Религиозная мораль с позиций атеизма

Интернет

Религиозная мораль с позиций атеизма Религиозная мораль включает в себя сложные, противоречивые по содержанию системы классовой морали. Ее специфика состоит в том, что все предписания относительно поведения человека основаны на признании его слугой бога, обязанности перед которым рассматриваются как главное в жизни людей.

С точки зрения социально-классового содержания моральные предписания Библии, Корана и других священных книг можно разделить на несколько групп. Особую группу составляют требования, касающиеся поведения человека в отношении бога. Это прежде всего требование почитать божество данной религии как единственно истинное, строго исполнять культовые действия, вести образ яшзни, отвечающий представлениям данной религии о служении человека богу.

В мировых религиях представления об угодном богу образе жизни связаны с заботой о спасении души и достижении ею загробного блаженства. Хотя в установлениях этого типа классовый смысл скрыт, он тем не менее присутствует. Главное в предписаниях об отношении человека к богу — покорность, подчинение воле божьей. Практически это означает принятие человеком действительности такой, какая она есть, примирение с существующим порядком вещей.

Но примирить людей с существующим социальным порядком — сокровенное желание господствующих эксплуататорских классов.

Значительное место в Библии и других священных книгах занимают социально-нравственные предписания, оправдывающие эксплуатацию одних людей другими. Это и ветхозаветные восхваления образа жизни рабовладельцев-патриархов, и новозаветные призывы к рабам подчиняться господам своим не за страх, а за совесть. Одобрение эксплуататорских рабовладельческих отношений как нормальных встречается в евангельских проповедях, приписываемых Христу.

Все эти предписания определяют главную социальную направленность религиозной морали. Поэтому так активно использовали и пропагандировали религиозную мораль эксплуататорские классы.

Однако в становлении мировых религий большую роль играли движения эксплуатируемых масс, их протест против угнетения и социальной несправедливости. Отражением этого являются зафиксированные в некоторых местах священных книг осуждения богатства: «Удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, чем богатому войти в царство божие» (Матф., 19: 24); уважение к труду и трудящемуся человеку: «Трудящийся достоин пропитания» (Матф., 10: 10), «Делать свое дело и работать своими собственными руками» (1-е Фессал., 4: И).

Эти предписания и оценки находятся в противоречии с предписаниями, выражающими основную тенденцию. Но наличие моральных установок, отражающих позицию угнетенных, никогда не смущало духовенство, которое стояло на страже интересов эксплуататоров. Оно умело уравновесить евангельские осуждения богатства новозаветными же идеями о возможности использовать богатства в целях благотворительности.

Одобрение труда и призывы трудиться изображались как адресованные прежде всего простым людям и использовались для стимулирования их подневольного труда на феодалов и капиталистов.

Моральные кодексы священных книг содержат предписания, принижающие достоинство женщины, закрепляющие ее зависимость от мужчины в семье.

В системах религиозной морали содержатся и простые общечеловеческие нормы нравственности. Созданные в процессе стихийного народного творчества, они были присвоены религией и выдаются ею за божественные установления. Именно так они представлены в ветхозаветных десяти заповедях, в Коране. При этом каждая религия стремилась ограничить область действия простых норм нравственности кругом своих последователей.

В отношении последователей других религий эти нормы можно было и не применять. Таким образом, религия не только мистифицировала простые нормы нравственности, объявляя их божественным установлением, но и лишала их всеобщей значимости.

Религиозная мораль, будучи в целом разновидностью эксплуататорской морали, занимает особое место среди классовых моральных систем. Ее требования, касающиеся отношений человека к богу, хотя и признаются, но далеко не всегда соблюдаются представителями эксплуататорских классов. Идея о назначении человека служить богу и спасать бессмертную душу порождает такие моральные требования, соблюдение которых во всем объеме возможно лишь для немногих людей.

Религия требует неприязненного отношения к радостям материального мира, осуждает увлечение земными делами, так как это отвлекает от служения богу. «Не любйте мира, ни того, что в мире: кто любит мир, в том нет любви отчей» (1-е Иоан., 2: 15). В связи с этим она объявила ценностями такие поступки человека, которые искажают, уродуют его жизнь. Одной из подобных «ценностей» является аскетизм — подавление нормальных телесных человеческих влечений, демонстрирующее якобы господство духа над плотью.

Следуя идеалу аскетизма, религиозные фанатики уходили в леса, пустыни и там в одиночестве изнуряли себя. От всех верующих церковь требовала длительных постов.

Объявляется благом и ценностью физическое страдание. В страдании человек якобы осуществляет наиболее доступную форму служения богу. «Вам дано ради Христа не только веровать в него, но и страдать за него» (Филип., 1:29). Изобретение и перенесение физических мучений являлось составной частью «подвигов» столпников, отшельников и других «угодников божьих» в христианстве.

Страдание от перенесения обид и несправедливостей, непротивление насилию объявляется христианством добродетелью, необходимой каждому верующему. Евангельский Христос учит: «Не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую» (Матф., 5: 39).

В ранг ценности религия возводит и смерть: «… Для меня жизнь — Христос и смерть — приобретение» (Филип., 1: 21). Физическая смерть рассматривается как рождение для жизни вечной. Ранняя смерть означает, что бог удаляет умершего от греховного мира, облегчая ему спасение, ибо с христианской точки зрения, чем короче жизнь, тем меньше грехов.

В сфере духовной жизни религия утверждает в качестве ценностей веру в бога, любовь к нему. Вера в бога якобы наполняет смыслом всю духовную жизнь человека. «Вера не только образ и способ богопознания и богопочи-тания, но она всецелое бытие и жизнь человека в боге», — пишет современный православный богослов. Нет и не может быть ничего в жизни человека, что сравнилось бы по ценности с верой и любовью к богу.

«Кто любит отца или мать более, нежели меня, не достоин меня; и кто любит сына или дочь более, нежели меня, не достоин ме-ня», — учит евангельский Христос (Матф., 10:37). Любовь к богу — основа и человеческих взаимоотношений: человек должен во имя ее любить других. Любить надо каждого, в том числе и врага, ибо в каждом человеке запечатлен образ божий, каждого любит бог.

Однако любовь человека к человеку, о которой говорит христианская проповедь, отнюдь не бескорыстна, она имеет эгоистическую цель. Не благо другого человека, а стремление угодить богу и обеспечить свое спасение стоит здесь на первом плане. Поэтому объект любви безразличен, им может быть даже враг. Чем более чужд и неприятен тебе человек, тем выше ценность любви к нему как элемент любви к богу.

Представление о жизни как служении богу принижает и даже отрицает такие важные человеческие качества, как стремление к преобразованию окружающего мира, к познанию его, к самоутверждению, сознание своей силы. Религиозная мораль требует от человека умаления себя перед богом. Гордость, вера в собственные силы расценивается как великий грех.

Некоторые буржуазные идеологи предпочитали и предпочитают принятию религиозного морального кодекса выработку светских кодексов морали, где нормы, определяющие поведение человека, хотя и связывались зачастую с авторитетом религии, но не были столь враждебны земным интересам. Однако и сегодня значительная часть буржуазии поддерживает нормы религиозной морали, правда, в том виде| в каком она удобна для защиты капиталистических отношений, без упора на требования, осуждающие влечение к мирским целям.

В условиях социализма, где господствуют отношения взаимопомощи и сотрудничества, религиозная мораль — глубокий анахронизм. Большинство верующих практически руководствуется нормами коммунистической морали, гоединяя в своем сознании причудливым образом их требования с теми религиозными предписаниями, которые могут быть исполнены без конфликта с социалистической действительностью.

Современные религиозные идеологи стремятся модернизировать систему религиозных моральных предписаний, чтобы сделать ее более созвучной духу времени. Эта модернизация смыкается с модернизацией общих воззрений о человеке. Под видом более глубокого истолкования традиционных моральных догм в соответствии с новым тезисом — «человек не столько раб, сколько помощник божий» — отодвигается на задний план требование «не любите мира» и пропагандируется требование вмешательства в общественную жизнь.

Так, современный православный богослов пишет: «Человек — не гость, не праздный гуляка на земле, а работник в вертограде господнем, ответственный труженик для общественного блага, и тем самщм для себя самого».

В религиозной пропаганде отодвинуты на второй план и приглушены апология аскетизма, страдания. Пропагандируется мысль о том, что умеренное пользование материальными благами угодно богу. В священном писании старательно выискиваются тексты, которые бы нейтрализовали общеизвестные требования, принижающие женщину.

Но и модернизированная, подчищенная система религиозной морали несовместима с моральным кодексом строителя коммунизма, ибо цель ее — не счастье человека на земле, а подчинение догматам и нормам религии. Как ни значительны земные интересы человека, учат современные богословы, не в них высшее благо.

«Высшее благо человека, — говорят они, — не может ограничиваться областью бытия тварного и его благами. Созданный с любовью к вечной истине, вечному добру и вечной красоте, он весь, так сказать, обращен к богу, к которому и должен постоянно стремиться с заботой о своем духовном возрастании».

Религиозная мораль оказывает реакционное воздействие на сознание современного верующего, раздваивая его, призывая его сделать выбор между естественным стремлением обеспечить земное благополучие и порожденным верой в бога стремлением жить и поступать в соответствии с религиозными заповедями.

Раскрытие социальных истоков и социальной сущности религиозной нравственности — одна из важных задач научного атеизма.
http://velsat.net/religioznaya-moral.html
Учения / Атеизм
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Религиозная мораль с позиций атеизма

Прикосновение

Вы помните легенду о Мидасе, царе Фригии? За его щедрость и гостеприимство...
Журнал

Витамин е

В жаркий летний день так хочется гордо продефилировать по пляжу, демонстрируя...
Журнал

Пирамиды Египта

Пирамиды Египта - древнейшее из чудес света, которое, к тому же, сохранилось и...
Журнал

Доказательство существования темной материи

Группа американских астрономов во главе с Дугом Клоувом из университета Аризоны...
Журнал

Поцелуи

Что, помимо шоколада, по удовольствию для женщины сравнимо с сексом? Ученые...
Журнал

Запонки мужские

Никто не знает точного дня и часа рождения запонок. Но, тем не менее, появление...
Журнал

Имя/Название

Сонник Дома Солнца

Опубликовать сон

Виртуальные гадания онлайн

Гадать онлайн

Психологические тесты

Пройти тесты

Популярное

Реальна ли история?
Подготовка события смерти