Сиюминутная слабость, доведённая до совершенства ожога

Что может быть важнее печали и чище слёз,
бессмертнее смерти и ненадёжней дыханья в груди –
горсточка горечи на язычке кисти, скользнувшей
падающей звездой в недописанную картину
по живому сердцу.
Раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь, восемь –
кружится часовой механизм, проверяя на прочность
вестибулярный узел. Кто умирающему мгновению
подарит вторую жизнь, подарит бессмертие,
как не тот неистовый нищий, расточительный на порок,
но жадный до невинного взгляда безумца.

В земле, излитой росой зари, в мокром песке,
в зеркале неба, в растопленном снеге, в лучах родников
и сонной влаге тумана утопает ладонь живописца,
рождая шлейф созерцания обнажённой плоти природы,
застывая перспективой сердца,
каменея огранкой масленой краски
в конечном пространстве холста.

Художник – человек, приручающий время,
время благодатного огня осени в искрах листвы,
в пролётах скамеек, занесённых жёлтой пустыней,
в паузах, между прочтением снов; обращающийся
в сердцебиенье секундной стрелки, в призрак ветра
в галереях заброшенных парков, в тающий лёд заката
и его опалённые крылья, словно учащийся считать
каждый надломленный шаг, ведущий к разлуке.

Художник, твоё дитя – ночь и наслажденье страданием,
исповедь дьяволу и история знахарства,
дионисийский катарсис, перерастающий в самораспад
и ритуальное самосожжения на алтаре безнадёжной страсти;
всё пройдёт, всей станет глухим отголоском звёздных садов,
всё ляжет усталой лиловой тенью к надгробию вещих гор,
и лишь тонкой чертой тусклого горизонта
озарится правда души – карминный автограф боли, и время –
творец, убивающий своё творение
во имя его жизни.

Обернись, ювелирный луч сентября, расшитый золотом и серебром,
упадёт на сырую подошву земли – время творить;
бронзово-медный лес замкнёт границы туманного взгляда –
время творить; стеклянные губы дождя поцелуют болотной влагой
слоновую кость заплывшего неба – время творить;
в ржавом скрипе дорог растворятся душой
перелётные стаи мыслей, дат, облаков, тревоги и грусти,
послевкусием лета осядет сладкий дым прибрежных костров –
время дарить нежность,
собранную на дне остывшей реки.

Остановись, горловое пение сквозняков выведет тело на чистую воду,
ломая барьеры между болью и “Я”,
переведёт природу чувства в пространство осенних элегий,
в плоскость шафрановых клякс на фоне оконных луж;
триединое – запах лаванды, запах желанья, прикосновенье огня –
замрёт последним штрихом на клочке измятой бумаги;
настольная лампа вздрогнет сиюминутной слабостью,
доведённая до совершенства ожога.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

Стихи по теме Сиюминутная слабость, доведённая до совершенства ожога

Совершенство вечно измеряется

Совершенство вечно измеряется
Глубиной проникновенья в Бога,
К совершенству души устремляются
Лишь по Плану. Неизменно строго.
Совершенство – приближенье духа
К Божьему, Что...

Ожог-ответ

Но что же вы предательски надменны…
В глазах тот яркий пламенный огонь,
Который был Вам дополнением
Принёс со временем он боль…
Огонь на то и был ведь создан,
Чтобы нести...

Ожог

Соленый ветер – душа, зовущая к морю –
шли весточку –
песню прибоя
разрывом сердца о скалы,
шли пенную, млечную
влагу...

Слабость, я в душу свою не впущу!

Слабость души, хуже всякой болезни.
Духом кто слаб, не надёжен, труслив.
Он подпевала, своей нет в нём песни.
В жизни поёт, на чужой он мотив.
Слабый опасен, ударит он сзади...

Ожог. Назавтра

Ночь выпивает глаза мои –
три дня я молился о смерти,
как об избавлении,
но получил, лишь боль
и глухоту сердец
(вход в комнату...

Слабость

Слабость побеждает силу, вода точит камень.
Ода о слабости, смешна, не формат, смехотвор-
на. сгибаются ветки, освобождаясь от снега,
не трещат, не ломаются, решка, слабее орла...

Сонник Дома Солнца

Опубликовать сон

Виртуальные гадания онлайн

Гадать онлайн

Психологические тесты

Пройти тесты