Члены сект психически более здоровые люди, чем большинство россиян

Если оторваться от идеологического контекста и говорить о психическом здоровье как таковом, то следует признать, что члены "сект"— более психически здоровые люди, чем большинство россиян. У них крепкие семьи, полное отсутствие алкоголизма и наркомании, психологический комфорт, возникающий в результате сильно развитой солидарности.
Члены сект психически более здоровые люди, чем большинство россиян
На фоне развала института семьи, наркомании, алкоголизма и распада социальных связей положение аумовцев, мунитов, иеговистов или, тем более, пятидесятников-харизматов выглядит как оазис благополучия

Юрий Сергеевич Савенко — первый и бессменный президент Независимой психиатрической ассоциации России (НПАР). НПАР была учреждена в 1989 году и сразу же была принята во Всемирную психиатрическую ассоциацию (официальное Российское общество психиатров было принято в это основное профессиональное международное сообщество психиатров на два года позже). В настоящее время НПАР объединяет более 600 профессиональных психиаторов, работающих в большинстве субъектов федерации.

НПАР возникла на волне демократизации конца 80-х годов. Ее возникновение — результат стремления российских психиатров к гуманизации российской психиатрии, избавлению от контроля власти над их профессиональной деятельностью и преодолению использования этой отрасли медицины в карательных целях.

О серьёзности проблемы красноречиво говорит только одна цифра: под давлением общественности, в т. ч. и самих психиатров, в конце 80-х — начале 90-х годов 1,5 млн. человек было снято с психиатрического учёта. Ю. Савенко так определяет три приоритета в деятельности НПАР: во-первых, чисто профессиональный — воспитание адекватного представления у врачей о предмете психиатрии, развитие современных методов клинической практики; во-вторых, правовые основы психиатрии; в третьих, частичное разгосударствление психиатрической службы.

О проблемах, связанных с использованием психиатрии в репрессивных целях против религиозных меньшинств с Юрием Сергеевичем Савенко беседует старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, руководитель проекта "Энциклопедия современной религиозной жизни России" Сергей Борисович Филатов.

— Юрий Сергеевич, насколько актуальна проблема использования психиатрии в репрессивных целях против религиозных меньшинств?

— Мы впервые столкнулись с этой проблемой в 1995 г. Ещё до газовой атаки в токийском метро в Москве начался первый (насколько мне известно) в России процесс против религиозной организации — Российского филиала японской религиозной корпорации "АУМ Синрике", на котором использовались обвинения, экспертное установление истинности которых находится в исключительной компетенции профессиональных психиатров.

На этом и последующих процессах против Аум звучал весь набор «психиатрических» обвинений, которые потом в разных вариациях использовались против религиозных меньшинств — в «грубом вреде психическому здоровью и деформации личности», в «незаконном гипнотическом воздействии», в «контроле сознания», в «программировании сознания». Я выступал экспертом на этом процессе и доказал несостоятельность этих «психиатрических» обвинений на основании научного исследования случайной выборки 30 монахов АУМ. К этому исследованию я привлёк нескольких из наиболее авторитетных психиатров Москвы. Это исследование не подтвердило причинения вреда психическому здоровью аумовцев.

— Но, ведь, аумовцы и в Японии и в России совершали преступления. Вы сам напомнили о газовой атаке в токийском метро. Напомню и я читателям о т. наз. «группе Сигачёва» — фанатичных приверженцах Сёку Асахары. Сам Дмитрий Сигачёв и его сообщник Тупейко были обвинены прокуратурой в убийстве в Москве в июле 1999 г. сотрудника аудиторской компании Pricewaterhouse Елены Бочкарёвой с целью ограбления. Деньги нужны были для продолжения деятельности группы.

Летом 2000 г. во Владивостоке были задержаны пять членов группы во главе с Сигачёвым, которые закупали оружие и готовились под угрозой террористических актов заставить власти Японии освободить Сёку Асахару и собирались укрыть его в конспиративном жилище в Приморском крае («Известия», 17 июля 2001 г). В январе 2002 г. члены группы были осуждены за терроризм и хранение оружия. Не защищаете ли Вы явных преступников?

— Я не утверждаю, что новые религиозные движения не совершают никаких преступлений. Я утверждаю, что психиатрия используется в судебной практике для неправомерных и часто откровенно лженаучных обвинений религиозных меньшинств.

Наиболее далёкое от науки обвинение, относящееся к компетенции психиатров, — в «контроле сознания» и синонимичных ему «промывании мозгов», «манипулировании сознанием», «программировании и депрограммировании сознания», «зомбировании».

Эти термины не приняты в научном обороте и отсутствуют в академических научных словарях и руководствах. В то же время они широко распространены в прессе и околонаучной литературе. Термины «контроль сознания», «программирование сознания», «зомбирование» заимствованы из фантастической литературы. Под контролем сознания понимают суеверное представление о возможности управлять сознанием человека, что научно не доказано и принципиально неосуществимо.

Все попытки контолировать мысли, мечты, воображение, фантазию, сознание с древних времён оказались тщетными, но активно продолжаются. Особенно спекулируют этим военные ведомства, эксплуатируя давно разоблачённые гипотезы «о 25 кадре», «психоторонном оружии», «торсионных полях» и т. д. В 1988 г. в связи с широким интересом властей к теме психотронного оружия, специальная комиссия РАН под председательством академика Эдуарда Круглякова направила письмо председателю правительства Евгению Примакову, в котором выразила озобоченность «разгулом лженауки и ее поддержкой со стороны властных структур».

— Но суды не могут обойтись без психиатрической экспертизы. Есть ли кто — то в психиатрическом сообществе, кто думает иначе и пишет экспертные заключения, подтверждающие «психиатрические» обвинения в своих заключениях?

— Существует узкий круг психиатров — антикультистов, занимающихся по существу лженаучной деятельностью. В середине 90 — х годов их лидером был Юрий Полищук. На процессе против АУМ Синрике в 1995 г. он отстаивал обвинительное заключение с формулировкой «причинение грубого вреда психическому здоровью и деформация личности». Я был независимым специалистом на этом процессе и настаивал на представлении конкретных случаев, подтверждающих это обвинительное заключение.

Полищук не смог представить ни одной жертвы, которой «причинили грубый вред психическому здоровью и чью личность деформировали». Полищук создал свою формулировку на основе анализа писем детей (все они были взрослыми людьми)— членов АУМ своим родителям. Это довольно оригинальный метод психиатрической экспертизы в условиях, когда не представляло труда исследовать самих аумовцев.

Если оторваться от идеологического контекста и говорить о психическом здоровье как таковом, то следует признать, что члены «сект»— более психически здоровые люди, чем большинство россиян. У них крепкие семьи, полное отсутствие алкоголизма и наркомании, психологический комфорт, возникающий в результате сильно развитой солидарности. На фоне развала института семьи, наркомании, алкоголизма и распада социальных связей положение аумовцев, мунитов, иеговистов или, тем более, пятидесятников — харизматов выглядит как оазис благополучия.

Тогда, в 1995 году, не только наша НПАР, но и официальное Российское общество психиатров пришли к заключению, что доводы о причинении религиозными организациями вреда психическому здоровью являются научно необоснованными.

Особенно пикантно, что решение Президиума Российского общества психиатров отмежеваться от антикультистской деятельности было принято в то время (02. 03. 1995 г.), когда Полищук занимал должность главного научного секретаря этой организации.

Приблизительно в 2000 г. лидерство у психиатров — антикультистов перешло к Фёдору Кондратьеву. Кондратьев — сотрудник Государственного научного центра им. В. П. Сербского (ГНЦ), где возглавляет группу «По изучению деструктивного действия религиозных новообразований». ГНЦ им. Сербского, который и в советское время играл главную роль в использовании психиатрии в крательных целях, в последние несколько лет приобрел громадные влияние и власть в психиатрии. Такой власти он не имел даже при коммунистах.

В своих статьях и выступлениях Кондратьев использует язык и аргументацию, не имеющие никакого отношения к психиатрии. Вот харатерный пример.

«Идеология культовых новообразований направлена на деструкцию национальной духовности, на её замену собственной системой ценностей. В отличие от традиционных религий (носящих характер «духовной симфонии» в отношении с государством), культовые новообразования противостоят интересам государства в пассивной или активной форме, вплоть до использования своих адептов в шпионских и террористических актах» (брошюра «Проблема религиозных культовых новообразований («сект») в психолого — психиатрическом аспекте», М., 2000, с. 7).

Кондратьев высказывает тревогу в связи с тем, что «неокультовые организации предпринимали попытки провести на выборах 1999 года в Государственную Думу и в региональные законодательные органы своих представителей» … эта тревога приводит его к убеждению, что «адепты неокультов теряют право на свободу вероопределения» (там же, с. 59). Теперь это называется психиатрией.

До 2001 г. руководство института им. Сербского в ответ на мои запросы утверждало, что в выступлениях Кондратьева содержится его личное мнение, как специалиста, а не официальная позиция ГНЦ. В последнее время дирекция недвусмысленно солидаризировалась со взглядами Кондратьева. С 2001 г. директор ГНЦ Татьяна Дмитриева сама выступает с выражениями озабоченности вредом, приносимым тоталитарными сектами психическому здоровью россиян. В начале 2004 г. ГНЦ провел конференцию по проблеме «манипулирования сознанием», на которой одной из главных задач психиатрии называлась борьба с «тоталитарными сектами».

— Всё, что Вы рассказали не внушает оптимизма. Однако Вы сказали, что «антикультизму» привержена незначительная часть психиатров. Не только Ваша НПАР, но и Российское общество психиатров придеживаются трезвых взглядов на проблему. В этой ситуации, наверное, «антикультистам» трудно добиться поддержки профессионалов, а, следовательно, и успехов в судах?

— Для прояснения ситуации расскажу, как она складывалась в судах последние 10 лет.

После газовой атаки в токийском метро поднялась волна судебных преследований религиозных меньшинств — не только аумовцев, но и пятидесятников, иеговистов, сайентологов, мунитов, кришнаитов. Я не провожу специального мониторинга, поэтому до меня информация обычно доходит только тогда, когда в НПАР приходят обращения с просьбой участвовать в психиатрической экспертизе. Мне известно о нескольких десятках случаев по всей стране. Самым громким из этих процессов был суд в Магадане в 1998 — 1999 годах над пятидесятнической церковью «Слово жизни», возглавляемой пастором Николаем Воскобойниковым.

Насколько мне известно, в 1995— 2000 годах антикультисты не смогли добиться ни одного обвинительного приговора по обвинениям, требующим психиатрической экспертизы. От процесса к процессу формулировки «психиатрических» обвинений приобретали всё более расплывчатый характер. Сначала: «причинение грубого вреда психическому здоровью и деформация личности», затем — «незаконное использование гипноза», затем — «незаметное осуществление гипнотического внушения», затем — «незаметное оказание деструктивного психического воздействия», «деструктивное воздействие на психику на бессознательном уровне». Но эта игра словами антикультистам не помогала.

В 90 — е годы силовые структуры столкнулись с принципиальной позицией психиатрического сообщества: экспертные комиссии, формировавшиеся тогда достаточно беспристрастно, отразили его реальные оценки опасности для психики людей со стороны религиозных меньшинств. С 2000 года в течение нескольких лет, по — видимому, по причине полной бесперспективности прокуратура перестала предъявлять религиозным меньшинствам «психиатрические» обвинения.

С самого начала— с 1995 г.— власти не смирились с позицией российских психиаторов. Во время процесса над АУМ Синрике, на котором я был экспертом, меня 8 раз вызывали в следственный отдел Генеральной прокуратуры. Безо всяких оснований они обвиняли меня в том, что я подкуплен аумовцами. Я тогда разразился несколькими жалобами на подобный беспардонный произвол. Мне удалось добиться письменных извинений.

В провинции многие авторитетные психиатры отказываются участвовать в процессах, связанных с религией. И не мудрено — такое участие, с одной стороны, грозит жёстким прессингом со стороны силовиков, а с другой — самодискредитацией в глазах коллег по профессии.

В мае 1996 г. МВД и Минздрав разослали руководителям здравохранения и ректорам учебных заведений всех регионов страны совместное письмо, в котором декларировали свою озабоченность тем вредом, который якобы оказывают новые религиозные движения на психическое здоровье населения.

От нашей НПАР министерство юстиции потребовало исключить из устава пункт, о том, что наша «ассоциация осуществляет независимую психиатрическую экспертизу» под угрозой лишения государственной регистрации. Сейчас мы подали аппеляцию в Страсбургский суд.

В 2001 году был принят Закон «О государственной экспертной деятельности в Российской Федерации», по которому состав судебных экспертных комиссий определяется «руководителем экспертного учреждения». Уже было несколько случаев, когда я по определению суда был включен в экспертные комиссии, но ГНЦ им. Сербского (т. е. главное «экспертное учреждение» России) отказывался это делать.

С 2004 г. «психиатрические» обвинения в судах против религиозных меньшинств появились снова. Суд над религиозной общиной «Свидетелей Иеговы» города Москвы в марте 2004 года по обвинению в «контроле сознания» завершился обвинительным приговором.

Почти десять лет прессинга на психиатров России завершились победой силовиков. Теперь, имея возможность назначать карманных экспертов, они могут посадить за «нанесение вреда психическому здоровью» или «деструктивное воздействие на психику на бессознательном уровне» представителей любого не понравившегося властям религиозного меньшинства. Созданный механизм использования психиатрии в карательных целях с таким же успехом может быть использован против любых, а не только религиозных, инакомыслящих.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Члены сект психически более здоровые люди, чем большинство россиян

Большинство россиян не верит в реформу МВД

Большинство россиян не верит в реформу МВД, называя ее «декоративными...
Журнал

От табачной зависимости страдает более трети россиян

Опрос, проведённый среди 7000 совершеннолетних респондентов из семи округов РФ...
Журнал

Более 50% россиян ездят на иномарках

Более 50% зарегистрированных сейчас в России автомобилей являются иномарками...
Журнал

В Италии действуют около 8 тысяч сект

На территории Италии ведут свою деятельность около 8 тысяч сект, занимающиеся...
Журнал

Психически неуравновешенные игрушки

Немецкий производитель игрушек выставил на продажу серию мягких игрушек, у...
Журнал

Правительство США: 20% американцев психически нездоровы

Каждый пятый американец страдает тем или иным психическим расстройством...
Журнал

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты

Популярное

Цели
Простой способ лечения рака в мусульманских странах