Пламя и пустота

Нарастающая пассионарность Третьего мира, которую США и Европа пытаются сейчас сдерживать экономическим и военным путем, есть прямое следствие процессов модернизации, начавшихся недавно в этих окраинных регионах. Как и в случае Запада, модернизация связана здесь с необратимым распадом традиционного общества и все ускоряющимся переходом к обществу «высокого индустриализма».
Пламя и пустота
Освобождающаяся при этом социальная и психологическая энергия, энергия «матричного распада» структурируется в разных странах по-разному. Индия, обладающая типичной «внутренней трансценденцией», утилизует ее в мелких и средних технологических инновациях, реализуя тем самым концепцию «медленного развития», главной целью которой является «цивилизационное выживание». Ни на что больше она пока, по-видимому, не рассчитывает. Индонезия и Малайзия, бурно развивающиеся сейчас страны Тихоокеанского региона, в основном мусульманские и потому имеющие «внешнюю трансценденцию», овеществляют ее в ультрасовременных западных технологиях, пытаясь таким образом преодолеть свою этническую гетерогенность. Главной проблемой здесь также является выживание этих цивилизационных культур. А вот Китай, перед которым подобные трудности не встают, напротив структурирует свою избыточную пассионарность в так называемой «диаспоральной экспансии». Китайские диаспоры, разбросанные по всему миру, – это очень сплоченные, организованные и тесно связанные с метрополией этнические образования; 60% всех инвестиций, идущих сейчас в Китай, – это деньги именно «зарубежных», в том числе «американских» китайцев. Китай создает империю безо всяких территориальных захватов.

Однако, всплеск пассионарной энергии наиболее ощутим, конечно, в мире ислама. Это выражается и в военных конфликтах исламских стран друг с другом, примером чему является семилетняя война между Ираком и Ираном, и в тотальном террористическом противостоянии подпольных исламских организаций фундаменталистского толка, типа Аль-Каиды, всему Западу, прежде всего – Соединенным Штатам, и в периодическом обострении «исламского фактора», то в одном, то в другом регионе планеты.

Данное явление вполне объяснимо. «Исламская матрица», несомненно, имеет свои особенности, выделяющие ее среди других. В частности, в исламе осуждается ростовщичество, «неправедный капитал», говоря современным языком кредитные банковские операции, что, конечно, сдерживает развитие экономики в мире ислама, а кроме того шариат (свод религиозных законов) излишне регламентирует в государствах ислама светскую жизнь – это тоже в определенной мере является сдерживающим цивилизационным фактором. Однако с другой стороны исламская трансценденция представляет собою, по сути, продолжение трансценденции европейской, это – религия принципиально того же типа, основанная на «сюжетном времени» и, следовательно, на представлении о прогрессе. Разница между ними в основном хронологическая: ислам как религия сложился почти на семьсот лет позже, чем христианство, «внутреннее время» ислама, по-видимому, соответствует сейчас периоду «крестовых походов», когда Европа в противостоянии с Югом впервые начала ощущать себя отдельной цивилизацией. К тому же исламский мир, как и Европа в аналогичный период, чрезвычайно неоднороден, там есть богатые страны, заинтересованные в сохранении «статус кво», есть страны, пытающиеся «вестернизироваться», например Египет и Турция (хотя, по-видимому, этот процесс легко обратим), и есть страны, придерживающиеся радикальной ориентации, которые подпитывают и прикрывают стратегии терроризма. Единого цивилизационного лидера мир ислама пока не выделил (8). И вместе с тем именно исламская цивилизация сейчас является центром противостояния Западу. Поляризация вектора глобальных преобразований идет именно в этих координатах.

Наиболее интересно здесь следующее обстоятельство. Если в реальности физической, в реальности военных и промышленных технологий, западная цивилизация имеет значительное превосходство над миром ислама, о чем свидетельствуют, например, военные операции США в Ираке и Афганистане, а также капитуляция Ливии и Ирана перед требованиями мирового сообщества, то в реальности метафизической, в реальности матричной, которая социализирует «предельные» смысловые ценности, Запад чем дальше, тем больше обнаруживает свою фатальную слабость.

Завершив модернизацию экономики и начав в конце ХХ века переход из индустриальной фазы развития в когнитивную, западная цивилизация неожиданно оказалась в колоссальной смысловой пустоте, и последствия этого могут быть разрушительнее, чем любое военное поражение.

Фактически, возникает вопрос о самом существовании западной цивилизации.
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Пламя и пустота

Фиолетовое пламя

Фиолетовое пламя для исцеления тела, ума и души Предисловие Однажды, когда я...
Журнал

Туманность Пламя

Астрономы опубликовали новые фотографии туманности Пламя, известной также как...
Журнал

Пламя свечи

Впервые ученые обратились к такому не научному предмету, как свеча. Точнее, им...
Журнал

Пустота, вмещающая мир

Книга Дугласа Хардинга стоит особняком в мире эзотерической литературы, в...
Журнал

Итигэлов и пустота

Правду об Итигэлове, ломающую привычную картину мира, хотят знать немногие. Люди...
Журнал

Суставы и пустота

На Западе такие средства обычно регистрируют как биологически активные добавки...
Журнал

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты

Популярное

Конфликтовать с тревогой
Тибетская медицина о похудении