8. Помилуй меня, грешного

Своей интуиции я привык доверять. Она редко меня подводила. Нет, опасности я не чувствовал, опасность я чувствую спиной. Но что-то необычное на этой улице происходило. Облокотившись об столб у трамвайной остановки, я смотрел вдоль улицы. Познань я не любил. Этот город ассоциировался мне с ефрейтором Мулыком, командиром нашего отделения в учебке, таким себе «солдафоном». Совсем не то, что душевный Краков или теплая Варшава.

- «Ну да, так и есть», - подумал я, - «необычное состоит в том, что вдоль этой улицы шагают слишком много бездомных».

И входят во дворик под восьмым номером. Вот ещё двое… а в конце улицы ещё один.

- «Бомжи конференций не проводят, - продолжал я свои наблюдения, - вместе они собираются только возле пунктов приёма склотары, макулатуры и металлолома. А так, как идут они «порожняком», то там во дворе, скорее всего, дармовая еда».

Согретый этой мыслью, я зашагал к «восьмёрке».
Бездомных было человек сорок. Стояли небольшими группами или поодиночке. На их лицах читалось нетерпеливое ожидание. Но вот во двор въехал «Жук», «бусик» польского производства. Водитель вышел с кабины, открыл задние дверцы. Несколько бездомных помогли ему вытащить раскладные столы, разовою посуду и два двадцатилитровых бидона. В морозном воздухе повис запах украинского борща.

Но меня больше интересовал сам водитель, чем борщ:
- Лукаш, Боже мой, Лукаш, ты!?
- Стасик, не может быть! Какими судьбами-дорогами?
Мы крепко пожали друг другу руки…

Лукаш работал когда-то шофёром в Фонде, который организовывал конференцию о проблемах бедности. А я работал переводчиком. Почти сутки перед началом конференции, мы мотались между отелем и аэропортом, ЖД – вокзалом и автостанциями, встречая и поселяя участников. Подуставший под вечер, Лукаш сказал:

- Я подсчитал, что денег потраченных на эту конференцию, хватило бы четырём многодетным семьям на год. И родители занимались бы исключительно воспитанием детей.

Я тоже был уставший, и пробурчал в ответ:
- Если ты так умеешь считать, иди в бизнес.
Лукаш иронии не заметил:
- Я подумаю над этим.

- Ты уехал, а твои слова о собственном бизнесе крутились у меня в голове, - говорил Лукаш, когда, покормив бездомных, мы ехали к нему домой, - я работал шофёром в нескольких благотворительных организациях, и видел, как на чужой беде делают себе имя, славу, бизнес, деньги… Конечно, всех это не касается, но видно так я попадал, и мне смотреть на это порядком поднадоело.

Лукаш ушёл с работы, купил «Жука», его мама с тёщей и женой варили вкусные обеды, а он развозил их по офисах в деловом центре. Бизнес развивался, Лукаш купил ещё один «бус», теперь уже «Фольксваген».

- Но понимаешь, надо было что-то для души. Не как хобби для души, а для спасения души, - он улыбнулся, - и тогда я нанял на работу двух парней, которые и ездят по офисах. А сам, на «Жуке», ежедневно кормлю бездомных.

Он вдруг повеселел, так, как бы его осенило:
- Стас, ты ведь без работы? Я сейчас открываю маленький ресторанчик. В начале это займёт у меня много времени. Может, возьмёшь на себя кормёжку. Обеспечу жильём, едой и зарплатой.

Я ждал, когда бездомные доедят остатки сегодняшнего супа. Потом соберу столы, заберу мешки с использованной посудой, и поеду помогать Лукашу в устройстве его ресторана. Чувствовалось приближение весны, я немного хандрил.

- «Боже, Боже», - думал я, - «мне сорок пять лет. У меня нет ни дома, ни семьи и даже моя Родина лежит за сотни километров от меня. За что мне такое, Боже?», - спрашиваю я, и осознаю неуместность этого вопроса.

- «За что?» - отвечаю я себе, - «Стас, а есть ли хоть одна заповедь, которой ты не переступил? Ты обманывал и воровал, ты пробовал убить себя и спал с замужними женщинами, ты оставил больных родителей умирать на руках у своей сестры и даже не знал о их смерти. А кто был твоим богом до тридцати лет? А когда Иисус подарил тебе своё Милосердие, ты ответил жаждой славы и признания, гордыней и тщеславием, безответственностью и безалаберностью»

- «Хорошо», - согласился я с собой, - «я понял».
- «Но почему?», - я всё никак не мог угомониться, - «почему именно мне, Бог уготовал такую судьбу?». И вдруг понимаю, что судьба человека, это последствия выбора его свободной воли. Но, к счастью есть ещё Воля Божья, Его Милосердие и Провидение. А иначе судьба человека, была бы бесконечно печальной.

И усмирённый, я опускаюсь в глубины своего сердца, и вслед за ним, повторяю:

«Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй меня, грешного»
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме 8. Помилуй меня, грешного

Спасите меня грешного...

Спасите меня грешного... Реальная история. Один прихожанин, дождавшись своей очереди на исповедь, поворачивается к другим прихожанам и вместо привычной фразы:"Простите меня...

Меня терзают смутные сомненья

Вот и подумалось мне – а может, со своей стороны тоже продолжить тему Древней Руси чем-нибудь неожиданным и интересным, «таким-эдаким». Чтобы читатели не заснули перед экранами...

Меня разбудило лето

Меня разбудило лето. То ли солнечные лучи, пробивающиеся сквозь плотно зашторенное окно, то ли щебет недавно появившихся на свет воробьиных птенцов... Тонкая струйка солнечного...

Меняются ли люди?

Если ты свято веришь что люди способны меняться к лучшему, то - даже если ты ошибся на их счет - к лучшему способен меняться ты.

Грешные мысли

При входе в святой храм висит объявление с указателем: « Если ты устал от греха прелюбодеяния, заходи сюда!». Внизу под указателем губной помадой добавлено: « А если нет, то звони...

Казнить нельзя помиловать

Казнить нельзя помиловать - Да, дорогая, я провинился, но неужели ты не знаешь, где нужно поставить запятую во фразе "Казнить нельзя помиловать"?! - Не знаю! Зато я знаю, куда...

Сонник Дома Солнца

Опубликовать сон

Виртуальные гадания онлайн

Гадать онлайн

Психологические тесты

Пройти тесты