Ёлы - палы

Он глаза открыл, не веря,
И подумал: «Это сон».
Вспоминал: он запер двери?
Был вчера «хороший он».

Вновь открыл, и вопль истошный
Вдруг сорвался из груди.
В это верить невозможно,
Это в жизни не найти.
Там у ног его сидело
Существо, не описать!
Очень тоненькое тело,
Руки, ноги, пальцев пять.

А лицом, почти что рыба,
С кожей гладкой голова…
Даже брови встали дыбом, -
Воздух выдохнул едва.

Тело всё в чешуйках, в блеске,
Вроде, как комбинезон.
Аргумент искал он веский
Убедить себя, что сон.

Тут фигурка шевельнулась,
Рыбий рот прошелестел:
«Я уже давно проснулась».
Он с кровати аж слетел.

Про себя решил, что надо
Им с Диманом «завязать».
Третий день, пожалуй, кряду
Нельзя отпуск отмечать.

Снова сел, спросил тихонько:
«Кто ты есть? Иль то секрет?»
И, кивнув ему легонько,
Показала, что, мол, нет.

Рыбий рот её открылся,
Как у щуки, ряд зубов.
Он за сердце тут схватился,
Не нашел и нужных слов.

А она заговорила:
«Я с планеты, ты же звал!
Оператор уточнила,
Что слова ты повторял:

«Ёлы-палы» в каждой фразе.
Код планеты так звучит.
Был ты, Виктор, в нужной фазе,
Потому сигнал летит.

И меня к тебе послали,
Чтоб помочь и воспитать.
Йола – так меня назвали,
Что скажу, то выполнять!»

- «Если что-то понимаю,
Ты с планеты Пáлы, так?
В Интернете я узнаю,
Что за чушь такая? Мрак!

А ещё, скажи мне, кто ты?!
Рыба ты иль человек?
Может, дети твои – шпроты!
Я ж не знал того вовек!»

Йола вновь прошелестела:
«Самка я, а ты – самец.
И к тебе я прилетела,
Чтоб исправить, наконец.
Вид людей у нас – на суше,
На планете есть места.
Но у ВАС моря, как лужи,
А у НАС вода чиста.

Все! Вставай! Теперь за дело:
Приготовь сперва обед».
- «Ты назад бы улетела! –
Это мой тебе совет!

У меня другие планы.
И с моей постели – брысь!»
Точно брызги из-под крана,
Полетели искры ввысь.

- «Ну, меня ты разозлила!
Ёлы-палы! Вон пошла!
Фейерверк тут сотворила,
Ты совсем с ума сошла!»

Йола встала и сказала:
«Повторяю тебе вновь,
Я рецепты все достала.
В кухню марш! Не прекословь!»

- «Да, пошла ты, тварь морская!»
Он схватить ее хотел!
Боль пронзила нелюдская,
Просто ужас! Беспредел!
К ней он бросился и снова
Удар тóком получил.
Встал, не говоря ни слова,
Деревянный стул схватил.

Но, не сделав даже шагу,
В угол сразу отлетел,
И теперь, поддавшись страху,
Он во все глаза глядел.

Тихо встал и в кухню двинул.
Йола сзади него шла.
На кастрюли взгляд свой кинул,
Злость кипела, не прошла.

А она спокойно села,
Стала, молча наблюдать,
Серебром блестело тело.
Он рецепты стал читать.

- «Я не знаю, что готовить!»
- «Что готовила жена?
И не надо жертву строить,
Ведь терпела же она.

Ей давно тебя бы бросить,
Да характер не такой.
Ваши самки долго сносят
Издевательства порой.
Ты по саунам всё шлялся
И с друзьями выпивал,
То с подругами мотался,
От неё ж заботы ждал.

Чтоб обед всегда был свежий,
В доме тоже чистота,
Чтобы взгляд её был нежен
И в мозгах не пустота.

Молодец! Ушла ведь всё же!»
- «Я за ней не побегу!
Есть другие и моложе,
Выбрать я всегда смогу!»

Тут же дернулся от боли.
- «Ну, ты, тварь! За что, ответь!»
- «Чтобы мыслей таких боле
Не держал в мозгах ты впредь.

И жену будешь с дочуркой
Умолять прийти домой,

Скажешь ей, что был придурком,
А без них ты сам не свой».

Виктор аж расхохотался
От фантазии такой:
- «Я всего лишь расслаблялся!
Их не гнал, само собой!»
Тут удар такой был веский,
Отлетел к стене опять.
А, вскочив, решил он дерзко,
Взять из дома убежать.

Но, едва за ручку взялся,
Пролетел весь коридор.
- «Ты куда, Витёк, собрался?
Прекрати со мною спор!»

Зубки щучьи показала,
Как иголки остриё:
- «Я слегка лишь наказала,
Слово твердое моё!

Я тебе чего велела?!
Вот ступай! Готовь обед!»
Он к плите побрёл несмело,
И каких ещё ждать бед?!

Два часа провел на кухне.
Кое-как сварил еду.
Так устал, что думал, рухнет
Прямо в кухне на ходу.

А она, зараза эта,
Зачерпнула ложкой раз,
На вопрос, не дав ответа,
Всё спустила в унитаз.
И велела ему снова
Всё с душой теперь сварить.
Не сказав дурного слова,
Током сильным стала бить.

На колени пал, взмолился:
«Не могу! Устал! Прости!»
Силы не было, не злился,
Лишь просил: «Ну, отпусти!»

Монумент – и тот бы сдался –
Так несчастен был Витёк,
Только зря просить пытался –
«Отбывать» придётся «срок».

Он сварил! Так еще надо
За столом и обслужить.
Хоть не бьёт и то – награда,
Можно дальше как-то жить.

За столом пока сидели,
Он немного отдохнул.
И пока ещё всё ели,
Он спросить её рискнул:

- «Вот у вас там на планете
Мужики, наверное, есть?!»
- «О, самцы у нас, как дети!
Их у нас не перечесть!»
- «Ну, они вас … тоже током,
Если что-то вдруг не так?»
Йола повернулась боком:
- «Ток у самок лишь, чудак!»

- «Так они у вас бесправны?!
Вот несчастнейший народ!»
-«Вовсе нет! У нас все равны.
Всё как раз наоборот.

Это раньше им давали
Силу тока ощутить:
Мы их так и воспитали,
Научили нас любить.

Заложили всё им в генах,
Где и как им поступать,
Потому у нас в проблемах
Просто некому бывать».

- «А откуда у вас токи?
Пополняется ль запас?»
Отвечает Йола: «Сроки
Не волнуют, в общем, нас!

Нам не нужен генеральный
И, вообще, какой-то план.
Нас питает гениальный
Величайший океан.
Сила самок не убудет,
И подпитка есть всегда,
Потому самец не будет
Обижать нас никогда!

Всё тебе я объяснила.
Время, Витенька, пошло.
И вернулись к тебе силы,
Мой посуду и стекло!

После ждет тебя уборка:
Пол помоешь, кафель весь.
Прокрути в машине шторки,
Их погладь, потом повесь».

Он за голову схватился:
«Я не Золушка! Отстань!»
На пол тотчас же свалился:
«Больно, Йола! Перестань!

Что я, правда, нанимался!
Программист я! Инженер!
На работе я старался.
В коллективе всем пример!»

Вновь удар! Скорей поднялся,
За посуду взялся он.
Весь водою обливался:
Брызгал кран, как будто слон.
Кран чинить он начал срочно …
Йолу чувствовал спиной.
Всё работает. Всё прочно.
Вытер пот со лба рукой.

Как ему теперь хотелось
На диван сейчас упасть …
На такую теперь смелость
Не способен. Вот напасть!

И не даст ведь ни минуты,
Чтоб немного отдохнуть!
У неё с программой круто:
Током даст, что не вздохнуть!

Он теперь и в мыслях даже
Её тварью не назвал.
А, как был сперва отважен,
Нарывался на скандал.

И впервые мысль задела:
«Было Нине тяжело!
Как она меня терпела?!
Ей со мной не повезло.

Каждый день обед, уборка,
В сад Аленку собирать,
Гладить, чёртовы все шторки
И напрасно помощь ждать.

Ох! Свиньёй я был, уж точно –
Столько лет меня терпеть!
Исправляться надо срочно,
Ещё можно всё успеть».

* * *
За уборку взялся молча,
Но нет худа без добра:
Под кроватью, между прочим,
Телефон лежал с утра.

Он мобильник незаметно
Положил к себе в карман.
Но в глазах её бесцветных
Вдруг плеснулся океан.

Мысль одна одолевала:
«Выйти я смогу на связь? »
Йола молча наблюдала,
Как он мыл, остервеняясь.

Думал Виктор, напрягаясь:
«Надо в руки себя взять!»
И сказал ей, улыбаясь:
«Воду я пошёл менять».

Шёл до ванной без оглядки,
Точно пулю в спину ждал.
Был он весь, как в лихорадке:
«С этой рыбой трусом стал».
На себя Виктор озлился,
На защёлку запер дверь.
Кран пустил, поток полился.
«Ну, держись, Йола, теперь!

Вот оно, моё спасенье!»
И мобильник он достал,
Помешало тут волненье:
Не туда сперва нажал.

Он ругнулся: «ёлы-палы!
Чтобы чёрт её забрал!
Не покажется ей мало…»
Трубку к уху он прижал.

Сердце бешено забилось,
Когда голос услыхал:
«Ну, Витёк! Я обзвонился!
Ты что трубку-то не брал?

Наша прежняя компашка!
Здесь на даче собрались
Лида, Ира, Оля, Сашка.
Ты, Витёк, быстрее мчись!»

- «Я, Диман, тут пропадаю!
Помоги! Не дай пропасть!
Что за тварь, я сам не знаю,
Рыбья морда, просто страсть!
И она меня гоняет
По квартире целый день.
Что звоню, если узнает,
Не оставит даже тень.

Здесь она с другой планеты,
Я зашел воды набрать,
Утром жарил ей котлеты,
Током может загонять!»

- «Ты, Витёк, чего?! В горячке?
Перебрал что ли с утра?!»
- «Заберите меня, спрячьте!
Я ведро набрал, пора!»

Диму дёргали подруги:
- «Где Витёк?! Приедет к нам?»
- «Иль одеться без прислуги
Он уже не может сам?»

- «Тише вы! Он умоляет
Побыстрей его спасти
Рыба там с ведром гоняет!
Словом, крышу не найти!»

Виктор слышал смех их дружный
И готов был зарыдать:
«Что ещё сказать им нужно,
Чтоб могли меня понять?!
- Помнишь, мультик мы смотрели
Интересный с новизной.
Мы от музыки балдели.
Фильм приятный, заводной.

В лодке там рыбак с сынишкой …
Мультик весь почти о нём.
Рыба там поёт мальчишке:
«Будешь нашим королём!»

Я хочу, чтоб ты представил
Морду рыбины такой,
К телу женскому приставил
С лысой, гладкой головой!» -

Трубка шёпотом кричала!
Виктор так переживал,
Чтобы Йола не слыхала,
Всё, что Диме он сказал:

«В МЧС звони скорее!
Эта тварь меня сожрёт.
Час от чáсу она злее,
Жить спокойно не дает.

Им скажи: попал в ловушку!
Не могу я больше ждать!»
- «Так они тебя в психушку,
Как не можешь ты понять?!
В общем, так! Ты слышь, Витюха!
Обещай, что ляжешь спать.
Завтра эту заваруху
Будем вместе разгребать!»

- «Димка! Гад! Ты мне не веришь?!»
- «Ой, Витёк! Ну, ты даёшь!»
- «Приезжай! Ты сам оценишь!»
- «А ты рыбке той нальёшь?!»

Виктор был готов с досады
Бить об стену головой.
Ведь друзья они с детсада …
«Дальше что будет со мной?!»

* * *
Тут защёлка повернулась:
- «Долго мне тебя там ждать?»
- «Чтоб ты Рыба, захлебнулась!» -
Виктор начал тут орать.

Из ведра, что полным было,
На неё он всё плеснул.
Йола зубками забила,
Он же в тапках утонул.

И вот тут пошла потеха:
По воде пустила ток.
Вите было не до смеха,
Он скакал под потолок.
А она в дверях стояла,
Пока он не стал молить:
«Всё! Не буду я! Отстала!
Я полы иду домыть!»

И до вечера ни слова
Больше он не произнёс.
Кафель весь блестел, как новый,
Мебель чистил пылесос.

Йола следом лишь ходила,
Ничего не говоря.
Виктор думал: «Мне бы силы!
Уплыла бы за моря!»

Но не мог он долго злиться,
Не умел он и молчать.
От неё хотел добиться,
Что же дальше ожидать.

После ужина убрался,
Всю посуду перемыл.
Всё же смелости набрался,
Осторожненько спросил:

«Я хотел бы перспективу
Всю дальнейшую узнать?
Будет мне альтернатива,
Будет право выбирать?»
Йола зубками забила,
То ль улыбка, то ли злость:
«Я сказать тебе забыла,
Ты про это думать брось!»

- «То есть, как это, не думать?!» -
Виктор тотчас же вскипел. –
«Мысли мне куда засунуть,
Чтоб я думать не хотел?!

Что мне жить лишь по указке?!
Рабство вечное терпеть?!
Мне сегодняшние тряски
Не забыть и не стереть!»

- «Вот опять ты вскипятился!
Мне придётся наказать!»
- «Нет, не надо! Я забылся!
Буду тихо продолжать.

Ты скажи, ещё как долго
У меня ты будешь жить?»
- «Ну, пока не будет толку,
Мне придётся здесь побыть!»

- «А какой тебе толк нужен?»
- «Нужен просто результат,
Чтоб во всём ты был послушен!»
- «Значит, мне терпеть диктат?!
И за что мне наказанье?» -
Виктор всё не мог понять.
Но шептало подсознанье:
«Виноват ты, что скрывать!»

Весь измученный и телом
И, конечно же, душой,
Он спросил, как между делом:
«День мой кончен трудовой?!»

- «Ну, пока ещё до ночи
Ты немного отдохни!
Бодрым быть ты должен очень,
Так что часик ты вздремни!»

Чуть на крик он не сорвался,
Будто шилом дали в бок.
Только вовремя собрался,
Сразу вспомнив Йолин ток.

Витю жаром окатило,
Под футболкой пот течёт.
Страхом челюсти сводило.
Что же ночью его ждёт?

И спросить он не решался.
Тут, какой уже – вздремнуть?!
Витя лёг. Как ни старался,
Он сперва не мог уснуть.
Но усталость всё ж сказалась,
Не заметил, как заснул.
А потом вдруг показалось,
Будто кто его толкнул.

Разлепить глаза пытался,
На диване сел с трудом,
Но безвольно покачался,
Головой упал потом.

Йола током разбудила,
Сразу сон с него слетел.
Хоть не очень больно было,
Он, как будто очумел.

- «Что опять тебе я должен?»
- «Я пришла тебе сказать,
Спать мы вместе сейчас можем,
Меня надо покачать!»

Он глаза свои тарáщил,
Ничего не мог понять,
А она за руку тáщит:
«Ты удобней только сядь!»

На колени к нему села:
«А теперь меня – качать!
Не согреешь моё тело,
Но меня надо обнять!
И качай вот, как ребенка!
Ты к ребёнку не вставал?
Не качал ночью Алёнку!
Ну, зато теперь узнал».

И часы тянулись в пытке,
Он всю ночь её качал.
Чуть заснёт – удар без скидки,
Да, ещё чтоб не стонал.

Промелькнула мысль шальная:
«Шмякнуть óб пол – и конец.
На мозги она больная».
Руки стали, как свинец.

Встать хотелось. Шевельнулся.
Он уже изнемогал!
«Как ещё я не свихнулся!»
Вновь удар, чтобы качал.

Наконец, она проснулась.
«Ну, кончается мой плен!»
Сладко Йола потянулась,
Соскользнула прочь с колен.

Он свое не чуял тело,
Спину еле разогнул.
Всё, как будто онемело,
Слёзы вылезли – моргнул!

* * *
«Как мы утро проводили,
Когда Нина здесь была…?!
Мы с Алёнкою возились,
Нина блинчики пекла».

И от тех воспоминаний
Навалилась вдруг тоска,
То ли Йолы «воспитанье»,
То ли «пытка» вновь близка.

И настолько плохо стало,
Витя мог и зарыдать.
Только б Рыба не видала,
Что смогла его сломать.

Голос Йолы тут раздался,
В кухню Йола позвалá.
Он с дивана чуть поднялся,
Так кружилась голова.

В руки взял себя и смело
Он вошёл… Муть в голове…
По стене сползал он телом, -
В кухне Йолы было две!!!

Он моргал, себе не веря:
«Я ж не пил с позавчера! –
За спиной нащупал двери, -
Мне в дурдом уже пора!»
- «Витя! Стой! Что уползаешь?!
Это дочь теперь моя
И твоя, но ты не знаешь!»
- «А, вообще…, причём здесь я?» -

Он сказал это не сразу,
Так включились «тормоза»,
Еле выговорил фразу,
Лишь таращил он глаза.

Мыслей не было..! Нет, были:
«Мне всю жизнь их содержать?!»
Витю покидали силы.
Йола стала объяснять:

«Нас, когда самец качает, -
Это секс у нас такой, -
Самка сразу же рожает,
А рЫбёнок – сразу умный и
большой!»

Я взяла твою энергию,
А из Космоса фантом,
И астрально вижу сверху я,
Уплотнить как всё потом.

Тут сознание уплыло,
Витя в обморок упал …
Как и раньше это было,
Быстро ток его поднял!
- «А теперь нам завтрак нужен!
Должен блинчики испечь!
Нам двоим теперь ты служишь
И не вздумай снова лечь!»

«Разве в жизни так бывает?» -
Он пытался осознать.
Хотя чёрт даже не знает,
Что от «рыбок» этих ждать!

«Йола вдруг, - может случиться, -
Вновь потребует «качать»…
Как начнут они плодиться,
Так куда же мне бежать?!»

- «Ну, зачем же здесь вторая?
Как её мне величать?»
Та смотрела, не моргая,
И ответила: «Я – Йять»

Виктор очень удивился:
«Почему назвали Йять?»
- «Ты же с Димой созвонился,
Мы Димана будем ждать!

Ты ругаешься терпимо:
«Ёлы-палы» лишь всего,
И слова проходят мимо,
Не заденут никого.

А Диман твой …Он для связки
Слово ставит лишь на «..ядь».
Мы свои подарим «ласки»,
Надо Диму отучать!

Оператор нам велела, -
У нас связь с планетой есть, -
За Димана браться смело,
Чтоб не смел такое несть.

Тут веселье охватило
Виктор начал хохотать:
«Ну, обоим подфартило!
Не один буду страдать!»

- «Ты чего развеселился?
Нам блины готовь быстрей!»
- «Я же, рыбоньки, забылся,
Сразу столько новостей!»

* * *
В жизни б Виктор не поверил,
Что он будет печь блины.
Фартук на себя примерил,
Что остался от жены.

Спёк блины, а сам прикинул,
Надо ль Димке позвонить:
«Ведь меня вчера он кинул,
Не хотел и говорить!
Как во всё поверить, впрочем?
Я бы так же поступил.
Рассказать такое ночью,
Приступ точно бы хватил!

Быть, как Димка, надо мудрым!
Это я такой чудак!
Обещал приехать утром …
Только вряд ли это так!

Нет! С утра он не сорвётся.
Знаю Димку, не впервой.
Он ещё и не проснётся,
После выпьют по одной».

Как подумал, так случилось,
Лишь к обеду в дверь звонок.
Йола сразу же взбодрилась:
- «Вот явился твой дружок!

Открывай! Замок без тока!
Мы должны его впустить».
- «Не поймёт Диман намёка,
Как его предупредить?!»

А звонок всё надрывался!
Димка начал бить ногой.
Виктор думал, не сдавался
И тянул, как мог: «Постой!
У меня замок заело!
Сейчас! Минуту! Не спеши!»
Приоткрыл и ошалело
Зашептал: «Диман! Чеши!

Уходи быстрей отсюда!
После и меня спасёшь!»
- «Ну, Витёк, ты и зануда!
Не проспался! Чушь несёшь!»

Дверь рванул, ввалился прямо:
- «Крыша съехала совсем?!
Где твоя, как рыба, дама?

Я мозги вам вправлю всем!»

Ишь, как вылизал квартиру!
Хоть на выставку! Ну, …дь!
Будто рапорт командиру
Под расписку должен сдать.

- «Дима! Я прошу! Свои словечки …»
- «Ты, Витёк, совсем больной!
Весь забитый, как овечка!
Всё! Поехали со мной!

- «Никуда он не поедет.
Здесь его работа ждёт.
В детской пусть обои клеит,
Пока дочку не вернёт.»
Дима резко повернулся:
В дверях кухни – Йола, Йять.
Димка странно так согнулся,
Словно начал приседать.

Воздух ртом хватал, как рыба,
Что-то силился сказать,
Вся макушка встала дыбом.
Виктор понял: «Не сбежать!»

Дальше всё было, как «в сказке»:
В детской начали ремонт.
Что не так, то рыбьи «ласки»,
Сразу били! Словом, фронт!

Больше Димке доставалось:
Он всё время забывал,
И «словечко» вырывалось,
Потому он и страдал.

Йять над ним, как меч, стояла.
Димка шёпотом ругнул.
Всё равно ведь услыхала,
И он, бедный, так скакнул!

Виктор скрыл происхожденье
Этой рыбки-дочки Йять.
Вдруг предъявит обвиненье,
Не захочет всё понять.
- «Ну, гестаповки! – шипел он. –
Должен выход где-то быть!»
А когда ремонт был сделан,
Надо было всё помыть.

В кухню сами торопились,
Есть хотелось - просто жуть.
Рыбы всё-таки добились,
Что нельзя их и ругнуть.

Димка всё не мог смириться,
Что не может отвечать,
Шепчет: «Врезать бы по рыльцам!»
Помянул и рыбью мать!

Парни мигом сообразили,
Что сготовить побыстрей,
Только Йолу усадили,
Йять шепнула что-то ей.

Йола тут же ей кивнула,
Кругом Димку обошла
И в живот легонько ткнула,
Лапкой нежно провела:

«Я сказать ещё хотела,
Диме надо похудеть!»
Димка глянул обалдело
И заметно стал бледнеть.
«Дима! Сядешь на диету!»
Димка на пол просто сел.
«Ты же сам окружность эту
Ликвидировать хотел!

Вдруг надумаешь жениться, -
Тебе нет и тридцати, -
Кто ж с тобою согласится
С пузом в ЗАГС с таким идти?!»

Продолжала Йола мудро:
«Вот настал момент, пора!
И, конечно, будет трудно!
Ничего! Начнем с утра!

У тебя живот от пива!
Значит, надо прекратить.
Это очень некрасиво
Безрассудно много пить.

А сейчас – кефир! И хватит.
Ничего больше не дам!»
- «За труды вот так нам платят,
Что к утру загнёшься сам! –

Димка вымолвил озлившись, -
И за все нас будут бить!»
В этом твёрдо убедившись,
Блин попробовал стащить.
И тотчас отдёрнул руку,
Все желанья подавил.
На лице с тоской и мýкой
Он кефир свой проглотил.

Рыбки спать им разрешили.
Виктор сразу же уснул.
Диму запахи манили,
Аромат котлет тянул.

Ночью Дима попытался
В кухне что-то утащить.
И, конечно же, попался …
Йолу был готов убить!

Ночь промучился голодный,
Утром дали творожок.
Провели потом с ним пробный
Тренировочный урок.

Дима, бедный, отжимался,
Приседал, кряхтел, стонал.
Виктор, глядя, удивлялся:
«Димка, вправду, сильно сдал».

* * *
Так продолжилась неделя.
Дима стройный стал опять.
Виктор всё по дому делал,
Стали оба привыкать.
По утрам пакет продуктов
Магазин им доставлял.
Диме полагались фрукты,
С отвращеньем их жевал.

Виктор выяснить пытался,
Кто оплачивал заказ.
Только, как он ни старался,
На вопрос всегда отказ.

Йола странно отвечала:
«Нужен нам процент до ста.
Результат даём сначала,
И на это есть счета».

Диму мысль не оставляла,
Всё ж отсюда убежать.
Его Йять за то «достала»,

Что цепляет рыбью мать.

Вот и шепчет он однажды:
«В МЧС бы позвонить…»
- «Ишь, какой ты стал отважный!
Рыбы сразу будут бить!

Ты мобильник взять пытался
И отбросил его сам».
- «Он же зверски так кусался!
Что же делать дальше нам?»
- «Странно то, что нас забыли, -
Виктор тихо продолжал, -
Может, память всем закрыли,
Чтоб никто не вспоминал?!

Что и ждать от них, не знаешь,
Влипли, Димка, мы с тобой!
То ль завоешь, то ль залаешь –
Светит нам финал такой!»

- «Слышь, Витёк, а есть таблетки?
Ну, хотя бы «Димедрол»?
Как заснут, а мы – из клетки…
Тут не должен быть прокол!»

Йола крикнула из кухни:
«Мысли знаем наперед!»
По столу Диман так бухнул,
Что открыл Витюха рот.

Разозлился Димка круто,
Стал он друга обвинять:
«Как дурак, сижу на фруктах!
Ни поесть, ни погулять!

Пива нет, девчонок тоже!
Ты, Витёк, меня позвал!
Дать за всё тебе по роже,
Чтоб друзей не подставлял!»
- «Ты, кретин! – тут Виктор взвился, -
Я тебе ведь объяснил!
Ты же в дверь ко мне вломился
И меня же обвинил!»

Чуть ребята не сцепились.
Остудила Йола пыл:
«Ну, чего вы разозлились?!
Дима тоже в списке был!»

- «Вам и списки даже дали?
Так, кому ещё страдать?!»
- «Почему вы не сказали?»
- «А зачем вам это знать?!»

Йола мирно удалилась.
Парни вновь пришли в себя.
- «Зря мы, Димка, разозлились:
Думать надо сообща.

Как экран поставить мыслям,
Чтоб не смели их читать?»
- «Может, как-нибудь по числам
Нам друг друга понимать?!»

- «Шлем какой-то нам придумать,
Чтоб на голову надеть!»
- «Ну! В ведро башку засунуть!
Иль в кастрюле посидеть!
Пушку лазерную сделай!
А войну им объявлять
Будешь ты, как самый смелый,
И начнём мы рыб гонять!»

- «Хватит, Димка, издеваться!
Тошно так и без тебя!»
- «Мне, Витёк, куда деваться?!
Мне осталось лишь два дня!

Отпуск кончился – и точка!
Ты-то можешь «отдыхать»!
Попросись-ка в садик, к дочке,
Может, пустят погулять!»

- «Замолчи! А то, как врежу!
Ёлы-палы! «Отдых» здесь!!!
Лучше дай тебя я взвешу!
Аполлонистый стал весь!

* * *
На дворе сентябрь кружился,
Ночью душно, не уснуть.
Дима встал, воды напился,
И решил он всё ж рискнуть.

К рыбам мягко обратился:
«Можно нам открыть балкон?»
Своего тотчас добился,
К двери шёл спокойно он.
- «Мысль одну пускай читают:
Я хочу лишь подышать! –
Вот он двери открывает … -
Лишь момент не потерять!»

Шаг вперёд – Диман в полёте. –
Позволял второй этаж.
- «Ну, прощайте, рыбы-тёти!
Я теперь уже не ваш!»

Он на клумбу приземлился –
Больно хрустнула нога,
Но зато освободился!
Как свобода дорога!

Знать, не зря тренировался,
Раз удачный был прыжок,
Голос вдруг над ним раздался:
«От чужой жены, дружок?!

Видел я, как ты циркачил,
Лихо так перемахнул!
Документики? Иначе…»
Сержант лихо козырнул.

- «Да, ты что, сержант, помилуй!
Я в трусах перед тобой!
Дай собраться с мыслью, с силой.
Слава Богу, что живой!»

- «Вечерок тебе достался!
Ты, наверное, не ждал!» -
И сержант расхохотался.
- «Да, уж!» - Дима закивал.

Тут машина помигала
Своим синим маячком,
За деревьями стояла
Среди клумб особнячком.

- «Ну, куда тебя подбросить?
Не пойдёшь ведь голяком:
Наши встретят и не спросят,
Отвезут тебя в дурдом!

Ох, меня и насмешил ты!»
Дима радостно вздохнул,
В милицейскую машину
Мигом с лёгкостью нырнул.

- «Ну, ребята! Не забуду!
Что с компьютером не так,
Позовите! Разом буду!
Я в компьютерах, как маг!

Мне здесь близко, до Садовой.
Вот, ребята, за углом!»
- «Ну, давай! Прыгун бедовый!»
- «Всё! Спасибо! Вот мой дом!
А тебе, сержант, я должен
Запиши мой телефон!
Позвони мне завтра! Сможешь?»
- «Ну, удачи, чемпион!»

Боль мешала. Чуть хромая,
Дима шёл на свой этаж:
«Травма, в общем, небольшая,
Просто сделаю массаж.

Хорошо, что ЛидиВанне
Запасные дал ключи.
Вот сейчас залезу в ванну…,
И компьютер я включу».

В ужас он привел соседку,
Позвонил – ключи забрать.
Заквохтала дама: «Детка!
Дима! Может быть, лекарство дать?!

Похудел как! Невозможно!
Кто раздел тебя? Беда!»
- «ЛидиВанна! Завтра, можно!
Я устал, как никогда!»
* * *
Счастье стен родного дома!
Каждый это испытал!
Всё здесь мило и знакомо,
Словно век в нём не бывал!
На диване после ванной
Дима начал вспоминать.
Все события так странны …
Для чего? Не мог понять.

«Впрочем, ясно! Воспитанье! –
Рассуждать он начал вслух, -
Ток, как средство назиданья –
Укрепить наш слабый дух!

Вот Витёк … Он безответствен.
Тратил деньги, как купец.
Не в семью носил он средства,
Так, какой же он отец?!

Ну, а я?! Сказать построже?!
Лень и выпивка – удел!
А потом с опухшей рожей
На себя бы не глядел!

Средний слой – интеллигенты!
Потому взялись за нас.
Цель таких экспериментов?
Эталон создать для масс?!

МЫ – носители культуры!
МЫ её и создаём,
А не высшие структуры!
Что же в массы мы несём?!

Говорить ведь разучились!
Все слова у всех на «ядь»!
Рыбки током лишь добились,
Я не стал употреблять.

Никому же не по нраву,
Если кто-то вас честит.
Он словами, как отравой,
Вам испортит аппетит.

Вот и наш начальник тоже, -
Крепче стой, чтоб не упасть, -
Словом он таким обложит,
Сразу хочется пропасть!

Тут компьютер вдруг включился,
Зашумело что-то там.
Чуть с дивана не свалился
От испуга Дима сам.

На экране появилась
Рыбья мордочка, и Йять
Сразу к Диме обратилась:
«Сдал экзамен ты на пять!

Стал ты крепким и спортивным,
Не ругался ты без нас.
С пузом был таким противным,
А теперь фигура – класс.
Речь, конечно, измени ты!
Хватит «грязь» употреблять.
Нужен уровень инстинкта,
Чтоб культуру вам поднять.

Скоро Витю мы отпустим,
Он уже почти «дозрел».
Повар стал весьма искусный,
Не кричит, что - беспредел!

Ты возьми свою одежду,
Забери свой телефон.
Встреча с нами неизбежна –
Это Космоса закон.

Дима слушал обалдело
И пытался осознать:
«Значит, нет для них предела …
Значит, нечего бежать».

На пол вещи тут упали,
И тотчас экран погас.
«И, выходит, они знали,
Что сбегу я в этот раз.

Позвоню-ка я Витюхе, -
Уже утро за окном:
- Слышь, Витёк, тут ходят слухи,
Что свободным будет дом!»
Виктор сразу же ответил,
Ясно было, что не спал:
- «Я, Диман, тут план наметил,
Только б я не опоздал:

Я хочу сегодня Нину,
Ну, хоть как уговорить.
Без тебя, скажу, с повинной
Мне башкой уже не жить!

Я подумал, рыбы правы:
По-дурному мы живём.
Для чего-то пьём отраву,
А что есть, не бережём!

Как ты думаешь, вернётся?..
По Алёнке заскучал …
Да, не сразу удаётся
Оценить, что потерял..!»

- «Ты, Витёк, не вешай носа!
Вместе мы уговорим!
Вместе мы её попросим.
Каждый стал из нас другим!

Как там Йола? Тóка хватит?
Ей работы на века!"
- "Ток разумно она тратит,
Да Россия велика ..!"
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

Стихи по теме Ёлы - палы

Пали снега на Россию

Пали снега на Россию.
Пусто в бескрайних полях.
Спят купола золотые
На приумолкших церквах.

Пал бастион

Пал, разбит бастион
Моего удальства,
Как богемский хрусталь,
Разлетелась броня.
Я попала в полон
Твоих глаз колдовства...

Пали на поражение!

Разбуженная иволгой заря
Едва протрёт от слёз глазницы окон -
Я покидаю свой пуховый кокон,
С нелепых снов срывая якоря.
Пью кофе. Разминаю на бегу
Акриловые серенькие...

Справедливость пала

Жизнь – лишь игра, а мы актёры.
Теряем чувства мы в игре
И совершаем только ссоры
На этой маленькой Земле.
Озлоблены мы на судьбину.
Не ведая себя, грешим...

У дуба пала...

У дуба пала ветка клёна…
_______
У кромки леса с сединой,
Из интереса непростого,
Бледнится Серый – не косой
Босым примчался в низкотравье...

Последний оплот пал

Последний оплот пал:
Не будет ни плена, ни тлена,
Не будет прекрасной Елены –
Гомер для стихов мал.
Он будет потом зарезан,
А Шли’ман оценит трезво...

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты