Аппендицит

- Вася! – прочитал Камушкин выцарапанные на стене буквы. – Всё правильно – квартира моя…

Какая-то сила водила палец из стороны в сторону, но Камушкин выждал подходящий момент и воткнул ноготь в кнопку звонка. Длинный пронзительный звук разорвал тишину в подъезде и покатился по ступенькам вниз, наверное, на выход.
Аппендицит
Из глубины квартиры нарастали торопливые шаги Клавы, жены Камушкина.

- Что? Опять нализался?! – накинулась она на мужа, не дав ему переступить порог.

«Хоккей не смотрит, а что-то там понимает» - подумал Камушкин и протиснулся между стеной и плотной фигурой Клавы. «Серьёзная у меня жена, да только слаба умишком. Вот я её и возьму на хитрость» - продолжал рассуждать он.

Клава с выражением искреннего негодования на лице передвинулась за мужем в комнату. Камушкин встретился с её глазами и ему стало всё ясно: ещё несколько секунд и она начнёт его песочить. «Дурной народ, эти бабы, - решил Камушкин – Но я-то не из тех, кто сдаётся без сопротивления!» Его светлый нетрезвый ум родил гениальный план.

Лишь только Клава открыла рот, Камушкин сник, захромал и, доковыляв до дивана, с размаху плюхнулся на него. Из его дрожащих губ вырвался нечеловеческий стон, руки задёргались и сошлись в районе живота. Затем Камушкин начал методично пульсировать ногами, сопровождаю свои движения регулярными монотонными вздохами. Клава не ожидала подобного поворота событий.

- Ишь, до чего допился! – только и смогла произнести она.

Но по мере того, как Камушкин наращивал темп вибрирования рук и ног, нарастала и обеспокоенность в доброй женской душе.

- Что с тобой? Что ты дёргаешься-то? – наконец спросила Клава.

Камушкин замер и, сделав зловещую паузу, ошарашил жену сообщением:

- Клавушка, я безнадёжно болен!
- Брось придуряться! Что у тебя болит? – она подсела на краешек дивана. Это уже было кое-что.

- Вот здесь! – Камушкин дотронулся до живота м вскрикнул как от острой боли. – Врачи говорят, что моя боль от водки замораживается. Налей рюмочку, Клава, не дай умереть!

И дальше несколько выразительных стонов
- Ишь чего захотел! Комедию разыграл! Не получишь! – и Клава ушла на кухню.

«Не сдаваться!» - приказал себе Камушкин и начал с удвоенной энергией дёргаться, охать и стонать, изредка выкрикивая:

- Налей рюмочку, Клава!
В конце концов, крики и стоны задели Клавино сердце: «А вдруг и вправду что-то серьёзное? Вон как он извивается. На всякий случай позвоню я в Скорую…»

И Клава решительным шагом направилась к телефону.

«Скорая помощь» приехала через десять минут.
Молодой врач давил своими тонкими пальцами Камушкину на живот.

- Больно? – строго спрашивал он.
Камушкин тоскливо смотрел на жену, которая уже рассказывала про страшный приступ, и вдавливал из себя:

- Что скрывать, доктор, больно!
- А здесь? – врач перемещал свои холодные пальцы по мягкой и тёплой коже Камушкима.

- Больно, доктор! – снова говорил Камушкин и глубоко вздыхал.

Вскоре водитель и санитар понесли Камушкина на носилках в машину Скорой помощи. Клава бежала за мужем по ступенькам в домашних тапочках. На глазах её выступали слёзы сочувствия и любви. Камушкин стонал. Ему действительно было больно.

- Не беспокойтесь, обыкновенный аппендицит. – успокаивал молодой доктор.

Операция прошла успешно. Недавно я встретил Камушкина на улице. Он рассказа мне эту историю, а затем мы взяли бутылочку в ближайшем магазине. В заброшенном парке, среди океана зелени, мы вдыхали неповторимые ароматы русского лета и пили за здоровье Камушкина, его жены и, конечно же, за нашу медицину.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты