Тотемизм и почитание чувственно-сверхчувственных вещей

Тотемизм и почитание чувственно-сверхчувственных вещей
Рассмотрение проблемы мана наталкивает на мысль о том, что такая обобщенная «категория» есть результат долгого развития, что для понимания ее необходим анализ более древних представлений об отдельных явлениях и предметах природы, наделяемых сверхъестественными свойствами. Далее мы остановились на проблеме генезиса анимистических идей, как она ставится сторонниками аниматизма, и снова увидели, что наделение отдельных предметов и явлений природы сверхъестественными свойствами предшествует возникновению представлений о духах, отдельных от предметов и явлений природы.

Нам остается выяснить, что дает постановка вопроса о по-читании «чувственно-сверхчувственных» вещей для рассмотрения тотемизма как религиозного явления. Мы, разумеется, не собираемся разбирать в какой-либо мере проблему тотемизма в целом. Нас интересует определение представлений о сверхъестественном в так называемых тотемистических верованиях.

В советской науке тотемизм толкуется часто как явление религиозной идеологии эпохи материнского рода, которое предшествовало анимизму. В расширительном толковании, особенно при анализе пережитков и остатков тотемизма (так как в «чистом» виде он не встречается), к тотемизму относят многочисленные следы почитания животных, растений, различных предметов.

Такие признаки, считавшиеся ранее существенными чертами тотемизма, как наличие табу, экзогамии, системы верований о связи данного рода с тотемом, что выражается в церемониале поедания, в именах, одежде и т. д., наличие веры в протективную силу тотема, — все это отходит на задний план.

Однако религиозное содержание тотемизма часто остается не вскрытым.

У Дюркгейма, Леви-Брюля и других тотемизм фигурировал как конкретизация преанимистических верований, как воплощение мама, оренда, ваканда. Ряд исследователей продолжал видеть в тотемизме анимистическую религиозную основу. Согласно этим теориям, тотемизм — явление либо веры в безликую силу, либо веры в души и духов.

Надо оговориться в отношении такого сложного явления, как тотемизм, что не все обычаи древнего человека эпохи доклассового общества только своей принадлежностью к этой эпохе становятся тем самым религиозными. Например, часто отмечаемый перенос социальной организации людей на животных сам по себе еще религиозным верованием не является.

Представления о некоем родстве человеческого общества и мира животных, о содружестве этих двух миров, как это изложено, например, в сказках, не могут автоматически причисляться к религиозным верованиям. Религия есть фантастическое отражение в головах людей тех внешних сил, которые господствуют в их повседневной жизни, которые из естественных, превращаются в сверхъестественные.

Эти положения не позволяют нам буквально всю фантазию и творческое воображение первобытного человека считать религией.

Как понимать отношение человека к тотему? Если это отношение не анимистическое, не предполагает посредничества духа для почитания животного, то в чем суть этого почитания? Дано ли нам в тотемизме наделение реальной чувственной вещи и явления природы сверхъестественными свойствами?

Несомненно дано, так как сами животные наделяются этими свойствами, нет еще представлений об отделимых сверхъестественных силах. Есть нечто общее, что связывает и тотемизацию животных и олицетворение скал, гор и т. д., когда пет еще мира духов и душ. Есть нечто характерное в этих формах, что позволяет говорить о доанимистическом пласте религиозных верований, о древнейшей форме представлений о сверхъестественном, когда оно неотделимо от чувственного мира.

В этом смысле мы можем говорить о фетишизации предметов и явлений природы.

Что же касается тотемистических религиозных церемоний и обрядов, как например, интичиумы, то они полностью сохраняют колдовской характер, их первоначальное религиозное содержание составляют представления, будто бесчувственные вещи (колдовских церемоний с живым зверем нет и в тотемизме, они развиваются лишь в культе животных) могут изменить свои естественные свойства и удовлетворить желания дикаря.

Следует отметить, что представление о тотеме является уже обобщенным. Мы, таким образом, сталкиваемся с процессом обобщения представлений о «чувственно-сверхчувственных» предметах и явлениях природы. До известной степени процесс этот имеет сходство и с процессом выделения представлений о мана, по есть между ними и существенные отличия.

Представление о тотеме менее общее, чем о мана, оно охватывает лишь определенную группу явлений. Далее, возникновение веры в мана связано с начавшейся социальной дифференциацией в обществе. Представление о тотеме прочно связано с родом.

Первоначальное неупорядоченное многообразие представлений о сверхъестественных вещах в тотемизме сводится к некоторому единообразию; одна их группа выделяется как основная, закрепляется во всем роде, остальные сходят до уровня побочных, вторичных. Первоначальные представления обобщаются и тем, что они относятся ко всему роду животных, ко всей породе.

Такое «упорядочение» представлений о сверхъестественных вещах и явлениях, некоторая систематизация происходит в пределах рода. Дюркгейм и его последователи не без основания подчеркивают, что «тотем клана в полной мере священен лишь для этого клана». В пределах рода «различают вещи священные и мирские».

179 Говоря о возникновении представлений о священном для данного рода, следует вспомнить одно из замечаний Энгельса в связи с изучением трехтомного труда этнографа Банкрофта об американских индейцах. В письме к Марксу от 8 декабря 1882 г. Энгельс пишет: «Любопытно, каким образом — как это можно наблюдать у так называемых первобытных народов — возникало представление о святости.

Священно первоначально то, что мы переняли из животного мира, — животный элемент, наоборот, «человеческие установления» считаются, так же как и в Евангелии, мерзостью в сравнении с божественным законом».

Нетрудно видеть, что Дюркгейм, рассуждая о той же проблеме возникновения представлений о святом, священном, изображает весь процесс в перевернутом виде. Он утверждает, что тотем — это клан, который и есть «подлинный бог». Религия, по Дюркгейму, «связывает» индивидуума и общество. Общественные группы будто бы «обладают всем для того, чтобы породить в сознании людей чувство божественного».

На самом же деле не общественная группа порождает веру в божественное, святое, а бессилие общественного человека в борьбе с природой возбуждает суеверный страх и заставляет наделять окружающую природу сверхъестественными свойствами. Человеческое не возвышается до уровня святого и божественного в тотемических верованиях, как думает Дюркгейм, а оттесняется на второй план как «мирское» во имя выдуманного сверхъестественного, которое и окружается почитанием.

Энгельс правильно отмечает, что тотемистические верования показывают происхождение идеи о святости, о священном в первобытнообщинном строе. С этим связано и возникновение представления о табу. Эти представления о священном, святом обязательны для всего рода, они заменяют многообразное, неупорядоченное почитание отдельных предметов, отдельных явлений.

Такой процесс можно было бы, пожалуй, назвать процессом выделения некоего «фетиша фетишей», этого основного «сверхъестественного» предмета в родовой группе, вытесняющего почти все остальные. Мы видим это также на примере австралийской чуринги или айноского инау.

Подобное выделение одной группы представлений о сверхъестественных предметах особенно ярко сказывается в тотемизме. Самое представление о тотеме содержит в своей основе фетишизацию зверя, но она относится не к отдельному предмету или явлению.

Изменение сказывается прежде всего в обобщении представлений, в распространении их на род, породу зверей. Вокруг этого центрального образа собираются различные колдовские церемонии и предметы, ранее неупорядоченные.

Если говорить о социальных условиях, которые приводят к такой концентрации представлений о сверхъестественном вокруг определенного предмета в данном роде, о выделении обобщенного образа тотема-зверя из всей массы других фетишистских представлений, то следует предположить, что этот процесс именно у данного рода связан с развитием экзогамии.

В нашу задачу, однако, не входит рассмотрение огромной проблемы происхождения тотемизма. Мы хотели лишь указать, что тотемизм является одной из ранних форм, какую принимали древние религиозные верования в своем развитии. В самом тотемизме, известном нам по его пережиткам, содержатся различные религиозные верования и обряды. Изучение тотемизма убеждает, что в основе отношения человека к тотему лежит тот древнейший тип религиозных верований, который связан с представлениями о «чувственно-сверхчувственных» предметах и явлениях природы, тип, который не является еще анимистическим и который можно назвать фетишизацией явлений или предметов природы.

На этот грубо чувственный характер тотемистических представлений не могли не обратить внимания Дюркгейм и его школа. «Что касается священных животных и растений, т. е. тех, которые были превращены в тотемы, то ведь это большей частью ящерицы, гусеницы, крысы, грушевые деревья, кактусы и т. д.; нельзя понять, по каким соображениям человек должен был бы их отделить от мирских вещей, если бы он основывался на том впечатлении, которое он получает от этих предметов в повседневной жизни», — пишет ученик Дюркгейма Морис Гальбвакс и отвечает на этот вопрос словами своего учителя: однако «мы знаем, что существо культа заключается в чем-то другом.

Мы знаем, что главную роль в культе играют фигурные изображения этих растений или животных, тотемические эмблемы и символы всякого рода, которые обладают максимумом святости».

По Гальбваксу, религиозность только «отраженно падает и на реальные объекты, изображаемые этими эмблемами».

Таким образом, Дюркгейм и его сторонники, запутавшись в своем понимании «религиозности», склонны думать, что в тотемизме почитаются не самые животные и растения, а лишь их «изображения», «эмблемы», т. е. разного рода предметы. На самом деле имеет место и то и другое. Человек превращает в «чувственно-сверхчувственные» предметы и зверей, и растения, и вещи. Первоначально эти представления бессистемны и даже неустойчивы.

«Боги на мгновение» — называл их когда-то Узенер. Тотемизм -одна из стадий систематизации таких воззрений в ходе развития родового строя. Возможно, что этот процесс связан с оформлением экзогамных родов. В плане же истории мышления этот процесс — показатель развития прежних отдельных представлений о сверхъестественных вещах в более обобщенные.
http://velsat.net/totemizm.html
Язычество / Тотемизм
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Тотемизм и почитание чувственно-сверхчувственных вещей

Зубная боль

Исследователи из Университета Рочестера называют клюкву новым средством от...
Журнал

Чтобы не поправиться

Японские ученые сделали интересный вывод о взаимосвязи скорости поглощения еды и...
Журнал

Оздоровительная ходьба

Для поддержания здоровья и профилактики возникающих с возрастом болезней...
Журнал

Вещий сон

В прошлый раз мы обещали рассказать о способах управления сновидениями. "Да...
Магия

Вещие сны

В ночь с 9 на 10 ноября 1619 года 23-летний французский ученый Рене Декарт...
Магия

Вещие сны любви

Парапсихологи полагают, что каждый из нас время от времени видит сны, которые...
Магия

Имя/Название

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты

Популярное

К чему саморегулируется Земля?
Работа канала-подъёмника