Авиценна о лекарствах

Авиценна о лекарствах
О натурах простых лекарств
Мы уже изъяснили в Книге первой, что означают наши слова: «это лекарство — горячее», «это лекарство— холодное», «это лекарство — сухое», «это лекарство — влажное», и изъяснили, что сие имеет место в сравнении с нашим телом. При этом мы исходили из того, что основой всех сложных минеральных, растительных и животных [тел] являются четыре элемента и что они смешиваются и действуют друг на друга, пока не утвердятся в состоянии взаимного равновесия или преобладания" [какого-либо элемента], а когда они на чем-либо утвердятся, это и будет истинная натура.

[Мы изъяснили также], что коль скоро натура возникла в сложном [теле], она [тем самым] подготовила его к восприятию сил и качеств, которым свойственно у него быть после [возникновения] натуры.

Мы уже изъяснили, сколько всего [существует] разновидностей натуры, что подразумевается под уравновешенной натурой у людей и что подразумевается под уравновешенной натурой в лекарствах. Под этим разумеют, сказали мы, что если человеческое тело, встречаясь с лекарством, воздействует на него своей прирожденной теплотой, то и лекарство может вызвать в человеческом теле охлаждение, согревание, увлажкение или осушение, большее, [чем обычно] для человека.

[Однако] мы не разумели под этим, что натура лекарств подобна натуре человека, ибо натура человека свойственна только человеку. (223) Знай также, что натура бывает двух видов: натура первичная и натура вторичная. Первичная натура—это натура первоначальная, возникающая из [основных] элементов, а вторичная натура — это натура, возникающая от [воздействия] вещей, которые сами по себе обладают натурой.

Такова, например, [вторичная] натура сложных лекарств и терьяка.

Ведь каждое из простых лекарств, [входящих в состав] терьяка, обладает натурой, присущей ему Годному], а когда они смешиваются, сочетаясь [с другими лекарствами] вплоть до объединения, и приобретают [другую] натуру, возникает вторичная натура [терьяка]. Эта вторичная натура не вся порождается искусственно, иногда она образуется также естественно.

Молоко, [например], состоит из смеси водянистых и творожистых [частиц] с [частицами] жировыми, а каждая из этих трех [составных частей] не является простои по природе, ко тоже представляет собой смесь и обладает своей особой натурой. Эта вторичная натура [возникла] под действием природы, а не искусственно.

Вторичная натура бывает двух видов: натура сильная и натура слабая. Сильная натура возникает, например, тогда, когда кзждая из двух простых составных частей соединяется с другой так [прочно], что нашей естественной теплоте трудно их разделить; больше того, иногда разделить их трудно даже для жара огня, как например, в веществе золота.

Действительно, влажное и сухое в натуре золота достигает такого предела, что огненное качало не может их разделить. Когда огонь заставляет течь водянистые [частицы золота], чтобы подвергнуть их возгонке, ко всем водянистым частицам крепко пристают частицы землистые, и [огонь] не может поднять вверх водянистые частицы и осадить вниз землистые частицы, как он это делает с деревом и даже с оловом и свинцом.

Поскольку же натуре присуща подобная крепость, то вполне возможно существование такой натуры, элементы которой не в силах разделить имеющаяся в нас прирожденная теплота. Это есть такая натура, которая [называется] прочной. Если она уравновешенна, то остается во всем теле такой, как есть, пока не изменит форму тела и не сделает его [снова] уравновешенным.

Тот элемент [в прочной натуре], который стремится к преобладанию, остается в теле преобладающим, пока не разрушит его форму. Вообще от [такой натуры] исходит лишь одно [какое-либо] действие.

Когда же натура не прочна, а наоборот, рыхла и мягка до распада, то возможно [допустить], что ее элементы отделяются друг от друга при воздействии на нее нашего естества. Силы их [при этом] различны, так что часть их производит одно действие, а другая часть — противоположное.

Когда врачи говорят, что свойство такого-то лекарства сочетается из противоположных друг другу сил, то они [не думают], и ты тоже не должен думать, что отдельная частица [лекарства] песет и теплоту и холодность вместе, и что эти качества действуют порознь, как два раздельных начала, ибо это невозможно. Наоборот, эти качества заключаются в двух различных частях лекарства, из которых око сочетается.

Точно так же не следует полагать, что лекарства [какого-либо] другого рода не сочетаются из взаимно противоположных сил, ибо все лекарства сочетаются из взаимно противоположных сил. Ты должен понимать [слова врачей] в том смысле, что [лекарство] обладает взаимно противоположными силами действительно пли в потенции, близкой к действительности, ибо в нем есть различные частицы, которые не оказывают друг на друга [настолько] полного действия, чтобы между всеми, схожими по свойству частицами, установилось совершенное тождество; они не связаны между собой и не [слились] воедино [в такой мере], чтобы если одна частица оказывается в какой-либо части органа, другая обязательно была бы [там] вместе с нею.

Ведь если бы силы их были сходны, то действие их на тело не 1236 было бы ни в чем различным, а если [считать, что их] частицы взаимно связаны, а свойства различны, то допустимо, что действие их на тело тоже не является различным. Наоборот, когда один из элементов [лекарства] оказывается в каком-либо органе, ему сопутствует другой, с ним неразлучный. От обоих [элементов] возникает тогда во всех частях органа одинаковое действие и влияние, вызванное действием этих элементов.

Ведь в каждой части [органа] имеется нечто препятствующее [лекарству оказать] полное действие и овладевающее им. [Это бывает всегда], если только часть органа не воспринимает [действия] лишь одного из элементов предпочтительно перед другим, и естество использует один из них и отвергает другой, как нередко случается.

Но мы ведем речь не об этом, а о разновидности [лекарств], которые оказывают различное влияние по причине, [заложенной] в них самих, а не по причине, [заложенной] в чем-либо другом. Причина эта состоит в том, что смешение простых частиц в данных [лекарствах] настолько слабо, что [лекарства] подвергаются разложению под влиянием нашей прирожденной теплоты.

Простые лекарства, о которых мы говорили, что им присущи взаимно противоположные силы, принадлежат именно к числу тех, в коих отсутствует полное смешение.

Среди этих [лекарств] есть такие, которые смешаны прочнее, так что ни варка, ни промывка не могут разделить их сил. Такова, например, ромашка, которая [одновременно] обладает и растворяющнм и вяжущим свойством; когда ее отваривают для лекарственных повязок, оба свойства не покидают ее.

Есть, [однако], и такие лекарства, силы которых могут быть разделены варкой, как например, капуста. Ее вещество смешано из землистой вяжущей материи и из материи, обладающей свойствами баврака, очищающей и разреженной. Поэтому, если капусту отварить в воде, ее очищающее вещество, обладающее свойствами баврака, растворится и останется [одно] землистое вяжущее вещество.

Таким образом, отвар [капусты] становится послабляющим [из-за содержания баврака], а тело ее — вяжущим. То же самое относится к чечевице, к курам и к чесноку, ибо в них есть очищающая и сжигающая сила, а также тяжелая влага, и варка разделяет их. Таковы [также] лук, редька и другие [овощи]. Поэтому о редьке говорят, что она способствует пищеварению, но сама не переваривается.

Это относится не ко всем ее частицам, а только к имеющемуся в ней разреженному и более мягкому веществу. Если это [вещество] растворится, то останется плотное вещество [редьки], не поддающееся переваривающей силе и вязкое, тогда как другая [часть ее] вещества отрывает вязкие [соки].

К этой же категории [относятся] лекарства, в которых можно разделить элементы путем промывки, как например, цикорий и многие овощи. Вещество [этих растений] состоит из обильной землисто-водянистой холодной материи и небольшого количества материи разреженной; они охлаждают благодаря первой материи, а открывают закупорки и проводят [соки] больше благодаря второй; главная часть этой разреженной материи распространяется на поверхности [растения], поднимаясь к ней и расстилаясь по ней.

Когда [растения] промывают, то [разреженная материя] растворяется в воде и от нее остается лишь такая доля, с которой не следует считаться. Поэтому промывать их запрещено [законом] шариата и врачебной наукой.

По той же причине многие лекарства, когда человек их принимает [внутрь], сильно охлаждают, а когда их прикладывают в виде лекарственной повязки, они рассасывают. Таков, например, кориандр. При приеме [внутрь] его охлаждающая способность становится очень сильной, а если приложить из него лекарственную повязку, особенно в смеси с толокном, он иногда рассасывает [опухоли], например, «свинки».

Это объясняется тем, что кориандр сочетается из сильно охлаждающего, землисто-водянистого вещества и из разреженного вещества, [способного] рассасывать; употребленный [внутрь], он воспринимает прирожденную теплоту, и [теплота] растворяет в нем разреженное вещество. Количество последнего не столь велико, чтобы оказать какое-либо влияние на натуру, наоборот, оно удаляется и проходит [через поры], и охлаждающее вещество остается [одно], производя чрезвычайное охлаждение.

А если из кориандра приложить лекарственную повязку, то землистое вещество, по-видимому, не проникает в поры и не оказывает никакого действия. Что же касается разреженного огненного вещества, то оно проникает через поры и вызывает согревание; если же ему сопутствует некоторое количество. Холодного вещества, то оно полезно для отвлечения [соков] и определения посторонней6 теплоты.

Это близко к тому, что сказано в Книге первой о жгучести лука в лекарственной повязке и безвредности его в пище, поскольку мы признали одной из причин этого [явления] нечто близкое к тому, о чем идет речь. Посему эта мысль должна быть утверждена и известна.

Встречаются и такие лекарства, которые как будто содержат два различных по естеству вещества при полном отсутствии смешения. Иногда это явно для чувства, как [например], в частицах цитрона, а иногда скрыто. Так, оболочка [семян] подорожника блошного и то, что находится поверх оболочки, как будто бы сильно охлаждают, а мучнистое вещество, находящееся внутри, сильно согревает, так что чуть ли не оказывается средством, вызывающим красноту или изъязвление.

Оболочка его, [таким образом], служит как бы преградой, разделяющей эти два [свойства].

Но если выпить [семя] подорожника блошного не растертым в муку, то твердость его оболочки не позволит силе внутреннего мучнистого вещества проникнуть наружу; наоборот, оно будет действовать [только] своими внешними частями и своей слизистостью.

Если же его истолочь, [оно действует иначе]. Быть может, [толченый подорожник] потому и считают ядом, что его мучнистое вещество и начинка выходят [при толчении] наружу. Похоже, что способность толченого подорожника ускорять вскрытие нарывов и [свойство] цельного [подорожника] препятствовать их созреванию и разгонять их [объясняется] той же причиной.

Сказанного достаточно, чтобы преподать эту основу [науки].
Астрология / Медицинская астрология
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Авиценна о лекарствах

Лекарство от любви

Нет универсального лекарства от любви, каждый проходит свой путь, но есть общие...
Психология

Лекарство от забывчивости

Случалось ли вам когда-нибудь забыть, куда вы бросили свой сотовый телефон...
Психология

Лекарство от одиночества

Не секрет, что большинство жителей мегаполисов чувствуют себя одинокими. Даже...
Психология

Лекарство от скуки

К сожалению, это вполне типичный случай, когда непомерный груз жизненных...
Психология

Необходимые лекарства для спасения мира

Вы никогда не задумывались, почему человечество избавилось от чумы, но приобрело...
Психология

Восхваление 100 лекарств

Лао-Цзюань молвит: С древних времён человек мудрости, совершенствуясь, мог...
Магия

Имя/Название

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты

Популярное

Денежные правила из-за кошелька. Кошелёк и удача
Интересная мотивация полюбить полезное чтение