Оседлать осла

Коммунизм vs фашизм. Есть ли предмет спора?
В последнее время в политике некоторых «освободившихся от советского ига» странах Центральной Европы и в новообразованных государствах, граничащих с нами на западе, которые, как выясняется, тоже - «освободившиеся от советского ига», активно муссируется идея приравнять деяния советского государства СССР с деяниями фашистской Германии, кои мир привык называть преступными. Но одной ли Германии? Почему не причислить к ее «геройствам» «геройства» сателлитов, участвовавших в войне против СССР? Чехословакию, Венгрию, Румынию, Болгарию, прибалтийские государства, если говорить об «освободившихся»? Почему бы не упомянуть и неоднозначные деяния Польши, враждебно настроенной к России или бандеровскую часть Украины? Или страны, расположенные западнее этих обиженных СССР (и нынешней Россией, если послушать политиков из обиженных держав)? Тоже рыльца в пушку - для кого секрет, что вся Европа работала на поражение СССР?

В таком варианте рассмотрения тех далеких событий мы, возможно, ближе подойдем к интересам, стоящим за этой пропагандистской акцией. Может, вся эта гоп-компания, - обиженные открыто, а староевропейцы втихаря, - родила плодотворную для себя идею, как отделить позорный пушок пособничества нацистам от их цивилизованных рыльцев? И заодно получить возможность, при случае, подвергнуть традиционному остракизму Россию, чего-то о себе возомнившую? А может, наоборот, подвергнуть Россию остракизму и заодно и отмыться? Очень похоже на правду. Идея, сама по себе, незатейлива и кажется, на первый взгляд, справедливой: и там, и там тоталитаризм, и там, и там не считались с жизнями простых граждан, и там, и там идея гегемонии над миром, и там, и там милитаризм. Напрашивается вопрос: почему тогда фашизм осужден, был Нюренбергский процесс, а коммунизм нет? Надо осудить и коммунизм. Вот такая логика, - подмена очевидна, но попробуй оспорь. Что с того, что сталинский, заметьте, а не коммунистический СССР взял на себя основную тяжесть борьбы с фашизмом, преодолел, казалось бы, непреодолимое и водрузил красный коммунистический стяг над Рейхстагом? Что из того, что он освободил от нацизма страны, приговоренные фашистами к тотальному прореживанию населения и сортировке оставшихся на рабов и обслугу более высокого порядка? Что из того, что нацисты реально приступили к уничтожению целых наций, а СССР наступил на горло их некрофильской песне? Ровным счетом ничего, если следовать логике провокаторов и фактических неонацистов. «А у вас негров вешают» - приблизительно таков их ответ на доводы разума.

Однако, каким бы логичным не казался пронацистский и антикоммунистический всплеск горестных криков в стане обиженных скорее судьбой, чем Россией, как бы не казалась законченной предложенная нами версия, полностью списать на нее такие громкие стенания на историческую тему нельзя. Уж больно слаженно у них все это выходит. Наряду со страстным желанием насолить России и оправдать соучастие в кошмаре массовых убийств мирного населения, вызывающе неприкрыто торчат ушки политического заказа откуда-то издалека, из-за океана. И можно даже не задаваться вопросом, в чем он. Ответ так же незатейлив, как и пропагандистские приемы обиженных: сдержать Россию. Вспомним статью «Сдержать Россию», подписанную известной влиятельной дамой, родом из СССР, которая, правда, некоторое время спустя такого наговорила, что берут сомнения, читала ли она текст, ею подписываемый. Вспомним риторику прибалтийских стран, и вспомним политику заокеанского гаранта, помешавшегося на идиотской идее победы в Холодной войне, которую он хочет закрепить любыми путями, не стесняясь откровенной подлости, ибо цель оправдывает средства. Вот и весь бином Ньютона.

Собственно, ничего нового в этом нет, политика определенных сил Запада в отношении России, иногда откровенная (когда мы слабы), иногда «скрытная», проводимая через своих сателитов, на протяжении веков не изменяется в своей сути. Очернить, демонизировать, изолировать, подчинить, переформатировать, захватить, расчленить – вот неполный перечень императивов Запада, когда речь идет о России. И в данном случае цели все те же: вот приравняем коммунистов (читай - русских) к фашистам и, пока они отмываются, пока уворачиваются от угрозы международных судов, пока отвлекаются на многомиллиардные компенсационные иски «обиженных», продолжим пересмотр итогов второй мировой войны, из страны, «оказавшей некоторую помощь в победе США над Германией» вообще сделаем ответственную за все, что произошло и что могло произойти, если бы не героические действия Запада во главе со США.

Все это надо бы игнорировать, если бы не одно «но»: под антикоммунистическую (а фактически - антирусскую) сурдинку происходит не только обеление фашизма, не только его героизация, но и в некоторых странах открыто, параллельно с привычным для нас западноевропейским шовинизмом по отношению к Востоку вообще и к России в частности, поднимает голову откровенный нацизм. В Эстонии, Латвии, прозападной Украине, частично в Польше неонацисты русофобского толка, рядящиеся в ультранационалистические одежки, нашли своего старого врага – Россию и русских. Их ненависть не удивляет, она уже что-то внутриутробное, удивляет странное молчание их коллег и друзей по ЕС. Впрочем, «странному», - это фигура речи, дань риторике, понятно же, что молчание совсем не странное, а вполне ожидаемое, и вряд ли прервется оно с нашей помощью, ибо это глумление над недавней историей в интересах западных стран. И это главная причина, почему оппонировать новому историографическому веянию бессмысленно, однако ж стоит вспомнить, что речь идет о нашем соседе, собирающимся ныне подписывать с нами соглашение о сотрудничестве, то есть де-факто ЕС является партнерам России по переговорам о четырех - или сколько там уровней? - взаимных обязательств. И вот о чем мы подумали, а не поставить ли и нам по примеру Польши или Литвы предварительное условие борьбы с неофашизмом, угрожающим в равной степени нам и нашему как-то выборочно толерантному соседу?

Собственно, это сделать никогда не поздно, переговоры грозят сильно затянуться, то есть у нас есть время выработать как саму формулу демарша, так и ее теоретическое обоснование. Прежде всего, нам надо пояснить своим партнерам по переговорам о сотрудничестве их собственную уязвимость от попустительства неонацизма, острие которого направлено против России. В чем суть уже проявившейся, а не гипотетической, как думает большинство аналитиков Запада, угрозы? Оставим моралистам убеждать ЕС в том, что формула: фашизм тождественен коммунизму, построена на лжи и что ложь, с помощью которой достигаются неправедные цели, выедает жизненную энергию лжецов. Мы предлагаем не темнить, а сказать все, как есть: Россия не та страна, чтобы цели в отношении нее, поставленные неонацистами, были достигнуты. Она с неотвратимостью бича Божьего устраняет подобного рода угрозы, после чего появляются обиженные то ли на судьбу, то ли на ставшую вдруг непреклонно брутальной Россию. Аргумент, на наш взгляд, убедительный и в подтверждениях не нуждается, и все же в порядке жеста доброй воли следует предоставить нашим партнерам теоретические размышления на тему фашизм vs коммунизм. Ниже мы даем пример таких размышлений.

II

Начнем с самого предмета дискуссии – коммунизма, ставшего для Запада, и не только для него, настоящим пугалом. Причем, мало кто понимает, о чем говорит, мало кто может сказать членораздельно о явлении, которое, если и осуществлялось когда-либо, то только не на памяти человечества. «Коммунизм, это то, что было в СССР при советской власти» – вот примерно так описывается явление, предначертанное Марксом и воплощенное в самой малой части Лениным. А вы уверенны, что это был именно коммунизм? Давайте хотя бы это выясним. Прежде всего, обозначим теоретические признаки, характеризующие обсуждаемое явление.

1. Его главным отличительным признаком мы без всяких сомнений должны назвать Общину. Коммунизм, это не советская власть плюс электрофикация, коммунизм, это в первую очередь Община. В самых разных формах, самых разных масштабов, от семьи до государства и конечной мировой Общины. Чем страшен сей зверь для критиков коммунизма? Он не дает прибавлять благ за счет других своих собратьев. В Общине нет бедных и богатых, в Общине нет частной собственности, Община не знает волчьих законов, присущих любому другому общественному устройству, потому что в Общине царствует кооперация и взаимопомощь. При этом мы можем говорить о коммунистической Общине лишь теоретически, потому что не было еще опыта создания сколько-нибудь действующих социальных ячеек, где бы выполнялось непременное условие: труд должен быть добровольным, Община должна быть добровольной, никакое насилие не должно порабощать труд и на такой свободной основе стояло бы понятие справедливости. Впрочем, если быть точным, то можно привести пару примеров.

Так, тысячи две с половиной назад была создана такого рода Община Буддой, Учение которого, в сущности, было Учением Общины. Не зря восточные мудрецы – последователи Будды говорили российским коммунистам: признайте буддизм и у вас будет 300 миллионов надежных, бескорыстных, преданных идее Общины союзников. Второй пример – христианские Общины, идущие от Общины Христа. Все монастыри построены на принципе Общины, как прообразе Общины Духа, ибо Учитель видел в Общине спасение мира.

2. Вторым отличительным признаком можно назвать кооперацию во всех сферах жизни, не только в производственных отраслях. Кооперация предполагает сотрудничество, взаимопомощь, что невозможно без взаимного доверия. Из кооперации вытекает целый комплекс этических выводов. Нет отрасли труда или сферы жизни, где человек мог бы считать себя отъединенным от общества, изгоем, значит, правильно построенная кооперация есть научная основа социальной гармонии. К кооперации близко подходит понятие Братство. Если люди подумают, какие качества они должны приобрести, чтобы упрочить кооперацию, то эти качества будут теми же, которые необходимы для осуществления Братства.

3. Третьим признаком коммунизма является отсутствие частной собственности и права наследования. Что здесь подразумевается? Не владение богатством предосудительно, предосудительно присвоение чужого труда. Как разрешается дилемма владения богатством и неприсвоением чужого труда? Великие Учителя разъясняют, что для разрешения этой дилеммы необходима революция сознания. Надо, чтобы люди научились считать полученное богатство данным им Богом для хранения и преумножения не для себя лично, но для общего блага. В самом деле, если человек решает в сердце своем, что богатство не принадлежит ему по праву собственности, а дано Богом на хранение, и если он берет на потребление лишь столько, сколько допускает общественное мнение, то нет разницы, каковы производственные отношения в государстве – хоть капиталистические, для человека это лишь правила экономического творчества, направленного на Общее Благо. Из сказанного естественно вытекает и отказ от права наследования после нескольких лет испытания на эффективность нового хранителя богатства.

4. Не забудем и о системе власти, которая, при общинном устройстве социальной системы государства и общинном же мышлении подавляющего большинства, естественно становится народной, так как первичный и самый массовый уровень руководства выбирается в общинах. Вспомним Ленина, который, вводя НЭП, то есть, фактически, капитализм, говорил, что это будет капитализм особенный, с преобладанием кооперации и концессий на первоначальном этапе, капитализм не с властью капитала, но с властью народа, проводимой через систему Советов, контролирующих капитал.

Итак, остановимся на перечисленных выше признаках, - их достаточно уже, чтобы задать вопрос: против чего боремся, господа антикоммунисты? Против того, чего еще не было.

Но можно пойти дальше. Не было не только коммунизма, не было в нашей стране даже социализма! В доказательство приведем одну лишь цитату, но весьма убедительную:

«Переход от капитализма к социализму предполагался перерастанием в социализм по мере исчерпывания капитализма и срок отводился от 10 до 20 лет, что было скорее политическим сроком, чем реальным, ибо реально и в 50 лет можно было не уложиться. Однако такой ход событий не устраивал Сталина и невежественное большинство, на которое он оперся, и на 14 съезде партии госкапитализм был «зарыт», а НЭП подвергся нападкам и тоже приказал долго жить немного времени спустя. То есть был отменен общественный строй, установленный Лениным, и провозглашен социализм в стране, не получившей обучение капитализмом.

Главным аргументом такого кульбита, как известно, была переоценка текущей ситуации на основе ключевых слов Ленина: «... и вместе с этим мы вынуждены признать коренную перемену всей точки зрения нашей на социализм», которая была перенесена Бухариным, а затем и Сталиным на переоценку кооперации, хотя Ленин говорил всего лишь “Эта коренная перемена состоит в том, что раньше мы центр тяжести клали и должны были класть на политическую борьбу, революцию, завоевание власти и т. д. Теперь же центр тяжести меняется до того, что переносится на мирную организационную «культурную» работу” [В.И.Ленин. Полн. собр. соч., 5-е изд., т.45 с.376]. То есть, «коренная перемена» не в оценке кооперации, а в переносе центра тяжести на культурную работу, которая в контексте статьи означала культуру буржуазную, то есть умение быть «цивилизованным торгашом», управленцем, понимать суть рыночной игры и, главное, развить культуру производственную, что привило бы и культуру бытовую. Произошло элементарное передергивание – манипуляция, которая имела последствием не социализм, а капитализм в самой дикой форме – сверхмонополистической с одним хозяином (Сталина так и звали), без культуры управления, без навыков в торговле. По сути «ленинизм» Сталина стал его антиподом, детской болезнью левизны с недетскими методами загона страны в «реальный социализм» (1).

Так что же у нас было? Сталинизм, - уникальный строй, созданный диалектическими дальтониками, так и не сумевшими понять простую логику Ленина, почерпнутую им из основного закона мироздания – Диалектики. Действуя в рамках дуализма, Сталин и его последователи, страдающие тем же недугом – невежеством, вернули западное Средневековье с их «мечем и огнем» и инквизицией на нашу землю. Вот с чем борются господа антикоммунисты, - со сталинизмом, совершая при этом недопустимую подмену, выраженную в мнимом тождестве коммунизма и сталинизма. Но если они борются со сталинизмом, то зачем ломиться в открытую дверь? А если на самом деле с коммунизмом, то это борьба с будущим, а в противники себе они взяли Будду, Христа и Майтрейю, последний из которых сказал:

«Истинно, век черный кончится возглашением Общины! Сергий рубил ее топором, Бёмэ колотил молоточком. Учитель Будда руками слагал. Христос мост ей приготовил. Самый древний Учитель сказал: "Не вижу вещей, которыми владею!» (2)

III

Посмотрим теперь, что являет собой фашизм, а также его порождение – нацизм. Начнем также с теории этого движения, разработанной известным итальянским певцом фашизма Юлиусом Эволой, немецким философом Хаусхофером, автором героики немецкого фашизма Розенбергом, а также бессовестным компилятором Шикльгрубером, более известным теперь как Адольф Гитлер. Какие ценности они несли миру, что за новый мировой порядок хотели установить, куда устремлены были их помыслы? Ответы на эти вопросы дадут нам представление о помыслах и целях неонацистов, поднимающих голову западнее границ России, а также в более закамуфлированной пропагандистской упаковке в Грузии.

1. Прежде всего это певцы грубой силы. Героика фашизма основана на преобладании силы, духа, Мужского Начала в самом грубоматериальном аспекте. Эвола говорит: «Государство как ценность, как Империя, как синтез духовного и королевского, как путь к "сверхмиру", каким оно было во всех великих культурах древности - от Китая до Египта, от Ирана до Рима, до Священной Римской Империи Германских Наций - потонуло в мещанской убогости общества рабов и торговцев. Что такое война, война по своей собственной воле, как высшая ценность (будь то в победе или в поражении), как священный путь духовной реализации; почему доступ в небесную обитель Одина, Валхаллу, открыт героям, павшим на поле битвы; почему в Исламе "священная война" (джихад) есть синоним "божественного пути"; почему в арийской Индии воин всегда уподобляется аскету, и почему в классической древности он символизировал собой mors triumphalis (победу через смерть) - что означает такая война, не знают больше трусливые европейские "активисты"» (3). Речь, конечно, о войне захватнической, что и уточняет Гитлер: «Приняв решение раздобыть новые земли в Европе, мы могли получить их в общем и целом только за счет России. В этом случае мы должны были, препоясавши чресла, двинуться по той же дороге, по которой некогда шли рыцари наших орденов. Немецкий меч должен был бы завоевать землю немецкому плугу и тем обеспечить хлеб насущный немецкой нации» (4).

2. Стремление к Мужскому Началу, конечно же, противоположно коммунизму, более того, явление фашизма есть реакция на явление "призрака коммунизма", реакция сакрального характера, в которой главенствует опасение Мужского начала потерять свое доминирующее положение. Ю. Эвола пишет: «Дух перед лицом мужского начала—это “женщина”: мужчина активен, дух пассивен—даже сталкиваясь с преображающей и оживотворяющей его силой, герой сохраняет позицию мужчины, мужа, господина и хозяина женщины, жены» (5), - не подозревая, очевидно, что плачевное состояние Запада, с такой экспрессией описанное Эволой, есть как раз следствие победы Мужского Начала в те самые средние века и даже ранее, куда устремлен ищущий спасения взгляд философа. Именно устремление в раннехристианском периоде к одной из составляющих дуальной пары с целью утвердить духовные ценности и Традицию привели к противоположному результату – Реформации, эпохе Просвещения и в конечном итоге к тотальному падению в материализм и фактическое безбожие, ибо нельзя же считать Мамону богом. Ошибка Эволы и в том, что коммунизм есть Женское Начало, на самом деле, Община или шире – коллективизм, кооперация, взаимопомощь, отсутствие социального неравенства являют собой не одно из Начал, а их Равновесие, или синтез. В христианской терминологии это есть объединение земли и неба, новый Иерусалим.

3. Крайний нацэгоизм, как следствие возведения на престол власти Мужского Начала. Итоговую формулировку этот родовой признак фашизма получил в устах человека, возглавившего практическое претворение идей теоретиков в жизнь: «Кто подымает руку на высшее воплощение подобия божия на этой земле [немцев-арийцев], тот восстает на всеблагого творца всех чудес на земле, тот тем самым содействует изгнанию нашему из рая.

Все мы предчувствуем, что в отдаленном будущем перед человечеством возникнут проблемы, которые будут по плечу только высшей расе. И только эта высшая господствующая раса, опираясь на все средства и возможности всего земного шара, призвана будет разрешить эти проблемы» [Майн кампф]. Как видно из текста, никаким Общим Благом даже и не пахнет, а ведь этим критерием мы должны оценивать то или иное социальное явление.

4. Вытекающий из нацэгоизма нацизм, как крайнее проявление брутальной мужской силы. Так на практике закончились разговоры о рыцарстве, о короле Артуре, о средневековых Орденах духа, о мужской доблести и чести. От сентенций Ю.Эволы: «Что же до идеи “царства пресвитера Иоанна”, то она исторически послужила основой для концепции о необходимости интеграции рассеянных сил в символах рыцарства, Империи и крестовых походов. На основании более материальной версии данной теории, таинственный и могущественный князь Востока— не христианин, но друг христиан -- призывался на помощь в христианских крестовых походах, в наиболее трагические их периоды, для того, чтобы обеспечить священной войне победоносный исход» [«Мистерия Грааля»], до расовых идей начитавшегося «Славяно-арийских Вед» и другой подобной литературы Розенберга и до гитлеровских безумных рассуждений на расовую тему: «Каждое животное спаривается только со своим товарищем по роду и виду. Синичка идет к синичке, зяблик к зяблику, скворец к скворчихе, полевая мышь к полевой мыши, домашняя мышь к домашней мыши, волк к волчице и т.д.» [«Майн кампф»] оказалось не такое уж большое расстояние.

5. Точку в нашей оценке фашизма можно поставить, если привести его поэтическое кредо: смерть как самоценность, смерть, как утверждение своего «я», победа через смерть, заявленное интеллектуальной элитой фашистских государств. Это уже не декаданс, это последняя стадия эстетики саморазрушения, ставящая вопрос о существовании границы между ней и психическим заболеванием – некрофилией. Мы теперь знаем, что границы и в самом деле не было.

История расставила всех по своим местам. Теоретики и планировщики всемирного победоносного шествия фашизма, как олицетворения рыцарства и Мужского Начала, чего-то не додумали. Их ценностная шкала, по которой они мерили полноценность того или иного народа, была опровергнута жизнью, а вывод, что «Миф о Востоке» опровергнут, оказались преждевременными. Миф пережил их, переживет и других западных теоретиков и планировщиков, ибо Свет воистину на Востоке. Поэтому вряд ли сбудется надежда Ю.Эволы: «заключительная стадия нисходящего процесса Темного века началась у нас, на Западе, поэтому не исключено, что мы также первыми пройдем нулевую отметку. При этом другие цивилизации, позднее включившиеся в этот процесс, в это время окажутся приблизительно на той стадии, на которой мы находимся сегодня, и лишь после того, как они окончательно "преодолеют" (т.е. "потеряют", "утратят") сохраняющиеся у них и столь привлекательные для нас сегодня высшие ценности и формы традиционной организации. В результате смены ролей Запад окажется за отрицательным пределом и будет снова выполнять руководящую и направляющую роль, отличную от той, которую он выполнял в прошлом относительно техно-индустриальной и материальной цивилизации, единственным результатом которой явилось всеобщее нивелирование» (5).

Почему не сбудется? Потому что идея о машине времени, возвращающей мир хоть в средневековое царство Мужского Начала, хоть относящая разложившуюся цивилизацию на некоем эскалаторе в будущее, в котором ее ждет награда, вероятно, за более быстрое разложение,- так же завиральна, как и идея брутального, сверхчеловеческого фашизма, на поверку оказавшегося таки брутальным, но не сверх-, а античеловеческим. Все это не идеи, а суррогаты, вроде клока сена перед ослицей, так что поменять животных в статье «Оседлать тигра» нужно хотя бы ради исторического реализма.

IV

Даже этот краткий обзор позволяет сделать выводы, и они не в пользу тех, кто или по невежеству, или по злому умыслу пытается уравнять коммунизм и фашизм. Если подходить теоретически, то есть сравнивать идеологии, то можно сказать следующее: коммунизм, как идеология, обращен в будущее, к Общему Благу. Община, кооперация, взаимопомощь, отсутствие частной собственности прежде всего в сознании, настоящая свобода, основанная на свободе воли, а не суррогат западного образца, строительное мышление и жизненный оптимизм, верность идеалам Традиции, являющейся основой Учений Будды, Христа и нового Провозвестия – «Учения Живой Этики» [Агни Йога] – вот составляющие идеологии коммунизма.

Фашизм же устремлен в прошлое, в средние века, в до-Реформационные времена, даже дохристианские, языческие, то есть во времена Одина, Орденов и рыцарства. Как составляющие фашистской идеологии можно выделить абсолютную власть Вождя, возврат к языческим богам, отвержение «коллективистского» Христианства, нацэгоизм, презрение к другим народам, вылившееся на практике в расовую ненависть и брутальность «арийской расы» по отношению к «низшим расам». Если все это характеризовать коротко, то это стремление к господству Мужского Начала и отвержение всего Женского в характере народа и в его действиях в отношении внешнего мира. Но это есть отвержение всего того, что Христос заповедал человечеству недалекого будущего: «И я, Иоанн, увидел святый город Иерусалим, новый, сходящий от Бога с неба, приготовленный как невеста, украшенная для мужа своего. И услышал я громкий голос с неба, говорящий: се, скиния Бога с человеками, и Он будет обитать с ними;» [Откр., 21, 2-3], и что яро приветствует коммунизм, ибо Община и кооперация есть диалектическая основа гармонии и равновесия двух ведущих Начал.

Чтобы сравнить практические последствия коммунизма и фашизма, надо прежде уточнить, что на памяти человечества коммунизма не было на земле, он еще грядет, не было и социализма, а был сталинизм, который, в период руководства страной украинскими гастарбайтерами, по интеллектуальному наполнению выродился в жалкую пародию и сталинизма, и социализма.

Во Второй Мировой войне Германия была агрессором, а СССР жертвой, отдавшей в борьбе с нацизмом от 22 до 27 млн человеческих жизней, более половины из которых – мирные граждане, и сие есть исторический факт. Уже одно это ставит западных фарисеев в положение патологических лжецов. Но ко всему прочему со стороны фашистов была расовая ненависть к «низшим расам», массовое уничтожение мирных граждан, Холокост, лагеря смерти и крематории. А со стороны сталинистов законная ненависть к захватчикам, законная жажда мести и массовый героизм, законное стремление освободить мир от коричневой чумы, что на весах космической справедливости неизмеримо больше весит, чем любой, приписываемый СССР негатив.

Если сравнить периоды оккупации, то очевидно, - нет никакого сравнения. Германия высасывала все ресурсы из оккупированных стран, гнала людей на фронт, физически уничтожала за любое, даже символическое сопротивление, в восточных странах мы определенно говорим о геноциде закабаленных народов. А СССР? Тонну нефти продавал за банку горошка. Так же и с другими ресурсами. Конечно, на его совести моральные страдания людей с западным менталитетом и с потребительской философией от навязанной идеологии сталинизма. Но на каких весах измерить страдания советских людей? Именно они и есть главные жертвы сталинизма и только они имеют право на его суд, ибо те «жертвы» сталинизма, те обиженные страны несли свою кармическую ответственность за участие в войне против СССР в рядах нацистской Германии и неизвестно еще, до конца ли они выплатили этот свой позорный долг.

______________________________
1. «Русские боги и новый мировой порядок», часть 3, гл. 9, сайт «Иерархия» .

2. Агни Йога, «Озарение» 2.ч.3.VI.4.
3. «Языческий империализм», Москва, из-во "АРКТОГЕЯ",1990,перевод А.Дугина (1980)

4. Адольф Гитлер, Майн кампф.
5. Ю.Эвола, «Мистерия Грааля», «Элементы», перевод А.Дугина

6. Ю. Эвола, «Оседлать тигра», «Элементы», перевод Н. Мелентьевой
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты

Популярное

Суд. Раскодирование
Что такое центрирование присутствия