Анимистические верования и фетишизм

Анимистические верования и фетишизм
Л. Я. Штернберг, Э. Тэйлор и другие этнографы о связи анимистических верований и представлений о сверхъестественных предметах

Чтобы не загромождать изложение примерами из старой этнографической литературы, остановимся еще только на представителе дореволюционной этнографии в России — Л. Я- Штерн-борге. Ои не может не признать наличия фетишизма в первобытной религии. Штернберг приводит слова Вайца, кстати сказать, цитируемые и Тэйлором: «Фетиши встречаются на каждой тропинке, у каждого брода, на каждой двери; они висят в виде амулетов на шее у каждого человека; они предохраняют от болезни или, наоборот, причиняют ее в случае пренебрежения к ним; приносят дождь, наполняют море рыбами, ловят и наказывают вора, придают храбрость, приводят в смятенно неприятелей».

«Подобное поклонение материальным объектам, — продолжает Л. Я. Штернберг, — встречается не у одних негров: его можно считать универсальным у народов самых различных ступеней развития. В виде переживаний мы нахи-дим его в пашей собственной среде. Когти, рога, хвост, фаллос, шкура и другие части животного — объекты культа у самых различных народов; столь же распространено поклонение палкам, камням и другим подобным объектам неодушевленной природы».

«В Центральной Австралии самые священные объекты культа — палки и камни, которым приносят жертвы крови. Индейцы дакота поднимают с земли простые булыжники, раскрашивают их и приносят им жертвоприношения, величая дедами. Бразильские племена втыкают палки в землю и приносят им жертвы. На Новых Гебридах поклонялись голышам, промытым водой».

Л. Я. Штернберг, как и Ф. Ратцель, считает, что «генезис фетишизма очень сложен, но в общем он кроется в анимистическом воззрении на природу». Вместе с тем внимательное изучение фактов заставляет Штернберга заявить, что «мнение, объясняющее фетишизм преимущественно тем, что фетиш является вместилищем вселившегося в него извне духа-божества, односторонне. Первичным типом фетиша должно считать тот, в котором усматривали самостоятельную, в нем самом кроющуюся, а не внешнюю, вселившуюся в него извне силу».

Это положение можно считать выводом всей современной этнографии о генезисе фетишизма. Однако, сделав это замечание, Штернберг приходит затем к выводу, что «на самом деле фетишизм появляется лишь в период полного развития анимистического мировоззрения, гораздо позже возникновения родовых и общих божеств». Таким образом, представление о том, что в предмете усматривают, говоря словами Штернберга, некую скрытую силу, является поздним представлением, своеобразным довеском к анимистическим верованиям, не имеющим значения для анализа их возникновения. Это утверждение, однако, требует доказательств.

Для установления связи фетишизма с анимизмом мы находим большое количество примеров в общей этнографической литературе. У Бушана, например, читаем о двух этапах! Развития фетишистских представлений: «Так называемый фетишизм представляет не более как особый вид демонопочитания, так как при нем духи представляются связанными с разными неодушевленными предметами. Предметы представляют вначале места обитания духов, а затем лишь символ этих последних, которые так или иначе связаны с ними, соответственно с чем сообразуется культ».

Подобные замечания о разных этапах связи духа с фетишем мы находим и у более старых этнографов. Например, Вайц, цитируемый Э. Тэйлором, пишет: «Дух обитает, или может обитать, в каждом видимом предмете, и часто большой и мощный дух живет в очень ничтожной вещи. Негр не представляет себе духа крепко и неизменно связанным с телесным предметом, в котором он обитает, — он думает, что последний представляет лишь обычное или главное местопребывание духа.

В своем уме он иногда не только отделяет дух от видимого предмета, но даже противополагает их один другому. Обыкновенно же он сливает их в одно целое».

С другой позиции подходит к рассмотрению вопроса о почитании материальных предметов Д. Фрэзер. Показывая, например, большую роль камней в религиозных верованиях меланезийцев, он отмечает, что «меланезиец не приписывает чудесных свойств самому камню, но духу, пребывающему в нем». По Фрэзеру, обряды с этими камнями «не относятся уже к магическим средствам и принадлежат к области религии».

Фрэзер вместе с тем приходит к мысли, что такое одухотворение отнюдь не первоначально: «Когда мы встречаемся с представлениями этого рода и с подобными описаниями, которые притом согласуются с чисто магическими понятиями и приемами, мы смело можем предположить, что именно последние образуют первоначальный ствол, а религиозные представления привились к нему впоследствии.

Веские доводы заставляют нас думать, что в эволюции мысли магия предшествовала религии». При всей неверности этого рассуждения (магия — не религия и т. д.) оно содержит все же верное наблюдение: наделение предметов некой отделимой от них силой есть лишь вторичный момент.

В различных формах в этнографической литературе прошлого века ставится один и тот же вопрос: какова связь между почитанием предметов и представлениями о духах? Почти все этнографы отказываются видеть тут простое проявление анимизма, все указывают на сложность этой связи.

Мэри Кппгсли нападает на Тэйлора за то, что тот ограничил фетишизм «учением о воплощенных в вещах духах, либо связанных с ними, либо осуществляющих влияние через определенные материальные предметы. Я ничуть не отрицаю права проф. Тэйлора употреблять слово фетиш в этом ограниченном смысле в его общем сравнительном изучении религии. Я просто хочу упомянуть, что вы не можете употребить его в ограниченном смысле, необходима вся его огромная теория анимизма в целом, чтобы описать религию Западной Африки.

Потому что, хотя в этой религии имеется большой процент воплощенных духов, там имеется еще больше невонлощеппых духов, духов, которые не имеют материального воплощения, и духов, которые лишь иногда материально воплощаются».

Все это приводит Кингсли к выводу, что «фетишизм сложен и не может быть понят, как,, почитание материальных вещей»». Другими словами, перед нами снова различные этапы и виды связи духов с фетишами.

Кингсли говорит, что в Западной Африке нет вообще почитания материальных предметов как таковых, так как они, по представлениям туземцев, составляют нечто низшее и об их почитании не может возникнуть в мысли. По мнению Кингсли, предметы почитаются лишь в силу «одержимости» их духом. «Одно из основных положений фетишизма, — говорит она, — это непосредственная связь между определенным духом и определенной массой материи, материальным объектом.

Африканец покажет вам на дерево, в которое ударила молния, и скажет, что дух дерева убит; если его оружие промахнулось — это случилось потому, что кто-либо украл его духа или сделал его с помощью колдовства больным».

В своей более ранней работе Кингсли прямо заявляет, что туземцы Африки по читают фетиши «только потому, что это местопребывание духа или его временное пристанище». Кингсли подчеркивает «слияние духа и материи» в фетишизме, проще говоря, предметность, чувственность первобытных верований, и на этом основании приходит к чудовищному выводу, что высшая форма фетишизма выражена в спинозовском пантеизме.

Кингсли, несмотря на упорное отрицание прямой роли материальных предметов религии негров, вынуждена признать, что «колдовство амулетов (charms) у негров, как и у банту, граничит с бесконечностью», она вынуждена показать огромное количество фетишистских представлений в области колдовства, в области магии. Мы находим у Кингсли и материал, свидетельствующий о перерастании фетишей в идолов человекообразной формы.

Роль фетиша, материального предмета в развитии веры в духов й души весьма значительна: фетиши, первоначально неразрывно связанные с душой, духом, становятся далее лишь местопребыванием духов и, наконец, развиваются в идолов, которые приобретают человекообразный и иной вид. Многие фетиши, вытесненные из основного культа, становятся так называемыми амулетами, талисманами, с которыми уже не связан какой-либо культ.

Фетиши сочетаются с культом предков, с различными другими верованиями в духов, соединены даже с развитым политеизмом, что можно видеть на примере древнего Египта.

Во многих деревушках Французского Конго для фетишей строят специальную низкую хижину. Кое-где в этих хижинах стоят грубо вырезанные, обычно женские, фигуры духа, перед которыми кладутся приношения. «Идолы сравнительно редки во Французском Конго, — сообщает Кингсли, — но там, где они есть, люди представляют их себе так же, как и подлинные негры, а именно: как предметы, в которых живут или которых часто посещают духи, но которые не почитаются в их телесной природе».

Дух, обитающий в этих идолах, которые так же рассматриваются как местопребывание духов, умилостивляется ирмиошсипямп ншцн п другими жертвами. Фетиши перерастают здесь уже в человекоподобных идолов.

Па ряде примеров мы видим, как связь духов с фетишами становится все менее тесной. Представления о духах все более становятся отвлеченными, охватывая отдельные стороны природы, связь их с конкретными фетишами все менее ясная. Фетиши превращаются в идолов.

Однако такой крупный этнограф, как Штернберг, не может отождествить древнейший слой фетишистских верований с анимистическими, он должен выделить их как особый подвид, особую составную часть анимистических верований. Определение Штернбергом первоначальной ступени фетишизма как веры в самый предмет, «в нем самом кроющуюся, а не внешнюю вселившуюся в него силу», показывает, что мы здесь имеем дело с особым видом анимистических верований, когда представление о духе неотделимо от самого предмета.

Это существенное отличие от всего обычного круга анимистических представлений, где центр тяжести перенесен не на самый предмет, а на дух, по отношению к которому предмет является чем-то внешним. Как же и когда в поле зрения анимиста, населившего всю природу духами, поклоняющегося этим духам, попадают те или другие предметы, почему выделяются они, сливаются до неразличимости с духами, — этого сторонник анимистической теории JI. Я. Штернберг показать не может.

Первоначальная ступень состоит в том, что дух неотделим от фетиша и только на второй ступени фетиш является лишь внешней скорлупой, в которую прячется извне вселившийся дух. Следовательно, происходит развитие анимистических верований, все большая их дифференциация или, как говорил Энгельс, «дистилляция» этих верований. Представление о нематериальных духах все более развивается, и в связи с этим изменяется взгляд на фетиш.

Следовательно, фетишизм является особой ступенью в развитии анимистических верований. Если эта ступень, по Штернбергу, уже есть развитой анимизм, то что же сказать о вере в фетиши лишь как внешнюю оболочку духов? Какая ступень анимизма кроется в этом? Даже самое скромное признание наличия фетишистских представлений в религиях доклассового общества ведет к ряду вопросов о развитии, об изменении верований в духов и душу первобытной религии.

Игнорировать фетиши — все эти рога, деревяшки, звериные шкуры, кости, камни и т. д. — этнограф не может. Остается ему разве только вывести их за пределы анимистических верований, показать, что все эти предметы — область магии, которая неизвестным образом «дополняет» анимизм. Но тогда понятие «религия» — л ишь механическое объединение различных явлений «магии», «анимизма».

Искать единой сущности этих явлений тогда не приходится. Проблемы генезиса снимаются автоматически. Однако серьезный этнограф, желающий более или менее правильно описать верование в духов и души в первобытной религии, это сделать не может. Так что же значит наличие фетишей с неотделимым от них духом, как не то, что фетиши — «чувственно-сверхчувственные» вещи?

Явления фетишизма заставляют нас поставить вопрос о генезисе, о развитии анимистических верований.

Мы должны подойти к анимистическому мировоззрению как к историческому явлению, изменяющемуся на протяжении веков. Вопрос заключается в характере этих изменений. Учитывая выводы Штернберга и Тэйлора, необходимо обратиться к фетишам, посмотреть, какую роль играет почитание материальных предметов в общей системе анимистического мировоззрения.

Остановимся на ряде примеров в современной этнографии, уясняющих это положение. Возьмем верования австралийцев.
Наука / Религиоведение
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Анимистические верования и фетишизм

Про инопланетян

"Зеленый человечек" сам невелик, где-то под метр двадцать ростом. Огромная лысая...
Журнал

Про женский оргазм

Очередной повод для недовольства появился у представительниц прекрасного пола...
Журнал

Японский Новый Год

Новый Год в Японии, о-сегацу, является самым важным праздником для жителей...
Журнал

Возникновение вселенной

Подлинное смятение в мировые научные круги внесли новейшие данные, полученные с...
Журнал

Волосы уход

Дефицит витаминов, резкие перепады температуры, частое использование фена – зима...
Журнал

Женские предпочтения

Полномасштабное исследование 950 тыс. шведских мужчин учеными из Института...
Журнал

Имя/Название

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты

Популярное

К чему саморегулируется Земля?
Интересная Турция. Факты о ней