Неуютные стихи. Сборник стихотворений

Здесь мертвых любят более живых.
И, пантеоны трупам воздвигая,
По злой привычке гениев своих
Толпой ханжей в могилу загоняют.

Бездарный хлыщ, петрушка, фарисей
Здесь в раму гения перед толпой рядится.
О подлый мир в украшенных гробницах!
Здесь жизнь кипит – но тлением червей!

Что государство! Даже и семья
На кухнях яд гордыни самомненья
В детей вливает с самого рожденья,
Скотским умом алтарь святой судя.

Покуда дремлют небеса и суд,
Здесь тернии обильные цветут
Для тех живых, кто глупо и нелепо
Пришел в сей мир с живой печатью неба.

Веселый мир! Унылая стезя
Над бездной бездны не дает ответа,
Зачем торговка – гению судья,
Зачем мясник – в советчиках поэта!

___________________________________________________




Живи душою охладелой
К московским радостям скупцов.
Ты жив ли, помер, право дело,
Всем наплевать в конце концов.

Ах, брат, наш час еще в начале,
Да и не грянуло пока,
Когда с Парнаса дурака
Толпа потянет за медали.

Мудрей нам ползать по земле,
Ждать часа Икс, пахать да сеять,
Чем мявкать, плакать, рыкать, блеять
Подобно всей парнасской тле.

Пусть этот век нас не заметит,
Зато грядущий наградит.
За правду изгнанный пиит
На небе имя обессмертит.

Блажен, кто клад души высокой
Зарыл не здесь, а в небесах.
Он, не продав души пороку,
Ходил, юродствуя в стихах.

_________________________________





До солнца выйдя из Содома,
Времен невольный тайнозритель,
Прозрел я, пепел и солома,
Грядущий огнь каких событий!

Мой город, веру растерявший,
Принес от злых потомков Хама
С востока мерзких гад кишащих -
И на престол вознес под храмом.

Кадя им криком деннонощно
И сыпля златом, иафетиты
Дрожа и ждя конца заочно,
Планету двигнули с орбиты.

И новой библией с Востока
Иным космическим масштабом
Воздвигли в капище порока
Гибрид двуногого и жабы.

Любитель тишины укромной,
Бежал я вон от крика града,
Зеленый рай зовя загробный
На сере пышущей из ада.

Рукой могучею в болота
На самый Север бледной смерти
К никем не знаемым народам
Снесен я в берег тихой тверди.

В лесах оснеженных тоскуя
По городам в погибшем свете,
Не вспоминаю уж вживую
Сожженных близких и соседей.

__________________________________




Среди пустых полей державы
В осенней серости унылой
С соломой мокнущей и ржавой
Дождь плещет в русские могилы.

Едва проглянет робкий лучик
На оголенный мертвый лес
Сквозь непричесанные тучи
Лазурью царствия небес.

В свинцовом зеркале пруда
Нахохлен, мрачен мертвой птицей
Висит мой дом – сама беда.
Несносный вечер длится, длится…

______________________________________



В подземных норах подсознанья
И на обрывах ветхих книг
Искать источник недр познанья
Непросвещенный дух привык.
Когда по трещинкам породы
Сочится мертвая вода,
Переселять в мечтах народы
К звезде Бернарда навсегда.
Гадать по клинописи в сотнях
Чужих прозрений на века
Злым детям Каина сегодня
В концах молекул ДНК.
Трактат писать в слепые души
О безопасности наук
При взрыве ядерном снаружи,
Научных бункеров паук…

____________________________________

АРИОН



Поэт, брожу вне города поэтов,
Среди глухих я был там шут великий!
И вижу, как невежество планету
Заполоняет дикостью без книги.

Без строф и рифм дичалые стада
У телебашни возятся Циклопа,
Пяты целуя в черных городах
В глухонемых и безьязыких толпах.

Смывает в бездны пляжи, города,
Мосты, вокзалы, блеянье их прессы;
Газет и сплетен скотская орда –
Все в грязь мешает прозой бессловесных!

Один я чту стихи лишь камышам,
Кристаллам, птицам на спасенной лире;
И песнь пою я выжившим птенцам,
Как Арион в цветущем снова мире.

Неандертальцев атомных народ
Почти забыл я – Путь, Забвенье, Лета!
И – зверь, и камень с тучами ползет
Послушать книги вечного поэта.

Средь глаз зверья и муравьиных троп
Луна и солнце песням рукоплещут.
Кто гнал меня – того сожрал потоп.
Кто ел меня – те превратились в вещи.


________________________________________





Настанет некий час полночный:
Гнилое мясо в миг порочный
Посмотрит в окна, глядя на
Свой вид привычный – там война!

Впрочем, реша войну скорей покончить,
Они усадят в скорби хлеба
Едино чрева на потребу
На мир великого тирана
В дворце на троне Сулеймана.

Так будет.Рим, пока что сытый,
Богозабвенен, без молитвы
Не узрит как всегда заранее
Своей беды в телеэкране.

Все, что посеяно доселе –
Как в фильме ужасов из теле
Инферно грянет на Европу

Рвать небо, словно кожу Бога.

Гния от язвы вездесущей
И гнева горестных светил,
Всяк узрит океан кипучий –
Дракон в нем воды вскипятил.

Что ныне орды мира давит
И диких держит на цепях -
Тюрьма, закон,- все их оставит
В их столь свободных городах.

Жара, болезни, ужас, смерти,
Песок, и ветры, звери, смерчи
На стогнах града их сретят.
Мир будет явный, лютый ад.

И благодать уйдет втихую
Как сад вишневый. На пустую
Дорогу сманит брата брат,
Когда вконец измучит глад.

Поста не знав, тогда коварством
Он ухмыльнется в жажде мяса-
И - в кровь ножом родную плоть,
Себя не силах обороть.

Тогда из мировых пустынь
Звезда и явится Полынь …

При ярости такого солнца
Иссохнут реки и колодцы.
Простой воды начнут от жажды
Искать как самой высшей правды.

Всяк побежит. Один- к могилам,
Другой к живым. Почти без силы
Там узрит всяк, в чем в жизни правда:
Но только глад и лютой жажды
Тогда никто не утолит.
Он думал – лужица,
Там – злато!

____________________________________________

1996 г.

ИМПЕРИЯ



На крыше ада, сна не зная,
Снует во мгле над телестадом
Тщеславье, Тупость пробивная,
Свинья, Обжорство, Должность рядом.

А боги разные народов,
В стада их истиной кропя,
Зовут их в войны и походы,
Коль нет Тирана им, Вождя.

Так - ниспадают стадом в Рабство
У многочисленных соседей
Пролиберальным государством
В тоталитарный зев Империй.

Кто многочисленен – тот прочен
Как гор хребты и Океан,
Тот горд и прав всегда, и мощен
Рвать лоскуты всех мелких стран!

А мягкотелые народы
Пускай все делают аборт,
С контрацептивами и модой
Самоубийствуют в Комфорт!

Им Ложь, похожая на правду,
В углу домов веселым газом
Жужжит, поет - и этим ядом
Ничтожит белую их расу!

Всем им, изнеженным как девы
В гареме сытом у прохлад –
Меч, Голод, Мор, Война, Химеры,
Петля и Ужас, смерч и град!

На опустелую их расу,
На все богатства их, жесток,
Следит неисчислимой массой
Детьми кишащийся Восток!

____________________________________





РУССКАЯ ИДЕЯ

Чем больше мы видим смешенья
Племен, рас и цвета лица,
Тем более и вырожденья
Заносится в Книгу Конца.

Конец человечьей истории-
Уродец – не Хам и не Сим,
А некое среднее горе
Горбатое, взявшее Рим.

Умолкните, маги науки!
Сын Ноя – в шатрах Сима росс
Среди исторической Скуки
На Землю народам донес
Прогресс, пламя духа, примеры,
Чистейшую горнюю веру.
А все остальное – химеры.

Стоит Вавилон горделиво!
Но опыт: сильнее разврат,
Покуда в персидских заливах
Отстроят антихристу град.

В долине Армагеддона
Китай и ликующий Хам
Оружием апполлиона
Бряцают земным племенам.

С летучей секирой при битве
Последней – настанет покой:
Проклятое племя хамитов
Раздавит Европу ногой.

Как грозное знамя Мессии
Народам во страх пред Отцом
Монарха святого Россия
Воскреснет – одна! – пред концом.

И будет стоять на Босфоре
Великое русское море
Над криком и воем как нимб –
Небесный Иерусалим.

А вне: остальные колонны,
Певцы и творцы Вавилона,
Отверженные в одночасье
С надгосударственной властью.
------------------------------------------------



ПРОРОК

Когда засыплет дикая собака
В могильных плитах наши имена,
Когда крестьянин не посадит злака
В глухую землю, где дымит война,
Когда пророки вдруг не узрят знака,
В котором воля бытия дана;
Когда потомок плюнет на могилы
Живущих ныне лишь единым днем,
Когда остынут чувства, веры, силы,
Что нас ведут всеправедным путем;
Когда проклятьем кончатся заботы,
А речь-сорняк доглушит наш язык –
То почернеет желтый лик природы
И вдруг - покроет тленьем лунный лик.

Тогда, тогда сойдет на мир печальный
Холодный бог для неживых эпох.
И - глянет в линзу льда Никто нахальный -
И мимо нас, проклятых, пройдет Бог.

И вот тогда я скину тыщетонный
Прах и останок вашей суеты,
И – отлечу душой освобожденной
К иным краям, где песнь поют цветы.

А к вам, сюда, не будет мне возврата,
Ведь кроме боли, злобы и камней –
Душа не знала никакой отрады
От озверенных нынешних людей.

Все тут витийствует, дымится бестолково,
Лукавит, копит, нежится – тщетой!
И весь ваше век бредет пустой дорогой
Под мертвой, черной, грозною звездой,
Не ощущая ни себя, ни Бога.

----------------------------------------------------------------




Люблю всеобщие кумиры
Толпе на головы свергать,
И перед всем язычным миром
Жреца мамоны постыжать.

Люблю, когда толпа швыряет
Вслед камни, палки и молвы,
А небо камни возвращает
О их плешивые главы.

Люблю душой тогда смятенной
Бежать в безлюдные места –
Планету новую смиренных
Одних сопутников Христа.

Люблю, забыв о нечестивых,
Лозы небесной вина пить.
В селеньях вечных и надмирных
Соседей близких навестить.
______________________________




ПОЭТ И ЖУРНАЛЫ


Пока творец нездешних звуков
Небесной лирою звенит,
Толпа, туга на смысл и ухо,
Жует, болтает и свистит.

Рыдай, высокое искусство:
Толпа залезла на Олимп.
Цвети, протекция, холуйство,
Коль там свинье одели нимб!

Скотству не ведом рай – лишь тело.
На месте Зевса бдит зоил,
Залезши в горние пределы
Ревет потехи для горилл.

Смешно, когда опять свинина
Во блеске славы – все свинья!-
С ушами вислыми, скотина,
Запеть клекочет соловья!

Толпа же критики рогата
Ей в умилении тупом
В ладоши плещет у разврата.
А снизу внемлет ей Содом.

Свиньей в искусстве стать нетрудно,
Теней великих муча мир.
Беда, что стаду недоступны
Святые звуки горних лир.

И потому-то мы, поэты,
Гордясь призванием своим,
Во веки век не канем в Лету,
Хоть в отдалении молчим.

Поэт, когда твоя держава
Привыкла к свинству, твердо знай:
Скотства бежит богиня – Слава.
Лишь небом лиру поверяй.

Паси стада осатаненных
Издалека, издалека.
И будь далек от стадионов,
Где толп колышутся рога.
--------------------------------------------------------





Позорных лет глухих, ……………*
Мы, дети подлых лет и дел,
Зовем Россией – мир нерусский,
Где нов закон – их беспредел!

Уж мы не скифы, не древляне,
Так – дети песенок из зон,
Бежим по миру как цыгане
Во ужас, страх иных племен.

Наш как бы русский герб двуротый,
Демократически-косой,
В два горла жрет у ног Свободы
Плевел-идей в стране чужой.

Ей, ей одной давно вседушно
Кадило торжище мещан,
До основания разрушив
Тысячелетний мир славян.

Сто лет таскались мы к проклятым
Божкам мамоны чуждых вер –
От звездно-сине-полосатых
До красных флагов КНР.

И се: мы были Русью славной
Под грозным сном богатыря,
С границ Канады до Варшавы
Весь мир лишь с Англией деля!

В многоплеменном русском поле
Держали щит меж разных рас…
Теперь… расступимся мы.Боле
Европам в скифы нету нас!

Мы звали вас на пир. Тщедушны,
В тепле изнежены, слабы
Вы не пришли спасать нам души
С Варшав. Нас нет. Одни гробы!

Да, мы расступимся! Пустая
Держава орды пустит в вас!
От вод малайских до Алтая
Кипит из тьмы враждебных рас.

Давно безверьем вы бессильны,
Очнетесь в смерче кровяном.
Тогда … вы вспомните Россию!
Но поздно, поздно. В свете – том…
--------------------------------------------------------
*- запрещено либеральной элитой


---------------------------------------------------





Еще Москва пока столица.
Еще кичится Третий Рим.
А вавилонская блудница
Еще не знает огнь и дым.

Но уж лукавы человецы
Достигли центра тьмы греха.
И им когтистая рука
За Бога кажется из бездны.

За то нейтронные ракеты
Как воздаянье, ад и смерть
Готовы бестиям планеты
О злые головы лететь.

______________________________________



Земная слава скоротечна.
Она костей не оживит.
И популярным человечкам
В аду язык не прохладит.

Но диво, светопреставленье!
Смотрю: гремя, во тьмы веков
Толпа грядущим поколеньям
Любимцев шлет – своих божков!

Ай-ай! Вновь лаврами увенчан
Очередной гнусавый хлыщ!
Увенчан на Земле – развенчан
На свете том. И гол он, нищ.

И на окрашенных гробницах
Кумиров стерты имена.
Песок забвенья не боится
Стирать златые письмена.

__________________________





Поэт по праву муз свободный,
Встав за пюпитр международный,
В наш век все принужден молчать…
Иль безответно слать в печать
Детей-стихи, когда неловко
Идет столицей, неба раб……

Что ж видит он?- Несут Приап:
Литературная тусовка,
Дымясь, хоронит своих жаб…

Поэт бредет в салон, редуты
Там видит чресл – то бауты
Пускает, словно пузыри,
Зоилов трех Россий жюри.

Поэт классичным эталоном
Верстой коломенской торчать
Как сирота с Казани станет,
Пока зоил его в осляти
(визгливою дудой печати)
Вьезжает в Арку, яко Сталин.

Он с полуправдой не в опале
Несет триумф.
А судьи ж кто?
Все те же бездари…А то
слова
квокочет - сытая братва.

Но если ты со словом новым
Вдруг запоешь!- свободой слова
Тебя так тиснут!- что Барковым
Заверещишь с народом: «Ять!»

На рынке будешь ты стоять,
Смешон, нелеп, несовременен
Как тот же боливар-Онегин.

Проговорился!
Зрит пиит,
Как-таки рукопись горит,
Когда огонь ( равно редактор)
Эвтерпу, Клио иль Эрато
Без дум швыряет сразу в Лету…

Ну, что ж осталося поэту?
Притом без смелого привета
Литературной квази-модой
Язык украли у народа.

Поэт бежит.
В Царьград иль дале:
В Нью-Йорк,
Искусства захолустье
(Коли анчутки если пустят).

Там еле слышен Рим второй
Через Китай и килогерцы.

Вот там ( так жезл цветет порой )
И колоколь на Русь.
Как Герцен.
---------------------------------------------------




Пока поэт суровой правды не вещает,
И жизнь ведет, забившись в уголок
Как мышь дрожащая – тогда-то развращает
Народ зоил; и царствует Порок!

Куда ни глянь – разврата торжество,
Лишь содомитам – лавры и закон!
Куда ни плюнь – взнесенное скотство.
А с лирой петь им – что гонять ворон.

Пока убили русскую идею
В трясинах словоблудия и рифм,
Вон: Музу-девочку насилуют плебеи.
Того гляди, перевернут Олимп!

Визжит бездарность на костях поэтов,
А даль – все дальше! И, увы, пока
Всеславной черни во князьях – рога,
Хвосты, копыта, и дымится Лета!

Когда поэт суровой правды не вещает-
Известной Богу, толпы развращает
Плебей из Слова. Русская телега,
Там впереди – ни света, ни ночлега!

Покуда мы иных с Олимпа ждем-
Туда залазит очередный бес!
Покрытый славой, лавровым венком…
Тс- сс! Течет вода – он писает с небес!

______________________________________






Сиди в глуши в январское забвенье
Сам заключен от века расстояньем.
Непознанное смертным провиденье,
Благослови в лесах мое изгнанье!

Вот потому одной тебе во тьму,
Одной тебе я посвящен пиитом.
Мой дух не здесь, и, верно, потому
Мне ль воевать московскую элиту?

На куст рябины звезды у окна
Слетелись петь, клевать пшено ночное
Высоких истин. Что за времена!
Все началось – и кончится Москвою!

Москва! Москва! Давно померкший свет
В лиловом дам и фонарей Зарядья!
Где Русь? Где Бог? Неслышимый поэт
К гробам царей замуровал тетради.

Убег он в рай деревни со стихами
И там молчит в избенке золотой,
Во снах летящей там над городами –
Как гроб летит над нынешней Москвой.

И некому в грядущих поколеньях
Его послушать в насекомой жизни.
Мы не сверкнем уже в тысячелетьях
Ни языком, ни мощной клинописью.

Одной тебе вот потому,
Нескромница нагая, стать пиитом.
Мне недосуг сражаться одному
С московской самозваною элитой.

Подруга смерть! Какой я слышу вой
В метро из звезд пятиконечных неба!
Как ни кричи под сводами Эреба-
А Новый год над праздничной Москвой.

_____________________________________________________





Пока свободные народы,
Гармоний чуждые, ревут
Среди песков, пустынь голодных.
Поверь, им тот отец свободы-
Кто крепче, тверже держит кнут.

Он независим, чужд рекламы,
Ведет в духовный коммунизм
Овец, овнов, козлов упрямых,
Свиней, драконов, зайцев, крыс!

И у ветров стремнины мрачной,
Он направляет бесловесных
С дудой поэтовой небесной
На процветанье к долам злачным,
Куда все скопище большое
Всегда глядится в скуке жвачной.


Он - средь опричников:
Да шкодел
Вослед ему
Врагов поклянчит
Хоть на аршин - чуть ниже седел
Висят их головы собачьи.

Врагов народных, коих орды
Всегда и всюду в свалке сытых,
Кто, посулив толпе свободы,
С хряками месит у корыта.

Да, лучший царь, отец свободы,
Лишь тот, кто верный ценит кнут.
Ему без пастырей народы,
Должны до гроба, выи гнут.

Правитель истинный упрямо
На счастье ордам, племенам,
Неведом всем - им мглы, реклама.
Но он не страхом правит нам!

Лишь тот правитель нужен строгий.
Кто отвергает лесть и спесь,
О ком все знает как о Боге
Одно - что он свете есть.
----------------------------------------------






НОВОГОДНИЙ ТОСТ


Давайте выпьем в зябком этом мире
На Новый год за тех, кого тут нет,
Кого не помянут в телеэфире
Ни шоумен, ни сытый президент.

В Афинах, в Ницце, в пирамидах, в Куско,
В Торонто взяв текилу с каберне,
Давайте выпьем за голодных русских,
Кто получает по пять тысяч рэ.

В московской чистой прайсовой квартире
Подняв бокал за тех, кто не в Москвах,
Давайте выпьем за голодных в мире
Забытым в селах, в малых городках.

Среди сыров, пельменей и креветок,
И винограда в жарких шашлыках
Давайте выпьем за голодных деток
Во всех прогнивших русских деревнях.

В Тайланде жарком, на морях Всекрасных
Давайте выпьем в джунглях для зверей
За всех в больницах грудничков отказных
Без ползунков - от нищих матерей.

В «Рено» и «Вольво», в «Фордах», в «Ламборджини»
Под телебашней с Галкиным в тортах
Давайте выпьем, кто в пустой России,
Отравлен спиртом, спит давно в снегах.

Под пляс и вопль, салюты хоть в антракте
Давайте выпьем в грохоте шутих
Под гробовым молчанием галактик,
Под гробовым молчаньем всех святых.

По всем залитым светом вавилонам,
Матроны, бонзы, VIP-ы и скопцы,
Давайте выпьем 20 тех миллионов,
На чьих костях построены дворцы.

___________________________________________





Чем боле бедствий и страданий
Несет земное царство Тьмы,
Тем все жесточе и коварней
Бунтуют дикие умы.

Тем злей взъяренные стихии
Свергают суетную твердь,

Европе, Азии, России
Неся стенания и смерть.

Увяла прежняя природа,
Спеша закончить ветхий век,
Уныли гордые народы,
Уныл безбожный человек.

А небо, мертвое железо,
Низводит засухи и мор:
И смерч гудит горящим лесом,
И каннибалов - страшен взор!

А в городах несет безлюдных
Песок и пепел. Поутру
И под луной висят повсюду
Самоубийцы на ветру.

Как знак Всевышнего Комета
Сверкает в пепел и огонь.
Грядет на сонную планету
Погибель мира - Бледный Конь.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Неуютные стихи. Сборник стихотворений

Любовная лирика. Сборник стихотворений

Она прошла далеко,
Она прошла укромной
Походочкой высокой
Для неги сладкой, дремной.
При рельсах осиянных
Полуночной луной...

Петербургский невод Сборник стихотворений

К возвышенной глубокой синеве,
Беспомощной, беспамятной, остывшей,
Низиной ставшей, но когда-то жившей
Оградой стен и древних площадей.
Взлетает ласточка – полет её столь...

Сборник любовных песен и стихов

Костёр любви печально догорает ,
На горизонте юная звезда ,
Звезда любви - она любить желает ,
А я тебя не встречу никогда ,
Звезда любви - она любить желает ,
А я тебя не...

Сборник стихов - О любви и Воркуте

Деревья , милые аллеи
И вдоль дороги всё кусты ,
Я ни о чём не сожалею ,
Что перешёл с тобой на Ты …
Какое милое создание,
Ты мне казалось неземным...

Сборник - Яркая безумная любовь

Улетели листья с наших лип ,
Зимняя тоска тихонько гложет ,
Прихожу домой, а ты ворчишь
И покой души моей тревожишь …
Ты жена не венчанная мне
И не нагоняй тоску кручину...

Сборник - На волне Высоцкого - песни о войне

Как помню в детстве был друган ,
Семён , так он носил наган ,
Ой , бойтесь - гады ...
Он никогда мне не кричал ,
А только тихо так сказал -
"Фашисты - гады "...

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты