут тебе не в Советском союзе…» Ну, а товарищи стали заступаться за Арсения… Новичок,.. — «Бык» теперь, по-нашему,.. — сказал:

— …ладно. Я не буду заявлять на него,.. если вы не станете мне мешать жить… как я хочу!

— И что же ты хочешь?.. — спросил БЫКА Бабчук. …он у нас был переводчик,.. — хорошо знал немецкий язык…

— Я хочу быть старшим над вами!.. И вы мне отдавайте сигареты сейчас же…

Но ребята ему сказали: «…полицаев нам не надо. И сигареты не получишь.»

— Старшим тебя мы можем избрать,.. только не сразу, а когда увидим, что ты за человек… Как ты себя покажешь. А пока подожди… Сигареты?.. Мы,.. вот, считаем: ты нас просто угощаешь!... И это первое твое к нам уважение,,. А мы в долгу не останемся…

И Арсений Бабчук добавил:

— Когда приедет офицер,.. мы обязательно его попросим,.. чтобы тебя назначили старшим…

Ребята все перемигнулись… А новенький улыбнулся,.. наконец, и сказал умиротворенно:

— …ладно, курите. Да,.. только со мной вы не пропадете… Если скажете офицеру,.. чтобы он назначил меня полицаем или старшим!..

Все молчали. …а Бабчук проговорил: «…ладно. Через два дня дадим тебе ответ. А пока,.. до приезда офицера, давайте жить мирно… На том и остановились. На следующий день,.. когда ушли на работу,.. ВСЕ решили: вновь прибывшему полицаю устроить «темную»!.. Нам стало ясно,.. что это прибыл будущий злодей и мучитель наш… От которого необходимо срочно избавиться,.. пока он не вошел в силу,.. — докладывая « наверх» о всякой нашей жизни у Бауэра…

Было решено: завтра же,.. после ужина… Когда мы будем надежно закрытыми в нашем бараке… С Быком покончить,.. — нет, не убивать. НО, крепко поколотить!.. Всем стало ясно,.. что он специально приехал из лагеря как полицай… Но чтобы он и не догадался о нашем заговоре, мы решили временно «признать» его власть… Сегодня только,.. ну и завтра до вечера… Будем делать вид,.. как мы все ему признательны… И согласны с его «величеством» Господином полицаем. …так вести себя посоветовал нам Арсений Бабчук. …сам он, — когда нужно и не нужно было,.. — спрашивал этого Быка: «…а скажите! Как вы думаете?..» …тот пыжился как индюк,.. самодовольно и бессвязно боромотал о чем –то… Дескать, не возражаю!..

МЫ. На другой день… До вечера ждали,.. — с волнением крайним… Уже в обед в бараке появились бутылки с водой,.. туго заткнутые пробками. В прихожей комнатушке мы спрятали кусок обода от колеса немецкой старой брички… Все роли были распределены!.. Кто должен встать на выключатель света в прихожей,.. а кто набросить на голову Быка одеяло… И кому в это вртемя БИТЬ… по голове,.. — тем, что было приготовлено… И все это,.. если как – то удастся его выманить в прихожую…

…идем домой обедать. Как всегда,.. наши дежурные получили ОБЕД!.. Все заняли свои места за столом… В ожидании… Арсений Бабчук,.. как всегда сидел в конце стола,.. спиной к окну… И вот господин полицай,.. — Бык то есть,.. — вежливо попросил Бабчука с того удобного места: свет из окна за спиной,.. ты всех видишь,..а тебя и не всегда…

— …давай поменяемся местами, — мирно сказал Бабчук.

Все замолчали, устремив напряженные взгляды на Арсения… Который и добавил: «…я и сам хотел предложить это МЕСТО!.. Да вот постеснялся,.. сразу. Что ж, идите садитесь…» Бабчук встал,.. и когда они разминулись,.. он дал все сигнал,.. чтобы мы улыбались покорно… Мы начали улыбаться и говорить… А господин полицай долго смеялся,.. довольный:

— …вот туточки мне сподручнее сидеть!.. — Весело проговорил он. Потом и еще добавил,.. — ты, Бабчук, не журись… Я знаю, что ты самый что ни есть настоящий киевский ЖИД!.. Обо якись небудь камисар… Но не бойсь, я тебя не продам теперь… Если ты мини будешь добре пособлять…

МЫ. Все… …затихли. И не знаю, что было бы,.. если бы Арсений дал сигнал… Мы бы растерзали эту толстую МОРДУ!.. Но в это время,.. неожидано, открылась дверь… И к нам вошел ПАСТУХ,.. — так мы,.. промеж себя, называли немца - конвоира… Который,.. действительно как пастух,.. всюду и всегда за нами ходил и следил,.. как и где мы работаем… За ним,.. наконец – то, вошли и двое наших дежурных с бачком баланды… И каждый,.. сам,.. начал себе наливать этот «суп»… НЕМЕЦ. …посчитав всех нас,.. для успокоения своего что ли,..сказал мирно: « Гутен митаг…» И ушел,.. закрыв наружную дверь…

Все ели молча… А, наевшись, разошлись по нарам,.. — ждать когда пастух придет выгонять на работу… Все молчали до тех пор,.. пока не защелкали ключи в замках,.. и не раздался голос нашего Конвоира: «…апштейн!.. Лос… лос… Шнелер!.. …раусстрешен.» Что означало: встать!.. Быстро выходи строиться… Мы загалтели,.. но покорно и мирно стали выходить на построение,.. — для получения нового НАРЯДА на работу… Человек десять погнали сено ворошить… А остальные пять,.. — на электросоломорезку!.. А один: картошку чистить,.. — на господскую кухню… и дрова такать к печи… Кухня была,.. почему – то, на втором этаже… Наш «полицай»,.. Бык, попал работать на соломорезку,.. ему не охота было на Солнце жариться,.. СЕНО загребая и вороша…

Он пристроился в холодке работать,.. жалуясь на головную боль… А рабочие - немцы смеялись,.. показывая пальцами на его лицо: «…морда во – о – о!.. А работать: никс. Э – э… Фуль ( лодырь,.. по – ихнему) А мы рады были этому случаю… Арсений Бабчук и говорит:

— …вот, наш случай!.. Надо же: человек заболел… И если нам удастся,.. он сегодня заболеет совсем основательно… «…ох, как же этот день долго тянется!..» — говорили ребята,.. — «…хотя бы уже скорей,.. — к делу ближе…»

СОЛНЦЕ. Медленно клонилось к западу,.. касаясь уже и лучами верхушек деревьев… Время пришло шабашить с этим сеном… Наш «пастух» - немец,.. который все время сидел на скирде,.. и наблюдал за нами... А, порой,.. может и спал себе… Кто его знает,.. — издали было и не заметно… ОН. Встал!.. МЫ. Только и услышали: «…фертиг!.. Нах хауз,.. нах хауз!..» Разом, все,.. кончили ворошить немецкое СЕНО… Быстро вышли на дорогу,.. сами построились,.. ожидая пастуха… А тот шел медленно,.. вразвалку,.. поправляя на ходу карабин… Когда он подошел к нам,.. у него был расстегнут ворот серого мундира,.. а оттуда выглядывала нижняя рубаха…

…посчитав нас,.. Немец наш добрый. Громко скомандовал: «… марш!» По - русски уже… И мы пошли,.. не очень сегодня усталые,.. по дороге к поместью нашего …зеленого хозяина Бауэра… Немец – конвоир,.. вдруг,.. подает команду, вроде: « …товмеч!..» Наш переводчик,.. Бабчук повторяет: «…запевай, ребята!.. Вольгу - Вольгу,.. мать родную…» И эдак вот всегда и каждый день: как подходим с работы к поместью Хозяина,.. мы должны петь эту «Вольгу!..» Мать нашу,.. родную… Тут и нечего делать: хоть и уморились когда,.. на Солнце тяжело работая… «Волгу» эту пой… А то худо будет!..

Вот и на этот раз мы с песней пришли на мощенный камнем двор Поместья… Команда: «ХАЛЬТ!..» Мы остановились у нашего барака. У которого нас ожидали наши товарищи,.. которые работали на соломорезке… Вся группа военнопленных вошла в барак,.. а двое дежурных пошли за едой на ужин… МЫ,.. по очереди, мылись из умывальников, затем рассаживались за наш длинный СТОЛ… А наш «господин полицейский», уже и мрачный,.. сидел,.. — спиной у окна… Да и поглядывал на всех… Когда принесли ужин,.. немец - конвоир всех посчитал,.. предварительно забрав брюки и деревянные колодки - ботинки… Затем он вежливо произнес: « Гуте нахт!..» Мы тоже и так же ему ответили…

Немец – конвоир вышел,.. закрыв нас на три замка… Глухо хлопнула калика,.. шаги уходящего «пастуха» постепенно затихли… Ребята,.. каждый, наливали себе вечерний суп… А Бык - полицай бурчал,.. все сильнее выражая свое недовольство такой жизнью… Говорил: «…це пока дило не гоже!.. Треба мени самому наливати супу...» Что означало: а то одному густо,.. другому пусто будет…

— В другой раз требо кастрюлю ставить биля мене!..

Все молча ели, поглядывая на Арсения Бабчука… МЫ. ..ожидали сигнала!.. И вот пришел момент: Бабчук два раза ударил ложкой об стол!.. И. …вышел в прихожую,.. где было уже темно. Мы услышали,.. как скрипнула дверца шкафа,.. и тут же раздался голос Арсения:

— Валя – а – а!.. Идите - ка сюда,.. тут шось таке,.. — Бабчук старался подражать Быку и голосом…

И. Тот… Важно встал из – за стола,.. медленно и не спеша пошел в пригожую… Все мы насторожились. Не успел полицай сделать и один шаг во МРАК прихожей,.. как раздался глухой УДАР!.. И сразу второй… И кто –то мягко упал с натужным стоном… И сейчас же — голос: «…трое ко мне,..с одеялом!..» А одеяла немецкие,.. — серые, тонкие… И тут же три тени мелькнули… И в прихожей,.. — возня…

И вот несут на одеяле,.. трое, нашего тяжелого «полицая»… И как внесли в барак,.. свет и здесь погас. Полицая подбросили!.. И уронили на пол,.. и еще раз!.. Стоп. Свет загорелся… И Бабчук упрекает:

— …ну, что же вы, ребятки?.. Неосторожно так... Уже и не можете положить больного человека на его место.

…тихий смех. А у полицая - Быка из носа и рта,.. — КРОВЬ… Его уложили в постель. И тут же все разошлись по своим местам… А свет в бараке опять включили.. рано было еще спать… И вот,.. — через час, не позже,.. раздался слабый голос полицая: «…пить. Пить!...» НО. На верхних нарах,.. как в рупор,.. загудел неведомый Голос:

— Господин полицай!.. Если ты завтра скажешь,.. что тебя избили,.. то знай: на следующую НОЧЬ,.. ты будешь уже покойник. Ты должен сказать, что упал сам… Вот и все. А пить не проси,.. иначе мы можем тебя и отравить… Ты понял?.. Повтори,.. что я сказал!..

Полицай,.. и не узнавая голос говорящего,.. глухо повторил… Эту НОЧЬ мы плохо спали… …удивлялись: как крепок этот Бык - полицай… Уж очень быстро к нему вернулось сознание… Значит,.. и не из пленных он!.. Не голодал в лагере,.. не истощался на бесполезной работе: траншею копать да засыпать… Все наши были готовы ко всему,.. — утром… Кто – то уже дремал,.. а кто напряженно лежал,.. думая: что будет УТРОМ?.. Когда придет немец – Пастух,.. на работу выгонять… Бык ведь все равно скажет,.. что его избили!.. И чего только не лезло в голову…

Но вот послышались шаги… Дверной засов уныло заскрипел,.. открылась дверь в барак… И со двора пахнуло утренней свежестью, и. в придачу,.. — мирно эдак,.. — запахом конского навоза… Немец - конвоир вошел и,.. как обычно, сказал: «..гутен морген!..» МЫ. Слишком громко,.. наверно,.. поздоровались… И НЕМЕЦ что-то заметил,.. или понял… Брюки и обувь деревянную выдавая…

…Арсений Бабчук,.. как будто между прочим,.. сказал по – немецки что – то… Тогда пастух спросил: «…что это вы сегодня такие печальные?.. Что – нибудь случилось?..»

Бабчук и отвечает: «…да ничего такого особенного. Только вот наш комрат упал и сильно ушибся!.. Даже сознание потерял,.. — на короткое время… И ему сейчас очень плохо. Не знаю,.. сможет ли работать?..»

— Ну… вы его сами спросите!.. Он может говорить… А упал он со скамьи,.. которую поставил на стол наш,.. чтобы лампочку новую вкрутить… Неловко повернулся,.. и вот… Хорошо, не головой о край стола!.. Возможно, его током ударило…

— Русе швайна!.. — сказал немец - пастух,.. подойдя к лежащему полицаю,.. — Встать!.. «…аншенк.»

Конвоир кричал все громче,.. а полицай только стонал и мотал головой… «…а – а! Вафлюктер мэнш…». — раз и еще раз Быка по морде!.. — « А – а… Швайну фарик…» Ты дурак,.. значит, — опять и дальше кричал конвоир,. «Посмотришь, что я с тобою сделаю…»

В это время дежурные принесли завтрак… И конвоир ушел,.. сказав: быстрее завтракайте,.. а то я проспал… И выходите строиться!.. на работу… Мы с облегчением вздохнули,.. считай и все сразу,.. хором… « Как будто пронесло?..» — одна мысль сверлила всем голову… Могли ж нас и в концлагерь вернуть,.. — после такого происшествия… Наверняка же БЫК получил свое задание у лагерного руководства…

МЫ. Быстро сели завтракать… Арсений Бабчук,.. тем часом… налил супу и Быку ... «…может, покушаете немного,.. господин полицай?» БЫК. ..зло посмотрел,.. и отвернулся к стенке. Бабчук поставил его чашку на стол,.. сказав негромко:

— Ну конечно. Человек сильно болен... И ему не до еды. Ничего не поделаешь. Такое со всеми межет случиться…

…ели быстро. И не успели доесть, как вбежал немец - конвоир,.. и заорал: « …алес раус!.. Шнель - шнель!..» Быстро,.. — быстро!.. И мы,.. на ходу доедая щи,.. бросая пустые чашки в прихожей… выскакивали,.. — как бы и радостью непонятной!.. — во двор… И всей группой,.. во главе с пастухом нашим, пошли копнить сено… Работали не спеша,. Но клали каждую копну особенно аккуратно,.. истинно по- немецки… Сперва ставили,.. куда повыше небольшую треногу,.. которую потом старательно обкладывали сухим сеном… И как мы не старались медленно работать,.. все равно к обеду много сделали…

…и опять: в барак – марш!.. И опять: запевай «Вольга - вольга!.. Мать родная…»... Ох,.. как же это надоело!.. А куда денешься: пленные мы… Сегодня. …пришли в барак,.. а около и дальше,.. — суматоха!.. Немцы - рабочие,.. не перебой, объясняют вахману – управляющему: вот, мол. какой он,.. новый пленный, больной!.. Чуть не убежал,.. — насилу, на лошади,.. догнали… А Бабчук добавил:

— Вот негодяй!.. Это он, значит,.. симуляцию НАМ устроил… Чтобы одному сбежать!..

ВАХМАН. Рассверипел!.. …выхватил штык у нашего конвоира,.. вбежал в барак… И давай лупить Быка – полицая!.. И дал ему,.. сколько влезло… Арсений Бабчук, в это самое время,.. дотошно распрашивал,.. по – немецки само, рабочих – немцев… И они все рассказали и объяснили, как было дело…

Когда все ушли на работу,.. Бык наш медленно встал,.. вышел из барака… И пошел,.. пошатываясь к лесу… А детвора немецкая заметила!.. и сказала конюху… Тот вскочил на лошадь и следом!.. На ходу крича другим немцам,.. что – то вроде: «…апна гефонг ляухен!..» Дескать,.. бежал пленный… И когда догнали его,.. он кричал:

— …здесь, все окромя меня,.. все жиды!.. Все вы комиссары!!..

А немцы не поняли… о чем это он? …думая, что это их касается: слово –то «ЖИД» все понимали… Полицаю нашему еще всыпали такое,.. что он и в страшном сне не видел… А когда Быка привели к бараку,.. он категорически отказался входить. И его связали,.. и как большой куль бросили на кирпичный пол. Вахман - управляющий сразу выскочил из барака,.. злобно очень крича по - своему: «…алес шнель!..» Эти слова уже к нам относились:,.. мол, быстро обедайте… И — на РАБОТУ!.. …у него мелко тряслись руки,.. — он не мог вложить штык в ножны… И так вот,.. на ходу, идя к себе,.. все время тыкал штыком мимо…

17. 01. 2017

ЭКАМ
Александр ЭКАМ. продолжение биографической повести А. К. Бодю "Старые тетради".
Взято из открытых источников.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Другая жизнь

Другая жизнь

Прохладная декабрьская ночь 3030 года. По пустой пригородной дороге Сан-Франциско идет усталый и потрепанный шестнадцатилетний парень. Он шел, опустив глаза и о чем-то глубоко...

Другая жизнь

Алекс шел по одной из старых, пустынных и бедных улиц города. Фонари горели, а в окнах погас свет. На обочинах тротуара стоят запыленные автомобили. Где-то неподалеку слышится...

Прощай, до встречи в другой жизни!

Он очень жалел, что его Ольга из-за его облучения так и не забеременела. Они с ней познакомились накануне событий в Чернобыле. Проходил лечения с переломом ключицы. Потом уехал и...

Жизнь

У жизни одним днем много лиц. Понедельник - одно из них.

Жизнь

Жизнь не вещь, чтобы её изучать! Её можно лишь изменить... А как... зависит только от нас!.. ...

Жизнь

Жизнь - это игра, единственным зрителем которой являешься сам. (c)

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты