Червивые яблоки снов

Страсть, безумие и слабость составляют содержание любви диавольской.
Иоанн Сербский.

Любовь замужней женщины – великая вещь.
Женатым мужчинам такое и не снилось.
Оскар Уайльд.

Никогда мы не бываем счастливы,
наше счастье – это лишь молчание несчастья.
Ренар.

Осень (Прелюдия)

***
1.0
Вполне осмыслить Вашу утонченность
По-видимому, смертным не дано.
Загадочность, искусством увлеченность,
Страстей таинственных пьянящее вино…
Такой Вы видитесь мне в этот день осенний,
Звездой, туманным облаком мечты…
Я так могу сказать без опасений
Смутить адептов Вашей красоты,
Поклонников искрящихся талантов,
Которыми Вас Бог не обделил,
Когорту добровольных адъютантов,
Пробиться сквозь которую нет сил:
Не Вам, поверьте, в этом сомневаться,
Не Вам, повсюду затмевающей других…
Вам так пристало жизнью забавляться,
Всех превращая в обожателей своих…

Часть 1. Мы вместе. Делим радость и печаль…

Зима (Адажио)

***
1.1
Одухотворенность твоего лица…
Иногда мне хочется стать гегельянцем –
Чтобы верить в высшую идею,
Чтобы сравнивать тебя с нею…

Что может быть прекрасней
Свободного интеллекта
За которым угадывается ураган эмоций?
Налет практицизма – лоция.

Хрупка каравелла. Суров океан.
До предела натянуты ванты-нервы.
Друг – предатель. Надежда – обман.
Первый, первый, первый…

Добро всегда побеждается злом…
Это истина, или кажимость?
Жизнь – черный ящик с острым углом,
Розы шипами усажены…

Но жизнь – прекрасна и удивительна…
Так уже говорили и не раз еще скажут,
И для каждого существует радость открытия,
Для всех. Для тебя даже.

Даже – потому что нельзя не признать
Тебя особенной, исключительной,
Как единственную в мире черную гвоздику
С жемчужинами капель на лепестках…

***
1.2
В задымленно-неясной перспективе
Возник нежданно тонкий силуэт…
И я, застыв в задушенном порыве,
Измял зачем-то пачку сигарет,
И замолчал, затягиваясь нервно,
К тебе приклеив жадные глаза
И так же остро в сотый раз, как в первый,
В мозгу пульсирует – нельзя, нельзя, нельзя…
Нельзя, нельзя, я это точно знаю,
И я останусь, я к тебе не побегу,
Но – до конца себя не понимаю,
Но – справиться с собою не могу,
О чем-то с кем-то говорю невнятно,
Кому-то отвечаю невпопад,
А сердце бьет неистово, набатно,
Глаза - предатели кричат, кричат, кричат,
Кричат – люблю! И я, кусая губы,
Взгляд отвожу, насилуя себя,
И все равно серебряные трубы
Трубят во мне, безумствуя, трубят!
………………………………….
Но ты ушла. Вокруг – темно и пусто,
Исчезло ощущение весны,
И появилось тягостное чувство
Потери и (зачем это?) - вины…

***
1.3
Уныло тянутся упрямые минуты,
Звенят звонки, иду из класса в класс,
Я здесь… И в то же время там я будто,
Где взгляд поймал прощальный милых глаз…

Вдруг входишь ты! Мгновенное затменье,
Ловлю глазами твой любимый силуэт,
Сжимает грудь внезапное волненье,
Свет твоего лица! Любимых глаз привет!

Я заберу себе твою усталость,
Шатром раскину руки над тобой,
Живу тобой! И что б со мной ни сталось
Мне ясно – я навеки пленник твой…

Я данник твой, я твой вассал, родная,
Жрец на высоком алтаре твоем,
Я твой ландскнехт. Пусть воет вьюга злая,
Я встану на ее пути щитом.

Любимая, промчатся мимо бури,
Заворожу их, обману, заговорю…
Ты мое счастье! Золото в лазури!
Ты мое солнце… Милая, горю…

***
1.4
Идешь по коридору, вся чужая,
Мельканьем лиц чужих окружена,
И, кажется, меня не замечаешь,
И знать не хочешь, как ты мне нужна…
Я, как сквозь стену, прохожу сквозь невозможность,
К тебе, словно к иконе, подхожу,
И в забытьи, оставив осторожность,
Как в книгу судеб внутрь тебя гляжу…
И нахожу в твоих глазах сияние,
И ты становишься роднее всех живых!
Спасибо, милая, за тайное признание
Моей причастности к святыне глаз твоих,
Спасибо, милая, за то, что пустоту,
Рожденную тоской и ожиданием,
Способна ты наполнить обещанием,
Весенним звоном яблони в цвету…
………………………………………..
Смущение причина ли, испуг ли,
Но лишь мгновение прошло, и ты ушла…
Но мне тепло - пылают жарко угли
Души, которую ты снова мне зажгла!

***
1.5
Зима и волшебство. Классическая тема.
Снег манною из тьмы в сиянье фонарей
Искрясь, струится… Но, передо мной дилемма:
Не отпускать тебя? Расстаться поскорей?

Кружится голова от сказочности улиц,
Укрытых снежной свежестью небес,
Деревья троллями стоят, слегка сутулясь,
Мне грезится – вокруг волшебный лес…

Вся в белом – ты Снегурочкой вдруг стала,
Снежинки тают на твоих щеках,
В глазах мерцают льдистые кристаллы…
Но мерзнешь ты в капроновых чулках!

И я в очарованье зимней сказки,
Мне давшей новый вдохновенья взлет,
Вхожу, как в ледяной дворец, с опаской:
Простудишься – и рухнет сказки свод!

Но как прекрасен мир! Чуть ощутимой грустью
И терпкой радостью наполнен поцелуй…
И сказочный корабль, накренясь, входит в устье
Реки - Вселенной в пене снежных струй!

***
1.6
Опять зажглись ночные фонари,
И я горю… Я над собой не властен.
Ты не могла мне счастье подарить,

Ты подарила мне желанье счастья.
Все мысли перепутались мои,
Я на земле – и в облаках витаю…
В душе поют шальные соловьи
И совы молчаливые летают…
Пусть, пусть зима купает нас в снегу,
Мы доживем до нашего апреля,
Хочу, чтобы следы моих горящих губ
На твоем теле вечно пламенели…
Любимая, я подожду зари…
Пройдет зима, минуют все напасти…
Ты не могла мне счастье подарить,
Но подарила мне желанье счастья!

***
1.7
Знакомы каждому очарованье странствий,
Познанья зуд, стремление вперед,
Желанье новым видеть каждый год…
И все же, мы стремимся к постоянству.
Размеренно вращается планета,
Необратимо льются годы в Лету,
Цветок прекрасный в перспективе – тлен…
И все же, свойственна нам жажда перемен.
Остановись, мгновенье! Ты прекрасно!
Сказал седой, все видевший старик,
Сказал, и умер. Что такое счастье?
Чего достиг, и, все же, не достиг.
К чему стремишься втуне, безуспешно,
То, чем владеешь, но не до конца,
Нет счастья смертным, от рожденья грешным…
Довольно простоты на мудреца!
Я не хочу расчетных формул счастья,
Туманных формул оправданья бед.
Я знаю, счастье – видеть сквозь ненастье
Твоей улыбки несказанный свет,
Я знаю, счастье – вечность и мгновенье
Сжигающего взгляда твоего,
Я знаю, счастье – наших рук сплетенье,
Я, ты и счастье – больше никого…
Мне счастье знать – ты с радостью и болью
Идешь ко мне, печалей не тая,
Мне счастье - хлебом быть твоим и солью,
Счастливой будь – счастливым буду я!
И я уверен – счастье достижимо.
Пусть высоки препятствия – хребты,
Я их преодолею для любимой.
Я знаю, мое счастье – это ты!

***
1.8
Я так поверил в сложность бытия,
Что обесценил емкость простоты.
И был момент, когда принизил я
Значимость обращения на ТЫ.
И, мне казалось, утонченней – ВЫ.
И, мне казалось, благородней – ВАС.
Но я не слышал шепота листвы
Твоей души за вежливостью глаз…
Я испытал полсотни полумер,
Но были все искания пусты…
И вдруг я понял – перейти барьер
Поможет мне лишь только слово - ТЫ!
Мне стало ясно, это слово – мост.
Мне стало ясно – выше слова нет.
И слово выпрямилось во весь рост
И заискрилось, словно самоцвет!
Прозрачность рек и молодость травы,
Глубь моря, все оттенки красоты,
Включая вежливую утонченность – ВЫ,
Вобрало солнечно - восторженное – ТЫ!

***
1.9
Весь мир твоей гармонией пронизан,
Твоя мелодия – мои мечты и сны.
Ее хрустально-светлые капризы
Неизъяснимой прелести полны…

Весь мир твоей гармонией пронизан,
Теряю, растворяясь в ней, себя,
И вновь, охваченный нахлынувшей репризой,
Плыву в безвременье, ликуя и скорбя…

Весь мир твоей гармонией пронизан,
Звенящей золотым и голубым…
Ты видишься мне драгоценным призом
Вселенской музыки, симфонией Судьбы…

***
1.10
Мы вместе – месяцы. Но столь же поэтичной
Как и впервые, видишься ты мне,
Все та - же радость удивления в привычном,
И нет конца твоей извечной новизне…
Не удовлетворяясь настоящим,
О прошлом память светлую храня,
Я верю в будущее – в преходящем
Непреходящее умею видеть я…
Умею видеть, потому что знаю:
Пройдут, бесспорно, розовые сны,
Но вечно властвовать мной будет молодая
Душа твоей непреходящей новизны.
И пусть суха обычно жизни проза,
Я верю – если будем вместе мы,
В ней поэтические не увянут розы,
Вовсю цветущие в объятиях зимы!

***
Весна (Аллегро)
***
1.11
Открой глаза – во Львов пришла весна!
И, между прочим, солнце в окна брызжет,
И улыбается по вечерам луна,
Наверное, совсем как над Парижем…
Как над Парижем, нежно и легко,
И, даже, может быть, повеселее!
Возьми же помажорнее аккорд
На клавишах своей души скорее!
Засмейся над прошедшею зимой,
Остатки снега растопи улыбкой,
Любимая, не связывай со мной
Свои потери, промахи, ошибки,
И не пытайся доказать весне
Что наши судьбы – зимние дороги…
Весна тебя заставит зеленеть,
Поверь, весне подвластны даже боги!
И пусть еще не стаял лед невзгод,
Не стоит, право, на него молиться:
Апрель растопит самый стойкий лед,
Апрель всем людям согревает лица,
Поверь, нам от апреля не уйти,
И ты ответишь на тепло улыбкой!
И ты уже в апреле – так цвети!
Поверь, весна не может быть ошибкой!

***
1.12
Посмотри, как добр мир весенний!
Посмотри – причудливая тень!
Посмотри – приметы обновления
Нам видны сегодня, каждый день.
Посмотри, как тих и ласков вечер,
Посмотри, как светел диск луны,
Посмотри – мир этот бесконечен,
И, ты видишь? – мы ему нужны!
Пусть порой бывает грустно, милая,
И для нас придуман этот мир.
Посмотри сама – ты не Людмила,
Посмотри сама – я не Ратмир,
Посмотри сама – нет оснований
В безнадежность верить до конца,
И сегодня, в этот час желанный,
Я касаюсь твоего лица!
А ты даришь мне весенний взгляд…
Посмотри - же, все эти преграды,
Что меж нами скалами стоят,
Обойти не только можно, надо!

***
1.13(а-1)
Искал ли я свою звезду в пустыне
Растраченных иллюзий и страстей?
Искал ли я путей смирить гордыню
Натуры неуступчивой своей?
Арагвы громовой поток смиренней
Чем роковая страсть моей души…
Есть в мире женщина… Я буду откровенней,

Рок, фатум, божество… Кто может разрешить
Невыносимый спор моих сомнений,
Отягощающих, сжигающих меня?
Вернуть меня в себя? Мой добрый гений,
Арбитр битвы мрака и огня…

***

Лето (Менуэт)

***
1.14
Смотри, любимая, как солнце золотое
Лучами охватило небосвод!
Как сразу встрепенулось все живое,
Как все вокруг поет, цветет, живет!

А Солнце обнимает нашу Землю
Как мать свое бедовое дитя,
Что уговорам никаким не внемля
Резвится, развлекаясь и шутя!

А Солнце Землю очень понимает,-
Ведь у него добрейшая душа,
С усмешкой мудрою оно ласкает
Планету – глупенького малыша…

И мы с тобой Земли земные дети,
И нам пристало слушаться его,
И нам с тобой сегодня Солнце светит,
Определяя жизни торжество.

Оно – противник холода и мрака,
Ему претит холодных мыслей лед,
Ведь каждый луч его – веселый забияка,
Молниеносный радости полет!

А мрак и холод – порожденье ночи,
Их вечный спутник – непрестанный страх…
Любимая, ты этого не хочешь,
Бесенок смеха есть в твоих глазах!

Он там живет, коричнево-зеленый,
Рождая смех над миром и людьми,
Окутанный туманом невесомым,
Как облаком печали и любви…

Я знаю, милая, твоя любовь безмерна,
Ты любишь всех и все вокруг себя,
А я люблю тревожно, суеверно,
Люблю одну волшебницу – тебя.

Твоя печаль – она всегда с тобою,
В изломах страстных трепетного рта,
Твоя печаль слита с твоей любовью,
Ты без нее была б совсем не та…

Но, милая, послушай шепот ели,
Исполненный тепла и доброты,
Меня всегда твои улыбки грели,
Я не хочу, чтобы грустила ты!

Хочу улыбки радостной и светлой,
Хочу, чтоб смех сверкал в твоих глазах…
Оставь сомненья – мир великолепный
Лежит у ног твоих и все в твоих руках!

***
1.15 (а-2)
История нам стала близкой вдруг,
Раскрытой книгою зашелестела…
Альковный сумрак, тишина вокруг…
Высоко в небо ясное взлетела
Старинных башен мрачная семья,
Перекидным мостом полусгоревшим
Отринув суету…Забуду ль я
Молчанье стен полуистлевших,
Наследующих мрак веков,
И полустертые ступени,
Внезапный звон колоколов
Ожившей старины…Колени
Любимой, королевы грез,
Шагами легкими бегущей,
Едва дыша, копну волос
Безудержно вперед несущей…
Стремительно, беспечно, властно
Толпу разбив, идет магнат.
Вельможи, кланяясь подобострастно,
Отхлынув, шепчут: Зол он? Рад?
Мерцанье люстр, часов старинных
Укачивающий перезвон,
Крутые горы бочек винных,
Алтарь богатый, шелк знамен…
Чарующим звучанием органа
Ендовы путь сопровожден, виват!
Вино кипит… Вдруг оклик слышен странный:
Стой! Вы, да-да! Туда нельзя! Назад!
Куда вы? Что? Немедленно вернитесь!
Опасно там, нельзя, вам говорят!
Голубушка, зачем вы суетитесь?
Оставьте крик. Ваш замок напрокат
Злым профтехшкольникам сдавали,
А те вокруг все изломали…
Мы, право, вовсе не при чем,
К тому же мы сейчас уйдем,
А сказку мы с собой возьмем…
……………………………………
Как радости и как печали…

***
1.16
Ты для меня – улыбка и цветы,
Столпотворенье ласковых аккордов,
Ты – квинтэссенция ума и красоты
На фоне «наших достижений и рекордов»…
Ты мне даешь и радость, и печаль,
Я так тебе за это благодарен.
И нет нужды мне всматриваться в даль-
Мол, враг хитер, опасен и коварен,
Мне нет нужды о чем- то сожалеть,
Мне нет нужды кого-то ненавидеть…
Мне просто хочется вполголоса запеть
И ничего не слышать и не видеть…
Мне хочется, чтобы и ты могла
Укрыться с головою одеялом…
Все будет – беготня, невроз, дела,
Но пусть все будет там – за перевалом.
Пусть добрая улыбка тронет губы –
Мне стали так близки твои черты…
Я слушаю серебряные трубы
Мне хочется, чтоб слышала их ты…
Пусть это – розовая полумаска,
Пусть это – ласковая пустота,
Пусть это милая, коротенькая сказка,
Когда и я не тот, и ты не та,
Но мы живем в таком круговороте,
Ты не отыщешь пустоты в году,
Поверь, какой-то смысл, в конечном счете,
Есть даже в ней – цени же пустоту!
По-доброму посмейся надо мною,
Назло мне можешь с Шоу лечь в постель,
А я пока поговорю с горою,
А может, встречу озорную ель!
Но я вернусь, конечно, очень скоро,
Моя душа привязана к тебе.
Ведь только ты одна - моя Аврора,
И самый громкий барабан в моей судьбе!

***
1.17
Она уверена, пожалуй, не на шутку
(Всегда есть в шутке доля правды!), что
Мужчина любит женщину желудком,
А сердцем, чувствами, душой – потом…
А я, подвоха не заметив в том,
Ей на вопрос: «Какую кухню любишь?»,
Не размышляя, брякнул наугад –
Мясные, острые, дымящиеся блюда!
Мол, хищник я, и мне сам черт не брат!

«Я думала, ты скажешь – только лечо,
Которое готовила мне ты…».
Я осторожно взял ее за плечи
И губ ее прохладные цветы
Губами ощутил… О как чисты
Ее глаза – два озера, два моря,
Два родника печали и любви…
Прозрачная мелодия «Love story»
Вновь осветила сумерки мои…

И я подумал – все победы, встречи,
С ран, только перевязанных, бинты,
Я отдал бы сейчас тебе за лечо,
Которое готовила мне ты…
Мое сокровище, архангел красоты!
Прости меня, но я признаюсь в том,
Что, заболев тобою не на шутку,
Любя душой и сердцем, я (потом!) –

Боготворю тебя желудком!

***
1.18
С каких то пор я в черное влюблен!
Мне нравятся брюнетки и рояли,
В ночи, беззвездные, чернея, манят дали,
И раньше бы, бесспорно, я едва - ли
Смог оценить американский джаз и хор.

Люблю индейцев – только «черноногих»,
Из фауны всей выделил пантер,
И, тьфу на моду, очертаний строгих,
Еще раз тьфу на критиков убогих,
Носить мечтаю черный пуловер!

Вороны стали милыми казаться,
А черный лебедь – символ красоты.
Тюльпаны черные мне еженощно снятся,
С чертями мне теперь не страшно знаться,
Я восторгаюсь видом черной бороды.

Померкла пред Одиллией Одетта,
Воспринимаю все наоборот…
Вот если б они были не одеты,
Мне легче было б вдуматься в либретто,
Я б слушал и смотрел, открывши рот…

Мне черное не кажется суровым,
Я в нем не чувствую какой-либо тоски,
Мои ассоциации так новы –
Даль Черноморья, серебро столовое,
Цилиндры, бабочки и котелки!

Да что там цвет! Звук «Ч» прекраснозвучный!
Приятен как! Кружится голова!
Да будь я крупный деятель научный,
То я бы ввел его собственноручно
Во все без исключения слова!

В чем дело тут?
Где кроется разгадка?
Чем объяснить таинственную страсть?
Мне кажется, что в этом беспорядке
Виновна полностью волос смешная прядка,
Стремящаяся на твои глаза упасть!

***
1.19
Дама без перчаток и вуали,
Львовско-закарпатская княжна,
Инокиня страсти и печали,
Как ты мне безвыходно нужна!

Я не титулован, не отмечен
Ни людьми, ни богом, ни судьбой,
Но за много лет до нашей встречи
Я мечтами встретился с тобой.

Женщины мелькали, словно тени
Мимо ожидающей души
Но тебя увидел – и застрелен.
И погиб… И не могу решить

Сотой доли тьмущей-тьмы вопросов
Мчащихся лавиной на меня:
Кто ковал такие взгляды-косы?
Где он взял небесного огня?

Кто писал искрящееся рондо
Ангельского смеха твоего?
Кто украл улыбку у Джоконды
Для тебя? Я чувствую листвой

Осени своих мечтаний юных:
В искрах олимпийского костра
Волосы твои – Орфея струны –
Воронили чудо-мастера!

Месяцы готов смотреть, немея,
Путая сегодня и вчера,
На изгиб твоей лебяжьей шеи,
На крутую линию бедра!

Отдал бы серебряную ложку,
Если бы родился с ней во рту,
За секрет – какой ваятель ножку
Изваял? И как он Красоту

Нанимал в натурщицы? За плату?
Или обнажала для любви
Красота смущенно, виновато,
Перед ним все прелести свои?

Леди из уайльдовской гостиной,
Герцогиня из моей мечты,
Я тобою счастлив нестерпимо
В те часы, когда со мною ты…

А когда Фортуна неискусно,
Грубо разрушает все мосты,
Я тобою счастлив очень грустно…
Но ведь все равно со мною ты!

Улыбнись, негаданная Муза!
Что бы ни было, я знаю наперед –
Даже у пролива Лаперуза
Мне встречать твой алый самолет!

***
1.20
Взмахнешь ресницами, нежность разбрызгивая,
До боли нежность твоя горяча,
А я, сумасшедший, спасенье отыскиваю,
В твоих обжигающих взглядах-лучах…

И день, и ночь о тебе раздумываю,
И сны, и явь о тебе трубят,
И я себя для тебя придумываю,
Но никогда – тебя для себя…

Тебя в своем сердце всегда отыскиваю,
Ты в моем сердце хозяйкой живешь,
А я в твое сердце, как в щель, протискиваюсь,
И хлещет мне в спину холодный дождь.

И ветер простуженно, яростно взвизгивает,
А я, осеняясь звездой и крестом,
Ангелом, чертом, правдиво, неискренне
Вползаю в твой добрый и ласковый дом…

А ты – глазами нежность разбрызгиваешь,
Или сомнением рубишь сплеча,
И я, сумасшедший, спасенье отыскиваю,
В твоих обжигающих взглядах – мечах…

***
1.21
Все мысли о тебе…Вне времени и места
Живу в потоке образов твоих…
Ты жизнь моя, любимая, невеста…
Весь мир мой состоит из нас двоих.
Полгода пронеслось в одно мгновенье,
Я без остатка поглощен тобой,
Все те - же мучают меня сомненья,
Все так же я иду в неравный бой.
Бой за тебя. Смелее, тверже, строже,
Пусть обстоятельства невыгодны и злы,
Я верю, что смогу. Одно тревожит -
Я знаю, отстают мои тылы.
Весь – в авангарде. Все свое – с собою.
Путей для отступленья просто нет.
Да, для меня нас в мире только двое,
Но для тебя… Сложнее все, мой свет.
Я понимаю – во сто крат сложнее,
Но, сознавая скромность перспектив,
От мысли о тебе по - прежнему пьянею,
По-прежнему схожу с ума от глаз твоих…
***
1.22
Странно, ты теперь совсем не близко,
Но твое присутствие, твой взгляд
Дарит мне сейчас твоя записка
Теплым словом душу шевеля…

Как мне дороги в моем уединении
Эти простенькие, милые слова,
Шепчущие в радостном волнении -
Милый, я с тобой, любовь жива…

Чувствую себя неблагодарным –
День и ночь молиться должен я
Этим строчкам, мне тобой подаренным,
Ласковая девочка моя…

***
1.23 (а-3)
Иршавское! Волнующий букет,
Рождающий воспоминанья
О том, как славили рассвет
Чирикающие созданья,
Как солнца искрометный луч
Атаковал седое утро,
Прочь отгоняя стаи туч…
Окно открыто, пахнет пудрой,
«Москвою красною», росой,
Ничем не омраченным счастьем
И отгремевшею грозой…
Приятно было и ненастье!
Освобожденная любовь
Ликующие песни пела…
Я прочитать мечтаю вновь

Неповторимую новеллу,
Украденную у судьбы…
Любовь! Как все твои рабы,
Ютясь в шатре воспоминаний
Боюсь я собственных желаний…
И все – же, верю – будет так!
Мне просто плохо жить иначе,
А жизнь-то стоит не пятак…
Я верю в счастье и в удачу!

***
1.24
Люди вечно друг друга судят…
Злые – добрых, щедрые – жадных…
Не таких осуждают люди,
Непохожих, незаурядных…

Всяк судья, и всяк – подсудимый,
Все друг в друге ищут «ненужное»,
Все: в общительных – нелюдимые,
Компанейские – в недружных,

Добрый – жесткость осудит в ближнем,
Злой – окрестит доброго мямлей,
Лысоватый не любит нестриженых…
Пусть осудят! Бояться нам ли?

Мы и сами друг друга судим,
Поцелуйкин и Несмеяна.
Что нам люди? Мы сами люди.
И враги себе, и охрана…

Осуди меня, недотрога,
Я люблю тебя, добрую, злую…
Не суди меня слишком строго,
Можно я тебя поцелую?

***
1.25
Я вспоминаю этот день…
Ты исчезала в магазинах,
А я, глазея на витрины,
Искал спасительную тень…

Нет, нас печаль не стерегла…
Светились на губах улыбки,
И мне в ладонь рука легла
Твоя… И в душах пели скрипки…

И ласково-ленивый свет
Блаженно - тающего солнца
Слепил нескромные оконца
Домов, смеющихся нам вслед…

Я помню замок родовой,
Смешного гида - старикашку,
И малыша с пустой баклажкой…
Как пить хотелось нам с тобой!

Мы пили кислое вино
В простой пивнушке у дороги,
Нам было, право, все равно,
Мы были к миру так не строги!

Костел, столовая, кино –
Никто над нами не был властен,
И верно, было нам дано
В тот день особенное счастье!

Бог мой! Я вспоминаю душ
И надпись – «Городская баня»…
Когда же нового свиданья,
Любимая, с тобой дождусь?

Чтобы обнять твои колени,
Чтобы осыпав их дождем
Из поцелуев, в ослепленье,
Шептать тебе – еще найдем,

Кричать тебе, что мы найдем
Нам предназначенное счастье,
Сквозь все и всякие напасти
Мы каждый день к нему идем!
…………………………………
Но этот день, такой прекрасный,
Смутила твоей муки тень…
Христос страдал в свой самый страстный,
А ты – и в самый светлый день…

И тщетны, милая, старанья
Прекраснодушные мои
Как бы забыть твои страданья…
Прости же грех моей любви.

Мне этот день – как сновиденье,
Он дорог мне, как взлет мечты,
Молю судьбу о повторенье,
Но… чтобы не страдала ты.

***
1.26 (а-4)
Искусство жить легко постичь дано не всем,
Разборчивостью тексты жизни не страдают…
Отсутствие простых и стройных схем
Чрезмерно это дело усложняет.
Калейдоскоп всей этой суеты
Ad libitum не разберешь и ты…
Стремления с сомненьями смешав,
Едва пытаясь в этом разобраться,
Ревную и люблю! Кто виноват, кто прав?
Жизнь скажет все сама, что правды добиваться?
И пусть чертовски непонятна эта жизнь,
Калейдоскоп пестрит – смешной он, улыбнись!

***

Ранняя Осень (Крещендо)

***
1.27
Твоих бровей испуганный разлет,
Ресниц распахнутых сомненье и тревога,
И горечь губ… Ради всего святого,
Не мучь себя! Пусть стает горький лед!
Хочу в глазах твоих увидеть свет
Спокойствия, доверия и ласки,
Хочу, чтоб умерла боязнь огласки,
Чтоб долгожданный наступил рассвет!
Я сердце для тебя сожгу свое,
Ты чувствуешь – пылает жарко сердце.
Растает лед. Ты можешь мне довериться?
За это я отдам все бытие,
И все сознание, все идеалы, веру,
Все, что от жизни взял и взять смогу:
Мечты, иллюзии, гвоздики на снегу,
Смех оптимиста, скепсис маловера…
Как мало этого! Какие пустяки!
«Весь мир» к ногам и преданное сердце…
Не райские врата - сомнительная дверца,
Довольствуются этим простаки…
В метаморфозах радости и горя
Ломаю все в себе, и строю вновь, спеша,
Измучена моя смятенная душа,
И верю сам себе – и сам с собою спорю…
Но я люблю… Невесело и зло,
Отчаянно люблю, ожесточенно,
Восторженно, светло, необреченно…
Любимая, скажи, тебе тепло?

***
1.28
Ты восприимчива, как фотопленка…
Неуловимо быстры и легки,
На настроение твое ложатся тонко
Ассоциаций пестрые мазки.

И вот уж ты почти переменилась,
Дорисовала кем - то образ свой,
Картина мира выгнулась дугой, -
Ты снова в выдуманное влюбилась!

Ты просто излучаешь артистичность.
И мне видна в метаниях твоих
Причинно-следственная разно - идентичность
Приятия неприязни-любви…

Я в игры твоего воображенья
Естественно, безропотно иду,
И под отточенный топор твоих сомнений
Свою любовь кричащую кладу…

Страданием я вынужден читать
Сны – стрелы, пущенные наудачу…
Я знаю, ты стремишься стать богаче.
Беднее, знаю, ты не хочешь стать.

Казнясь безверием, безумствуя, скорбя,
Любимая, я от тебя не скрою,
Я сердцем чувствую, что для тебя
Я много значу, и не меньше стою…

И пусть душа моя нередко плачет,
Любимая, какое счастье знать,
Что ты, в своем стремленье стать богаче,
Беднее никогда не сможешь стать.

***
1.29
Не написать… Не знаю слов, способных
Мою растерянность, мой ужас передать,
Нет мыслей, кроме нервных и неровных,
Любимая, да можно ль так страдать?
Зачем? И кто оценит эти муки?
Бездарности, стоящие вокруг,
Что превратили в пастбище науку?
Любимая моя, бесценный друг,

Прошу тебя смиренно, умоляю,
Щади себя, послушайся родных,
Пусть нелегко тебе решиться, знаю,
Но стань же выше слабостей своих!
И стань к себе хоть несколько добрее,
Пусть пострадают, черт с ними, дела,
Для них отыщешь время ты позднее,
Важнее чтобы ты себя нашла!
Какому Богу должен я молиться,
Чтоб сбросила с себя ты, став сильней,
Своей раздвоенности власяницу,
Вериги нерешимости своей?
Любимая, целуя твои руки,
Клянусь тебе безмерностью любви –
Мои, пускай «придуманные» муки,
Ничуть не легче истинных твоих…

***
1.30
Ты в нелогичности своей всегда права…
Мое признание, быть может, необычно,
Но я еще раз повторю эти слова –
Да, ты всегда, везде, во всем логична.
И то, что мне казалось даже злом,
Всегда было оправданно и нужно.
И все, что прямо мимо нас прошло,
Все к нам вернулось косвенно, окружно…
Жизнь, безусловно, сложная игра –
Боль причинить – как отхлебнуть глоток.
А сколько раз я был с тобой не прав,
А сколько раз я был к тебе жесток…
А сколько раз я прихоти свои
Снабжал девизом – быть или не быть!
Как жалок буйный смерч моей любви
Перед твоим умением любить…
Перед твоим умением прощать,
Мои проступки мне, характер мой,
Перед твоим стремленьем защищать
Меня перед собой, передо мной,
Перед твоим умением понять,
А непонятное – не сразу отрицать,
Перед умением свой гнев унять…
Перед твоим желаньем до конца
Быть выше всех и всяких мелочей,
Побед и неудач в наших «боях»…
Любимая, в огне твоих лучей
И чище, и сильнее стану я.
И, как бы не чудачила судьба,
Мне до конца твое тепло хранить –
Любимая, я так ценю тебя…
Ты знаешь, я умею оценить
Тебя реально. Цену знаю я
Твоей душе, и вообще – тебе.
Одна твоя улыбка – жизнь моя.
Один твой взгляд – надлом в моей судьбе.
Болезнь твоя – всеевропейский мор.
Твое несчастье - ядерный пожар.
Сомнение твое – кровавый спор.
Неприязнь твоя – удар ножа.
Твоя надежда – алый свет зари,
Твои желания – желания богов.
Плачь, издевайся, хохочи, кори –
Я самый подлый из твоих рабов…
Но, пусть я не сумею изменить,
Улучшить, переделать, воссоздать,
Я счастлив тем, что в силах оценить,
И, хоть в ничтожной степени – воздать.
Я счастлив тем, что я тебя люблю.
Я счастлив тем, что обожжен тобой,
Что тень твоей беды с тобой делю.
Я славлю жизнь твою – твой вечный бой,
Я славлю твое мужество в бою,
Я на твою победу уповаю!
Успех – удел стоящих на краю.
Несостоятельность – удел живущих с краю.

***
1.31
Ты меня можешь соизмерить,
Сличить с подобным же, сравнить.
Ты можешь восемь раз отмерить,
И только после – отрубить.
Тебе я, знаю, полунужен,
Полуигрушка, полумуж.
А если стану «полным мужем»,
Попасть рискуешь в полуглушь…
Ночами, стонами оркестра,
Приходишь ты ко мне, смеясь,
Полужена, полуневеста,
Полулюбовница моя…
А я ни с чем не соизмерю
Полупривязанность мою,
Так свято ни во что не верю,
Ничто так больно не люблю…

***
1.32
Ты вывела меня за грань добра и зла.
Все безразлично мне, все лишено цены.
Все, кроме глаз твоих, зеленых глаз,
Изменчивых, бездонных, неземных…

Ты вывела меня за грань добра и зла.
Мой дух смятенный в кандалах сомнений.
Цветенье или прах…Я выбит из седла,
Рву сердце из груди, бегу, держась за стремя…

Ты вывела меня за грань добра и зла.
Я впал в прострацию… Живу одной тобою.
Весь мир исчез. Есть только ты одна,
Есть ты и я… И есть сомненье злое.

Ты вывела меня за грань добра и зла.
Ни самолюбия, ни гордости, ни страха.
Я раб. Ты божество. Я дервиш. Ты – аллах.
Мир без тебя – тюрьма, пустыня, плаха.

***
1.33
Я заблудился… Еле тлеет
Надежды свечка впереди,
Мой дух истерзанный слабеет…
Я потерял тебя, приди!

Твоей привязанности тленность
Мне, как дыхание, нужна,
Как моей веры неизменность,
Как ценностей моих цена…

Я превратил свой мир в застенок,
Но, бросив сердце палачу,
Критерий ценностных оценок
Я обесценить не хочу…

Я знаю сердцем обгорелым,
Души обугленным жнивьем,
Что черное не станет белым
При всем желании твоем.

Но в ножницах противоречий,
Бесстрастно режущих любовь,
Я побывал… Я искалечен
Ударами холодных слов.

Мой разум сдался. Нервной дрожи
Порой сдержать не в силах я,
Не знаю сам, что мне дороже –
Сомненье, радость, боль твоя…

И, все на свете забывая,
Уйдя за грань добра и зла,
Я с наслажденьем разрываю
Тебя, живую, пополам…

Безумен… Грудь моя рождает
Звериный рык и жалкий плач…
Как я страдаю, истязая!
Весь твой – и жертва, и палач…

***
1.34
Обидно… В мире, где все лживо,
Где ложь рождает бытие,
Так неоправданно правдиво
Полубезумие мое…

Тьма. Лабиринт. Иду к тебе я
Как новоявленный Ясон.
Но где же твой клубок, Медея?
Ты явь, или неверный сон?

Что был когда-то непреклонным,
Что шел за золотым руном,
Давно забыл я, опьяненный
Твоим дурманящим вином…

Сомнений призрачные лица,
Смеясь, всплывают из руин…
Мне помогают заблудиться
Глаза слепящие твои.

Я гибну… Муза онемела,
Угасла, свой удел кляня,
Твои отравленные стрелы
Летят без промаха в меня.

Но я, достигнув зла истока,

Упав душой на острие,
Лелею, как зеницу ока,
Полубезумие свое…

***
1.35
Прости. Я виноват перед тобой.
Я был несдержан. Вел себя мальчишкой.
Расхныкался. Раскрылся слишком.
Чего-то требовал… Зачем тебе такой?

Прости. Ошибку я не повторю.
Себе я распускаться не позволю.
Я напрягусь. Я соберу всю волю.
С тобой иначе я заговорю.

Прости. Теперь все будет так, как надо.
Я сделаю все так, как быть должно.
Все будет как в романах, как в кино.
Я буду улыбаться. Как с эстрады…

***
1.36
Обложили, как волка флажками.
Ждут ошибки, курки взведены.
Сто столбов ярко-рыжего пламени
Мне под сердце ударить должны.
Обложили, и травят собаками.
Как подлы эти рыжие псы.
Если б честной была эта драка,
Я бы бросил повадки лисы,
Не метался, и не выжидал бы,
А как прежде – пошел напролом,
Взял свое бы, по-волчьи, но взял бы…
Не тягаться клыку со стволом.
Обложили, и круг замыкается.
Узок, узок проход под огнем.
Я рискну, и жестоко раскается,
Тот, кто номером первым на нем.
Тот, кто спустит курок необдуманно,
Тот, кто выстрелит сгоряча,
Страшен волк после бега безумного,
А подранок – не надо врача…
Страшен волк, вдохновленный пантерой
И скрутить его - просто нельзя.
Слишком дороги этому серому
Этой черной пантеры глаза…

***
1.37
Прислушайся, грядет, грядет мессия,
Готовый (нас с тобой в нем узнаю),
Платить бессчетно за грехи чужие,
И за безгрешность глупую свою…
Платить за старость – стар я для карьеры,
Платить за молодость – я молод для тебя,
И за твою наклонность к полумерам,
Полубезумствуя платить, полулюбя…
Все подготовлено…Душевную простуду
Уже принес предчувствий злой норд-вест…
И не хватает только лишь Иуды,
Который бы толкнул меня на крест.
Созрело все. Несчастий барракуды,
Ощерив пасти, плавают окрест…
И не хватает только лишь Иуды,
Который бы толкнул тебя на крест.
Измученный душевною простудой,
Изнемогая, думаю о том,
Где взять жестокости, чтоб сделаться Иудой?
Где взять смирения, чтоб сделаться Христом?
Перекопав предположений груду,
Предельно ясно утверждаюсь в том,
Что просто не сумею стать Иудой…
Что не могу, не смею стать Христом…
Мне вспомнились отчаянные строки:
«Не торопи, не торопи меня!»
Я тороплю? Печальные итоги
Ты склонна видеть более, чем я.
Ты с неизбежным склонна примириться,
И, может быть, весь век жалеть о том…
Нет. Пока будет сердце мое биться
Я не позволю тебе стать Христом,
И мне не хочется, чтоб стала ты Иудой…
Мы не привыкли верить в чудеса,
Но то, что вместе мы – уже полчуда.
Поверь, поверь же в чудо до конца!
Смешались сны прозрачно-голубые
С печальным запахом тревог твоих, моих…
Прислушайся – грядет, грядет мессия:
Глашатай несгибаемой любви!

***
1.38
Обопрись на меня, обопрись,
Ни о чем не надо грустить.
Пусть неласкова с нами жизнь,
Нам с тобой по пути, по пути.
Обопрись на меня, обопрись,
Отгони все сомнения прочь,
Клятв не надо, ни в чем не клянись,
Скоро кончится наша ночь.
Обопрись на меня, обопрись,
Наша полночь уже позади,
Улыбнись же мне, улыбнись,
Расцветает наш день впереди!
Обопрись на меня, обопрись,
Видишь отсветы близкой зари?
Оглянись, еще раз оглянись,
Только в завтра вчера не бери.
Обопрись на меня, обопрись,
Будет горько-счастливым наш путь.
Оглянись, еще раз оглянись,
Только завтра вчера позабудь.

***
1.39
Жизнь разводит и сводит,
Скрещивая пути,
Солнце заходит и всходит,
С тем, чтобы вновь зайти,
Веснами зимы сменяются
В замкнутых кольцах лет,
Сумма тоски не меняется
От перемены бед.
Между прошлым и будущим
Грани неощутимы,
От назойливо любящих
Ты ушла к нелюбимым.
Вновь улучшить пытаешься
Своей жизни чертеж…
Только зря ты стараешься –
От судьбы не уйдешь.
Могут ли сердце вызволить
Твердых действий пунктиры?
Можно ли душу высветлить
Переменой квартиры?
К ничему апеллируя,
Выхода не найти…
Грусть печалью дублируя,
От тоски не уйти...
Но милая, жизнь разводит,
Чтобы скрестить пути,
А солнце, если заходит,
То с тем, чтобы вновь взойти!

***
1.40
Где мне найти слова, чтоб передать
Мое смятение, мою тоску и муку?
Печальней горя для меня разлука.
А встреча – или счастье, или яд…

***
1.41
Ты все забыла?! Скованность признаний,
Взаимности трепещущую нить?
Нет, я не верю… Можно ли забыть
Зов не совсем осознанных желаний,
Восторги встреч, печали расставаний,
Нет, я не верю! Можно ли забыть?

Ты все забыть сумела… Полувзгляды,
Полуулыбки, счастье их ловить?
Нет, я не верю… Можно ли забыть
Как мы рвались друг к другу сквозь преграды,
Как беззастенчиво лучилась радость
Из глаз твоих… Как ты смогла забыть?

Ты все забыла. В полутемном зале
Кинотеатра, вспомнишь, может быть,
Друг друга мы глазами обнимали,
Себя своей любовью истязали,
Боясь и мысли о возможности любить!?

Забыла, как на лестничной площадке,
Себя готовый (если оттолкнешь!) казнить,
Тебя я вдруг поцеловал украдкой ?!
Мгновенье – пламя, миг слепяще - краткий,
Восторженности свет… Нельзя забыть.

Не дам забыть… Мечты твои пленю,
Напомню – ты признанья мне дарила,

И я в душе их трепетно храню…
А если позабыла-разлюбила:
Себя лишь только в этом обвиню…

***
1.42
Я вдруг заметил – этот город пуст.
Ты не со мной – он словно вымирает…
Не люди – роботы по улицам шагают,
Ни мыслей, ни дыхания, ни чувств…

Я вдруг заметил – этот город слеп…
Ты не со мной – светильники тускнеют,
Ничто меня не радует, не греет,
Пустоты улиц – словно мрачный склеп…

Я вдруг заметил – этот город зол…
Ты не со мной – вокруг ожесточенность,
Бессмысленно- тупая обреченность,
И равнодушия туманный ореол…

И вдруг я понял – жизнь моя в тебе.
И доброта, и радость, и сомненья,
Все ощущенья, вообще – движенье…
Приди ко мне, внемли моей мольбе!

***
1.43
Опять все складывается зачем – то грустно,
Чуть-чуть грустнее, чем хотелось мне.
Ты вдруг уехала, и в мире стало пусто,
Я одинок, как точка на стене…
Мне странно, ведь мы видимся так редко, -
Четыре дня не значат ничего.
Но я себя почувствовал вдруг в клетке
Щемящего единства своего…
Я умоляю время простодушно -
Скорее пролетай, спеши, спеши!
Мне очень плохо быть не двоедушным,
Мне очень плохо без твоей души.
Опять все вышло чуточку печальней,
Чем мне хотелось, чем мечталось мне.
Я знаю, ты грустишь в дороге дальней,
Чернея нежным профилем в окне…
Любимая, сквозь время и пространство,
Сквозь плач колес, летящих на весу,
Сквозь неизменность и непостоянство
Любовь к тебе, как факел, я несу.
И как бы жизнь наша не сложилась,
Я никогда ее не уроню…
Но не тебе клянусь я в этом, милая,
И не себе – а нашему огню!

***
1.44
Я пьян печалью и вином,
Я по любви справляю тризну…
Любовь подвергли остракизму,
Хотели взять ее живьем,

Гнались за нею по пятам,
Принудили уйти в подполье,
Затравлена, скончалась там
Твоя любовь… И стала ролью.

Неблагодарна роль твоя,
Устала ты, ее играя,
И я все это понимаю,
И ни о чем не плачу я…

Не плачу и не укоряю,
Не сетую и не ропщу,
Закономерно это, знаю,
И объяснений не ищу…

Надену каменную маску,
Уйду в заботы и дела,
Но знай - была любовь! Была!
Любовь. Живая. Быль. Не сказка.

Ее вторая половина,
Кровоточащая, со мной…
Ей, как Христу, страдать безвинно,
Калеке, жалкой и немой…

Я в истеричных взрывах смеха
Глаз затаю безумный блеск…
Моя любовь мне не помеха.
Я счастлив, что несу свой крест.
………………………………..
Я пьян печалью и вином,
Распят мой дух, рычу от боли,
Сгораю, но твоим огнем,
Боготворю свою неволю,
Боготворю свою любовь,
Боготворю тебя бездумно…
Прости за все. Не надо слов.
Люблю. Люблю! Люблю безумно!

***
1.45
Моя жизнь стала ожиданием
Счастья, или, может быть, прощения…
Только - не разлома расставания,
Только - не ожога обвинения…
Моя жизнь наполнена разрывами,
Моя жизнь освящена мгновением,
Ты приходишь солнечными взрывами,
Ты уходишь солнечным затмением…
Моя жизнь – твои глаза усталые,
Моя жизнь – твоя улыбка ломкая,
Растекается снегами талыми,
И проходит, кажется, сторонкою…
Но я свято верю в ожидание,
И в твою улыбку, ломко-нежную…
Как пустынна ночь перед свиданием,
Долгая, морозная, бесснежная…

***
1.46
Метель безумствует за тонким льдом стекла,
Виденьем пронеслась стеклянная карета…
Наверное, мне в глаз попал осколок зла –
Жизнь показалась вдруг дешевой опереттой.

Хрустально-ледяным вдруг сердце стало,
В хрустальных жилах льдом застыла кровь,
Взамен желаний – льдистые кристаллы…
Одно стремленье злое – видеть вновь

Изломы черт красиво-неживых,
Лица, застывшего от судороги гнева,
Вновь ощутить в объятиях твоих
Жестокость ласки Снежной Королевы…

***
1.47
Ты хочешь знать, что стало вдруг со мной?
Ты чувствуешь, что я переменился?
Ты видишь – я уже совсем «другой»…
Не беспокойся, я не отдалился….
Но что-то все-таки, произошло.
Я расскажу об этом, не скрывая:
Еще не все холодное ушло,
Я просто не совсем еще оттаял…
Прошла обида. Это не упрек.
Я сам не понимаю, что со мною,
Но должен миновать какой-то срок,
Чтоб из меня совсем ушло «другое»…
Чтоб мог я улыбаться без тоски,
Чтоб снова до конца поверил в сказку.
Что нужно мне? Тепло твоей руки,
Души твоей целительная ласка…

***
1.48
Я понимаю… И не понимаю…
Все не закончено, как слабая строка.
Мы счастливы… И вдруг ты ускользаешь,
И снова - бесконечно далека…

Я понимаю… И не понимаю…
Ты мне сейчас сказала о любви,
Мне кажется, я о тебе все знаю,
Но как загадочны опять глаза твои…

Я понимаю… И не понимаю…
Я нахожу, теряю, вновь ищу,
Тобой болею, о тебе мечтаю,
Тебя пою и о тебе грущу…

Я знаю – мир совсем не бесконечен.
Тем, кто нашел – бессмысленно искать.
Я верил в неизбежность нашей встречи,
Мы встретились…И я хочу понять:

Что в глубине очей твоих таится,
В чарующей, манящей глубине,
Которой я не устаю молиться…
Скажи – ты не нуждаешься во мне?

***
1.49
У каждого свои раздумья,
У каждого своя звезда,
У каждого свое безумие,
У каждого своя беда…
А мы с тобой во многом схожи,
Мы потрясающе близки,
И в то же время – не похожи,
И в то же время – далеки…
Нас разделяют расстоянья,

И вязкий, серый дождь минут,
И сердце бьется глупой ранью –
Меня не ждут, меня не ждут…
Но мы вдвоем – и цепенея
В плену твоих лучистых глаз
Безумец, я опять пьянею
В который раз, в который раз…
Обуглены мои раздумья,
Сожгла рассудок мой любовь,
Всегда со мной мое безумие –
Увидеть вновь, услышать вновь!
И пусть сомненье душу гложет,
Звезда с бедой сроднились, пусть,
Мне сердце бьет одно и то же:
Не отрекусь. Не отрекусь.
И я умею, не изведав,
Не перечувствовав, понять,
Что если сложим наши беды
То нашим звездам не сиять…
Пусть, как барометр ненастье
Тоска сжимает сердце, пусть.
Мое несчастье, мое счастье…
Не отрекусь. Не отрекусь.

***
1.50
Чувств тобой открытая Америка
Стала вновь натянутой струной.
Тихая, но жуткая истерика,
Вновь случилась, милая, со мной…

Я тобою болен, не иначе,
Пощади меня, не разорви…
Если б знала ты, какие силы трачу
Лишь тоскуя по твоей любви…

Если б знала ты, чего мне стоит
Твой, чуть раздраженный, полувзгляд…
Поцелуй, отвергнутый тобою,
Бумерангом зла летит назад,

А тобой непонятая ласка,
Оборачивается, зло хохоча,
Пустоглазой, островерхой маской
Католического палача…

Не услышишь, не поймешь – истлею
Жаром этой огненной любви…
Присмотрись – мои слова алеют:
Губы, сердце, и душа – в крови…

Что творится, милая, со мною…
Я подкошен золотым серпом…
Я, привыкший к амплуа героя,
Стал твоим невольником, рабом…

Я тобою болен, не иначе…
Пощади, ответь мне, позови…
Милая, я в самом деле плачу…
Как мне больно от моей любви…

***
1.51
Ты мне покаялась во всех своих грехах.
Все добродетели твои я сам увидел.
И сжал в неразжимаемых тисках
Всю мою жизнь твоей души ИРИДИЙ…

И стала ты с тех пор любима мной,
Насколько можно быть любимой в этом мире.
И я с тех пор живу тобой одной,
Я, меньше всех нуждавшийся в кумире…

А ты, печалями окружена,
Вся твоя жизнь объята их туманом,
И ты не видишь в светлый мир окна.
И в моем сердце кровоточат твои раны…

И я, внимая горестям твоим,
В морях невзгод умею быть счастливым,
Лишь потому, что я тобой любим,
Насколько можно быть тобой любимым…

И все это причудливо сплелось
Немыслимо волнующим узором,
И все это сбылось и не сбылось,
Триумфом обернулось, и позором,

Водою обернулось, и вином,
Покоем обернулось, и движеньем,
Заслугой обернулось, и виной,
Страданьем, радостью, восторгом, наслажденьем,

И мне, как воздух, эти быль и новь,
В тебе живущие, необходимы,
И мне, как жизнь, нужна твоя любовь.
И в слове жить я слышу – быть любимым…

***
1.52
Мы опять сегодня были рядом,
Только вместе не были опять.
Только снова ты, моя отрада,
Мне не стала лаской отвечать,
Только снова я казался скучен,
И навязчив, милая, тебе…
Неужели я тобой изучен,
Словно список всех твоих скорбей?
Неужели я тобой исхожен,
Как домашний лестничный пролет?
До конца по полочкам разложен,
Словно книжки – к переплету переплет?
Неужели может быть, красивая,
Что, устав по вечерам грустить,
Напилась ты мною, словно пивом,
И уже совсем не хочешь пить?
Для того, чтоб стала ты счастливой,
Быть готов ковром, столом, окном,
Но не пивом, милая, не пивом!
Право, я умею быть вином!
Дьяволу клянусь и Немезиде –
Я не пожалею головы,
Чтоб хоть раз еще тебя увидеть
Совершенно пьяной от любви!

***
1.53
Я снова жгу твое письмо…
Твои слова, твои раздумья…
Ты остаешься за кормой,
А я плыву, плыву бездумно…

И странных мыслей череда
Вдруг пролетает плотным роем-
Я без тебя… Моя звезда,
Что стало бы тогда со мною...!

Я снова жгу твое письмо…
Бумагу пламя лижет жадно,
Как будто бы тебя самой
Коснуться хочет плотоядно…

О! Сердце бедное храня,
Когда б ты знала, как мне больно,
Не заставляла бы меня
Себя тиранить добровольно!

***
1.54
И зачем только я тебе нужен,
Ведь опасно водиться со мной.
Ты ведь знаешь, что я неуклюжий,
И, к тому же еще, заводной.
Я могу ненароком обидеть,
И не чувствовать, что виноват,
Недовольство могу не увидеть,
И пальтишко могу не подать.
И владеть я собой не умею,
Настроенье всегда на лице,
Денег тоже немного имею,
Чтоб платить за желанья принцесс.
Ты скажи, что во мне тебе нужно,
Если только сумеешь сказать.
Если б я был хотя бы послушным,
Но таким ведь меня не назвать…
На три сотни моих недостатков
Добродетели нет ни одной.
Ты ведь знаешь – я вовсе не сладкий,
Почему же я, все - таки, твой?
Почему я тебе не наскучил,
Почему тебе не надоел?
Тот, что был у тебя, в сто раз лучше,
Но тебя удержать не сумел…
Почему? Я ответа не знаю,
Но догадку одну приведу:
Ты и я – вместе мы понимаем:
Все равно я тебя украду!

***
1.55
Ты меня не любишь совершенно.
Ты игрушкой сделала меня -
Почтальоном острых ощущений,
Тянущим каштаны из огня.
Да, ты тоже пальцы обжигаешь,
Ты на равных делаешь игру,
Только ты мне – больше, чем товарищ,
Я же для тебя – лишь «милый друг»…
Ты меня выносишь только «гладким»,
Но ведь я – не тянутая жесть,
Ты так просто видишь меня гадким,
Очевидно, я такой и есть…
Знаю сам я, что тебя не стою,

Ты – святая. Я – влюблен и дик.
Сам себе все время яму рою,
Но хитрить с тобою – не привык.
Ты меня не любишь…Поцелуи
Вдруг тебе наскучили мои.
Я тебя не к мальчику ревную,
А к своей наказанной любви.
Ты в открытости усматриваешь грубость,
В обнаженности – свирепый деспотизм,
Мысль несхожая тебе видна как тупость,
В лучшем случае – примитивизм.
Как легко ты веришь тем наветам,
Что приклеиваю сам себе…
Боже мой, я помню, как- то летом…
Как же больно сделал я тебе…
Милая, я знаю, что не вправе
Требовать чего - то от тебя,
Но - я не могу с тобой лукавить.
Пусть, против течения гребя,
Создаю такие затрудненья,
Что обоим причиняют боль…
Верю я, что мы найдем решенье,
Вместе мы найдем его с тобой.
Кончено, я выбросил сомненья,
Злую накипь пробежавших лет,
Их забуду я без сожаленья,
Как неправедный и злой навет.
Все что делаешь – беру на веру.
Все что скажешь – так тому и быть.
Все, что между нами было скверно
Я смогу навеки позабыть,
И тебя прошу забыть об этом.
Пусть обидой не кривится бровь,
Мне нужна твоя любовь, Одетта!
Разве можно выпросить любовь?
Виноват. И каюсь не формально,
Это выстраданные слова.
Видимо, я просто ненормальный,
Ты во всем четырежды права.
Видимо, я просто очень глупый
(Ты меня почаще так зови1),
Только знаешь, я совсем не грубый,
Просто – я хочу твоей любви…
Просто я люблю тебя так больно,
Что к тебе ревную каждый день,
Что, наверное, порой невольно
На тебя роняю злую тень…
Ты простила. Тихо, утомленно,
Не смеясь, не плача, не браня…
Жгучей памятью ночей бессонных
Умоляю – ты пойми меня!
Пониманье – всемеро дороже,
Не понять, нисколько не любя…
Боже! День в оторванности прожит.
Боже мой, как я люблю тебя…

***
1.56
Убежать, уклониться, спрятаться,
На Цейлон, Целебес, Маврикий,
Поломать неизменность статуса
Этих медленных дней – криков,
Этих медленных дней-стонов,
Этих медленных дней - воплей,
Настигающих неуклонно,
Подавляющих глыбой-кровлей,
Отупляюще безнадежных,
Надреальных, неодолимых,
Одурманивающе несложных,
Безысходных, неумолимых ….
Но с тобою приходит рассвет….
Боль моя, расскажи мне честно,
Где и как ты узнала секрет
Превращения стона в песню,
Отчего твой короткий взгляд
(Посмотри еще, Бога ради!)
Как сквозь небо в грозу – разряд,
Как знамение благодати?
Отчего твоих губ тепло
Для меня как вода живая?
Нет тебя – торжествует зло…
Ты приходишь – и мир оживает…

***
1.57
Сентябрь за окном… Пастельные тона.
Палитра лета смягчена туманом,
В размытой зелени пятнится желтизна…
Вновь постарели фениксы-каштаны…

Отбросят прочь они ненужный груз
Былых тревог, страданий, заблуждений,
Уйдут в небытие сомненья, грусть,
Останки прошлого… Природа – гений.

Ей тратить золото прошедшего не жаль,
В предвидении нового расцвета
Она роняет желтую печаль…
В зеленое грядущее одето!

Цвет радости, надежды и любви,
Цвет жизни торжества и безрассудства,
Цвет красоты (взгляни в глаза свои!),
Цвет молодости, свежести и чувства…

Зазеленей, рассмейся, расцвети!
Без сожалений оброни былое,
Все впереди, все только впереди,
Нас двое, в целом мире только двое…

***
1.58
Мне осень шепчет странные слова…
Листвой опавшей шелестит дорога,
Дождь опечалил каменного льва,
Он смотрит на меня осмысленно и строго.

Веками выщерблены камни мостовой,
Надменной готики отточенность сурова…
Величественный, древний и немой
Все видел Львов… Ничто ему не ново…

Все видели искрошенные плиты-
Пожары, смерть, предательство, любовь,
В морщинах мудрых древнего гранита
Я вижу вязь таинственную слов.

Овеянные мудростью столетий
Осенний город шепчет мне слова -
Любовь всего прекраснее на свете,
Любовь всегда права, всегда жива…

Осенний город тихо шепчет мне:
Заведено от века и доныне -
Нет в мире ничего любви верней.
Любовь - единственная правда и святыня…

***
1.59
Посторонись, прохожий, я иду.
Дорогу дай, прохожий, я спешу.
С собою и друг с другом не в ладу,
Ты требуешь, он просит, я ищу…

Непонимающий, в себе ответ ищи.
Себя не знающий, ищи себя в других.
Любовь и счастье – дефицитные плащи,
Раскроенные только на двоих.

А если трое под одним плащом –
Они подвластны грозам и дождям…
Я обовьюсь вокруг тебя плющом
И никому на свете не отдам.

Я оторву тебя сквозь боль и крик,
Сквозь дыры пусть прольется дождь невзгод
На душу мне… Я к этому привык
Как за сто лет за промелькнувший год,

И мы пойдем навстречу всем ветрам
Смеясь над злобной сворой наших бед…
К чему? Ведь от твоих душевных ран
Мне ни защиты, ни спасенья нет.

И боль твоя стучит в моем мозгу,
И на кол вынужденный жизнь свою сажать
Я не хочу, не смею, не могу
Твою беду на случай умножать…

Но потеряв себя в твоих глазах,
Сгорая в твоем пламени – снегу
Я знаю (пусть сто тысяч раз нельзя!),
Что сделать так посмею и смогу.

Посторонись, прохожий, дай нам путь,
Спешащим в неизвестное уйти,
Ведь нам свою судьбу не обогнуть,
Ведь нам от своей доли не уйти.

А то, что доля и судьба одна
У нас с тобою, так же ясно мне,

Как - то, что месяцу сродни луна,
Как - то, что месяц – родственник луне,

Как - то, что месяц и луна – одно,
Но он – с изъяном, а она – полна…
Сон явью стал, вся жизнь стала сном,
Я знаю только, ты - моя луна.

Я знаю только – путь у нас один
И расставание – небытие.
Посторонись, прохожий. Отойди.
Мир вправду тесен. Каждому – свое.

***
1.60
И снова – мысли только о тебе.
И в этих мыслях время – как вода…
Когда же вестник счастья, скарабей,
Дорогу нам переползет, когда?
Опять мне в сердце льет холодный дождь
В разлуке пробегающих минут…
Кричу тебе – придешь? придешь? придешь?
Я жду тебя - одну, одну, одну…
И так всегда…Мы вместе только год,
Один лишь год, но этот год – как век,
Как миг, как озарение, как взлет!
Как время тянется, как быстр его бег!
О, как я жду начала и конца!
О, как я к разрешению стремлюсь!
Перед дорогой, стоя у крыльца,
Любви и времени я истово молюсь…
Я пронесу огонь сквозь все дожди,
Ты жизнь моя, и жизнь я не отдам…
Ты подожди, ты только подожди,
Я одолею, выкраду, создам!
Но - перед вечностью мне дорог каждый миг!
Но - сердце вновь безумствует в груди,
Отчаянный выплескивая крик -
Не оставляй меня! Не уходи!
И снова - время льется как вода,
И снова - мысли только о тебе…
Клянусь, я не устану никогда,
Пройду поля, леса и города,
Но будет он твоим, моя звезда –
Жук, приносящий счастье – скарабей!

***
1.61
Вечер. Дождь. Мерцанье рекламы.
Грохот трамваев, шорох шин.
Мне хорошо и немного странно
Видеть тебя за потоком машин.

Время уходит. Ждешь трамвая.
Знаю – сейчас уедешь в ночь.
Знаю – так надо. Только не знаю,
Чем мне теперь себе помочь…

Снова придется стиснуть зубы,
Снова придется сжать кулаки…
Как это трудно, когда твои губы,
Руки, глаза от меня далеки!

Знаю, мы скоро увидимся, знаю!
Но не навяжешь сердцу покой…
Снова тревожно минуты считаю,
Злые минуты до встречи с тобой…

***
1.62
Я все уже знаю. Я знаю, как ты все решила.
Всю жизнь суждено нам в разлуке страдать и любить.
Нет, я не скажу, что ты против любви согрешила.
Ведь в том, чтобы ждать, больше смысла, чем в том, чтобы просто забыть…

Я знаю, всю жизнь будем оба ждать встреч наших редких,
В разлуке безумнее, знаю, любить будем мы.
Я буду всегда к тебе рваться, как птица из клетки,
Ты будешь ко мне приходить, словно солнце, из жизненной тьмы…

Я знаю, что мне суждено отдавать, не любя, поцелуи
Другой, что к моей прикоснется, нежданно, судьбе,
Что буду другой говорить о любви – адресуя,
Все мысли, и ласки, и слезы, одной лишь, любимой, тебе…

Я знаю, что буду от этого вечно угрюм и печален,
Что делать, не нам изменять в инструментах судьбы лад и строй…
Да, я не Печорин, не Бельтов, не Штольц, не Молчалин…
Я нашего времени странного странный (одно мы с тобою!) герой…

***
1.63
Я понял, что найти себя не просто,
Но знаю, невозможно не искать.
Быть может, надо сузить круг вопросов?
Прямее, целеустремленней стать?

Быть может, неоправданны блужданья
Смешного несмышленыша-жучка
По сумрачным основам мирозданья,
Безмолвно ускользающим в века…?

Нет, мне не кажется пустым хитросплетенье
Причудливое поисков моих…
Меня ты упрекаешь в многотемье,
Но ведь в тебе одной – пятьсот других,

Но ведь простое неизменно сложно,
И, как Земля, неисчерпаем электрон,
И статую увидеть можно
Лишь обойдя ее со всех сторон…

Оттачивая мысли, адресую
Их прямо в многомерность бытия…
Быть может, я ищу ответа всуе?
Быть может, к цели продвигаюсь я?

Искать, искать! Ни смеха, ни позора,
Ни горечи сомнений не боясь,
Искать! И да помогут мне озера
Твоих, зовущих в безнадежность, глаз!

***
1.64
Как ты устала… Я тому виной.
Прошла пора, когда я был лекарством,
Извечно жизни злобное коварство –
Теперь ты тяготишься мной…

Я виноват во всем. Я разбудил надежды
На что-то светлое, на радостный мотив,
Но их не оправдал. Пусть не совсем невежда,
Но – негатив. Всего лишь негатив.

Хороший негатив в несносно грубой рамке
На всю подошву кованых сапог,
На фоне пушек, пулеметов, танков
И запыленных полевых дорог…

Любимая! Прости мне нашу встречу.
Прости, что я осмелился любить.
Прости за то, что был тобой замечен,
Быть может, тебе лучше все забыть?

Мне легче биться головой о скалы,
Чем видеть холод в дорогих глазах,
Чем ощущать, что я – твоя усталость,
И недоверие, и даже... даже страх.

Теперь не знаю никаких рецептов,
Я сломан окончательно тобой…
Осталось – целовать листы конспектов,
Хранящих драгоценный образ твой.

***
1.65
Можно ли постичь непостижимое?
Можно ли окраситься минутой?
Можно ли желания любимой
С нежеланиями перепутать?
Можно ли всю жизнь ошибаться,
Принимая за сиянье дым?
Можно ли неглупым притворяться,
Будучи внутри совсем пустым?
Можно ли, смеясь и плача ложно,
Выдавать свет рампы за рассвет?
В чем-то малом, несомненно, можно.
В самом главном, безусловно, нет.
Мир, как ты устойчив, как ты зыбок!
Восторгаюсь, радуюсь, грущу,
В океане стонов и улыбок
День и ночь свою любовь ищу,

Среди тысячи невзгод-кинжалов,
До конца осмыслив лишь одно -
Я в нее совсем не верю. В малом.
И, как в Бога, верю. В основном.

***
1.66 (а-5)
Истаяли, как розовые сны,
Рассыпались, как замки из песка
Искрящиеся дни моей весны…
Но, словно тень, за мной моя тоска,
Апрельским солнцем, смоченным в дожде,
Через недели, годы, города,
Ероша душу, следует везде,
Рождая холод, следует всегда…
Неласковая оттепель моя,
Одна лишь для меня ты под луной,
В тебе лишь нахожу отраду я…
А ты - все реже радуешься мной.

***
1.67
Что мне дожди печали и сомненья!
Есть у меня надежды старый плащ,
Я выстрою себе мечты шалаш,
А на худой конец, прижмусь к стене забвенья…

Что мне гроза тревог и неудач!
У времени в упряжке злые кони,
На них уйду я от любой погони,
Скормив им горестей просоленный калач…

Что мне поток предательства и лжи!
Я знаю мост доверия и дружбы,
Сослужит он мне верно службу,
Приблизив истины святые рубежи…

Что, милая, всего страшнее мне?
Чего боюсь до дрожи, до смятенья?
Увидеть в глаз твоих зеленых глубине
Холодноватый отблеск сожаленья…

***
1.68
Осенним золотом рощи вышиты,
Вновь о несбывшемся я грущу.
Теперь, родная, меня не ищешь ты,
А я, как прежде, тебя ищу.

А я, как прежде, звоню нечаянно,
Путем знакомым бегу, таясь,
Тебя, как прежде, люблю отчаянно,
А ты… смешную забыла связь.

Вновь распахнутся дороги дальние,
Я с древним Львовом прощусь навек,
Но сердце будут мне жечь печальные
Глаза, любимый мой человек.

Зачем я так бестолково выстроен,
Зачем себя изменить не смог,
Зачем не смог, не сумел я выстоять,
Зачем тебя я не уберег?

Зачем мне глупой судьбой назначено
Себя и близких тиранить зло,
Зачем все доброе – порастрачено,
А просто подлое – не пришло?

Зачем я спрашиваю молчание?
Зачем тебя и себя травлю?
Зачем родная, зачем печальная,
Так беззастенчиво я люблю?

Зачем себя я садистом чувствую,
И понимаю свою вину,
Зачем на ложе иду Прокрустово,
И твою душу с собой тяну?

Зачем? Зачем я прирос так накрепко,
Что знаю, чувствую – не оторвать…
Зачем правдива моя строка?
Зачем тебе не умею лгать?

***
1.69
Вот и наступило неизбежное,
Позади недолгое прощание,
Не утешат сердце безутешное
Пламенные клятвы-обещания.

Солнышко мое ты незакатное,
Не прими печаль за недоверие,
Только между нами необъятное,
Только в чудеса не очень верю я…

Потому, быть может, глубь бездонная
Глаз твоих мне кажется обманною,
Потому житье свое вагонное
День и ночь кляну бесперестанно я…

Солнышко мое ты незакатное,
Не прими печаль за недоверие,
Только между нами необъятное,
Только в чудеса не очень верю я…

Я почти не верю в ожидание,
С глаз долой – из сердца вон, как правило,
Потому, быть может, расставание
Мне печалью сердце окровавило…

Солнышко мое ты незакатное,
Не прими печаль за недоверие,
Только между нами необъятное,
Только в чудеса не очень верю я…

Часть 2. Я не делю, я умножаю тоску разлуки на любовь…

Осень (Анданте)

***
1.70
Унес меня холодный ветер перемен.
Желанья разметав, с мечтами не считаясь,
Швырнув мне в спутники печалей стаю
Взамен тебя, товарищей взамен…
Судьбы кораблик дал заметный крен…
Но я от неудач улыбки не скрываю,
Я улыбаюсь, потому что знаю –
Подует теплый ветер перемен!
Я им наполню паруса своей мечты,
В снастях вдруг зазвучит прелюд хоральный
И якорных цепей звон обручальный
Ознаменует гибель пустоты!
Меня унес холодный ветер перемен…
Что ж, без печалей не прожить на свете.
Но все пройдет! Подует теплый ветер!
Долой безветрие! За шторм! Штиль – это плен!

***
1.71
И понеслось, и завертелось –
Доклады, встречи, вечера…
А мне тебя найти хотелось
Сегодня так - же, как вчера,
Мне в сутолоке – одиноко,
Я в этом беге – как во сне…
Зачем, зачем ты так жестоко,
Так яростно живешь во мне?
Любимая, прости мне муки,
Прости мне боль, прости печаль,
Но мне неведома наука,
Чтоб объяснить сумела даль,
Чтоб я, поняв, сумел смириться
С тем, что ты очень далеко…
А мне твоей души напиться
И раньше было нелегко,
А мне теперь и вовсе тошно –
Я помню жар твоих огней,
А за окном метет пороша
Холодных бесконечных дней…
Я как во сне и днем, и ночью.
И все один и тот - же сон
Мне видится – живую строчку,
Тебя несет мне почтальон…

***
1.72
Мне хотелось тебя вести
По страницам счастливой повести,
Где рассыпаны груды радостей
Вперемежку с горстями горестей.
Мне хотелось тебя нести
На руках через все туманности,
Все мосты для тебя свести,
Сделать правильностями странности.
Сделать верностью недоверие,
Безучастность – горячей страстностью…
Не поверила, не доверилась,
Назвала безудержность слабостью,
Обожгла меня своей нежностью,
Но, заставив поверить в истину,
Тут же выстудила снежностью
Злых сомнений… Надежды-листья!
Обернулась весна осенью,
В душу выпали слезы росами,
Сердце выстужено их моросью,
Сердце выщерблено вопросами…
Много ль счастья тебе брести
По страницам печальной повести,
Жадно прячущей зерна радости,
Воздвигающей горы горестей?

Много ль счастья тебе нести
Этих новых печалей тягости?
Те ли выбраны мной пути?
Прав ли я в отрицанье кажимости?
Прав ли я в отрицанье лжи?
Прав ли я в отрицанье легкости?
Что коль радости – миражи,
Обусловленные далекостью?
Что, коль счастье - по сути обман?
Что, коль счастью мешает близость?
Что, коль счастье – недолгий роман,
А любовь – только долгий кризис?
Что, коль счастье бежит любви?
Что, коль счастье с любовью недруги?
Нет, любимая, не обвить
Мое сердце рукам другим,
В целом мире одна лишь ты
Правишь солнышком и ненастьем…
Ты – дыхание и цветы!
Я люблю. Только в этом счастье!
Пусть моя любовь, нитка-стон,
На которой восторги снизаны,
Обовьет меня, как питон,
Недозволенностями - ризами,
Златоткаными, в жемчугах,
Ослепительными и тяжкими…
Не за совесть и не за страх
Душу рвущими снами-пряжками!
Счастье – только в любви к тебе!
Только в виденье твоей радости!
Будет небо нам голубеть
Всем и вся вопреки превратностям…
Знаю цену и правде, и лжи,
Цену правильностям и странностям,
Ясно вижу все рубежи
В расползающихся туманностях.
Но…тьму мыслей и чувств роя,
Вновь вопросом себя насилую -
Точно так же ли, как и я,
Понимаешь ты счастье, милая?
Если вдруг к тебе обращусь,
И потом молчу, не посмев спросить,
Знай – я снова ответ ищу:
Счастье ли для тебя - любить?
Но я верю, что нам идти
По страницам счастливой повести,
Будешь радостями цвести,
Станут небылями все горести!
Но я знаю – поверишь ты
В мою выстраданную истину,
Станут явью цветы мечты,
Зеленеют надежды - листья!

***
1.73
От тебя ничего, ничего…
Почтальона ждал утром, как Бога,
Но опять он принес лишь тревогу,
Ни за что осудил я его…

От тебя ничего, ничего…
Мне становится все холоднее,
Почему ты совсем не жалеешь
Неприкаянного своего?

***
1.74
Печаль, непрошеная спутница разлуки,
Вновь проросла невянущей травой,
Ее холодные, бестрепетные руки
Опять коснулись сердца моего…

Печаль бессмысленно меня тревожит
Измученное сердце теребя,
И, если ты испытываешь то же,
Мне даже жаль, далекая, тебя.

С тобою встречи жду нетерпеливо,
Ты понимаешь, милая, сама,
В разлуке стала жизнь моя тоскливой,
Безрадостной, холодной как зима…

Я верю, жизнь моя с твоей сольется,
Нас невозможно, знаю, разлучить,
Но сердце неразумное так бьется,
Его не убедить, не научить…

***
1.75
Пусть так! Я еду! Это решено.
Прочь из темницы. Не могу без света.
Всю ночь стоять у милой под окном
Теплей, чем задыхаясь сигаретой,
Здесь замерзать…Проклятая зима,
Когда ты кончишься? Когда наступит лето?
Когда – же распахнется жизнь-тюрьма
Для океана музыки и света?
Пусть так! Я еду! Это решено.
Пусть ты подумаешь, что я сошел с ума,
Да, я сошел с ума давным-давно,
И ты хотела этого сама.
Любимая, ты свет в моей ночи.
Ты – мое солнце, ты – моя звезда.
Я понял, чтобы жить, твои лучи
Я должен видеть, ощущать всегда!

***
1.76
Вновь еду… Снова – в неизвестность.
Вновь – непредвиденно, нежданно.
Но, боже мой, как ты прелестна!
Как ты мучительно желанна,
Как яростно необходима,
Как властно мной повелеваешь,
Как трепетно ты мной любима,
Ты хоть наполовину знаешь?
И если знаешь хоть немножко –
Прости внезапное вторженье…
Моя любовь к тебе, хорошая,
Сильней земного притяжения!

***
1.77
Опять мелькаю в жизненном сумбуре,
Влекомый неожиданной волной.
Вновь, спотыкаясь на высокой тесситуре,
Вибрирует упрямо голос мой…
Судьба со мной играет постоянно
(Взаимностью фортуна платит мне),
И мне порой бывает даже странно
Что до сих пор держусь я на коне.
Судьба - злодейка подо мной гарцует:
Курбет, еще курбет! Близка земля,
Но я опять, отчаянно рискуя,
Иду ва-банк! Даю ей шенкеля!
И снова, пожирая километры,
Перегибая время пополам,
Блуждаю в неожиданностях спектра
Дорожных светофоров и реклам…
Все тише негодуют расстоянья,
Минуты все спокойнее ворчат,
И, заглушая их, упрямые желанья,
Все громче, все настойчивей звучат!

***
1.78
Как быстро набегает осень
На яркий изумруд листвы…
И вот, скрывая неба просинь,
И не живы, и не мертвы
Желтеют листья, угасая,
И, близкий чувствуя конец,
Шуршат, безвольно повисая…
И я уж вовсе не юнец…
Пусть мне поболе век отпущен,
И много весен впереди,
С небес на землю я опущен
Твоим жестоким – уходи…
И что же? Мне лишь стало ясно -
Не признает границ тоска…
А ты – отчаянно прекрасна,
И безнадежно далека…

***
1.79
Я – есть. Пусть далеко, но все же,
Не менее реальный, чем всегда…
Твой мир и мой так не похожи,
И не сойдутся никогда,
Но что из этого? Ты можешь
Издалека сиять, звезда…
Пусть жизнь будет холоднее,
Чем быть могла бы, стань иной…
Какая есть. Сыграем с нею,
И не расстанемся с тобой,
Отчаянья не приближая,
И не придумывая снов…
Я не делю. Я умножаю
Тоску разлуки на любовь.

***
1.80
Не клянись. И не проклинай.
Не себя, ни меня, ни нас.
И запомни, ты не одна,
Даже в самый жестокий час.
Не ищи начала беды,
Не ищи печалей причин,
Реки времени и воды
Протекут в берегах кручин.
Ждать, надеяться, снова ждать,

И стремиться – удел живых.
Положи на меня печать
Опечаленных глаз твоих.
Д
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

Стихи по теме Червивые яблоки снов

Червивые яблоки снов. Продолжение

Мучительно-томящая раздвоенность
Не станет односложностью, не станет…
Сомнением рожденная растерянность
Не станет неизбежностью, не станет…
Благополучно-теплая устроенность
Не...

Яблоки

Яблоки будто люди
В саду лежат на боку;
Их двойники - на блюде,
Подставившись сквозняку.
Розовые, как лица,
Хвостики на башке...

Снова Моршин, снова Львов

Снова Моршин, снова Львов!
Ехать я сюда готов
Летом, осенью, весной…
Этот край душе родной.
Тарас Тимошенко
22.06.2017

Снова осень

Снова осень горела
Желто-красными листьями,
А любовь улетела
С перелетными птицами...
Горько осень рыдала,
Моросила и плакала...

Червивый пир

Покой и вечность. Свежая могила.
Крест обнимает рыхлая земля.
Ещё недавно здесь пустынно было.
Трава, цветы, бескрайние поля.
Но вот, как будто прыщ на нежном теле,
Охапкой...

Червивая отвага

Смело, коль надо, сразимся,
Знай же, Орёл-самодур,
Сроду тебя не боимся,
Хоть ненавидим Кур!

Сонник Дома Солнца

Опубликовать сон

Виртуальные гадания онлайн

Гадать онлайн

Психологические тесты

Пройти тесты