Аргатлан

Аргатлан
Красивое слово
навеяло мне
Легенду о юноше,
чистой воде…
I
Давным-давно, века назад
Кружился так же листопад,
И запах осени цветной
Дурманил сладостной волной.
А на равнине средь холмов
Три сотни крепких теремов
Окружены были стеной,
Чтоб не забрался к ним чужой.
Надежной крепость была та
И под охраной ворота.
Там правил Князь уж много лет,
Дружина с ним не знала бед.
Он храбрым слыл и мудрым был
И больше жизни дочь любил.
Илона баловнем росла:
Мать после родов умерла.
А Князь подругу не нашел,
Хозяйство с экономкой вел.

II
Не знала слова на запрет
Илона даже с малых лет.
И сумасбродна, и мила,
В семнадцать просто расцвела.
С кошачьей грацией пантеры
На удивленье всем манеры.
И зелень ленты в цвет глазам
Легко вилась по волосам.
Отец коня ей подарил,
Стрелять из лука научил.
Легко учеба ей далась –
Гордился дочкой старый Князь.
А что в речах резка порой,
На то отец махнул рукой.
Илону звал простор полей,
Рвалась из крепости скорей.
Никто не смог бы удержать
Иль поперек желанья встать.
Илона с редкой красотой
Имела нрав весьма крутой…
И прячь уздечку иль не прячь,
Возьмет коня и пустит вскачь,
Лишь кудри вьются на ветру!
А раз… вернулась поутру…

* * *
Ночь, проведенную без сна,
Поправить Князь решил сполна.
В покои дочь отец призвал,
Сурово глянул и сказал:
"Излишни все мои слова,
Хочу, чтоб ты была жива!
И должен, наконец, я знать,
Где ночь могла ты пропадать?!"
Но кошкой ласковой к отцу,
Скользнув кудрями по лицу,
Илона начала рассказ,
Скрывая взор обманных глаз.
Она поведала о том,
Как с вороным своим конем
Она держала путь к реке,
Но, всадников увидя вдалеке,
Решила просто переждать:
В лощину, в лес ушла гулять.
Потом коня в реке купала,
Спала на берегу, рассвет встречала …
И князя гнев пропал тотчас,
Но, не сводя с Илоны глаз,
Сказал, чтоб за ворота ни ногой,
И ездить запретил одной.

* * *
Илона скрыла от отца,
Что лишь умчится от крыльца,
Она летит в далекий лес,
И сердце скачет до небес.
Ведь там в шатре, что за горой,
Ее ждет рыцарь молодой.
С ним познакомилась в лесу,
Охотясь как-то на лису.
Князь молодой со свитой был.
Ее подробно расспросил,
Откуда родом, чьих племен,
Своих друзей не скрыл имен.
Сказал, что звать его Мальбек
И, что живет он, хоть не век,
Но тридцать вёсен пережил,
А в сердце никого не поселил.

Друзья его переглянулись,
Слегка чему-то улыбнулись…
Сказал: "Красавицы такой
Во всей вселенной ни одной!"
Илоне лесть была не новь,
Но что поделаешь! Любовь!
Она пронзила сердце разом –
Илона потеряла разум!
Мальбек – опасный сердцеед –
Не знал от женщин слова "нет".
Он пригласил ее к шатру,
Что колыхался на ветру
В излучине двух рек,
Там отобедал с ней Мальбек.
И кое-что еще спросил, -
А много ль у дружины сил?
Кто ночью крепость сторожит?
И кто в дружине суд вершит?
Но расставанья час настал,
Он руку ей поцеловал.
А чтоб не ехать ей одной,
Расстался с ней лишь под горой.
И, наклонясь к ее седлу,
Сказал, что завтра поутру
Ее он снова будет ждать,
А ночью думать и мечтать.
С тех пор в душе ее костер,
Прогулки, ласки и шатер…
Отцу солгала тогда дочь:
С ним провела она ту ночь.

* * *
И вот теперь крутой запрет…
Как вырваться? Искать ответ
Илоне долго не пришлось:
Решение само нашлось.
Из терема шагнула на крыльцо,
А тут – знакомое лицо –

Арго!.. И здесь не надо лишних слов:
Он для нее на все готов.
Пришла просить она отца,
Чтоб из дружины молодца
Сегодня на прогулку дал,
Ведь конь напрасно пострадал.
Четвертый день не ест, не пьет,
Хозяйку в стойле своем ждет…
"Ну и хитра!" – отец сказал,
С любовью дочку приласкал
И разрешил с собою взять
Арго ее сопровождать.

III

В простой семье рос Аргатлан
Его отец погиб от ран.
Он настоящий был боец –
Известный в крепости храбрец.
Мать тоже долго не жила
И за супругом вслед ушла.
Но не покинуты судьбой
Остались дети: брат с сестрой.
Родня их опекать взялась,
К ним благосклонен был и Князь.
Еще в свои двенадцать лет
Арго явился на Совет.
И заявил он Князю так:
"Я воевать уже мастак –
Владею луком и мечом,
Надежным заслоню плечом.
Сражаться буду до конца –
Я заменить хочу отца!"
Ответил Княжеский Совет:
"Прекрасен, парень, твой ответ!
Но подрасти еще чуть-чуть,
Не за горами славный путь!"

* * *
Теперь Арго двадцатый год.
И рвался он в боях вперед.
Отца достойно заменил
И уваженье заслужил!
Собой хорош был Аргатлан,
И статен телом, дух упрям,
Умел свое достичь всегда
Да вот была одна беда:
И в ней бессилен парень был –
Илону тайно он любил.
Но чувство тщательно скрывал,
Томился молча и страдал.
Он понимал: с простым бойцом
Не обменяется кольцом
Великокняжеская дочь.
А потому старался прочь
Бежать от княжьего крыльца,
Чтоб не видать ее лица,
Кудрей роскошных водопад
И глаз зеленых гордый взгляд.

* * *
Но только он хотел уйти,
Илона встала на пути.
И глаз поднять не смел Арго,
Она ж глядела на него,
Сказала властно: "Приведи коня!
Ты охранять будешь меня.
Мне так велел сейчас отец,
Сказал, что храбрый ты боец".
Своим ушам не верил он,
Но подавил сердечный стон.
И вот уж крепость позади…
А сердцу тесно быть в груди!
И скачек бешеный разгон
Решил утихомирить он,
Но не успел сказать и слова.
Она сама была готова
Поехать тише, отдохнуть.
Арго не знал, куда их путь.
Илона стала весела
И разговорчива, мила.
Прекрасен был осенний лес!
Верхушки сосен до небес;
Как господа нарядны клены;
Берез развесистые кроны!
Как счастлив был тогда Арго:
Илона рядом – и не надо, казалось,
больше ничего!
А запах осени пьянил!
И шорох листьев говорил,
Что мир прекрасный и цветной –
Подарок ей, лишь ей одной.
Так ехали, резвясь, шутя!
Он сам, как малое дитя,
Забыл, что должен охранять
И от себя не отпускать!
Она ж затеяла игру:
"Ты спрячься! Я тебя найду!"
Коней решили привязать –
Еще полдня на них скакать.

* * *
В овражек спрятался Арго
И ждал, когда найдет она его.
Илона ж, только он исчез,
Схватив коня, помчалась в лес.
Туда, к излучине двух рек,
Где был любимый князь Мальбек.
И вот вошла она в шатер.
В глазах его узрев укор,
Себя пыталась оправдать,
Хоть искру жалости поймать:
"Да! Не видались мы три дня,
Но не вини ты, князь, меня!
Ведь вырвалась я всё же наконец,
Хоть запирал меня отец!"
Нахмурив брови, князь сказал:
"Тебя насильно я не звал.
Я этой жертвы не приму,
И жить я без тебя могу".
Илона, гордость позабыв,
Рыдала, руки заломив:
"Моей души не слышишь крик!
Хочу к тебе! К тебе – на миг!
Нет! Мига мало! Навсегда!
Скажи мне только свое "да"!

Мне без тебя уже не жить!
Не мог меня ты разлюбить!
Отец не знает ничего,
Я буду умолять его!
Лишь назови меня женой,
Пойду я тенью за тобой!

Тут потеплел Мальбека взор:
"А ты не знала до сих пор?
Еще с далеких тех времен
Идет вражда наших племен".
Глаза наполнились тоской,
Она поникла головой.
Её он поднял на руках.
Илона молвила в слезах:
"Так породнимся и тогда
Вражды не будет никогда!
Придет для всех желанный мир!
Ведь ты – мой бог и мой кумир!"
И гнев на милость он сменил,
Обняв Илону, он спросил:
"Так докажи, любовь моя,
На что готова для меня?"
И слезы все пропали враз,
Как будто солнце в этот час
Послало свой победный луч,
Прорвав заслоны черных туч.
"Что надо сделать? я готова!
Скажи, Мальбек, мне только слово!"
Илону крепче он обнял
И ей на ухо прошептал:
"Когда увидишь из окна,
Что вышла полная луна,
Ворота крепости открой –
Навек останусь я с тобой.
Чтоб не расторгли наших уз,
Пойдем к отцу скрепить союз".
Илона сразу рассмеялась –
Нисколько в нем не сомневалась:
"Ну что ты сразу не сказал?
И душу всю мне истерзал!"
Но, вдруг до боли сжав плечо,
Мальбек сказал ей горячо:
"Должна ты твердо обещать,
Что будешь точно исполнять
Все то, что я тебе сказал!"
Взглянул в глаза, поцеловал.
А после были вновь и вновь
Объятья, ласки и любовь.
Опомнившись, что ей пора,
Илона вышла из шатра.

* * *
А Аргатлан недолго ждал,
И разум быстро подсказал:
"Она должна была найти,
Здесь пятьдесят шагов пути…
Илона хочет напугать,
Чтоб я пошел ее искать!"
Так думал юный Аргатлан,
И вдруг глаза застил туман:
"Но здесь же нет ее коня,
Она умчалась от меня!
Ведь так нечестно поступать!
Куда бежать? И где искать?"
Он быстро на коня вскочил,
И, как отец его учил,
Спокойно прежде оглядел
Поляну всю и весь предел,
Проехал несколько шагов,
Увидел след, - и путь готов.
Заминка вышла за ручьем,
Сомненья зародились в нем…
Куда же ехать? Вверх иль вниз?
Не ждал Арго такой сюрприз.
Подумав, вниз он поскакал
И след Илоны отыскал.
И вдруг тропинок стало две,
А мысли вихрем в голове:
Ну, как могло произойти,
Что не могу ее найти?"
Метался он туда-сюда!
Ну, хоть убейся, нет следа!
Поехал все-таки вперед:
"С ума меня она сведет!
Ах, только б не было беды!"
И тут он вновь нашел следы,
Но больше часа потерял,
Быстрее дальше поскакал.
И вдруг услышал стук копыт –
Страх за Илону позабыт…
И легкой рысью, неспеша,
Глаза горят… Как хороша!

…И только он хотел спросить,
Успела рот ему прикрыть,
Смеясь, Илона до того:
"Не говори мне ничего!
Прости! Хотела пошутить!
Вину готова искупить!"
А на губах – ее ладонь
Повергла в жар, зажгла огонь.
О, как же сладок был тот миг!
Вопрос тут даже не возник:
Где провела она полдня,
Нисколько не загнав коня?
"Ну, все! Скажи: меня простил?"
А взгляд ее с ума сводил.
Как благодарен Аргатлан
За этот день, что Князем дан.

IV

Домой домчались без помех,
Наградой был Илоны смех.
С улыбкой милой у крыльца
Илона встретила отца.
"Как быстро выросла девица
И что в душе ее творится? –
Подумал Князь, глядя вослед –
- А жениха пока что нет…
Об этом позабочусь сам:
За князя В;логда отдам.
Да! Надо с князем толковать.
Уж после дочери сказать;
Прогулки в лес все отменить,
Чтобы беды не заманить!
Пора бы ей остепениться –
Княжна! Не просто ведь девица".
И успокоившись на том,
Князь за порог вошел в свой дом.

* * *
Илона в комнате одна
Все размышляла у окна.
В шатре задача ей самой
Казалась ясной и простой.
Теперь же стала понимать:
"Одной ворота не поднять:

Охрана ночью. Часовой …
Еще следить начнет за мной…"
И все смотрела из окна,
Какой появится луна?
Луна ущербная взошла.
Илона сразу ожила:
"Она дает два дня запас! –
И успокоилась тотчас, -
- За этот срок придумать можно
И сделать то, что невозможно!"
И с этой мыслью легла спать,
Чтоб завтра действовать начать.

* * *
А утром, сидя за столом,
Тревожась, Князь спросил о том,
Спала ль Илона в эту ночь:
Какой-то странной была дочь.
То отвечает невпопад,
То вдруг оглянется назад,
Застынет с чашкою в руках;
Румянец вспыхнет на щеках.
Тотчас придумать ей пришлось:
"Был страшный сон и не спалось…"
Отец отметил про себя,
Что дочь не просит и коня –
"Пускай поспит и отдохнет,
А там, глядишь, и все пройдет".
Илоне ж вовсе не до сна:
"Смогу ли сделать все одна", -
Ей мысль покоя не дает
И быстро действовать зовет.
Пошла ворота изучать,
Какой сперва рычаг нажать:
- "А рычаги все на стене…
Под силу ль это будет мне?"
Два дня Илона тут крутилась,
Так что охрана удивилась:
В чем тут девицы интерес –
Смотреть со стен на дальний лес
Иль рычаги давить внапряг,
Как будто кто ее запряг?
Илона ж знала все теперь –
Она откроет счастью дверь.
Волненье девушки росло
И погубить ее могло.
Она не ела, не пила
И экономку довела.
Та обещала наказать, -
Отцу об этом рассказать.
Илона сразу же сдалась
И съела все, хоть и давясь.

* * *
А Князь исполнил, что хотел,
И в полдень на коня он сел.
Соседа Вологда Князь навестил,
В свой план отцовский посвятил.
Хотя сосед его был молод,
Но с крепостью справлялся Вологд.
Такого зятя поискать
Осанка гордая и стать.
А род известен их давно –
Такому многое дано.
Довольный Князь вернулся в дом:
"А с дочерью поговорю потом.
А вдруг Илона не захочет…
Ну, ничего … На год отсрочим …
А там – полюбит, загрустит,
На крыльях замуж полетит". –
Так размышлял Князь перед сном,
Молясь всегда лишь об одном,
Чтоб уберег Господь от бед,
Послал здоровья, долгих лет.

V

Илона этой же порой
Забыла вовсе про покой,
Не отходила от окна,
Ждала, когда взойдет луна.
И, наконец! О счастья миг!
Луна свой показала лик,
Как обручальное кольцо.
Скользнув тихонько на крыльцо,
Илона – тенью к воротам:
"Да кто ж охранник нынче там?
Я осторожно, на носках…"
Мысли пульсируют в висках.
И голос вдруг из темноты:
"Остановись, кто б ни был ты!"
Пронзил Илону жуткий страх,
Чуть устояла на ногах:
"Придумать надо срочно план!"
Из тьмы вдруг вышел … Аргатлан.
О, как Илона была рада,
Что и рассказывать не надо.
Арго, узнав, остолбенел,
Как зачарованный смотрел:
Илона, точно фея сна,
Стоит пред ним сейчас одна.
Глаза, что под луной мерцали,
Лишали сил, куда-то звали…
Ему казалось, мир уплыл,
Так взгляд его заворожил.

Когда Арго хватило сил,
Илону тихо он спросил:
- "Зачем вы здесь в столь поздний час?
Или случилось что у вас?"
-"Мне не спалось. Решила встать.
Тебя хотела увидать." –
Илоны голос этот нежный
Дарил какую-то надежду. –
- "Хочу увидеть со стены
Я красоту большой луны".
Арго забыл, зачем он здесь.
Как под гипнозом был он весь.
Но по-кошачьи, точно рысь,
Илоны тень метнулась ввысь!
"Илона! Вам туда нельзя!
Вы это делаете зря!
Запрет для всех ночной порой!
Я говорю, как часовой!"
Ступеньки шли наверх ворот,
Еще направо – поворот,
Там механизмов рычаги,
Но не для слабенькой руки.
Илона давит, что есть сил,
И механизм проем открыл.

Ах, слишком поздно Аргатлан
Понять сумел ее обман.

* * *
А крепость эту ночью взять
Решил Мальбек. Послал всю рать.
А сам со свитою большой
Пока остался за стеной.
Взорвали крики тишину…
И только тут, поняв вину,
Илона бросилась бежать,
Пытаясь как-то осознать
Такой чудовищный обман,
От слез, не видя сквозь туман!
"Так вот любовь твоя, Мальбек!
Я прокляну тебя навек!" –
Илона не могла дышать,
Увидев эту вражью рать.

* * *
Мгновенно Аргатлан постиг,
Что надо делать в этот миг!
Он гулко в колокол забил –
Удар врага его с ног сбил.
Удар в висок был, он упал,
Сознанье тут же потерял.
Очнувшись, свой схватил он меч,
Врагов нещадно начал сечь.
Княжьи бойцы дрались, как львы,
И не жалели головы.
Им было, что здесь защищать,
Но силы начали терять…
Средь ужаса и крови при луне
Явился Князь на вороном коне.
Дружина сразу ободрилась,
Атака вновь возобновилась…
Сильна была Мальбека рать,
Жестокость ей не занимать.
И все ж "гостей" бойцы погнали
И дом родной свой отстояли!
Их план внезапности пропал –
Отряд Мальбека ускакал.

VI

По небу алость разлилась,
Заря, как с кровью, занялась.
Бойцы тут начали считать,
Кого пришлось им потерять.
На это утро все ушло.
Тут солнце ясное взошло.
Дружина на поляне собралась.
И к ней печальный обратился Князь:
- "Не избежать в бою потерь.
О них скорбим мы все теперь…
Но вот хотелось бы узнать,
А кто впустил к нам вражью рать?"
"Уж лучше б умер я от ран," –
Подумал сразу Аргатлан.
Здесь на поляне у реки
Собрались дети, старики.

И женщин скорбные глаза
С тоской глядели в небеса.
Но, несмотря на яркий день,
Илона, бледная, как тень,
От них стояла в стороне:
"Не избежать позора мне," –
Мысль обреченно пронеслась.
А речь свою продолжил Князь:
"Беречь всей крепости покой
Обязан каждый часовой!
Из строя пусть выходит прочь,
Кто часовым стоял в ту ночь!"
И Аргатлан шагнул вперед …
Невольно ахнул весь народ!
Князь тоже дрогнул и сказал:
"Я от тебя не ожидал.
Фемиды грозная рука
Печать поставит на века.
С клеймом вины пойдет ваш род,
И проклянет тебя народ!"
- "Смогу ли смыть я свой позор?" –
Арго спросил, потупив взор.
- "Совет один тебе я дам:
Как доказать, ты знаешь сам –
Кровь виноватого темна –
Бесследно вся уйдет она!"
Так Князь закончил свою речь
И протянул ему свой меч.
Кровь заструилась по мечу,
Подобно алому ручью …

На этом месте вдруг возник
Прекрасный, радужный родник …
Он заструился неспеша,
В нем Арго светлая душа…


* * *
Прошли с тех пор уже века …
Плывут, как раньше, облака.
И не узнать уж этих мест:
Леса, родник, поля окрест.
Мне нравится на берегу сидеть,
Подолгу на ручей смотреть.
Навечно проторивши путь,
К себе зовет он отдохнуть.
Взлетают брызги, как фонтан,
Струится чистый Аргатлан.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты