Чужие мысли

От редактора:

Путешествия всегда вдохновляли на писательство, для авторов это не только смена декораций, но и условий, заставляющих изменить свою жизнь и свои мысли. Живописать о чем-то новом, незнакомом – такая возможность уже событие для творческого человека, и он непременно использует ее, чтобы поделиться с читателем самым сокровенным.

Питер – город особый, он был вдохновением для классиков русской литературы, и грех не писать о нем снова и снова. Питер у каждого свой: город романтиков и авантюристов, меланхоликов и завсегдатаев вечеринок, обывателей и поэтов – все зависит от ситуации и человека, но равнодушным к нему остаться невозможно. В книге мысль «в Питере люди добрее» предопределяет отношение к городу, также влияет и самоубеждение: «вы станете меняться к лучшему и обязательно изменитесь».

Жизнь в Екатеринбурге, Санкт-Петербурге, Туапсе дает почву для приобретения трудового и бытового опыта, оставляет яркие воспоминания об интересных событиях. География повествования важна, но главное, конечно, – это не «я здесь был», а мысли. Самые разные: от вечных о морали, любви и дружбе, до таких, как будто бы чужих путешественнику, как нейролингвистическое программирование, и серьезных, даже религиозных, касающихся самоубийства. Чужие мысли, иногда топорно, неказисто оформленные в собственной речи, – это гораздо лучше, чем их отсутствие, то самое хождение по конвейеру, бытовой автоматизм или же такая усталость, что уже ни о чем не думается.

Чужого действительно много: «проницательный читатель» заметит, что вдохновляет и копируется Чернышевский. Возможно, это и несознательная тяга к современной тенденции постмодернизма, к тому повсеместному, интуитивно доступному нашему обществу убеждению, что «все уже сказано» и мы можем лишь повторяться. Отсюда же подобные часто слышимые рассуждения: «Зачем читать современную литературу? Ох, не люблю я наших современников, это все попса, до них вечное уже сказали классики, а они все обытовляют и сводят в похабщину». Нельзя сказать, что нет ничего своего – индивидуальное есть у каждого произведения. Приобретение опыта – именно в нем проходят отбор те «чужие мысли», которые становятся своими.

Первая книга, безусловно, проба пера для любого автора, но главное, что в ней заложено начало всего, что потом будет развиваться и совершенствоваться.

В книге действительно много «я», на универсальность никто не претендует, это субъективный опыт. Самостоятельность, общение, сотрудничество, дружба и любовь. Можно улыбнуться максимализму: здесь многое запоминается и решается для себя «на всю жизнь» и «навсегда». Отсутствие резких поворотов сюжета и такого модного запутывания читателя, подтекста – это вовсе не минусы повествования, автор прямолинеен, важно описать, как было и что мыслилось. Книга интересна как сюжетом-путешествием, отчасти даже дневниковой повествовательностью, так и размышлениями, вкраплениями знаний из психологии

Читаешь «Чужие мысли» и задумываешься: а есть ли у меня поистине свои мысли или все только чужие? Если он здесь не прав, то где подтверждение, что я не ошибаюсь?

Клевцова В.А.
Константин Пленник

Посвящается Сергею Николаевичу

От автора
Как обычно начинают писать книги? Уж точно с такого дурацкого вопроса. Но не суди строго читатель, с чего же может начать автор, я уж не говорю этого громкого слова, ПИСАТЕЛЬ, который решился написать книгу впервые? Обычно рассказывается о каком-то событии, которое ничего не значит, в него вплетаются образ главного героя и некоторая мораль. Но раз это все уже приелось моему дорогому читателю, я решил начать писать первое, что придет в голову. Любовь, счастье, радость, уважение, дружба, совершенствование своего внутреннего Я и внутреннего Я любимых нами людей. Это самое важное, что может быть в этой жизни, так говорят нам главные религиозные книги нашей планеты Библия и Коран. Так могу сказать и я. Потому что эти принципы изменили всю мою жизнь к лучшему. Как это случилось, я и хочу поведать. Ведь если есть один шанс из миллиарда, что человек, прочитавший данную книгу, изменится к лучшему, я им воспользуюсь.

Судьба. Верит в нее человек или нет, она все равно подкрадется к нему и резко накинется, пытаясь всеми силами заставить человека сделать то, что ему ей предназначено. Она сделает это из благих намерений, лишь для того, чтоб человек получил необходимый жизненный опыт, который даст ему дорогу к дальнейшей жизни. Но люди часто не видят, чему они научились, а еще чаще даже и не пытаются это увидеть и наступают на противные грабли, от которых шишка на лбу еще не прошла с прошлого раза. Но если человек это видит и чувствует, то берет под контроль, и не судьба управляет им, постоянно показывая на слабые места в его бытии, а уже сам человек начинает управлять ей и творить свою судьбу.

Екатеринбург
4 мая 2008 года, понедельник. Обычное теплое утро, умывшись и позавтракав, я спустился с 10 этажа 16-этажного дома, сел в общественный транспорт и отправился в институт, где я учился на психолога. По дороге я размышлял, что скажу в деканате о причине планируемого академического отпуска. Хотя мне и приходила в голову мысль, что можно сказать правду, но страх перед квалифицированным психологом, который в силах отговорить меня от моей затеи, сказал мне, что я должен солгать. И я солгал.

Здравствуйте, я хочу взять академический отпуск, что мне для этого сделать? – спросил я с радостной улыбкой на лице.

Немного обо мне как о студенте. Когда я поступил в институт, мне в нем сразу все понравилось: и преподаватели, и однокурсники, и само здание вуза. Учиться было приятно, предмет изучения мне очень нравился, и я согласился быть помощником старосты группы. Мы делали вместе почти все, как по учебе, так и помимо учебы. В первые же дни обучения у нас образовалась компания, где все были очень разными, но очень друг другу нравились. Мы часто ходили друг другу в гости, где основной фишкой было «дунуть», и «поорать» над всем, над чем это можно было это сделать. Конечно, это сказывалось на успеваемости, поэтому после первой сессии я потихоньку начал «отлипать» от этой компании и больше уделять время учебе, сохранив дружеские отношения. С этого момента я с каждым днем стал учиться лучше и лучше, а на втором курсе меня попросили быть старостой группы. Учеба шла, как у всех студентов, любящих развлечения, но не забывающих об образовании, т. е. и выпить покурить, и учебу поучить. Институт у нас был небольшой, и деканат знал в лицо и по имени каждого своего студента, а так как я был старостой и неплохим студентом, то само собой общение с деканатом стало довольно частым занятием. Того, что я мог вдруг взять академ с ровного места, никто не ожидал, и тут я являюсь с той фразой и той радостной улыбкой на лице:

Здравствуйте, я хочу взять академический отпуск, что мне для этого сделать?

Не ожидая такого приветствия, декан факультета психологии отодвинулась назад, широко раскрыв глаза, посмотрела на меня, как будто я сказал, что сегодня вечером я уеду в неизвестном направлении на неопределенный срок, где меня никто не ждет, по необъяснимой причине. Но спустя пару секунд она приняла положение слушающего психолога и с тоном, не скрывающим удивления, спросила:

Так, рассказывай! Что случилось?
У меня мама заболела, – солгал я. — И мне теперь нужно будет с ней сидеть.

Что? Сильно? Это не опасно? – Спросила декан с видным волнением.

Нет, нет, все в порядке, но нужен уход и забота в домашних условиях.

Но можно было бы положить в санаторий, поговори об этом с проректором!

На это нет денег — сказал я, после чего у нее изменилось «заботливое» выражение лица, – поэтому лучше академ.

Хорошо, пиши заявление, — холодно сказала декан, указывая взглядом в сторону секретаря.

После того как я уладил все формальности, отдал все книжки в библиотеку, получил справку от бухгалтерии о том, что я ничего не должен, я снова зашел в деканат попрощаться и попросить об одном маленьком одолжении:

Пожалуйста, не говорите ничего группе, я сам расскажу через недельку. -

немного удивившись такой просьбе, декан обещала молчать. Я сказал «до свиданья» и направился к выходу.

О, привет! Ты че так рано пришел? – спросил меня одногруппник, стоявший перед зданием института в месте предназначенном для курения. – Ты разве не с обеда должен учиться?

Я беру академ! – с той же веселостью что и в деканате, ответил я.

Зачем? – С серьезным удивлением спросил он.
Долго рассказывать, – ответил я, сделав такое лицо: «если тебе интересно и у тебя есть время, я тебе с радостью расскажу».

Владимир, так зовут моего одногруппника, прочитал по моему лицу это выражение, и предложил пойти выпить по бутылочке пива, и обсудить на прощанье причины моего академа.

Студенты каждого института, находят не неподалеку от здания, в котором учатся, место где можно после учебы расслабиться, выпить, покурить, поболтать о жизни, о том где и как они обычно напиваются и накуриваются. Как раз в такое место мы и пошли с Владимиром из пивного ларька. Мы сели на скамейку, открыли пиво, и его фразы «начинай» я стал рассказывать...

Вот так вот, — закончил я.
Во время моего рассказа Вова иногда задавал уточняющие вопросы, иногда переспрашивал некоторые моменты. Потом он спрашивал, куда я поеду, что я буду делать первое время, ну и что там еще можно спросить у человека, который едет неизвестно куда и к кому. Когда мы закончили об этом, он сделал выражение лица великого психолога Карла Юнга, и сказал:

Ну что я могу сказать... Удачи...
Мы немного посидели молча, затем я спросил у него сигарету.

Ты же не куришь!
Сегодня такой день… – ответил я уже охмелевшим, после второй бутылки пива, голосом, — сегодня грех не закурить.

Может, все-таки не стоит? – спросил Вова, протягивая мне открытую пачку «Кента».

У меня в голове прозвучал тот же вопрос, самому себе, но пара бутылок пива сказали в голос «СТОИТ!», и я закурил.

Мы еще немного поболтали о том о сем, и я поехал домой, купив на остановке пачку сигарет и жвачку. Меня уже ждала сестра Нина, ее подруга Анжела со своим молодым человеком Алексеем и Мария. Все эти люди собрались ровно для того чтобы попробовать меня отговорить.

Что ты будешь делать, когда туда приедешь? – спрашивал Леха.

Где ты будешь спать? – спрашивала Анжела.
Да все будет нормально! Приеду, сниму квартиру, устроюсь на работу, – держа в руке бутылку пива, а в другой сигарету, отвечал я им.(это выглядело забавно)

Затем мы спустились с 10 этажа, прыгнули в авто Марии, и, включив музыку повеселее, поехали на ЖД вокзал за билетами. Куда ехать, я еще не знал. Я выбирал из двух вариантов: Питер и Москва. Интуиция мне подсказывала «Александр, вы понимаете, что сейчас вы делаете шаг, с которого медленно, но верно, начнется переворот во всем вашем сознании и мировоззрении? Вы станете меняться к лучшему и обязательно изменитесь. Но вдруг на пути вас ждут преграды из китайских стен с колючей проволокой и церберы из ада? Вы точно готовы пройти через все это? Тогда езжайте в Питер! Там люди добрее». Тут я очнулся в машине, и все, что я знал от своей интуиции, это то, что нужно ехать в Питер, потому что там люди добрее! Не к чему описывать, как я покупал билет на поезд, который отправлялся в полночь. С билетом мы отправились домой, чтоб собрать мне все вещи, покушать, как следует, и написать письмо родителям – вот оно:

«Мама и Папа, главное не волнуйтесь!
Я поехал в Хабаровск к другу! Мы с ним списались через интернет, и он согласился чтобы я у него пожил, пока не найду работу и не сниму жилье. Прошу, никому ничего не говорить про нашу ситуацию, ни соседям, ни друзьям, НИКОМУ!!!!

Буду писать вам и звонить, так что не потеряемся!
Саша.»
На вокзале, провожая меня, сестренка Нинуля начала плакать, как будто ее сына отправляют на фронт. Я сказал ей, чтоб она лучше порадовалась за меня, ведь редко выпадает шанс сорваться в незнакомый тебе город и прожить там неопределенное время своими силами. Мы все крепко обнялись, сказали друг другу до свидания, я развернулся и поднялся по ступенькам в свой вагон.

Екатеринбург – Санкт-Петербург

Была ночь. До Питера две тысячи километров. Это расстояние было для меня не просто числом, отделяющим город Е от города П, это было расстояние отделяющее все, что мне знакомо и близко, от нового и неизведанного. Мне было тепло и комфортно в своем вагоне, на своем боковом сиденье. Я смотрел в темноту в окно движущегося скоростного поезда и пытался представить, как там выглядит природа при дневном свете. Лишь несколько раз за всю дорогу мне мельком приходила в голову мысль: «Саша, ты сейчас находишься в поезде, который везет тебя туда, где тебя никто не знает и никто не ждет». Но эта мысль не была беспокоящей, потому как была какая-то непонятная уверенность, что это приключение сложится для меня благополучно.

Остановка в Перми. С кружкой крепкого чая и сигаретой, я вышел на улицу. Так делала большая часть поезда, когда остановка была более чем на 10 минут. Хоть и была глубокая ночь, спать желания не возникало. Хотелось выходить на каждой остановке и максимально осматривать окружающие места. Когда я вернулся, у меня появился сосед.

Доброе время суток, — сказал я ему приветливым голосом.

Здравствуйте, – ответил мужчина, протягивая мне руку для рукопожатия. — Анатолий.

Александр, очень приятно! – и я сел напротив него.
Анатолий был мужчиной 40-45 лет, который отправился в Санкт-Петербург к своему сыну, чтобы отдохнуть после работы. Он работал на какой-то тяжелой физической, но высокооплачиваемой работе, и когда зарабатывал достаточно денег, для того, чтоб без забот жить полгода, он уходил с работы. Так случилось и на этот раз. Как он рассказывал, такой образ жизни приносил много удовольствия. Он находил себе женщин на время «отпуска», а когда подходило время к работе, он разными способами избавлялся от них. Так что ему никогда не было одиноко.

Мы немного поговорили о том, кто, куда и зачем едет, потом о пользе образования. Затем я, конечно же, рассказал мою историю, и Анатолий полностью поддержал мой выбор. Как будто он сам так и сделал бы в такой ситуации. Нас вежливо попросили разговаривать потише, ведь было уже около 2 часов ночи. Тут мы вдруг поняли, что мы оба курящие и можем спокойно, никому не мешая поговорить в тамбуре, где и простояли еще около часа, пока не начали дружно зевать.

Анатолий мне понравился, в первую очередь тем, что был прост в отношениях с людьми. Хоть я и был младше его в пару раз, он говорил со мной не как старший с младшим, а как равный с равным. Он даже предложил, чтоб я называл его Толян, не стесняясь. Анатолий пил исключительно по праздникам и в малых количествах, что также вызывало только симпатию.

В эту ночь я совсем не мог заснуть. Мне хотелось думать о том, что я буду делать по прибытии в Питер. Но в голову лезли все другие мысли… о друзьях и знакомых, об одногруппниках, которые даже не знают, что я взял академ, не говоря об длительном отъезде, и главным образом о родителях которым придется всем врать насчет моего отсутствия, ведь в своем прощальном письме я их просил не чего не кому не рассказывать… Лишь к 8 утра я задремал.

***
Вагон шумел. Пассажиры знакомились со своими попутчиками, разговаривали на разные темы, дверь к туалету постоянно хлопала, пропуская через себя проснувшихся людей. Все шли почистить зубы и умыться, собирая перед дверью очереди с полотенцами на шее. Я решил дождаться, пока вся эта «движуха» стихнет, чтобы потом без проблем принять все утренние гигиенические процедуры. Анатолий, увидев, что я уже не сплю, пригласил спуститься со своей полочки и пропустить по кружечке чая.

Доброе утро, — произнес я потягивающимся голосом.
И тебе доброе, — с улыбкой ответил Толя. — Как спалось?

Отлично! Готов к новому дню, – сказал я и слез с полочки, чтобы достать свою зубную щетку и пасту.

После моего возвращения из уборной, я заметил, как Толя вслушивается в разговор наших соседей, и мне самому стало интересно, о чем там идет речь. Разговор шел между мужчиной лет 45-50 и молодой девушкой лет 28, хотя выглядела она лет на 20.

Знаете, ведь Сталин был прав, что давал сурово наказывал за преступление на любом уровне иерархии. Чем хуже какой-нибудь мелкий хулиган, укравший велосипед, от высокопоставленного чиновника, который украл вагон таких велосипедов? В наше время разница в том, что мелкого хулигана скорей всего посадят за эту кражу лет на 5, а чиновник заработает себе миллион, из которого треть спустит в казино, треть потратит на любовниц, и остаток пустит в PR-кампанию, внушающую, какой он честный человек. На это и поведется большинство. Но по факту оба они оказались ворами, которые должны получить одинаковое наказание. Ведь даже маленькая кража говорит о том, что человек идет на это в корыстных целях, не думая, что кто-то просто лишается того, что получил своим трудом. А ведь еще с древнейших времен известно золотое правило нравственности: «Не поступай по отношению к другим так, как ты не хотел бы, чтобы они поступали по отношению к тебе». Вот поэтому Сталин выступал в роли иммунной системы, которая не пропускает чужеродные, вредные клетки в организм, борется с ними.

А как же ГУЛАГи и море смертей, которые этого не заслуживали? – Спросила с интересом девушка.

Согласен с вами полностью, но ведь вспомните из истории, кто его окружал. Почти одни евреи, а их религия внушает им ненависть ко всем нациям, кроме их собственной. Лишь поэтому не удалось избежать стольких жертв. Но каков был результат этого? Вспомните. То, что досталось Сталину, после Ленина, который свергнул царский режим и заставил людей переучиваться тому, что выгодно для правящей элиты! А именно развитию стандартного обучения. Ведь если бы Сталин не пришел к власти, СССР бы не стала одной из первых сверх держав в мире! Люди счастливы, почти нет убийств, у всех есть работа. И главное, было время подумать о смысле жизни, — сказал мужчина так, будто уже не первый раз произносит эту речь.

На тот момент я плохо понимал то, о чем они говорят, мне казалось это просто исторической политической болтовней. Я любил такую болтовню слушать, но ничего нового она мне не приносила. По крайней мере, сознательно. Сейчас, вспоминая ту болтовню, начинаю понимать всю важность и смысл, который в ней содержался. Но до того, как я все это начал понимать, мне предстоял нелегкий, но интересный, полный приключений путь.

Санкт-Петербург

Осталось несколько часов до того как поезд прибудет на Ладожский вокзал. И тут я первый раз всерьез задумался о том, где я проведу ночь. Рано об этом «грузиться» – решил я и начал потихоньку собирать вещи. Впереди неизвестное, невероятное будущее, где нет ни единой знакомой души, и поэтому читатель мог бы упрекнуть меня: «Как же рано задумываться? Ведь через пару часов поезд окажется на конечной станции! Нужно будет решать, что есть и где спать! Не лучше ли сделать это заранее?!» Отвечу на это тем, что, возможно, ты и прав дорогой читатель, но я на тот момент не представлял себе возможность решить эту проблему, и поэтому решил не загонять себя в тупик мыслями, которые ни к чему бы не привели.

Я вышел из поезда и направился к зданию вокзала. Я сдал в камеру хранения свой багаж, поскольку он обременял меня, а жилье еще только предстояло найти. Оплатив камеру хранения, получив чек, я вышел на улицу.

Куда идти человеку в незнакомом городе? Я решил направиться в сторону, где больше виднелось жилых домов, потому что там смогу найти магазин сотовой связи приобрести местную сим-карту. Я шел, окруженный большими домами, которые, как мне казалось, были построены еще в веке IXХ, хо хорошо реставрировались. Я от кого-то слышал, что в Питере местная миграционная служба не любит приезжих, но не понимая, что это относится только к иностранным гражданам близлежащих среднеазиатских стран, я решил не выделяться из толпы и быть похожим на коренного петербуржца. Мне в голову на этот счет пришла блестящая мысль: когда я наблюдал за людьми, идущими от вокзала и иностранными туристами в панамках и с фотоаппаратами. Все эти люди постоянно оглядывались по сторонам изучая новое место. Местные же в этом случае либо смотрели в пол, либо в ту сторону, в которую шли. Вот и я решил поступать так же, хотя мне было очень интересно, и поэтому я, не поворачивая головы, осматривал окружающую местность, лишь водя глазами. Потом всегда с улыбкой вспоминал эту глупость. Ведь мне ничего не угрожало в этом городе, тем более миграционная служба.

И вот, когда я добрался до «Связного», проконсультировавшись с продавцом насчет выгодности сотовой связи при моих частых звонках на Урал, я приобрел симку и сразу позвонил сестре, сказать, что все в порядке, и узнать, как отреагировали родные на мой отъезд. После того как я поговорил по телефону, ко мне подошли пара подростков, лет по 15-16 и попросили помочь им продать в ломбарде телефон якобы сестры. Ссылаясь на то, что у них нет паспорта для такой процедуры, и предложили мне за это 400 рублей. Я понимал, что если владелец украденного телефона подаст заявление в милицию, указав реквизиты своего телефона по документам, то я рискую попасть под статью УК. Но вероятность этого мне показалась очень маленькой, а деньги мне не помешали бы при моем раскладе, поэтому я им помог. Хоть я и совершил преступление, но предотвратил другое. Когда продавец ломбарда записывал мои паспортные данные и данные телефона, к нему подошел парнишка, лет 12. С виду полный «лошок», которому пальцем пригрози, и он сделает все, что от него потребуют, лишь бы не побили и не унизили. И вот этот парнишка, подойдя к продавцу, спросил:

А можно на ремонт телефон отдать?
Да, конечно, — сказал консультант и взял телефон, чтобы его осмотреть. — Что именно в нем не так?

Оглядываясь на явно заинтересовавшихся им моих новых «друзей» малыш что-то сказал про дисплей и динамик, после чего задал вопрос, который и служил той костью, которую кидают голодной собаке:

— А можно сейчас заплатить?
Он задал этот вопрос, потому что хотел избавиться от денег, которые ему дала мама. Он знал, что если деньги останутся при нем, я и мои молодые приятели скорей всего заставим его подождать с ремонтом телефона.

Нет, деньги мы берем только по окончании ремонта, – ответил продавец, ожидая решения мальчика.

А сейчас никак нельзя заплатить? – с ужасом и надеждой в голосе спросил он, понимая, что попал примерно на 2-3 тысячи, которые он хотел заплатить за ремонт.

Нет. Так что, будешь сдавать телефон? – С нетерпением спросил продавец.

Нет... – со страхом произнес он. – Я пойду, — как бы спрашивая разрешения у нашей банды, произнес пацан и вышел на улицу.

Мы тут же закончили с телефоном, получили деньги и вышли вслед за ним. Мальчик шел в сторону остановки.

Пойдем, разведем лоха, — с улыбкой на лице, как бы спрашивая, сказал мне старший парень.

Нет, я против этого, и если с ним что-то случится, вы об этом пожалеете! Так что забудьте об этом! – Сказал я твердым голосом так, что парни даже не подумали уговаривать меня.

Дождавшись, пока за парнишкой приедет автобус и увезет его, мы с теми ребятами разошлись по разным сторонам.

День уже заканчивался, а я по-прежнему был без крыши над головой. Хоть это и не волновало меня сильно, я все же решил предпринять определенные действия, которые исправили бы это положение. В подземном переходе я купил газету с объявлениями о сдаче жилья и отправился в парк, где в ряд по обе стороны прогулочной зоны стояли белые скамейки с изогнутыми спинками. Закурив сигарету, я положил газету на скамейку, а сам сел рядом. Не успел я ни о чем подумать, как ко мне подошла молодая, симпатичная, но бедно одетая девушка, лет 25-28, и села рядом.

У вас не будет зажигалки? – спросила она.
Да, секунду... пожалуйста, – я поднес зажигалку к ее сигарете, и она затянулась.

Спасибо, – сказала она на выдохе, очень грустным голосом.

Что-то вы грустная, девушка, – с сострадательной полуулыбкой произнес я.

Она оценивающе и устало осмотрела меня и сказала:
– Ребенок заболел, а лекарства очень дороги для меня. Я работаю воспитателем в детском саду. На эту зарплату покушать-то не хватает, не то что на таблетки.

Сочувствую, — сказал я.
А сам что один сидишь? – повернувшись уже ко мне лицом, спросила она.

Вы не поверите...
Она лишь слегка улыбнулась, ожидая, что я сейчас расскажу какую-то историю, почему же я сижу здесь с газетой, и курю в одиночестве. И я рассказал. Я рассказал всю эту историю, из-за которой я оказался за пару тысяч километров от родного дома.

У меня друг сдает комнату и как раз ищет человека, – сказала она мне, немного улыбаясь. – если тебе это интересно, можем сейчас дойти до него, он здесь недалеко живет.

Да! Мне это очень даже интересно! – обрадованный столь удачным стечением обстоятельств, чуть ли не закричал я.

Только мне дочку нужно сперва забрать из садика, ты меня здесь подождешь или со мной прогуляешься до садика?

Я подожду, нужно позвонить кое-кому.
Хорошо, я быстро! Приду минут через 20.
И она ушла, после того как я на всякий случай записал ее номер телефона под именем АСЯ. У меня, конечно, была мысль, что есть вариант развода, но Ася почему-то вызвала доверие, и я стал ждать. Мне не нужно было никуда звонить, но мне нужно было настроить ICQ. И я подумал, что того времени, пока Ася ходит за ребенком, мне будет достаточно. И я справился с этим гораздо быстрее. К вопросу общения по аське я тоже подошел инкогнито. Заранее дома я создал дополнительный номер, чтоб добавить туда только тех людей, с которыми можно будет общаться без лишних вопросов с их стороны «где я», «почему уехал» и т.п. Поэтому первым делом после настройки я добавил номера, переписанные специально для этого в блокнот. Ждал я примерно минут тридцать. Ася шла с девочкой, одетой в розовый комбинезон, и несшей какие-то маленькие цветочки. Девочке было года три, она была похожа на маму личиком и стеснительно на меня поглядывала.

Ну что, пойдем, – сказала она, сделав непроизвольный жест рукой в сторону нашего пути.

Пойдем.
И мы втроем направились в сторону моего будущего жилья через пару дворов и один детский сад. Когда мы пришли, и она позвонила в домофон. Трубку никто не взял. И тогда мы поняли, что время еще рабочее, и придет он только в часов 8 (было около 7). Дозвониться на сотовый мы тоже не смогли, поэтому решили, что я приду позже, а сейчас провожу Асю с ребенком до дома. По дороге она мне посоветовала зайти на автомойку под мостом А. Невского и спросить насчет работы. Это я и собирался сделать на следующий день.

Я прогулялся еще часок в том районе и направился к месту, которое показала мне Ася. Через несколько гудков трубку домофона снял мужчина, и уставшим голосом спросил, кто пришел. На что я ответил, что пришел от Аси насчет съема комнаты на долгий срок. Когда я поднимался на последний этаж, я заметил, что квартиры расположены справа налево, что было противоположно расположению на Урале. Позже я узнал, что это вполне нормальное явление в Питере, мало того, там нельзя было найти иного варианта расположения квартир. Когда я был на шестом и верхнем этаже, мне открыл дверь белобрысый парень тридцати лет, с уставшим и вопрошающим лицом. Мы с ним поздоровались, обменялись именами, и тут он меня удивил:

Через 5 минут должны зайти два «черных», которым я обещал сегодня сдать эту комнату. Сам понимаешь, мне лучше будет сдавать русскому, поэтому надо что-то придумать, – водя глазами по моему лицу, сказал Роман

Они что, прямо сейчас придут? – сказал я удивленно.

С минуты на минуту.
Скажем... что я твой брат сводный, неожиданно приехал с Урала, и мне негде остановиться.

Если спросят, почему раньше не сказал? – С надеждой на интересный ответ, посмотрел мне в глаза.

Скажем, что телефон у тебя старый был записан! – быстро сообразил я.

Хорошо, так и скажем!!! Куришь? – спросил он, доставая зажигалку из пачки.

Да, а где можно курить?
Можно курить везде, – и, немного подождав, добавил. – Пока идет ремонт.

Раздался звонок в домофон. Через пару минут раздался стук в дверь. Это были те «черные», как их назвал Рома. Они удивились, когда им была высказана придуманная нами история о родственнике, которому негде жить. Расстроились, сказали, что так не делается, и ушли. Мне было, конечно, жаль, что с ними поступили так несправедливо, ведь я буквально за 5 минут до их прихода «переубедил» хозяина квартиры взять меня, а не их. Однако совесть меня не мучила, так как у меня не было другого выхода, кроме как ночевать где-то на улице или на вокзале, чего я даже и не предполагал. Мы с Ромой сходили до ЖД вокзала для того, чтоб забрать вещи, оставленные в камере хранения, а, по пути, он показал мне, где находится огромный супермаркет с недорогими продуктами. Мы купили в нем немного еды на следующий день, пива и блок сигарет. Вернувшись домой, я согласился выпить с ним немного, и тем самым влил в себя граммов 300 пива. После часа разговора с Романом я понял, что человек он недалекий и любит выпить. Он мне постоянно повторял, сколько он платит за коммунальные, и даже 10 минут потратил на поиски квитанций оплаты, хотя я почти кричал, что верю. Много говорил про свой затянувшийся ремонт, который он начал еще полгода назад. И что если я ему помогу, то он почти не будет брать с меня денег за жилье. Потом он допил свою полторашку пива и пожелал спать.

Что можно сказать о той комнате, в которой мне предстояло прожить почти месяц? На тот момент это было раем из-за отсутствия других вариантов. Это был квадратик в 9 метров с креслом в углу и матрасом в центре. Причем свободного пространства в комнате почти не оставалось. Помещение было сильно прокурено, из стен торчали гвозди (как говорил Рома, там должны быть полочки) а обои висели с тех пор, как их наклеили туда в годы блокады. Но, как я и сказал выше, мне очень это понравилось. Я достал свой телефон и набрал сестренке Нине, чтобы сказать, что я нашел квадратик, где можно пожить, и чтоб она обязательно передала моей матери, что со мной все хорошо. Потом достал телефон, настроил айсикью и пообщался с несколькими людьми так, как будто я никуда не уезжал.

Выкурив сигарету, я залпом допил уже остывший чай, завел будильник на девять часов утра и лег на матрац, укрываясь провонявшим подобием одеяла. Через несколько минут размышлений о том, что со мной сегодня произошло интересного, я начал засыпать с широкой улыбкой на лице. Ведь я был счастлив, что все так прекрасно складывается.

Утром я разбудил Рому. Завтрак наш состоял из метрового батона, разрезанного вдоль его длины и заправленного сливочным маслом. Допив кофе и докурив сигареты, мы пошли к нему на работу. Я хотел поговорить с их бригадиром, чтоб меня взяли туда неофициально каким-нибудь разнорабочим. Но, когда мы дошли до туда, и я посмотрел на рабочих, немытых, небритых, из которых 80 % было гостей из Средней Азии, то я сразу вспомнил о предложении Аси сходить на автомойку. Что я и сделал.

Когда я туда пришел, я увидел перед собой огромное пространство, где стояло 4 хороших машины, над которыми трудились рабочие в синих комбинезонах. Я подошел к одному такому рабочему, стоявшему в углу без дела, и спросил, к кому можно обратиться насчет работы.

Тот недолго думая крикнул куда-то:
Женя!
Че надо? – отозвался голос.
Иди сюда, насчет работы спрашивают!
К нам подошел парень лет 23-25 в синей спецовке с желтыми нашивками, что отличало его от остальных рабочих (у остальных были красные нашивки)

Привет! Ты на работу хочешь устроиться? Щас, подожди здесь 5 минут! – Сказал Женя и ушел в какую-то дверь, как выяснилось позже, это был офис главного менеджера.

Когда он вернулся, то сказал мне, чтоб я зашел в ту же дверь через 5 минут.

Доброе утро, — сказал я, когда вошел
Привет, — ответил мне парень лет 30, крупного, даже немного полного телосложения со светлыми волосами и большой приятной улыбкой. — Меня зовут Сергей Евгеньевич, тебе сейчас нужно будет заполнить анкету, а потом мы с тобой поговорим.

Александр, — ответил я и взял листок с анкетой, который он мне протягивал.

Это была стандартная анкета на 2 страницы, не вижу смысла ее сейчас здесь описывать, все, кто писал такие анкеты при собеседованиях, должны представлять себе ее содержание.

Когда я закончил с анкетой, то подумал о том, как легко и быстро происходит устройство на работу. Я, конечно, работал до этого, но никогда постоянно. Всегда была какая-то временная работа. И вот меня тут же берут, спросив, как я здесь оказался, где работал раньше и какой опыт я имею в мойке машин. Я понял, что на этой автомойке часто случается брать новеньких, но еще не знал почему. Понимание пришло позже.

Можешь сейчас уже приступать к работе, — сказал мне Сергей.

Нет, у меня сегодня другие планы, — ответил я, хотя у меня других планов не было, но раз я так сказал, сразу начал в голове придумывать, какие у меня могли быть планы там, где я всего один день, ничего и никого не знаю. И тут же пришло отличное решение, чем мне сегодня заняться. — Я бы хотел осмотреться в городе.

Ну, тогда завтра приходи к десяти утра, минут за 15. Хотя в твоем случае лучше за тридцать, и тебе покажут, что нужно делать.

На том мы и попрощались. Я еще раз осмотрел огромную территорию мойки, а затем направился к станции метро. Я решил осмотреть местность на наличие разных полезных мест. Таких, как магазины, парикмахерские, столовые, кафетерии и салоны связи. Когда я проходил мимо «Связного», в котором еще день назад покупал сим-карту, я решил зайти еще раз и закинуть денег себе на счет, чтобы позвонить нескольким людям из покинутого мной родного места.

Так я проходил около двух с половиной часов, изучая район, в котором мне суждено было прожить четыре месяца. После прогулки я пришел домой, включил аську, чтоб написать нескольким людям, потом достал книгу про НЛП, и углубился в ее изучение. Это была моя первая книга про НЛП (Нейролингвистическое программирование). Я тогда еще не знал, как мне повезло с этой книгой, ведь она была от авторов, которые ввели это понятие: Ричарда Бендлера и Дж. Гриндера. Мне настолько нравилось то, как они описывали механизмы манипулирование человеческим сознанием, что я стал фанатом этого направления и в дальнейшем все больше и больше углублялся в изучение этой науки.

Время пролетело незаметно, и я услышал стук в дверь. Это был Рома. Он стучал потому, что у его двери был такой странный замок, который нельзя было открыть с одной стороны, если он был заперт с другой. Мы выпили с ним по чашке кофе и отправились в «ОК». Это был тот огромный гипермаркет, о котором он мне рассказывал по пути домой, когда мы забирали вещи из камеры хранения на железнодорожном вокзале. Он не обманул, я видел такой огромный продуктовый магазин первый раз в жизни, а цены, которые были там в полтора — два раза меньше, чем в остальных магазинах меня настолько поразили, что я стал там постоянным клиентом. Мы с Романом умудрялись на двести-триста рублей, взять там продуктов на 2-3 дня на двоих, да еще так, что ели мы по 4-5 раз в день.

У тебя на Урале осталась девушка? – спросил Рома.
Нет, я незадолго до отъезда расстался с одной очень хорошей девочкой.

Почему?
Я ее не смог полюбить, она от меня так ждала этого, – сказал я, с грустью вспоминая Надюшу.

А что с ней было не так? Может она была некрасивая, или глупая?

Нет-нет, она очень красивая и умная. Но я не мог забыть свою первую любовь. Она как то спросила, люблю ли я ее, а я ответил отрицательно. Я думаю, это ужасно – услышать такое.

Ну а первая любовь твоя что? Почему с ней разошелся?

Она мне изменила. Ну, она сначала так сказала… потом сказала, что специально так сказала, а потом я не знаю что думать.. – ответил я, мешкаясь и запинаясь в словах.

Ну, понятно, все бабы – суки! – Ответил на мои слова Роман.

Я допил свой кофе, и, пожелав спокойной ночи, пошел в свою комнатку.

***
Утром я отправился на свою первую рабочую смену. До работы мне было недалеко, я доходил пешком минут за десять. Когда я шел туда, мне было немного страшновато. Ведь это был первый мой рабочий день, а я ничего не знал о мойке, о людях, которые там работали, не знал, с чем они работали. Я уже проходил этот этап в жизни, этап преодоления страха. Я тогда еще на интуитивном уровне лишь знал то, что Ричард Бах выразил в одном коротком выражении «Нет ничего приятнее исчезающего страха». Я понял это, когда еще был ребенком, лет восьми. Родители отправили меня одного в парикмахерскую, за тем, чтоб я взял кое-какую сумму денег у одной женщины, которая там работала. Я не знал этой женщины, и поэтому для меня это было огромное испытание. Ведь маленький мальчик, который был очень скромным, должен был зайти в эту парикмахерскую, спросить совершенно незнакомых ему людей, кто из них тетя Вера, а потом еще сказать, что я сын своих родителей, которые послали меня за тем-то и тем-то. Это было настоящее испытание для ребенка. Я трясся перед входом и обдумывал, что я скажу, когда войду. Но когда я сделал это, сидевшая там клиентка похвалила меня: «Какой самостоятельный мальчик». И, когда я вышел, сделав все правильно, преодолевший испытание, победивший свой страх, я был счастлив, как никогда! И, когда в следующие разы мне доверяли куда более сложные задания, и по мере взросления у меня появлялись собственные цели и задачи, требующие добычи информации, я вспоминал то счастье, которое получаешь после победы над своим страхом.

Вот и на этот раз, когда я стоял перед воротами Автомоечного комплекса, я широко улыбнулся, предвкушая победу над этим надуманным мною же страхом.

Войдя, я увидел сонного Женю, вчерашнего бригадира. Он был такой уставший, что я понял: он провел здесь ночь. Я подошел к нему и сказал, что сегодня мой первый рабочий день.

Он отвел меня в раздевалку, это было длинное подсобное помещение, по бокам которого стояли железные шкафчики, на большинстве которых висели железные замки. Но у большинства же из них были отогнуты края, как будто замки там висели всегда, а их использовали, только кладя и вытаскивая оттуда вещи через эти щели у отогнутых краев.

На самих этих шкафчиках лежали синие комбезы с куртками из такого же материала, это была ничейная или неаккуратно брошенная спецовка. В центре стояли длинные скамейки по всей длине помещения, на них тоже где-то лежали комбезы. А в конце этого коридора стоял столик с кружками, коробочками и мешочками, за которым сидели три работника и пили кофе.

Это новый работник, Вова, помоги ему найти спецовку, шкафчик, покажи все короче! – сказал Женя, мигнул мне, развернулся и вышел из помещения.

Тебя как зовут? – спросил Вова, мужчина, уже совсем не молодой. Ему было около 45-50 лет, седой ежик на голове, крепкая круглая голова с лицом бывалого в местах заключения, по крайней мере наколки на его пальцах это явно не скрывали.

Александр.
А я Вован, – он показал на остальных людей за столом — а это Мухабат и Вова.

Очень приятно, — сказал я, после чего за ними последовало почти хоровое «Взаимно».

Ты не местный? — спросил Вован.
Да, я из Екатеринбурга.
А это где? – с удивлением спросил Вова, у которого был вид интеллигента.

Хах, это где Букины живут — улыбнулся Вован.
Да-да, это на Урале, в свердловской области, – сказал я.

Ого!! – воскликнула Мухабат, – далеко же тебя занесло. Как же тебя так?

Да вот, путешествую пока молодой, — с улыбкой ответил я, и, обернувшись к Вовану, спросил: Какой из этих шкафчиков свободен?

Да тут нет свободных, тут один шкафчик на двоих. Вот, можешь пока в этот положить, а вот и спецовка тут же, он все равно сегодня не работает, – сказал Вован протягивая мне комбез их шкафчика который был без замка. – А вот и куртка. — и он достал куртку, которая лежала сверху, на ящиках.

Чай будешь? – спросила Мухабат. Она была узбечкой, немолодая, лет сорок пять, но очень энергичная женщина, которая очень хорошо, почти без акцента разговаривала на русском языке. У ней были черные волосы до плеч, постоянно убранные в хвостик. Кудрявая челка, закрывающая половину лба, и большая черная родинка на подбородке.

Да, буду. – Ответил я, и она достала пакетик из коробочки, положила в кружку и заварила кипятком.

Мы еще посидели втроем минут пятнадцать, и она рассказывала нам разные истории из своей жизни. Я сразу понял, что этих историй у нее много и она очень любит их рассказывать.

Я уже сидел переодетый в комбинезон и куртку, когда вновь вошел бригадир Женя и, посмотрев на всех нас, сказал, чтобы мы не засиживались.

Этот день я учился мыть машины. Никогда не думал, что буду этим заниматься, и поэтому мне было интересно. Технология была проста, как бразильский сериал. Вначале человек подъезжал к воротам, где один из мойщиков, которых называли просто «въезд», спрашивал, какую мойку они хотят произвести. Их было три вида: «Стандарт», «Евростандарт» и «Русский Стандарт», отличавшихся ценой и качеством. Вот пример самой качественной мойки – «Русский стандарт». «Въезд» из специального пистолета покрывает машину химическим веществом, который мы называли просто «шампунь», после этого два человека начинают сбивать самую верхнюю грязь и пыль водой из других пистолетов, с внушительным напором, который при очень близком расстоянии мог резать резиновые коврики. Когда они тщательно проходят всю машину, то запускают программу на специальном оборудовании, и специальные ролики начинают толкать автомобиль со скоростью 1 км в час. В этот момент из шести трубочек струится трехцветная пена, и напор ее идет до тех пор, пока пена не покроет всю машину. Далее по бокам начинают крутиться цилиндры со щетками, а сверху качается вперед-назад похожая на большую корейскую лапшу красная ткань из того же материала, что и боковые щетки. Они бьют машину с такой силой, что новичкам, оставшимся в машине, это напоминает захватывающий аттракцион. Далее идет еще один такой ряд щеток, только с добавлением ополаскивания для того, чтоб смыть всю пену, а на финише автомобиль ждут 3 огромные фена, после которых на машине остаются лишь маленькие капельки воды. Тут машина и заканчивает свое трехминутное путешествие. Оттуда, уже чистую, ее везут на свободное место, где рядом уже приготовлен пылесос, тряпки трех видов, пистолет с воздухом, и стоят пара ребят в синих комбезах. Для начала из всех щелей выдувают оставшуюся воду: из-под стекольных резинок, зеркал, дисков. Затем с помощью желтой резиновой тряпки «гофры» избавляются от тех оставшихся капелек, с которыми не справился фен. Стекла моют ей же, но затем все же протирают чистыми белыми полотенчиками, избавляясь от разводов. Уборку салона производят пылесосом, торпеду начищают до блеска. Диски чистят с помощью ацетона, который был в полторашке, и с разбрызгивателем. И самая фишка русского стандарта – это то, что резину на колесах по бокам обдавали силиконом и втирали ее синими, мягкими полотенцами-фибрами. Так колеса становились глянцево-черные. Что придавало авто весьма презентабельный вид. На всю процедуру уходило от двадцати до сорока минут, это зависело от изначальной чистоты и размера авто.

***
В этот день я не только учился мыть чужие автомобили, но также знакомился с персоналом и местом. Работники здесь были разные, как физически, так и психологически. Как эстетически, так и морально. Даже разной национальности. Нет-нет, не узбеки с таджиками, а Молдоване! Их было около половины из всего состава. Они были трудолюбивы и честны, веселы и остроумны. Ну по крайней мере большинство из них. Работы в этот день было не много, не мало. День был загружен настолько, что все успевали и поработать и отдохнуть.

Работали здесь в парах, вот так я и познакомился с Андреем. Моим будущим напарником, другом, а потом и соседом. Но обо всем по порядку.

Андрей был крепкого телосложения, красив на лицо, по крайней мере девушек у него хватало, он был умен для своего возраста, даже дело открывал однажды, связанное с ремонтом авто. Но у него была одна проблема, пристрастие к наркотикам. Спиды, гашиш, амфитамины – вся прелесть, которая выпускается для одурманивания молодежи. Все это он не только любил, но, скажем, был фанатом этой культуры. Он научил меня делать деньги левой работой. Это было мытье ковриков у людей, в чей перечень это не входило. Небольшая уборка в салоне, да даже просиликоненные колеса приносили дополнительный доход, который шел не через кассу, а прямо в руки. И это было почти официально, ведь это не что иное, как чаевые. Так мы с ним и сработались. И в будущем решили также работать в одну смену. Для этого мне пришлось остаться в свою первую смену на сутки, до 10 утра. Ночью машин почти не было. Поэтому та смена, которая оставалась ночью, мыла весь зал отбивая по сантиметру грязь от бетонного пола с помощью мощного пистолета. На это уходило около 2-х часов времени. В это время чистились все пылесосы и все полторашки наполнялись различной химией, которая была так нужна. Женщины в это время стирали все полотенца и развешивали их сушиться, чтоб новая смена приступила к работе со всем готовым. Часто на ночь оставляли авто на полную полировку или химчистку, которую мойщики должны были сделать к утру. Затем можно было поспать несколько часов. Кто-то спал в раздевалке на скамейках, кто-то в сушилке, где стояла стиральная машина и большая корзина с грязными полотенцами. Под утро начинали приезжать несколько постоянных клиентов, которые перед работой обычно навещали мойку для стандартной процедуры. Работать в это время никто не хотел, ведь все были уставшие, не выспавшиеся, замерзшие за ночь и злые от всей этой нелегкой доли мойщика. Но все равно делали свою работу с нетерпением, ожидая новой смены, которая должна была прибыть около десяти часов утра. Я в этот день совсем не спал. Я наблюдал за ночной работой, уборкой, стиркой. Это было так ново для меня, поэтому я жадно впитывал в себя новую жизнь, новые эмоции, новые события.

Когда пришла смена, я отправился домой на два своих законных выходных дня. Ну как бы два, ведь один день после суток работы трудно назвать полноценным выходным. Поэтому мы называли его «отсыпным».(как впрочем его называют везде).

Андрей жил совсем рядом, до его дома было 5 минут ходьбы, и по дороге он мне немного рассказал про ближайшие магазины, в которых можно чего-нибудь прикупить подешевле.

Когда я вернулся домой, меня ждал Роман с литровой бутылкой водки. Вот тут-то и началось приключение...

У меня это... Дед воевал... помянем... – наливая уже из не совсем полной бутылки, сказал Рома.

Ну что ж... – нехотя ответил я. Суточное бодрствование давало о себе знать. Прохожему человеку со стороны я и без водки показался бы в хлам пьяным.

Ну, за девятое мая, за день победы, за тех, кто покинул нас, защищая родину, и за моего деда — произнес он тост и опустошил рюмку.

За то же... – усталым голосом сказал я и последовал его примеру.

Мне щас Ася звонила, сказала что у нее проблемы какие-то, и что она сейчас придет с нашим общим с ней знакомым Сашей. Ты не против?

Да нет... но я спать пойду… устал.. – только сказал я, как раздался стук в дверь.

Это они. Подожди, я вас познакомлю, — вставая с дивана, сказал Роман и пошел к двери.

В комнату вошел высокий накачанный парень лет двадцати семи. Он не был похож на какого-нибудь алкаша, какими я представлял себе приятелей Ромы. Это был хорошо одетый, подстриженный и также хорошо выглядящий молодой человек, от которых обычно женщины сходят с ума. Он мне напоминал актера, Александра Невского. Сейчас, когда хочу вспомнить его лицо, у меня первым делом всплывает образ того актера.

Александр. – Представился он, протягивая мне руку.
Тоже.. – сказал я изо всех сил пытаясь улыбнуться, но из-за усталости у меня лишь немного поднялись уголки губ, на глаза сил не хватило, по этому это выглядело не искренне.

Выпьем за победу! – веселым голосом сказал Рома.
Я спать пошел.
Выпей с нами по одной хотя бы, — попросил Александр, когда я приготовился вставать.

Ну если только по одной… – расслабившись, пробормотал я.

Как все-таки легко манипулировать людьми, когда они находятся в состоянии измененного сознания. Это те, кто вроде меня работает по 24 часа или же употребляют различные наркотики, к которым алкоголь, кстати, тоже относится. Те, которые смотрят телевизор с детства, и это, пожалуй, самый сильный наркотик, потому как нет ничего сильнее, чем внедренные в человеческое сознание ложные ценности и стереотипы поведения.

Так после четырех рюмок водки, уставший и пьяный, я ушел в свою каморку. Рухнулся наподобие матраса и мгновенно уснул.

Но спал я не долго. Через пару часов меня еле-еле растолкал уже подвыпивший Александр.

Саша, вот ты нас рассуди, – начал говорить он мне. – Рома, занимал у меня три тысячи три месяца назад, но он занимал их на месяц и все еще не отдает. Вот что мне с ним делать? Нет, мне конечно не жалко, но человек, давший слово, обязан его держать! Так или не так?

От меня что надо??? Это ваши проблемы, вот и разбирайтесь. Я сплю. – Сказал я еще более уставшим и нервным голосом, ведь проснуться через пару часов сна-забытья, устав от 24-часовой смены, да еще и выпив четыре рюмки водки, для человека еще хуже, чем не спать вовсе.

Дак я отдам! – крикнул из другой комнаты Рома. – Мы не договаривались, что я на месяц беру!

Дак вот ты посмотри на него, Саш, – сказал он мне, показывая в сторону комнаты Ромы. – он еще и от своих слов отказывается. Пойдем с нами посидим, иначе он меня выбесит.

Я неохотно поднялся с ужасной мыслью, что уже не удастся уснуть, пока эти двое аликов не угомонятся и не разойдутся. Мы сели, налили по стопке и выпили. И пластинка понеслась по-новой

Отдавай мне деньги сейчас! – Сказал Александр с слегка напряженным видом.

Нету. И вообще я не помню когда я у тебя занимал. – Со спокойной физиономией ответил Рома.

Что???? – Возмущенно вскочил Саша, вплеснув руки вверх, – у тебя еще наглости хватает... – всеми силами, как по каплям, Саша собрал все свои эмоции в одну кучу, и попытался ее спрятать, но это не удалось, было видно, как он кипел от злости. – Или ты сейчас отдаешь мне мои деньги, или пеняй на себя! — с видным напряжением, сквозь зубы прошипел он.

Я тебе ничего не должен. Ты все врешь. Ты же знаешь...

Роман не успел договорить, как в него прилетел здоровый кулак, который слегка рассек ему бровь.

Ты что творишь? – проплакал Рома, умоляюще смотря исподлобья жалкими глазами. (Почему то он не отключился после такого удара).

Пошел ты! – произнес Александр, хватая его за шею, и бросил его в шкаф, как маленькую пушинку, но с звуком, как будто со всей силы ударили молотком по фанере.

Я сидел в этот момент на диване, и не мог сообразить, что мне делать. Точнее не хотел ничего соображать. В моих уставших мыслях летала фраза «Блин, куда я попал! Ненавижу алкашей»! Но мои мысли перебил разъяренный громила, схвативший полуметровый цельный деревянный табурет. Саша размахивался им, было видно, что вложил в это всю свою силу, затем вдребезги разнес его о голову Романа. От удара мой сосед резко отлетел и ударился головой в шкаф, после этого его голова отпружинив продолжила свое путешествие к полу, и с диким стуком, еще и подскочив после этого, врезалась в линолеум. Я думал, что после такого удара он больше не то что приподняться, глаза-то открыть не сможет. Но он поднял свою разбитую голову и тупым взглядом посмотрел на меня, затем на Сашу, затем снова на меня и умирающим голосом сказал:

Вызывай милицию...
Че ты сказал?!? – вскипел Александр. И нанес контрольный удар ногой по голове, что унесло сознание Романа далеко в его пьяное подсознание.

Я смотрел на это, как на обычную бытовую сцену, иногда понимая эмоции Саши, иногда чувствуя страдания Ромы. Но по большому счету мне было не до этого. Мое сознание с трудом удерживало многокилограммовые ресницы, которым помогала не сомкнуться происходящая сцена.

Короче, сами разбирайтесь... – сказал я и начал подниматься, чтоб пойти в свою комнату и продолжить свой сон.

Саш… Саш... Пожалуйста, не обижайся, ну ты же видишь какое это животное.. посиди со мной, а то этот еще долго не проснется.

Он сказал это так жалобно, что мне стало неудобно оставлять его одного с полумертвым хозяином квартиры.

Вот скажи, разве так можно? Брать в долг, а потом не отдавать? Ты так когда-нибудь делаешь? Вот и я нет! А эта сука может так делать, за что и получил.

Я не беру в долг… А если беру, то только со стопроцентной уверенностью, что смогу вернуть долг.

Вот и правильно. – Согласился Александр и стал понемногу успокаиваться.

Мы посидели так около получаса, проговорив на разные бесполезные для размышлений темы, поэтому не буду забивать страницу пустым трепом.

Тут до Саши дошла одна идея: «Раз Роман мне должен, я найду где у него лежат деньги и заберу свое!». Когда он мне это озвучил, мне стало не по себе. Ведь я понимал, что если он возьмет деньги, Рома напишет на него заявление, будут опрашивать их и главного свидетеля, то есть меня! А это мне совсем не нравилось! Так что, зная где у Ромы лежат деньги, а именно в слегка отошедшем от старости куске обоев, я начал помогать Саше в безуспешном поиске, давая заведомо ложные советы где можно посмотреть, и куда он (Роман) мог спрятать свои накопления. После часа безуспешных поисков, Саша решил пойти домой подкрепиться, но сказал, что обязательно вернется. Я был рад что он уходит, ведь это означало, что я смогу как следует выспаться. Чем я и занялся после того как закрыл за ним дверь.

Сон мой длился уже подольше, часа четыре... я даже успел помыть несколько машин во сне, пока меня не разбудил стук. Я медленно поднялся и протер глаза. Стук был частый и нервный, было понятно, что стучат уже долго. Я осмотрел квартиру, кроме меня не было никого, причем закрыта дверь была изнутри, но я не мог вспомнить, когда успел это сделать. Но так как никто кроме меня этого сделать не мог, я сообразил, что сделал это по просьбе уходящего Романа. Тут я опять услышал стук и мягко пошел к двери. Я не хотел, чтобы там оказался Саша, который опять не будет давать мне спать... Посмотрев в глазок, я никого не увидел, так как его закрывала чья-то рука. Тут непонятный голос из-за двери: «ОТКРЫВАЙ!». Я не мог понять Рома это или какой другой человек, и тут я совершил ошибку..

Рома, ты? – сказал я в дверь.
Да! Открывай! – немного помолчав, сказал мне голос.

Саша? – удивленно сказал я, открыв дверь и впустив его.

Он здесь? – заискивающим взглядом спросил Александр, проходя в большую комнату.

Нет, его нет… Я не знаю где он.
Тогда я подожду этого урода! Представляешь, он пришел к моим родителям домой и сказал им, что я вор! Сказал, что я у него украл деньги и болгарку. Надо же быть таким уродом! Я убью его, когда он придет!

И тут я понял, что мне не только не удастся сегодня выспаться как следует, но и вообще жизнь с алкоголиком полна приключений и сюрпризов, которые нормальные люди называют проблемами. Я на тот момент был нормальным человеком, и мне, как и всем, проблемы доставляли всяческие неудобства и дискомфорт. Я считаю это одним из основных минусов нормальности. Под этим словом я имею в виду людей, которые мыслят и действуют в рамках программ, которые им задает окружающая среда. Это ряд ложных рассуждений, принципов и мыслеформ, которые не дают «нормальному» человеку выйти за рамки своего мировоззрения и посмотреть на себя и на других, даже не с более высоких, а просто с принципиально иных позиций. Так вот, я как раз принадлежал к числу таких людей. И проблемы эти мне казались бесполезными, неприятными случайностями, а не прекрасным, нужным и крайне полезным опытом. Но хотя мысли об этом уже тогда пробивали слои моего сознания.

Я убью его, когда он придет!
Чай будешь? – не обращая внимания на его угрозы в сторону Ромы, спросил я.

Что? – приходя в себя от злости, спросил Саша. – А кофе есть?

И мы прошли с ним на кухню, он рассказал мне, как Рома приходил к его родителям и жаловался, угрожая написать заявление в милицию. Он рассказал все в таких подробностях, что было ощущение, будто он в это время стоял около него с блокнотом или диктофоном, а потом еще некоторое время учил слова. И это ощущение меня не подвело...

Ведь это с самого начала был развод, и развод не Ромы. А меня... Это была тщательно спланированная акция, может, даже и отрепетированная заранее по наводке моей знакомой Аси. Вот в чем заключалась эта афера...

Ася, очень бедная девушка, с ребенком на руках. Она работает в детском саду за копейки, чтоб как-то и где-то добывать еду и растить чадо. Тут она знакомится с человеком, который только что приехал откуда-то издалека и ищет на съем жилье. Причем этот человек, то есть я, выглядит очень довольным и счастливым. Просто природой так заложено. Ася сделала вывод, что у меня есть достаточно большая сумма денег, ведь не может же человек с такой уверенностью пересечь полматерика, не имея с собой средств по крайней мере на ближайшие месяца два. Пока ищет работу, место жительства и т.д. Так вот, Ася рассказывает все это своему другу Александру, который как бы случайно оказывается общим знакомым Романа и как бы случайно приходит к нему выпить водки в честь праздника. Тут он сыграл на моем рассредоточенном сознании и устроил небольшую сценку с избиением Романа, якобы из-за долга. На самом деле он хотел забрать те деньги, которые я заплатил ему за аренду жилья. Но не найдя этих денег, он решает забрать деньги у меня. Для этого он уходит, и дожидается пока Роман не выйдет из квартиры. И затем навещает меня, пока мое сознание не отошло от сна и водки, и рассказывает мне заранее сочиненную сказку про то, как Рома был у его родителей. Тут появился повод его убить. Причем он отчаянно пытался меня убедить, что не покалечить, не избить до неузнаваемости, а именно убить. Чему я так и не поверил, но аферу эту проглотил, словно неопытная рыбка глотает крючок. Мне не хотелось, чтоб меня вызывали в милицию по делу о тяжких телесных, и поэтому я сделал то, на что и рассчитывал Александр. Я предложил ему денег за то, чтоб он оставил Рому. Но я сказал ему, что денег у меня не осталось, что я брал с собой впритык на жилье, и на недели две на еду, а остальное планировал заработать. Но предложил ему обмен своего телефона на его, от чего он выигрывал примерно тысячу, но ему мой телефон показался дорогим, тем более я не называл его цены, сославшись на то, что это был подарок. Я лишь потом все понял, уже по приезду в Екатеринбург. И сейчас вспоминая эту аферу, у меня появляется широкая улыбка ни лице и приятное чувство того, что это со мной произошло.

Когда пришел Рома, Саши уже давно не было. Он ушел довольный с телефоном. Рома ничего не говорил ни про каких родителей или заявление. Он только мог материть его за глаза за то, что попал под раздачу, но хотя бы догадался, что это была наводка Аси, о чем мне говорил, матеря и ее. Но я тогда не мог в это поверить, так как я видел в Асе доброго человека и был ей очень благодарен за то, что не пришлось спать первую ночь в городе, на какой-нибудь лавке или в подъезде.

***
Свой второй выходной я решил прогуляться по городу, познакомиться с более отдаленными от своего дома районами. Я решил посмотреть, как выглядит Эрмитаж, ведь у меня была когда-то мечта — туда попасть. Когда я впервые увидел это мощное здание, выполненное, на мой непрофессиональный взгляд, очень талантливым архитектором, я был поражен не столько красотой, мной увиденной… эта красота проникала через каждую клеточку в организме, и я чувствовал энергетику всего этого комплекса. Зайти внутрь у меня не получилось, так как этот день был не приемным, не помню, к сожалению, по какой причине, но я попал внутрь примерно через пару недель. Опишу свои ощущения, забегая вперед.

Это было что-то необыкновенное. Неудивительно, что я простоял получасовую очередь, прежде чем войти внутрь. Каждая комната представляла собой след определенной эпохи, этноса, культуры и религии. Все было настолько уникально по своему виду и впечатлению, оставленному в глубинах сердца, что невольно перед глазами возникали картинки с людьми, пользовавшимися предметами, которые сейчас были выставлены на всеобщее обозрение. Я не умею описывать хорошо то, что видел уже давно, поэтому пишу лишь то, что чувствовал, находясь там. Я жадно что-то искал, входил то в один зал, то в другой, в каждом зале мое внимание постоянно приковывали красивые предметы.

Бродя по комнатам, я ударился в воспоминания и представления. Вспоминал я свое детство, в котором мы с ребятами со двора дрались на палках или играли в войну на территории детского сада. И представлял я себе уже не детские войны и битвы, смотря на старые мечи, сабли и старинное огнестрельное оружие. Есть вещи, думал я, о которых мы никогда бы и не подумали, не окажись мы там, где об этих вещах легче всего думать. Эта мысль поразила меня настолько, что я решил в тот момент, что будет очень глупо всегда жить и работать на одном и том же месте, всю свою жизнь. Ведь если я не побываю во всех интереснейших местах планеты, то у меня не появится всех интереснейших мыслей, которые от этих мест должны просачиваться вглубь человеческой натуры.

Много мыслей мне приходило в голову в эти минуты, и я увлекся всем этим до такой степени, что заблудился и еще минут 20 искал выход из Эрмитажа.

Но как вы помните, это случилось чуть позже, а сейчас, я просто проходил мимо этого чудесного места.

К вечеру я вернулся домой. Вскоре пришел с работы Роман. Мы сходили в магазин, взяли продуктов, сигарет. Он быстренько что-то приготовил. Мы перекусили и легли спать. Я уснул раньше, ведь Роме предстояло осилить чекушку водки, которую он купил себе для сна.

***
На работе про ситуацию с Александром я никому не рассказывал, ведь я там никому не доверял, да и к тому же слухи летали по этой организации, словно пули в чеченской войне.

Но, когда я говорил с Андреем, случайно упомянул про Рому, и оказалось, что он его знает. Причем не с лучшей стороны.

Ты что? – говорит Андрей — это же Рома – кульбит!
Почему кульбит? – поинтересовался я.
Мы как-то с друзьями увидели его обожранного в дрова и начали прикалываться, мол «Рома, исполни кульбит». Так он залез на забор и прыгнул сальтом вперед, да вот только упал на спину, после чего повторил это представление еще несколько раз! Мы с пацанами чуть животы не надорвали, когда на это смотрели!

Хахах. Вот с таким человеком я живу...
А хочешь у меня пожить? Как раз одна комната пустует. – С неожиданным удивлением услышал я.

Конечно! Это было бы куда лучшим вариантом! Да и до работы ближе будет!

Я сегодня поговорю с матерью, а завтра скажу тебе ее решение. – Сказал Андрей, и на этих словах пришла наша очередь на мойку машины.

Это был большой джип, который шел на стандартную мойку. Мы с Андреем уже разработали несколько психологических приемов по добыванию чаевых, и владелец этого автомобиля как раз подходил под одно из наших представлений.

Это был мужчина лет сорока пяти, уже заплывающий легким жирком, с лысиной на полголовы. Стандартный тип мелкого чиновника, который живет на то, что предлагает ему народ за определенные разрешения и запреты. Выходя из машины, он прижимал к себе портфельчик с документами с таким видом, будто там был компромат на всю его финансовую деятельность. Мы поздоровались и произнесли ключевую фразу, которая произносилась именно такому типу людей: «Не торопитесь, мы сделаем чуть лучше, чем нужно». Он сразу понял то, что мы имели в виду, кивнул и направился в кафе.

Андрей начал протирать пороги, а я взял пистолет с воздухом и стал продувать щели.

Как думаешь, – спросил я — сколько еще будешь здесь работать?

Что-то около пары месяцев — ответил Андрей. – А ты, надолго приехал?

Не знаю, как получится. Может на год, может на полгода. А дальше куда? – опять спросил я.

Я в машинах люблю ковыряться, может, в сервис устроюсь.

А образование? Ты думал про это?
Дак я не выдержу, — засмеялся Андрей. — Я уже прожженный наркоман, а чтоб учиться, надо будет знать теорию, запоминать, учить. Во мне уже столько синтетики, что я думаю, это будет пустой тратой времени.

Дак бросай! Дальше будет хуже, поверь. У меня есть знакомые наркоманы, которые плохо кончили.

Ты что? Это же Питер. Здесь каждый второй бизнесмен нюхает. И ничего, наоборот это им помогает! – Защищая наркотики, сказал Андрей

Да ладно?
Взять, к примеру, наше руководство. От менеджера до учредителей – все нюхают кокаин. Здесь, говорят, как-то вечеринка была, дак один из учредителей прям в кафе на столике насыпал! Перенюхал малость так, что с кокаином в бороде и на усах бегал бешенный по мойке. – Сказав это, он громко засмеялся

Хаха! Ну все равно, они не злоупотребляют так, как ты.

Андрей включил пылесос и быстренько прошелся по переднему низу, это не входило в стоимость стандартной мойки, но это входило в наш план.

Да мне по фиг, я думаю, меня уже ничего не исправит. – Сказал Андрей и мы немного посмеялись

Я протер стекла изнутри, у передних дверей. И, подложив коврик под открытую водительскую дверь, мы попросили бригадира звать клиента.

Мы протерли стекла изнутри и немного пропылесосили. – Сказал я садящемуся за руль автовладельцу.

Спасибо, ребята, – сказал мужчина, протягивая мне чек оплаты с двумя сотенными бумажками. Закрыл дверь и уехал.

Я отдал одну сотню Андрею, мы написали фамилии на чеке (от этого начислялась зарплата), заняли очередь на авто, и пошли в раздевалку пить чай.

К дому я подходил в двенадцатом часу, так как пришлось задержаться на работе. Но, как оказалось, в этот раз не так просто было попасть в квартиру. Дело в том, что Рома перед этим принял на грудь значительную дозу спиртного, включил телевизор погромче и задремал. Поэтому обычного стука он не услышал. Я начал стучать все сильней и сильней, сначала руками, потом ногами, стараясь стучать в те моменты, когда телевизор стихал. Вдруг открылась соседняя дв
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Чужие мысли

С чужими мыслями

Ладит с чужими мыслями лишь тот разум, что мирно уживается сам с собой

Чужая

Свет уже погас, кажется, что мир просто вымер,странный человек пытается дотронуться до моей руки, что мы делаем вместе? Я чужая для всех, я хочу быть чужой...Уговоры не помоги, в...

Чужие грехи

Случилось так, что один брат из скита совершил прегрешение. Старцы собрались и попросили авву Моисея присоединиться к ним. Однако тот отказался прийти. Священник отправил ему...

Чужое дитя

Ей стало плохо перед самым обедом. Она села за стол для культурного отдыха рабочих, плотно закрыла лицо руками, замерла. Так и сидела, боясь пошевелиться. Стараясь не дышать, чтобы...

Мысли. Авессалом Подводнный

Вероятно, я представляю собой странное зрелище, будучи привязан к иллюзорному миру реальными нитями. * * * Ну как мне тебе объяснить, что пока мы не договоримся, мы не можем ни о...

Мысли --- паруса

секундных. Вот именно: с Линии Мига... И — в сторону свежих Ветвей и Мгновений. …подвигну." ...быть может. Живущие здесь, на планете, порядок усвоят: Земля — Небесам. ...остальное...

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты