Акварели Гитлера

На другое утро Тургаев отвёз Виктора в аэропорт. До отлёта оставалось полчаса. Они сидели в зале ожидания, наблюдая за суетливыми пассажирами. Мысленно, они всё уже друг другу сказали, и теперь каждый из них ненароком подумал, что жизнь нынче весьма непредсказуема, и эта встреча может оказаться последней. В зал вошла группа людей, окруженная суетливыми и дергающимися из стороны в сторону, как паяцы, репортёрами и операторами.

-Ну, вот и сам волшебник Изумрудного города пожаловал. Гудвин великий и ужасный, - насмешливо сказал Олег.

-Какой еще Гудвин? О чем это ты? – спросил Кирьяков.

Каюсь, хорошего, доброго обманщика зазря задел. Гляди, Витёк, это – Гайдер. Да, тот самый загадочный и непостижимый. Хотя, какой он, к хренам, загадочный. Прост, как отражение его духовного медиума Адольфика. Глянь, и наш Игорёк вышагивает с кинокамерой, а рядышком Вольф – большой знаток нацистской мифологии. Видишь смуглого, обритого по моде, улыбчивого юношу. Это друг и поклонник Гайдера, сынок одного из лидеров арабского мира. Народ явно готовится к сходнячку с товарищами по общей борьбе. А вот и гости. Да, ты вправо смотри. Загорелые ребятушки и, лыбятся радостно на тридцать два зуба, как всегда наши оптимисты - кагэбэшники умели улыбаться. Встреча проходит ни по итальянскому, ни по коммунистическому ритуалу, без засосов, объятий и похлопываний по плечу. Всё – сеанс закончен. Встреча переходит в русло уединения

На табло высветилось время посадки и номер рейса на Москву. Они простились и через несколько шагов резонансно повернулись, и улыбнулись друг другу. И Кирьяков почувствовал, как мягкая кошачья лапка чуть сдавила кадык. Буквально, за два метра до ухода в терминал аэропорта его догнал запыхавшийся Эмерих. Он протянул ему, свернутую трубочкой тетрадку, и пробормотал:

-Ничего не понимаю, Виктор. Меня случайно разыскала фрау Лунг и велела Вам передать это. И ничего не объяснила.

Добравшись до своего места в салоне самолета, подождав, пока он выйдет на курс, Кирьяков раскрыл тетрадь, помеченную датой: 1940 год.

Июнь, вторая неделя.
… «Германия ликует. Немцы поздравляют друг друга. В кинотеатрах столпотворение. Все от стариков до детворы с упоением смотрят кадры военной кинохроники о победе вермахта над Францией. Жаль, что этого не могут увидеть павшие герои Первой мировой войны. Никогда не думал, что за столь короткий миг истории мы создадим такую могущественную армию, оснащенную самой передовой техникой. Я, плачу от радости, что я – немец. Но вся моя долгая, прожитая жизнь и уроки моего отца позволяют мне не только радоваться, но и ожидать неотвратимого. Мой отец не был философом, историком, он всю жизнь лечил людей, и до последнего своего вздоха изучал Библию. Уже перед смертью он признавался мне, что мечтал быть служителем Бога, но структура церкви по строению своему больше напоминает канцелярию клириков, выясняющих свои отношения, чем обитель Бога, где все равны перед Творцом.

Он всегда говорил, что возмездие за преступления одних людей против других - всегда неотвратимо. Дьявол приводит своих любимцев и медиумов на вершины власти, но исход у них всех один: не просто в могилу, как у обычных смертных, а в бездну. Это было всегда. Человек взращивал в своей душе зверя и когда тот вырывался наружу, то история писалась большой кровью. Мой бывший пациент сменил фамилию и, не будучи даже немцем по рождению, стал вождем-воителем. А перед моими глазами он стоит в несвежем мундире. Уму непостижимо, как ему удалось подняться на такую сказочную вершину власти. Он выполнил все свои обещания, которые щедро рассыпал перед персоналом клиники.

У меня до сих пор стоит перед глазами лицо моего бывшего коллеги врача Гринберга, когда его в колонне евреев уводили из Мюнхена. Я знаю, что этот путь вёл их к неотвратимой гибели. С того момента, когда наш фюрер на крыльях демонической силы взлетел ввысь, немецкую нацию, как волкодава, натаскивают уничтожать людей. Я не знаю, чем это для нас, немцев, закончится, но когда старик Бреннер, умирая на моих руках в тридцать четвертом году, произнёс, что наш великий национальный герой был послан нам святым духом самого Зигфрида, я не стал спорить с умирающим. Я вообще ни с кем никогда не говорю о моем бывшем пациенте. В нашей стране достаточно косого взгляда, чтобы попасть в гестапо, а болтуны и говоруны лишнего, куда-то внезапно все исчезли.

Июнь, третья неделя. У меня серьёзные проблемы со здоровьем. Созрела катаракта на правом глазу. Я почти не хожу в клинику, передал все свои полномочия своему сыну Эвальду. Через своего старого знакомого я связался с глазной клиникой доктора Бергсона. О нём ходят чудеса. Мне предложили поехать на обследование. В Женеве я остановился в небольшом уютном пансионе для всех тех, кто желает попасть на прием к Бергсону. У меня в запасе было два дня, и я побродил немного в окрестностях Женевского озера, где в последний раз был в тринадцатом году. Мне тогда было сорок пять лет, и всё вокруг наполняло жизнь радостным смыслом. Теперь, я старик, у которого мир сузился до малюсенького островка, где с каждым днём тускнеют краски, глохнут звуки, вытекает по капельке сила. Я вспоминал, как бывал в Женеве, с моим другом юности Фельдманом, когда мы только окончили институт и были полны желаний оседлать судьбу.

Он оказался провидцем и в двадцать пятом году выехал в Палестину. Непостижимо! Бросил прекрасный европейский город, солидную практику, цивилизованный образ жизни и отправился в места арабских поселений, где сплошная дикость и запустение. Но как показало время, он оказался прав в своих прогнозах. Я вернулся в пансион и, перекусив, принялся читать Томаса Манна. В дверь постучали, и вскоре в моем номере оказался сам Фельдман, но, Бог мой, на него было страшно смотреть. Кожа да кости. Мы обнялись, и он сел, вытирая испарину со лба. Судя по его виду, он был очень болен.

-Не спрашивай меня, как я тебя разыскал, - улыбнулся он. – Наше маленькое дружное еврейское сообщество начинает учиться строить свой мир, и отвыкает от мысли, что нас можно безнаказанно резать, как баранов на бойне. Прозрение приходит слишком поздно, и наш народ всю жизнь платит за свои и чужие ошибки своей кровью. Я не доживу до того момента, когда мы будем встречать волков, не прижатыми к сердцу талмудами, а с оружием в руках. Мои дни сочтены. Рак желудка прогрессирует. К сожалению, мы успели спасти мало людей. Большая часть раввинов и руководителей общин Европы оказались глухими к нашим просьбам, и слепыми, несмотря на всю свою ученость. Они не разглядели ещё с тридцать третьего года, когда Амалек в образе этого австрийца, стал рейхсканцлером, ту главную пружину его звериного устремления. И заплатили за это своими жизнями и жизнями людей, которые верили в их дар духовных и светских вождей народа. Я спросил своего друга, чем же всё это кончится.

-Большой войной и большой скорбью и для немцев тоже. Зверь будет уничтожен, но человечеству это обойдется дорого. Пока существует Россия и США – Германии никогда не стать владычицей мира. Каббалист Беньямин предсказал крушение вашего рейха буквально в течение этих пяти лет. На этом второе воплощение Амалека закончится, погибнет и станет прахом. Не поможет ему ни мощь вермахта, ни миллионы солдат, оболваненных нацистской пропагандой. Всю свою жизнь Амалек искал ахиллесову пяту своего еврейского народа, из которого он вышел. Он пытался разыскать «Ковчег завета», проникнуть в тайну «Таблиц Закона», которые принесли великую мудрость иудейскому царю Соломону, но тщетно.

Воплотившись в Гитлера, он продолжал эти поиски. Эсесовские археологи перерыли все загадочные уголки Ближнего Востока, дабы отыскать то, что некогда сделали рыцари Храма, ставшие весьма состоятельными людьми своего времени, что повлекло причину гибели могущественного ордена, пред которым понтифики католической церкви вели себя смиренно. Всё тщетно, ибо не в священных реликвиях сокрыта судьба еврейского народа. Случалось, и священными сосудами владели вавилоняне. Ни Амалеку, ни его последующему воплощению, никак не понять одной истины: не дано никому из смертных, уничтожить с лица земли еврейский народ, ходивший у Бога в любимцах. Зачастую, бывали, и в изгоях. Обескровить можно, а полностью истребить, не дано. Судьба этого народа в руке Божьей. И в этом весь парадокс и абсурд антисемитизма. Это – рулетка крови, без выигрыша для желающих сорвать банк.

Это была наша последняя встреча. Я мог только догадываться, что его смертный час близок, и он уже никогда не узнает время моего ухода из жизни. Я вернулся в Германию, где ликующие толпы славили своего вождя, и отдавали должное его магической силе провидения. Но я не стал разубеждать восторженного сына, ни близких, ни знакомых. Всему – свое время. Время веселиться – время печалиться. Больше я не хочу вести дневник – это опасно. Я решил спрятать все свои записи в надежное место, о котором знает только моя внучка. К моему удивлению, она единственная из моей многочисленной семьи не подвержена человеконенавистничеству и до сих пор оплакивает свою еврейскую подружку, которую угнали в концлагерь, откуда никто ещё из них не вернулся назад. И я могу, как человек и добропорядочный немец, констатировать, что в неё вселился дух моего отца, кто старался жить в согласии с Божьими заповедями».

По громкоговорящей связи объявили, что полет закончен и самолет производит посадку в аэропорту Шереметьево.

Тот, кому было суждено и предназначено стать третьим воплощением Амалека, прибыл из Москвы в Вену через несколько дней после отъезда Кирьякова. Их жизненные пути никогда не пересекутся.

Он был молод, бодр, полон желаний и стремлений, как впрочем, и любой молодой человек, кому нет нужды сетовать на отсутствие здоровья. Кто интуитивно и, в какой-то степени осмысленно, ощущает свою причастность к чему-то очень серьезному и значительному, что обязательно дождется именно его на пути из настоящего в будущее. И это ощущение, появившись однажды, неожиданно и подспудно, время от времени подпитывало его воображение, пока ещё зашифрованными и очень робкими символами догадок.

И порой ему казалось, что именно то,- важное, ожидающее его на жизненном пути к далекому, неизведанному и, такому заманчиво загадочному, не только - выбор судьбы в его пользу, но и его награда от рождения. И тяжкая, необходимая ноша, именно для его плеч, разумения и воли.

Эту первую в его жизни заграничную поездку в Европу, да ещё в красавицу Вену, организовал ему, его заботливый и внимательный покровитель. Он многое сделал в его духовном становлении и помогал не только подбором необходимых книг и монографий, но и всяческими полезными советами. Его покровитель помог ему устроиться после полуголодного завершения учебы в московском вузе на одну из крупных, стабильных, столичных фирм, имеющую деловые и прочные связи с партнёрами по бизнесу из ведущих стран Европы.

В Вене его встретил сотрудник представительства этой фирмы. Его устроили не в гостиницу. А отвезли в гости к руководителю венского филиала фирмы, с которым оказалось легко в общении. И по многим вопросам жития - бытия, истории и философского мировоззрения, оказались почти родственные взгляды. Это позволило поговорить по душам, не таясь, не стесняясь своего мнения на многие вещи, события и ситуации. И прочувствовать в полной мере удовлетворение от единства мысли, духа и крови, что всегда сразу же роднит тех, кто увлечён одним стремлением, питаемым самой сильной энергией на Земле- неутоленной жаждой ненависти..

Именно здесь, в Вене, на второй день приезда его опять посетило это удивительное, и не с чем несравнимое чувство выплеска красок, которое впервые стало посещать его время от времени в России. В детстве он очень увлекался рисованием и ему нравилось смешивать акварельные краски и что-то изображать на бумаге или картоне. Школьный учитель рисования как-то объяснил ему, что имеются определенные способности к художественному мышлению. Есть видение художника с явным стремлением к авангардизму. И предложил посещать городскую изостудию с тем, чтобы готовить себя к поступлению в художественное училище.

Но он почему-то забросил тогда занятия в изостудии и как-то внезапно охладел поступать в художественное училище. А через некоторое время, когда он учился в вузе, и не помышлял о своих задатках художника, то на него опять накатило жуткое желание смешивать краски, ища в оттенках цветов и гамме сочетаний, какое-то видимое ему одному откровение свыше. Цвет- это ведь тоже – информация. И он это понял сравнительно недавно.

Это случилось с ним, как наваждение, как будто кто-то невидимый управлял его сознанием и водил рукой, и кистью. И это принесло ему удивительное, пьянящее возбуждение, заставляя его чувствовать какие-то настойчивые импульсы безумной дикости и полного самоотречения. Словно он неожиданно выскочил из своего привычного каркаса тела, оставив в нем почти всё: знания, опыт, эмоции, чувства. И получив взамен, полную независимость от всего мирского, насущно-будничного и суетливого. Всего того, что цеплялось за въедливые крючочки духовной и морально-этической зависимости, выработанные годами человеческого существования.

Всё, что мешало этой пьянящей свободе, куда-то мгновенно улетучилось, и он вдруг услышал музыку, которая сопровождала рождение его этюда бесчисленных сочетаний красного и черного цвета. Он никогда раньше не предполагал, что эти цвета могут породить столько оттенков. А когда он завершил свой этюд, то почувствовал огромную усталость, как будто его всего выжали, как мокрое полотенце, и зашвырнули на верёвку подсыхать. И хотя он был тогда уставший до предела, причём, как это ни странно, но только чисто физически, а душевно умиротворён и доволен.

И снова, и почему-то на этот раз в Вене, где Адольф Гитлер пытался утвердиться вначале просто, как художник, даже не предполагая, что ждёт его в будущем. Именно в этом городе- собирателе талантов, вновь появилось у него это дивное ощущение игры красок. И неожиданно зазвучавшая музыка, была торжественной и печальной

Хорошо, что он догадался взять с собой в командировку кисточки и тюбики с красками. И, проснувшись среди ночи, он почти три часа безумствовал и творил на обычных листках бумаги, предназначенной для компьютера. И у него вдруг появилось ощущение, что он не один в комнате. И кто-то незримо присутствует рядом, направляя его руку и кисть. Это было довольно-таки странно и как-то даже противоестественно. Но на собственную психику у него никогда раньше не было никаких нареканий. Но он все равно, каждой клеточкой тела, чувствовал это незримое и, вовсе не такое гнетущее для него, чьё-то присутствие.

Он подумал тогда, что такое случилось с ним впервые и, скорее всего, оно связано с усталостью. Возможно, так проявляет себя галлюцинация, вызванная сильным перевозбуждением и переутомлением.

Он заснул тогда ужасно опустошенный и, почему-то несказанно довольный и удовлетворенный. И ему снился чарующий красный закат такого насыщенного цвета, который он никогда бы не воспроизвёл бы в своих акварельных набросках.

Время, избравшее его, скрупулезно хронометрировало каждый его час. Время спешило устроить ему встречу с Историей.

Слово к читателю
Каждый год, в определённое время во всех еврейских синагогах звучит молитва, в которой есть такие слова: «Сотри память об Амалеке в мире под небесами». Почему это предостережение, которое пришло к еврейским потомкам через тысячи лет, по-прежнему, актуально в иудазме и в жизни всего еврейского народа, независимо от мест проживания? Это, конечно, парадоксально, вызывает у многих представителей еврейской нации недоумение, разочарование и порой даже яростное раздражение, но историческая и религиозная подоплёка генезиса иудаизма трактует именно так, а не иначе. Потомок праотца еврейского народа; внук Исава и племянник патриарха Иакова - Амалек –еврей по рождению и анти-еврей по своему духу и убеждению - был первым и самым последовательным антисемитом еврейского народа. Его программа полного уничтожения евреев на Земле полностью соответствовала жизненной программе другого, супербиологического антисемита – Гитлера.

Амалек прожил долгую жизнь и принёс своему родному по крови и первородству предков народу - неисчислимые потери. Но эта – одна сторона медали. Другая сторона медали, как считают каббалисты, что Амалек - этот, взбесившийся ген еврейского народа, стал расплатой за то, что этот народ первый в Древнем мире избрал в качестве поклонения Бога живого, и отринул полностью и безвозвратно культ идолопоклонства. Амалек стал разменной монетой в извечной борьбе царства Света и царства Тьмы. В определённой степени - он воплотился в проклятие еврейского народа. Каббалисты считали, что у Амалека - три воплощения в мире людей. Первое воплощение – это он сам и его упорная борьба за искоренение евреев на их исторической родине. С этой задачей Амалек не справился, хотя на его совести- жертв немерено.

После смерти Амалека каббалисты предсказали, что его вторая ипостась, вторая материализация духа, воплотится в Адольфе Гитлере, кто своими сатанистскими, античеловеческими действиями, вызвал массовый Холокост, и поставил еврейский народ на грань полного уничтожения. И он тоже не выполнил ту цель, к которой стремился. Практически, всю свою короткую, но бурную событиями и количеством жертв, одиозную жизнь демона, воплощённого во плоти австрийца Шикльгрубера ( с изрядной долей еврейской крови родичей фюрера). И этот второй вызов самому Богу, и величайшая тоска по сатанистскому миру идолопоклонства (известно, что Гитлер ненавидел и презирал христианскую религию, считая её выразителем еврейского духа), окончились крахом. Но за всем этим стоят многомилионые жертвы конкретных людей.

Сразу после того, как Гитлер стал фюрером и рейхсканцлером, он развил бурную милитаристскую деятельность, приступил к осуществлению своей давней мечты о полном искоренении евреев. И каббалисты своевременно предупредили духовных и светских пастырей еврейской общины Германии, о той степени опасности, которая ожидает всю еврейскую общину, причём: поголовно. Кто оказался осторожным, дальновидным, тот вовремя покинул Германию, до того времени, когда выезд ещё был свободен. Кстати, Гитлер был очень последовательный приверженец массового переселения евреев Германии в Палестину, на их историческую родину. Если бы духовные и светские пастыри еврейской общины Германии, и ряда западноевропейских стран, куда впоследствии будет направлена экспансия вермахта, прислушались бы к рекомендациям каббалистов, и оказались бы более предусмотрительны, то не было бы таких ошеломляющих жертв еврейского народа. И не погибло бы столько еврейских детей в Германии, и в странах, оккупированных нацистской военщиной.

По замыслу каббалистов –третье и последнее воплощение и материализация духа Амалека- должны произойти в третьем тысячелетии. Вероятнее всего, это будет выходец из России. И в этом случае, он будет типичный носитель определённой части еврейской крови, упоминание о которой ничего, кроме бешенства и отвращения, у него не вызовут.

И всё же, почему, именно из России, а не из мусульманского мира, где так вдохновенно, так страстно подогревается и направляется высочайший интерес к массовому уничтожению еврейского народа? И, естественно, к уничтожению его главной цитадели национального и духовного самосознания на земле – государства Израиль?

Именно в Росии, начиная с правления Ивана Грозного, этого демона во плоти, массово и с жутким садизмом искоренялось еврейское население, мигрировавшее из Польши. И времена жуткого разгула нелюдей Богдана Хмельницкого, и активная деятельность черносотенцев, которых Николай Второй (такой прекрасный семьянин и мягкий по нраву человек) благословил на этот бесовский труд: убивать беззащитных людей и подданных его императорской короны. И яркие всплески звериной жесткости бендеровцев УПА, поразивших даже, давших виды нацистов из зондеркоманд. И биологический антисемитизм подлинного демона Сталина, и планомерный государственный антисемитизм ЦК КПСС во главе с Сусловым – всё это, та, незаменимая питательная среда для возрождения третьей и последней ипостаси Амалека.

Россия, кстати – единственная страна в мире, где возникли самое большое число революций, в которых евреи ( соотношение революционеров к численности нации) приняли самое активное участие. Первая революция –1905 года. Февральская буржуазно – демократическая –1917 года. Октябрьская социалистическая –1917 года вовлекли евреев в революционный процесс по уничтожению Российской империи, уничтожению величайшего, не имеющего аналогов в мире, культурно-духовного пласта, создаваемого в течение тысячелетия.

На канун свершения бандитского переворота садистов и международных преступников: Ленина, Троцкого и Свердлова- в России, ставшей после февральской революции обычным европейским буржуазным государством с преобладающей долей аграрного труда и сельского населения, числилось пять с половиной миллионов евреев –ашкенази (это потомки немецких евреев мигрировавших в течении столетий из Германии в Польшу, а оттуда в Российскую империю). Февральская буржуазно-демократическая революция, ликвидировав самодержавие, отменила все сословные и религиозные перегородки и фактически предоставила евреям России равные права и возможности, как и остальным народам, населяющим территорию бывшей Российской империи.

И народу ашкенази не было никакого смысла и резона вступать под знамена Ленина, попадать под очарование речей величайшего негодяя и разрушителя традиционных устоев жизни, каким был Лев Давидович Троцкий, проклятый одесскими раввинами за своё человеконенавистничество и вовлечение масс евреев –ашкенази в бесовскую деятельность вождя большевиков, чьи глобальные политические и исторические ошибки, подорвали живучесть великого русского народа. Вызвали гражданскую войну, которая нанесла народам России неисправимый урон, потерю лучшего генофонда и то массовое пришествие бесов, о которых незадолго до своей смерти, очень прозорливо предупреждал Фёдор Михайлович Достоевский.

Евреи-ашкенази отдали демонам и врагам человечества: Ленину, Троцкому и Свердлову лучшую и самую продуктивную часть своего народа и приняли самое деятельное и эффективное участие в карательной политике партии большевиков, вызвав неисчислимые жертвы и страдания народов бывшей Российской империи. Но, как считают каббалисты, и мои друзья из параллельных миров, то «Закон Возмездия» неотвратим и действует по тем временным нормам, которые не подвластны обычным смертным людям.

Совершив октябрьский переворот, который удался легко, практически без всяких усилий, ни Ленин , ни его два помощника еврея –ашкенази, конечно же, не предполагали, чем это всё обернётся для русского народа, народов , населяющих бывшую Российскую империю. И, естественно, для народа –ашкенази, заполнившего при Ленине самые верхние номенклатурные ниши в в Центре и на местах.

Народ ашкенази заплатил за свое истовое служение демону Ленину и идеалам большевизма практически своим полным уничтожением в горниле Второй мировой войны.

Антисемитизм в современной России - достаточно заметное и, в целом, непрекращающееся ни на миг явление, способное к реальным взлетам на недосягаемую высоту. Дух бунтарства особенно развит и присущ именно России.

Автор глубоко уверен, что и третья ипостась Амалека, не исполнит до конца своего предначертания. С его уходом - такая давняя и весьма жизнестойкая болезнь человечества , как антисемитизм, пойдет на убыль И особый специфизм еврейской нации, который тысячелетиями вызвал у окружающих народов стойкое и брезгливое неприятие, превратится в исторический пережиток.

У человечества конца третьего тысячелетия межнациональные и межрелигиозные распри и споры останутся за чертой прошлого Жаль, только, что мудрость и высокое содержание общечеловеческого интеллекта последующих поколений, которым предстоит жить в «Естественном обществе- обществе разума и прогресса», вероятно, будут оплачены большой кровью. Путь к Вселенскому храму общечеловеческой гуманности, всегда почему-то оплачен очень дорого. И это есть - цена жизни и цена крови миллионов людей.

Леонардл. Леонид Шнейдеров.Германия Альманах LitCetera
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Акварели Гитлера

Акварели Гитлера два

Март, первая неделя: Анализ крови у Гитлера обнадёживает. Но уровень жизни падает со сказочной быстротой. Лекарства дорожают на глазах. Приходится по несколько раз в день менять...

Акварели Гитлера

Новелла Пророчества кабаллистов и мировой исторический процесс Часть первая Прибыв в Вену, он тотчас отправился в свой бывший корпункт. Отсюда было удобно звонить и рукой подать на...

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты