Фетиш

Фетиш
"Все предметы имеют невидимое существование так же как и видимое", - говорят игороты с Филиппинских островов. Кешинг, который жил среди зуньи, был усыновлен ими и стал мыслить подобно им, говорил: "Зуньи, подобно первобытным народам вообще, представляют себе изготовленные человеком предметы живыми - на манер растений, животных, погруженных в зимнюю спячку, заснувших людей.

Это своего рода приглушенная жизнь, тем не менее весьма могучая, способная проявляться пассивно своим сопротивлением и даже активно действовать тайными путями, могущая производить добро и зло. А так как известные им живые существа имеют функции, соответствующие их формам (у птицы - крылья и она летает, у рыбы - плавники, и она плавает), то и предметы, созданные рукой человека, также имеют разные функции в соответствии с приданной им формой.

Отсюда следует, что мельчайшая деталь в форме этих предметов имеет свое значение... Вот почему эти детали неизменно воспроизводятся с величайшей точностью". "Перед нами непосредственный результат действенной веры в мистические свойства предметов, связанные с их формой, свойства, которыми можно овладеть при помощи определенной формы, но ускользающие от контроля человека, если изменить в этой форме хотя бы малейшую деталь.

Самое незначительное на вид новшество открывает доступ опасностям, может вызвать гибель новатора и тех, кто с ним связан".

В мифах и ритуалах всех народов Сосуд связан с Началом. Сосуд - это образ женщины и женщина мыслится сосудом, а женские божества почитаются в виде сосудов. Сосуд=женское лоно. Для греков сосуды - живые существа, как правило, женского рода, иногда с глазами "женской" (миндалевидной) формы. Самые архаичные надписи на сосудах, представляющие собою вообще наиболее ранние памятники греческой письменности, - это владельческая надпись на килике с Родоса: "Я - килик Корака" и знаменитая: "Я - Нестора благопитейный кубок" (VII в. до н. э.).

В VIII-VI вв. до н. э. говорящие надписи в первом лице встречаются на статуях богов и людей, на могилах, на изображениях животных, на монетах и геммах, на мерах весов: "Я - хой" (хой - мера объема), на метательных дисках.

Если человек был способен услышать голос меры весов (кстати, русское слово вещь заимствовано из ст. -славянского языка, где вешть - из *vektь, производного посредством суф. -tь от той же основы, что и лат. Vox - "слово, голос"), не удивительно, что он считал пластические изображения существ, написанные красками или изваянные, столь же реальными, как и изображаемые существа.

Статуям богов не только приносили жертвы, их мыли, переодевали, украшали и, разумеется, с ними общались.

В Северной Америке манданы верили, что портреты, нарисованные Кэтлиным, были живыми, а самого Кэтлина считали величайшим колдуном, творящим живых существ. "Я знаю, - говорил один из манданов, - что этот человек уложил в свою книгу много наших бизонов, я знаю это, ибо я был при том, когда он это делал, с тех пор у нас нет больше бизонов для питания".

ФЕТИШ

Слово фетиш (от португ. Feticio - "амулет") появилось в европейских языках в XV в., когда португальские мореплаватели высадились на побережье Западной Африки. Этим термином португальцы обозначали различные принадлежности католического обихода - реликвии святых, чудодейственные четки и тому подобные религиозные святыни. После ознакомления с неграми Золотого и Невольничьего берега, они стали применять тот же термин ко всем тем странным материальным объектам (куски дерева, камешки, горшки с землей и кровью, когти, перья, зерна и т. п.), к которым негры относились как в божествам, с верой в их чудодейственную силу.

В форме fé tiche, fetish термин с течением времени получил право гражданства во французском, английском и других европейских языках. В науку, в качестве обобщающего термина для целой категории религиозных фактов, впервые ввел в 1760 г. Ш. де Бросс в книге: "Du culte des dieax fetiches оu Parallele de l'ancienne Religion de l'Egypte avec la religion de Nigritie" (рус. пер. "О фетишизме", 1973).

Вещь считается обладающей сверхъестественной силой и рассматривается как фетиш в двух случаях. 1) если вещь пришла издалека, из земли "чужих" (тогда вещь в ходе ритуала присваивается и в дальнейшем используется в основном для вредоносной магии); 2) если вещь изготовлена шаманом из материалов, освященных традицией и придающихей силу (такая вещь получает священное имя и представляет духа-хранителя) или вещь считается изначально принадлежащей роду и, как в случае чуринги, является первопредком, тотемом.

Восприятие вещи в традиционном обществе включено в тотемистическое мировосприятие; человек осознает природу-тотем-коллектив как единое неделимое целое, и способен увидеть это целое в вещи. Вещь-как-единое-целое в определенных пороговых ситуациях призвана напоминать о целостности мира, есть символ (σ ύ μ β ο λ ο ν) целостности, восстанавливает ее в случае утраты.

"Вся видимая природа есть общество и отдельный человек; вода, светила, деревья - это люди; в прошлом каждый мужчина - Зевс, каждая женщина - Гера, каждая девушка - Артемида, именами которых они в Греции клялись и сущности которых тем самым уподоблялись" 5. Но точно так же как вещь была или могла стать человеком и богом, так и человек ощущал себя и себе подобных вещью.

Человека можно было подарить, обменять, выиграть и т. п.

С явлением фетишизации связан свойственный первобытной культуре феномен функционального сдвига, превращения полезного в священное, орудий труда в предметы культа. Орудие приобретает новую функцию, но именно его первоначальная функция является нередко условием и причиной этого превращения. Вот как воспринимается это общечеловеческое явление человеком иной культуры, автором рукописи XVI в. "Сад спасения", где говорится о лопарях: "Аще иногда камнем зверя убиет – камень почитает, и аще палицею поразит ловимое – палицу боготворит".

К помощи копьеметалок прибегали в целях вредоносной магии знахари племени курнаи Племя унгариньин в северо-западной Австралии само не изготовляет бумерангов и не употребляет их как оружие – унгариньин используют бумеранги только в магических целях как носителей таинственной, разрушительной субстанции. Охотничьи бумеранги из Центральной Австралии, попадая в Арнемленд, превращаются в могущественные магические орудия.

То же происходит с каменными наконечниками, которые распространяются из центрального Кимберли и у других племен теряют свое первоначальное значение и становятся объектами ритуального или магического использования.

Центрально-австралийское племя каититж пользовалось в качестве средства вредоносной магии наконечником, полученным путем межплеменного обмена от племен, живущих "далеко на западе". Его достаточно было только "нацелить", чтобы убить врага. Та страшная магическая сила, которая приписывалась ему, объясняется тем, что он пришел из далекой, чужой страны, где его сделали люди, с которыми, как со всем чужим и незнакомым, связываются представления о свойственной им враждебной, таинственной магической силе.

Попадая в другое племя, предмет как будто испытывает волшебное превращение – там, где он сделан, он был орудием труда или оружием, а здесь превратился в орудие магии. Даусон сообщает, что аборигены Виктории избегали прикасаться к чужим, необычным для них копьям и другому оружию, так как были убеждены, что это может причинить им болезнь и даже смерть.

"Щиты, пришедшие издалека, европейские топоры и т. п. не употребляются как орудия, а переходят от племени к племени и распространяются на огромные расстояния как предметы священные".

У аборигенов Австралии важную роль в магическом овладении силами природы играли каменные чуринги (на языке племён аранда чуринга - "священное, запретное") - условные каменные изображения тотемов и культурных героев. Чуринги применяются в качестве талисманов или магического оружия в охотничьей магии или в бою, где сообщают силу и храбрость своим обладателям. Наконец, чуринги применялись и в обрядах интичиумы – в торжественном ритуале уднирингита, цель которого состояла в том, чтобы способствовать размножению больших древесных личинок, употребляемых в пищу.

Существовали у аборигенов Австралии и каменные фаллические изображения, призванные магически способствовать воспроизводству человеческого рода, несущие в себе магическую плодоносящую силу.

У аборигенов Арнемленда любое орудие – копье, весло и т. п. – рассматривается как наделенное особой сверхъестественной силой мар, но лишь после того, как ему дано особое, "священное" имя или если оно приобретено посредством обрядового обмена. Пользоваться таким предметом запрещено всем, кроме посвященных мужчин.

Мар сообщает собственнику орудия могущество, силу, удачу на охоте. В восточном Арнемленде копья снабжаются наконечниками из шипов ската, который в мифологии ассоциируется с тигровой акулой, культурным героем и предком некоторых родов.
Язычество / Фетишизм
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Фетиш

Фетиши, талисманы и магия

Содержание: 1. ВЕРА В ФЕТИШИ 2. ЭВОЛЮЦИЯ ФЕТИША 3. ТОТЕМИЗМ 4. МАГИЯ 5...
Магия

Просветление. Истина. Духовные фетиши

Наверное, главное отличие науки от религии — это здоровый скептицизм. Истина...
Религия

Имя/Название

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты

Популярное

Эзотерика и планета Земля
Абсолют и жизненная энергия в абсолютно голом виде