Добрячий самогон

Посвящается всем тем украинцам, кто своевременно сделали себе соответствующие документы, и сумели попасть в Германию по еврейской эмиграции. Убедившись в такой сказочной трансформации, власти ФРГ свернули еврейскую эмиграцию. Ибо евреи стали появляться на Украине со сказочной быстротой, а получить за доллары, или евро в любом паспортном столе украинской милиции метрику о том, что родная бабушка вдруг стала в одночасье еврейкой, не составляет особого труда.

На центральной улице Саарбрюккена, где практически постоянно снуют в разные стороны потоки людей, кто-то из бродячих артистов установил облегченный постамент, облачился в старинную одежду средневекового герольда. Медленно, словно на шарнирах, делает он различные движения, демонстрируя недурственную пантомиму. Внизу, рядом с постаментом – жестяная банка, в которую прохожие бросают мелкие деньги от щедрот своих. Подходит очередной прохожий смотрит, хмыкает, пожимает плечами и говорит вслух:

-Дывысь, який выдрюченный, мабуть костей не маэ, або салом натерся! Ни якого радикулита, ни этой хворобы – артроза, чи як его, скаженного, кличуть, хондроз мабуть.

Не переставая исполнять мимические движения статуя спрашивает: Ты откуда, земляк?

Прохожий, не ожидавший вопроса, чуть отшатнулся назад, удивленно воскликнул:

- Дывсь, люды добри, яка разумна каменюка! По- кацапски разумие. А ты, звидкеля?

- С Орловщины. Я – артист мимического жанра. Сначала на немке был женат, теперь вот с итальянкой сошелся. Она - акробатка. Ничего, жить пока можно. Новый номер отрабатываю. А тебя, каким ветром занесло?

- Та, шурин, чертяка, купыв мэне за двести баксов метрику и новый паспорт, що я маты еврейку маэ. Законно приихав, уси бумаги дали у консульстве. Ни якой подлоги. И на учет у синагоги встав. Там гарна, та умнесенька жинця працуэ. Так она каже, коли маты –еврейка, це- форменная сваха. Ни, брешу: форменна Галаха. Так их еврейский уряд каже.

-Ну, что нравится тебе в Саарбрюккене: еврей –украинец?

-Да, що тоби казать, друже. Город зеленый, гарный, усего навалом, а добрячего буряка на борщ нигде не знайшов. Якись мелюзга погана, та гидка. А кило стоить, як ведро самогону на ридной Батькивщине.

-Значит не нравится тебе тут?
- Да як тоби казать, друже. Очам потрибно,а душа не принэмае. Шурин приказав. Он самогонный завод пид Каневом открыв. Таки гроши бешени заробляеть и во все краины свиту цистерны с самогоном гонить. Добрячий самогон, цикавый, лечебний. Я радикулит, як пылинку сдув.

- Надо же, чего только хохлы не придумают! И что голова от него не болит?

-Що голова зовсим дурна? Она знает, шо ей потрибно. Натощак пить не треба, кишки попалышь, а под закусь, пид наше смачне украиньско сало идет, аж урчит у брюхе. Або компресс гарно залепить на радикулит, аж до печенок пробирае. Ни якой вони. Чистый як роса, як слезы Ющенко после потравы. Шурин таки гроши скирдуе, а мне приказав учить германьску мову, а потим кажить: иврит учить

Он хочет Израиль приучить до своего самогона, щоб по ночам от жарюки не потели. Учу я мову, аж язык ломить и в мозгах свербить. Шурин каже: учи, Микола, мову и размовляй гарно по германьски, як торговий чоловик моего заводу.

-Ничего себе придумал твой шурин! Самогон в Германии продавать. Он что совсем рехнулся?

-Ни якого сраму, чоловиче. Пить наш самогон як напий - германьцам не можно..Передохнут як мухи на морози..Купляють цей гарный 130 градусов тяне.

-Так и сгореть в одночасье от вашего самогона немудрено.

- Та ни пий на дурницу, а за гроши, та помаленьку капелюхами и усе буде горазд, а виссилля от него, аж земля ходить ходуном и на мордобой тяне. Шурин хоче самогоном лечить байстрюков, ну яких наркоманами кличуть.

-Чего? Чего ты гонишь? Тут лучшие умы бьются - ничего поделать не могут.

-Та мабуть они зовсим другим местом бьются, а шурин гарну технологию учидив, та уся германска профессура перелякалась. Дви нидели наркоман нюхае самогон, потим его обтирають, а ще потим -по капелюшке в чай, або каву и усе горазд. Наш каневский самогон забивае наркоманам уси поганы привычки и летять наркотики у погано ведро, як з рушницы летять.

Слушай, друже, тут я двух хлопцов з Украины повстречав: Остапа и Грицка. Грають воны на улицы и песни заспивають. Де они подевались, чертяки?

- Да кто их знает. Всю эту неделю играли и пели, а теперь я их не вижу. А как они вообще здесь оказались? По какой эмиграции приехали?

- Мабуть, по украинской.
-Я что-то такой не слыхал. Ну, русские немцы понятно. Это- их историческая родина. С евреями тоже все понятно. Пострадали от фашистов. А украинцы на что претендуют?

- Як на що? А чернозем наш фрицы покралы и утягнули в Неметчину. Хрюшек та гусок, та усю иньшу птыцу знищили и зъилы. Наши парубки, та девчата батрачили на германьских панов. Усим, кто ще не вмер, платят за таку шкоду якись карбованцы, а всей Батьковшине, ну ни якого прибутку. Добре, пиду до ридного Хаима.

Это твой еврейский дружок?
-Да ты шо очумив, шо я зовсим дурень с евреями дружить. Це мою общагу кличуть: Хаимвонунг. Пиду, прощевай .

Статуя кричит ему в спину: Ишь, разогнался. Столько времени у меня отнял. Хоть бы двадцать центов кинул на поддержку русского искусства.

Микола поворачивается и недовольно отвечает: Да ты чего рехнулся мабуть, чоловиче? Щоб я москалям платив. Та хай, мэне собаки сгрызуть. Рятйте, люды добри, москали понаихали у нашу ридну Неметчину, та гроши тянуть с законных евреев. Геть прокляты с Украины, Неметчины, та нашего ридного Израилю, де шурин самогон реализуе. Та я, чихав на москальско искусство. Я ж заспиваю у ридной синагоги у хоре Симха риднесеньки украиньски песни: «Хаванагила», та «Семь сорок». Пританцовывает и поет:

« Он вышел из трамвая и пишов до Карштадта
На нем одяг из Красного Креста.
Ой казала менi маты, тай приказывала
Щоб у шабес на селедку я похаживал....
Ой, маты,маты, маты, стал яврэем добрим я»...
Леонардл. Леонид Шнейдеров. Германия Альманах LitCetera
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты