Теория аниматизма

Интернет

Теория аниматизма Необходимо кратко остановиться также на теории аниматизма, всеобщего одухотворения или, вернее, оживления вещей как стадии, предшествующей анимизму. Сторонники этой теории стремятся вскрыть генезис анимистических идей и вместе с тем утверждают, что те представления, которые часть исследователей объединяют под именем фетишизма, являются разновидностью этой веры во всеобщую одушевленность вещей, всей природы.

Е. Г. Кагаров, например, считает, что понимание де Броссом фетишизма «является результатом смещения фетишизма либо с употреблением амулетов, талисманов и аналогических средств первичной магии, либо с предшествовавшей фетишизму более примитивной языческой стадией — аниматизмом». Сторонники аниматизма признают ложные представления о самих вещах более древними, чем верования в духов, но они толкуют эти представления как выражение всеобщего «оживотворения» природы, которое «естественно» возникает в сознании дикаря.

Ложные представления о вещах в теории аниматистов расплываются, теряют свою конкретность и направленность, превращаются во всеобщие размышления о природе в целом, во всеобщее оживление ее, в какой-то своеобразный примитивный пантеизм.

Один из защитников анимистической теории, JI. Я. Штернберг, хорошо резюмирует в нескольких словах основные идеи аниматистов. По его словам, Вундт находит «в идее одушевления природы лишь продукты работы воображения, простой акт увлечения первобытного человека процессом своего собственного необузданного воображения, нечто аналогичное психологии детей, которые в увлечении игрой воображают стулья лошадками, но в действительности и не думают отождествлять неодушевленные стулья с живыми лошадьми».

Для рассуждения аниматистов здесь все достаточно характерно схвачено. Дело же как раз заключается в том, что ложные представления человека неотделимы от колдовского акта, в котором они выражаются. Утратив свою связь с колдовскими действиями, они в писаниях сторонников теории аниматизма чрезвычайно расплываются, обобщаются, становятся размышлениями дикаря — поэта и философа о всей природе.

Сторона культа, почитание, в котором сквозит страх и бессильная надежда, выпадают, остаются одни представления полуфилософского свойства. Аниматисты не замечают, что ложные представления о предметах не приобретают всеобщности философских постулатов, не существуют в виде какой-то законченной всеобщей теории природы и жизни. Теория аниматизма конструирует всеобщее мировоззрение по типу и образцу анимистического и переносит его на такую стадию развития человеческого общества, на которой мы предположить его не можем.

Разберем некоторые примеры, служащие доказательством аниматической теории у одного из первых ученых, ее высказавших, — В. Г. Богораза. Он отмечает, что про каждый предмет чукчи говорят: «имеющий хозяина», но еще чаще говорят: «имеющий голос». Едва ли есть основания сомневаться, что предметы, имеющие хозяина, анимизированы, что эти представления анимистичны. О другом роде предметов В. Г. Богораз пишет: «Предметы, имеющие голос, действуют посредством своих материальных качеств и возможностей.

Так, например, камень, одаренный голосом, просто срывается с места, скатывается с грохотом и попадает в человека, которому он хотел повредить. Он может также убедить человека подобрать его и сделать своим амулетом». В применении к такого рода явлениям понятие аниматизма является лишь общим понятием для фетишизма п анимизма. Оно характеризует также явления, переходные от начальных форм чисто фетишистского отношения к вещам и явлениям природы (когда нет еще представлений о душе), через начальные ступени анимизирования (предмет сам имеет «голос», «душу»), к представлениям об отдельных от предметов духах, душах.

В. Г. Богораз, как и многие другие аниматисты, как будто склонен выводить это оживотворение из движения предметов (листья шелестят, камни срываются и т. д.), но разве все религиозные, ложные представления о вещах имеют своей основой движение предметов? Не лучше ли вместо расплывчатых терминов «оживление», «оживотворение» говорить точнее, определеннее — наделение вещей сверхъестественными качествами и свойствами.

Только тогда получается действительный рубеж между вредной религиозной фантазией и красивыми образами народной поэтической фантазии. Когда В. Г. Богораз приводит рассказ о том, что «шкуры, лежащие в мешках на запас для торговли, разговаривают по ночам», то это скорее образ народной сказки, широко известной по литературной обработке Андерсена. Такова же и история маленькой птички, которая жила во впадине сука и к которой подкрался вороватый ворон, подслушал ее песни и завладел ими, «втягивая их своим дыханием».

По нашему мнению, в этих рассказах согретая народной фантазией природа «очеловечивается», приближается к человеку, а не отдаляется от него, не противостоит ему как чуждая, неприступная сила. Эти рассказы не являлись «опиумом народа», «духовной сивухой», т. е. религией. Такие рассказы прорывали пелену фетишистского отношения к природе, распаленного страхом и бессилием, они позднее прорывали и анимистическое мировоззрение, согласно которому везде таятся незримые духи, цепко держащие дикаря в безысходном рабстве.

Другие рассказы, приводимые В. Г. Богоразом в доказательство «оживотворения» и записанные им со слов шаманов, являются образцами уродливой шаманской мистики, отыскивающей везде «служебных духов» для шамана. По своему содержанию они либо фетишистского, либо анимистического порядка.

Сам В. Г. Богораз, намечая стадии развития аниматизма, подчеркивает, что аниматизм есть, собственно, развитие от почитания предметов к почитанию духов. Явления, объединяемые общим названием аниматизма, включают в себя, с одной стороны, явления образного мышления парода, художественной фантазии, с другой стороны, — религиозное олицетворение предметов и явлений природы.

Для буржуазной науки чрезвычайно характерно нежелание отличать религиозные верования от здорового сознания человека. Буржуазная наука игнорирует то, что религия есть лишь пустоцвет на здоровом дереве познания общественного человека. Понятно поэтому, что сторонники теории аниматизма не видят никакого отличия религиозных верований от образного мышления человека первобытнообщинного строя.

Эта теория конструирует единое религиозное мировоззрение, в него она включает и образы, в которых человек познавал природу, и религиозные верования. Нам думается, что следует разложить аниматизм на его составные части, которые пытались объединить одним понятием. При этом в разрешении вопроса о древнейшем виде религиозного олицетворения сил природы нам следует обратить внимание именно на ту часть аниматических представлений, которые непосредственно связаны с культом, с религиозными действиями.

А в этом случае явления фетишизма нам снова оказывают большую услугу.

Анализ явлений, подводимых под понятие аниматизма, помогает раскрыть генезис анимистических идей. В. Г. Богораз характеризует первоначальную стадию религиозных верований как «оживотворение»: «Первобытный человек познает жизнь такой, какою она является ему в процессе деятельности. Его внимание привлекают те предметы, на которые распространяются его действия…

Камни, деревья, холмы или облака, а также и явления природы (ветер, дождь, гром) считаются живыми безотносительно к их форме». «Оживотворение» — неточный, а потому и неверный термин, ибо речь идет не о поэтических рассказах о жизни природы, а о фетишистском отношении, которое наделяет предметы природы сверхъестественными качествами и делает их объектом поклонения.

Вторая стадия, по Богоразу, отличается тем, что у дикаря появляется «восприятие сходства внешнего вида предмета с общей формой и отдельными частями человеческого тела — появляется представление о внутреннем сходстве, более детальное и определенное. Каждое случайное сходство охотно подхватывается — рот, голова, руки усматриваются во внешнем виде предметов, которые считаются живыми.

Легкого сходства с формой человеческого тела достаточно для того, чтобы предмет стал амулетом. Сучок дерева или кусок кожи, раздвоенный на конце, как бы имеющий две ноги, считается человеческим существом».

В. Г. Богораз едва ли прав, произвольно выделяя этот момент в особую стадию мышления, отличную от первой стадии. Уже на первой стадии вполне возможны эти наблюдения сходства одних предметов с другими. Односторонне и неверно подчеркивание в угоду аниматизму сходства только с человеком. А разве лишайник, схожий с шерстью зверя, камень, похожий па рыбу, и т. д., не существуют среди фетишей, амулетов и т. д.?

Мы указывали среди магических предметов даже камни, которые похожи на клубпи растений, употреблявшихся в пищу. Далее неверно, что дикарь при выборе фетишей отмечает только сходство, подобие. Здесь действует также, как отмечают все авторы, писавшие о магии, закон pars pro toto (часть вместо целого); вместо зверя — клок шерсти, лапки, кусок шкуры и т. д. Таким образом, вторая стадия, выделяемая В. Г. Богоразом, принципиально неотличима от первой стадии.

На третьей стадии, по В. Г. Богоразу, возникают идеи о том, что «вещи имеют двойную природу: свой обычный вид и другой, более или менее человекоподобный. Обе формы вполне материальны, и вещи могут свободно менять их одну на другую».

Эта стадия, таким образом, показывает, как фетишистские верования начинают превращаться в анимистические, отмечает самый процесс превращения. Приписывание вещам ложных сверхъестественных свойств является предпосылкой для раздвоения, удвоения образа вещи. Фетишистские представления дикаря, вечно связанные с вещью, начинают сознаваться как некая вторая природа самой вещи, дополнительная к ее качествам.

Так начинается удвоение, характерное для анимизма. С этой точки зрения весь фетишизм можно рассматривать как подготовку анимизма, процесс зарождения анимистических идей.

«Двойная природа» вещей и явлений стала предметом специальной работы Леви-Брюля. «В рыбе, — пишет он, — они видят человека и в человеке рыбу». Он говорит здесь о «двойной природе, которая характеризует существо мифического периода». Леви-Брюль специально анализирует мотив превращений в фольклоре первобытных народов, рассматривает представления, по которым какой-нибудь кусочек дерева в руках колдуна превращается в живого крокодила или другого «искусственного», «сделанного» зверя, как он называет эти предметы.

Об этом же пишет В. Г. Богораз: «Так, деревянные амулеты, — приводит он пример из религии чукоч, — спокойно лежащие в деревянном ящике, превращаются в пастухов и ночью отправляются в оленье стадо охранять его от волков. Рано утром они возвращаются на прежнее место и снова становятся кусочками дерева. Такое превращение все же не меняет основных свойств предметов. «Деревянное племя», деревья во множестве являются на зов шамана, но, входя в юрту, они боятся огня, так как он может сжечь их» 171.

При общем правильном описании явления здесь снова неверно подчеркнута одна «человекоподобная» форма. Разве в камешке, похожем на голову зверя, не подозревают «звероподобной» природы, в камне, похожем на клубни растения, — «растениеподобной» природы? Представление об обязательно «человекоподобной» второй природе вещи появляется в процессе становления анимистического мировоззрения, но еще долго зооморфные духи играют здесь роль не меньшую, чем антропоморфные.

В общем В. Г. Богораз здесь показывает начальную ступень процесса, когда «человек отделяет в мышлении прилагательное от существительного, свойство от сущности», как говорил Фейербах, отделяет качество от вещи «посредством силы воображения», «превращает в самостоятельного субъекта или существо», ипостазирует свое бессилие, подозревая духовную силу, «вторую природу» вещей.

Еще раз следует повторить, что становление и развитие фетишистских представлений есть развитие зародышей анимизма, процесс генезиса анимистических представлений, которые не возникают «естественно» с появлением человека, как думают позитивисты, а имеют историю, определяемую развитием бытия и сознания общественного человека эпохи первобытнообщинного строя.

Четвертая стадия, по В. Г. Богоразу, состоит в появлении представления о душе вещи, о духе, тесно связанном с самим предметом. Происходит оформление представлений о «второй природе», дополнительной к действительным качествам вещей. «Как прямой вывод из идеи о двойной природе, возникает представление о том, что одна из двух сущностям, свойственных им, — внешняя, другая—внутренняя, скрытный под обычной формой».

В. Г. Богораз называет эту внутреннюю форму не душой или духом, а «гением». Эта стадия предполагает сосуществование материального предмета и его „гения»… Отделение,, гения» от материальной оболочки, однако возможно лишь до известной степени. Вообще говоря, «гений» не должен уходить далеко от своего обиталища и возможно скорее должен вернуться туда».

Эта стадия есть развитие представлений о фетишах как обиталищах духов и душ. «Человекоподобный дух увязывается вместе с вещью». В. Г. Богораз приводит название духа у эскимосов, которое в переводе значит, собственно, «его человек».

Только на пятой стадии духи отделяются от своей материальной оболочки.

Эти пять стадий В. Г. Богораза можно свести примерно к трем этапам. Первые четыре стадии являются, собственно, этапами в развитии фетишизма. Фетишизация предметов и явлений природы, куда входит и наблюдение подобия, и представление, что часть замещает целое, на что человека наталкивает распаленная вожделением фантазия, — таков первый этап.

Далее, постоянное наделение вещей сверхъестественными свойствами ведет к тому, что начинают складываться представления о некой второй природе вещей, дополнительной к их действительной природе, появляется подозрение о скрытой природе вещей, к ней и относятся те качества, которые навязала предметам распаленная бессильным желанием и страхом фантазия дикаря.

Это — момент изменения фетишистских верований, зарождение анимизма. Вера в отдельных от вещей духов, пятая стадия В. Г. Богораза, есть оформление анимизма.

Интересно, что и защитники анимистической теории, не желающие просто отмахнуться от новых данных науки, бьются над вопросом о появлении в человеческом мышлении идеи «невидимого предмета», второй природы предмета. Они не могут уже удовлетвориться ответом позитивистов, что мир «естественно» распался перед взором дикаря на мир вещей и мир духов, они ищут становления, генезиса анимистических идей.

Голландский ученый Ньювенхейс, написавший большой и серьезный труд в защиту анимистической теории происхождения религии, подчеркивает, что анимизм основан на бессилии, чувстве страха и зависимости. Это, несомненно, делает честь его работе. Зарождение анимизма Ньювенхейс видит еще на стадии собирательства, он рисует жизнь примитивных собирателей и замечает, что «в этой действительности должны были образоваться понятия примитивного человека».

Люди искали те или иные предметы питания, одежды и т. д.; не видя их в данный момент перед глазами, они все же знали, что этот предмет найдется где-либо в другом месте. Идея о предмете, существующая в их голове, становилась «понятием о невидимом предмете», зародышем «удвоения» предмета, анимизма. Разумеется, что «удвоение» совершенно неверно связывать с собирательством, идея невидимого, но желаемого предмета могла развиться и в ходе охоты.

Здесь важна не определенная форма деятельности, а бессилие в борьбе с природой, которое ведет к возникновению иллюзорного мира. Если признать значение эмоции, аффекта, господства наглядных конкретных представлений, рассуждение Ныовепхейса будет выглядеть правдоподобнее. Важно подчеркнуть, что голландский ученый ставит вопрос о зародышах анимизма, а не о «готовом» анимизме, не о «готовом» с самого начала мире духов, отдельных от предметов природы.

Суть рассуждений Ньювенхейса сводится к тому, что, сжатый узкими рамками общественной практики, испытывая чувство бессилия в борьбе с природой, дикарь принимал свои представления о предмете, свои желания за действительно существующие.
http://velsat.net/teoriya-animatizma.html
Наука / Религиоведение
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Теория аниматизма

Волшебные зеркала

"Волшебные зеркала", которые входят в число удивительнейших предметов, созданных...
Журнал

Здоровье человека

Как это не звучит парадоксально, но многие болезни начинаются у нас в голове...
Журнал

Проблема звука

Проблема звука. Новое открытие, совершенное учеными Вашингтонского Университета...
Журнал

Всё только к лучшему!!!

Новая рецензия barin на 'Просто очень грустно...' Natali-я. Рецензия касается 3...
Журнал

Год Петуха

По китайскому лунному календарю Новый год наступает в первое новолуние после 21...
Журнал

Имя/Название

Сонник Дома Солнца

Опубликовать сон

Виртуальные гадания онлайн

Гадать онлайн

Психологические тесты

Пройти тесты

Популярное

Реальна ли история?
Подготовка события смерти