Магия и первобытное мышление

Интернет

Магия и первобытное мышление Остановимся теперь на магии и колдовстве, как на возможных первоначальных формах религии, что также подчеркивается рядом историков религиозных верований.

Еще Гегель, считая магию древнейшим видом религиозных верований, разделил ее на две ступени. Первая и древнейшая ступень магии, по мнению Гегеля, — это колдовство без участия каких-либо предметов; далее идет стадия колдовства с применением предметов. Гегель прекрасно показал близость этой второй стадии колдовства к фетишизму, показал близость представлений о магическом предмете и фетише.

Позволительно, однако, задать вопрос, действительно ли магия без предметов есть древнейший вид магии. В словесном заговоре, заклинании часто выступает магия «без предметов». Но действительно ли древнейший колдовской обряд не имел материального объекта? Предметность, конкретность мышления, родившегося в труде, думается нам, предполагает путь изменения магии, обратный тому, который наметил Гегель.

Тот, кто считает, что в магии имеется лишь система действий, должен бы задуматься над тем фактом, что нет и не может быть человеческого действия без объекта этого действия. Сторонники теории магии видят субъект, видят действующего человека, но отказываются видеть объект этого действия.

Первобытный человек предстает в трудах этой школы историков религии как последовательный субъективный идеалист или даже солипсист. Так, утверждают сторонники теории магии, будто бы и началось развитие религиозных представлений.

Но эта односторонняя точка зрения искажает то, что действительно лежит в основе магии. По нашему мнению, эту основу следует искать в наделении предметов и явлений природы сверхъестественными свойствами, в вере, будто бесчувственная вещь может изменить свои свойства с тем, чтобы удовлетворить прихоть человека, его распаленное бессилием вожделение.

Мысль Маркса о том, что вначале происходит «чисто животное осознание природы», таким образом, дает ключ и к пониманию древнейшей основы магии, как и других форм религии. В этом, по нашему мнению, огромная ценность для современной социологии замечательной мысли Маркса.

Шкура животного может изменить свои естественные свойства, она является заместителем животного, а проткнуть ее — то же самое, что убить действительное животное. Грубое вожделение направляет фантазию дикаря на шкуру убитого зверя, на найденный кусочек его шерсти, на деревяшку и камень, напоминающие какую-либо часть животного, на которого охотятся, на искусственное изображение этого животного или на какой-либо другой предмет.

Грубое вожделение подсказывает, будто бы этот предмет может помочь самому производственному акту: колдовское действие есть выражение ложных представлений, Оудто бесчувственная вещь может менять свои естественные свойства.

Следует со всей ясностью подчеркнуть идеалистическое содержание этих представлений; в них психическая деятельность человека отрывается от объективной реальности, преувеличивается, наделяется мнимыми свойствами творца реальных явлений, заслоняет действительные вещи с их естественными свойствами.

Развивалась уверенность, что отдельный предмет, связанный как-либо с трудом человека, что намеренно воспроизведенное действие, направленное на тот или иной объект, связанный с действительным трудом, воскрешая в сознании ряд представлений, тем самым дадут желаемые результаты.

Не самое трудовое действие, но его условное повторение, намек на него, отрывок, элемент этого действия, направленный на предмет или часть предмета, смогут породить все необходимые полезные результаты. В этом смысле глубоко прав был Г. В. Плеханов, утверждая, что магия основывается «на недостаточно ясном различии между тем, что происходит в голове человека, и тем, что совершается в действительности», что она «смешивает объективные явления с субъективными».

Если данный предмет способен породить определенные представления, то он может породить и реальные явления: так на основе грубых вожделений появляются представления о предметах, способных изменять свои естественные свойства, удовлетворить желание дикаря, появляется колдовской обряд.

Таким образом, в древнейших магических верованиях едва ли можно найти такую магию, которая не была бы направлена на «магический предмет», которая не превращала бы вещи, явления природы в «магические средства», которая не имела бы в своей основе распаленной вожделением фантазии, ложных представлений, будто бы бесчувственная вещь может изменить свои естественные свойства, с тем чтобы удовлетворить прихоть человека.

В многочисленных колдовских обрядах мы найдем, как суть их, ложные представления о бесчувственных вещах. Даже когда мы имеем подражательные церемонии (танцы и т. д.), то в самом костюме есть какой-то «магический предмет», который является центром церемонии.

Леви-Брюль приводит распространенный у австралийцев и на Новой Гвинее особый убор gari; это предмет, по его мнению, встречается на скальных рисунках в Австралии, ему приписывается главная роль во всей церемонии, и Леви-Брюль, в соответствии со своей теорией, считает его инкарнацией «мифических предков».

Нетрудно найти магические предметы как основу и в обрядах имитативной и симпатической магии. Приведем некоторые примеры.

На острове Киваи, указывает Леви-Брюль, в землю закапывают «определенные камни, форма которых похожа на форму клубней, которые надеются получить». Разве эти камни не бесчувственные предметы, по отношению к которым распаленная вожделением фантазия дикаря заставляет желать, чтобы они переменили свою форму? Далее они могут превратиться и в фетиши обычного типа.

Леви-Брюль приводит обряд вызывания дождя, который он, по справедливости, считает образцом имитативной магии и подражательного танца. Обряд состоит в плясках и криках вокруг ямы с водой. Он является подражанием движениям и крикам водяной птицы и т. д.

Казалось бы, где в этом обряде место «магическому предмету»? Однако, внимательно приглядевшись к обряду, мы видим, что в нем принимает участие кусочек кристаллического кварца, который называется камнем дождя. В первую очередь отыскивают в горах именно его; далее в обряде принимает участие и определенное дерево.

Магический обряд, таким образом, состоит не только в комбинации некоторых действий, но, что важно отметить, он направлен на определенные предметы.

Дерево принимает участие и в другой, приводимой Леви-Брюлем, церемонии вызывания дождя. Его сажают в землю в момент магического обряда, чтобы вызвать дождь.

Разве не ясно, что во всех этих случаях происходит наделение предметов сверхъестественными свойствами, превращение их в «чувственно-сверхчувственные» вещи?

Г. В. Плеханов указывал на то, что магия дополняет анимизм. Это верно в том смысле, что магия не может быть лишь системой действий, что надо найти основу магии в мировоззрении дикаря. Религия есть фантастическое отражение тех сил, которые господствуют над человеком. Другой вопрос, каков тип этого фантастического отражения.

Можно считать, что это мировоззрение первоначально было не анимистического свойства. Вследствие этого, однако, не снимается вопрос о том, какой же взгляд на мир, на природу лежит в основе магии. Остановимся кратко на том «законе» первобытного мышления, который сконструирован Леви-Брюлем и который должен объятии, существование магии в древнейших слоях религиозных мерой, ниш что так называемый «закон сонричастия» с его помощью Леви-Брюль стремится вскрыть то «мировоззрение», которое лежит в основе магии.

Анализируя знаменитый бизоний танец, описанный у Кат-лини, Леви-Брюль пишет: «Это вид драмы или, скорее, пантомимы, которая изображает дичь и способ, каким она попадает и руки индейцев. Поскольку для дологического мышления нет чистого и простого воображения, постольку образ сопричастен оригиналу, и, наоборот, обладать образом, это уже, в известном смысле, значит увериться в обладании оригиналом».

По Леви-Брюль не видит, что «сопричастие образа оригиналу», «обладание образом как обладание оригиналом» — все это другие обо-шачения для наделения вещей и явлений природы ложными свойствами. Тайна «сопричастия» лежит в распаленной фантазии дикаря, так как вещи наделяются ложными свойствами, они будто бы могут, минуя свои естественные свойства, удовлетворить прихоти дикаря; раз они порождают в голове цепь представлений, они могут и в реальности привести к явлениям, породившим эти представления.

Анализ Леви-Брюля выявляет, что все эти ложные представления относятся к вещам, к предметам. Если он доказывает, что без представления о сопричастности вещей нет магии, колдовства, нет первобытной религии, то это в действительности значит, что в основе колдовства лежат ложные взгляды людей на вещи, на предметы, взгляды, внушенные распаленной бессилием фантазией дикаря.

В этом смысле бизонья шкура или кусок ее, камень или деревяшка «сопри-частиа» в голове дикаря самому бизону, предмету охоты, так как она теряет в его глазах свои действительные очертания.

Леви-Брюль видит основу магических представлений в предположении дикаря, что все вещи друг с другом связаны. Однако трудно предположить наличие такого общего философского постулата в голове дикаря на древнейшей ступени. Такой постулат — продукт обобщения исследователя, а не самого дикаря.

Па самом же деле перед нами в колдовских действиях проходит взгляд на предметы и явления природы как на «магические средства», наделение их ложными свойствами.
Наука / Религиоведение
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Магия и первобытное мышление

Учебник PHP. Базовый синтаксис

Когда PHP разбирает файл, он просто передаёт текст файла, пока не обнаружит один...
Журнал

День рождения Будды, Светящийся лотос и Дзен медитация

В Сеуле состоится фестиваль "Светящийся лотос". Он проводится в честь дня...
Журнал

Пересадка донорских органов

Если ситуация с вирусами, воздействующими на психику человека и меняющих её под...
Журнал

Продолжительность беременности

Без сомнения - время ускоряет свой бег. И это отражается буквально на всём и...
Журнал

Подростковые угри

Ох, эти подростковые угри! Врачи советуют обратить внимание на питание...
Журнал

Имя/Название

Сонник Дома Солнца

Опубликовать сон

Виртуальные гадания онлайн

Гадать онлайн

Психологические тесты

Пройти тесты

Популярное

Ещё об определении счастья
О важном значении сна