Взятие Берлина 1945 год

Взятие Берлина не было официально самым последним сражением Советской Армии в Великой Отечественной войне. Впереди было освобождение Праги и ряд сражений, с пробивающимися на Запад, окруженными группировками врага.

Но для всего советского народа, выстрадавшего эту желанную, как жизнь Победу, свершившего поистине невозможное, сверхчеловеческое для её приближения - это был священный, Последний Бой этой войны, оплаченной такой высокой ценой, что умалить, затушевать, или принизить значение этой Победы в отечественной и мировой истории, вряд ли кому удастся...

Шестнадцатое апреля сорок пятого года. Ранее утро. Командный пункт Первого Белорусского фронта. Маршал Жуков следит за бегом секундной стрелки своего хронометра. Рядом начальник штаба фронта, генерал армии Малинин, член Военного Совета фронта, генерал-лейтенант Телегин, кого впоследствии Сталин будет держать в Гулаге, как весомый компромат на маршала Жукова. Причем, на тот случай, если понадобится отправить в лагерь или физически уничтожить официально и всенародно признанного героя войны. Жуков, и все командующие родами войск и управлений фронта, что почтительно взирают на маршала, ждут, когда на часах будет ровно четыре часа. Короткий взмах руки маршала и приказ к наступлению, продублированный сотнями командиров в генеральских погонах, в считанные минуты достигает, изготовившиеся к броску дивизии первого ударного эшелона.

По всей полосе наступления ярко загорелись тысячи прожекторов. Пока изумленные немцы, страдающие от бессонницы и постоянного ожидания атаки, пытались сообразить, что же это происходит и почему вдруг стало так светло, - 22000 тысячи орудий и минометов, включая и самый мощный за всю войну залп гвардейских минометов, любовно прозванных «Катюшами», обрушился на позиции Берлинского укрепрайона. И в этот жуткий грохот, вой и шум, мгновенно разбудивший население осажденного Берлина, органично вплетается характерный для авиации гул нескольких тысяч бомбардировщиков и штурмовиков, поднятых в воздух, начавших свою страшную смертоносную, разрушительную работу.

Почти одновременно перешли в наступление войска Первого Украинского фронта под командованием маршала Конева, а еще через два дня фланговый удар нанесли войска Второго Белорусского фронта под командованием маршала Рокоссовского.

Все что должно было случиться, то и случилось. Не сей ветер - пожнешь бурю. И как говорили древние славяне – воители, повидавшие всякого рода завоевателей и налетчиков, и любителей поживиться за чужой счет: сила силу ломит. То, что обрушилось на Берлинский укрепрайон шестнадцатого апреля, было, пожалуй, самой мощной военизированной силой на тот исторический период, не только в сравнении с обороняющимися войсками вермахта, но и с учетом всех вооруженных формирований союзников по антигитлеровскому блоку.

В своем историческом исследовании я провожу четкие грани между личным составом Советской Армии, в которой воевали с врагом, наши отцы и деды, близкие и знакомые, кого эта война опалила своим огненным смертоносным дыхание. И между Верховным Главнокомандующим Сталиным, и руководством Действующей Армии. Согласно иерархии: вплоть от первого заместителя Главкома- маршала Жукова до командиров всех степеней. Каждому надо воздать свое, заработанное своими деяниями, своей жизнью, а валить всех в одну кучу и при этом стараться полить эту кучу грязью: подло, мерзко и недопустимо.

А истина нашего исследования такова: с точки зрения Жукова и всей советской историографии и истории Великой Отечественной войны, написанной с идеологических партийных позиций, где правду всегда предпочитали хоронить заживо, так наступление Первого Белорусского фронта и внедрение прожекторов, предназначенных ослепить врага и осветить дорогу наступающим бойцам фронта, сложились, как задушевная песня. Сразу же после капитуляции Германии на одной из своих конференций, данной советским и иностранным корреспондентам из очень влиятельных газет и журналов, маршал Жуков сказал, что, дескать, внедрение прожекторов, применение мощного огневого артиллерийского вала, невиданной по своим масштабам авиационной подготовки штурма Берлина, явно деморализовали противника. И тот допустил ряд тактических ошибок. И стал спешно выводить из своего укрепрайона войсковые формирования, бросать их навстречу успешно наступающим войскам Первого Белорусского фронта. Тогда наша доблестная краснозвездная авиация бабахнула по гитлеровцам с воздуха и, естественно, это тут же ослабило защитный потенциал осаждённого гарнизона.

Безвозвратные потери советских войск в Берлинской наступательной операции маршал Жуков назвал: семьдесят тысяч человек. И, конечно же, он не упомянул и такой факт, что Верховный Главнокомандующий Сталин, кто внимательно следил за ходом операции, требовал у генералитета всех трех фронтов, участвующих в этой величайшей по содержанию и смыслу битве двадцатого века, что Берлин должен быть взят к Первому маю - Международному празднику трудящихся. А то, что эта спешка повлечет за собой реальные жертвы советских солдат- это Сталина не интересовало. Воля Сталина в то памятное для нашей Родины время была абсолютной истиной, а человеческая жизнь, которую мудрецы и философы считают бесценной, в нашей благословенной России и до большевиков была по курсу ниже копейки.

Прожекторы, на которые Жуков возлагал особые надежды, не столь сильно напугали противника и не столь сильно ослепили его. Но и позволили осветить также и штурмующих советских пехотинцев и укладывать их рядами на подступах к Берлину. И массированный огневой вал артиллерии не принес столь желаемого эффекта. Противник ведь тоже был не вчерашний и в свое время преподал советской армии немало ценных уроков, не бесплатно конечно. Безусловно, что какая-то часть живой силы была истреблена, а основные формирования перебрались на Зееловские высоты, и оказали войскам Жукова очень суровый и действенный отпор. И против правды грешить не стоит. Полоса обороны перед армиями Жукова была самая трудная.

А вот у соседа слева - маршала Конева- прорыв обороны свершился очень даже успешно. И артиллерийская подготовка была проведена более тщательно по квадратам цели, и две танковые армии третья и четвертая при поддержке мотопехоты пробили солидные бреши в обороне противника. И стали развивать оперативный успех, заходя во фланг и тыл Берлинской группировки.

Если бы Верховное командование жалело бы и берегло советских солдат точно так же, как англо-американское командование, то Жуков бы не гнал на убой свои войска, не устилал бы ими немецкую землю, куда предстояло им залечь навсегда, а только лишь поддерживал наступление Конева артиллерией и авиацией. Говоря военным языком, перешел бы из главного наступательного направления на второстепенное, и, тем самым, сберег для жен, матерей, невест простых и великих одновременно - советских пехотинцев.

Но Жуков был тщеславен и честолюбив до крайности и всегда хотел быть самым первым и самым лучшим. Сталина такой вопрос, как экономия людских ресурсов, которые сохранить надо было бы и для поднятия разрушенного войной народного хозяйства, и для продолжения рода человеческого, как-то не очень заботил. И когда войска Конева, наступающие с юго-запада на Берлин, охватывая дугой укрепрайон, стали сосредотачиваться в тылу обороняющейся вражеской группировки - это сделало невозможным её дальнейшее сопротивление. Разрозненные группы гитлеровцев хлынули в город. Путь на Берлин штурмующим был открыт. Первыми туда стали врываться и гибнуть, подчас сгорая заживо, наши танкисты.

Если исходить чисто с военной концепции Берлинской наступательной операции, сознавая непреложную истину мирового военного искусства, что наступающая сторона несет потерь своего личного состава в несколько раз больше, чем обороняющаяся сторона, то развивать стратегический успех следовало бы, несомненно, в полосе Первого Украинского фронта. Жуков заведомо неправильно приводил цифру потерь в живой силе. На самом деле, потери были гораздо больше. Командующий 3-ей общевойсковой армией, генерал армии Горбатов, приводит цифру потерь советских воинов в триста тысяч павших. Скорей всего, она занижена, ибо неизвестно точно, сколько тяжелораненых, не попавших в списки убитых, сразу же после боев, скончалось позднее от ран и потерь крови. Сталин не счел необходимым прекратить это личное соперничество двух командующих фронтами, каждому из которых, естественно, хотелось вписать свое имя золотыми буквами в историю.

Опасения Сталина, что союзники, уничтожив группировку гитлеровского фельдмаршала Моделя, дружно устремятся на штурм Берлина, были напрасными. Дуайт Эйзенхауэр, главнокомандующий объединенными англо-американскими войсками, не строил свою воинскую славу и карьеру полководца на трупах своих солдат, офицеров и генералов. И он прекрасно отдавал себе отчет, просматривая очередные сводки потерь личного состава американских армий, что значит, вести кровопролитные бои в больших немецких городах. Тем более, что немцы весьма успешно применяли именно в черте города такое эффективное оружие поражения танков и бронемашин, как фаустпатрон. И если бы он стал подражать Жукову, а его президент Трумэен - Сталину, для которого жизнь простого солдата – окопника была не дороже прихлопнутой мухи, то в США тут же взвились на дыбы сотни общественных, патриотических и прочих организаций, а Президента с генералом по судам и конгрессам затаскали.

Если бы Сталин и вся его служебная пирамида власти в Действующей Армии, послушная малейшему колебанию его бровей, придерживалась бы линии сохранения человеческих ресурсов, то вместо 9-ое мая - стояла бы, допустим, другая дата: двадцатое мая, или первое июня. Оборона Берлина, не имеющая запасов продовольствия и боеприпасов, фактически была обречена на полное поражение. Практически всё сводилось только ко времени. Господи! Когда же только правители этой великой и бессильной страны, поймут, наконец, что самое большое богатство России состоит не в её колоссальных территориях, природных ископаемых и естественных природных ресурсах, а в людях. Ибо они и есть - главное богатство страны.

Первыми проникли в город танковые бригады из Третьей танковой армии маршала Рыбалко (Первый Украинский фронт). И как только Жукову стало это известно, он тут же разразился бранью в адрес Рыбалко. Но суть ведь не в том, кто из двух командующих фронтами больше причастен к Победе. Это был посыл танков на заведомую гибель. Это понимали и Жуков, и Конев, кто в свое время при освобождении польского города Кракова, весьма эффективно и мудро обошел его, прихватив в стальные клещи, и, тем самым, спас жизни своих танкистов и мотопехоты. В черте такого мегаполиса, как Берлин, с его старыми кварталами, масса узких улочек не удобных для танкового маневра. Но весьма удобных для подростков из гитлерюгенда и стариков из фольксштурма, стрелявшим по танкам из фаустпатронов. По данным военных аналитиков в Берлине сгорело 880 наших танков. Кто-то из экипажей, вероятно, все же чудом спасся.

880 танков по штатному расписанию – это целая танковая армия. А если учесть, что в Действующей армии и в группировке трех советских фронтов, нацеленных на Берлин, большую часть личного состава, хоть танковых войск, хоть пехоты, авиации и артиллерии, составляли в массе своей дети от 18 до 20 лет, то кровь стынет в жилах. Как же можно было вот так бесшабашно распоряжаться судьбами своего золотого фонда наследования? Участник ВОВ известный русский философ и писатель Александр Зиновьев произнес однажды гениально – трагическую фразу: «Великую Отечественную войну выиграли мои сверстники - вчерашние советские десятиклассники». И это правда. Наши мальчики, не познавшие ни любви, ни всего того прекрасного, что могла бы им подарить жизнь, - дрались самозабвенно. И вот они, - в плен не сдавались. Одни из них были начисто уничтожены в осенних боях под Москвой, когда курсантами закрывали смертельные бреши в обороне. А другая часть самого лучшего генофонда, как это сейчас показало всегда правдивое время, погибла с середины сорок четвертого и вплоть до полной капитуляции Германии.

Кто- то может по этому поводу добавить, что и немецкая юность, включая подростков, в массе своей, сражались и гибли наравне с взрослыми мужчинами за свои города и веси. И во всем этом, что для нашего народа, понесшего самые большие жертвы, и для немцев, у которых погибла во Вторую войну лучшая часть их генофонда, есть нечто общее, невзирая на задачи и цели этих двух народов и политического руководства этими государствами в этой войне. Общее состоит именно в том, что эти жертвы, принесенные на алтарь Молоха войны и сатанизма, демоном по имени Адольф Гитлер, не будут восполнимы никогда. Никогда! И именно эти жертвы и отразились, на духовном, нравственном и физическом состоянии последующих поколений этих двух стран. И это всегда будет ощущаться в тех глубоких социальных и прочих проблемах, которые вызывают у ученых – социологов и всех тех, кто изучает перспективы живучести своих наций и народностей, осознанную тревогу за будущее этих наций и народов.

А пока наши советские танки горели яркими факелами, на улицах и переулках Берлина, штурмовые группы советских армий и дивизий, наступающих на столицу черного третьего рейха, приступили к своей обычной полевой работе: уничтожать фаустпатронников, давить огневые точки, расчищая путь штурмовым батальонам. И в одном из таких батальонов обычного советского полка, обычной стрелковой дивизии и корпуса, входивших в 3 – ю Ударную общевойсковую армию, находилось обычное Красное Знамя, утвержденного образца, кому суждено было стать Знаменем Победы, и взвиться над поверженным и взятым штурмом рейхстагом. Тем самым логовом зверя, где доживал свои последние денечки и откуда струйкой черного зловонного дыма ушел в бездну Адольф Гитлер.

Главным объектом Берлина, который гитлеровцы защищали с фанатическим упорством, а советские войска штурмовали с неиссякаемым мужеством, был рейхстаг, расположенный в северо-восточной части центрального парка Тиргартен. И только двум дивизиям Советской Армии выпала величайшая честь принять участие в этом историческом штурме. 150 –ой стрелковой дивизии генерал-майора Шатилова и 171-ой стрелковой дивизии полковника Негоды. При активной поддержке 23 танковой бригады полковника Кузнецова. Это действительно был бой не ради славы - ради жизни на Земле. Именно из этого здания немецкого парламента Гитлер выступил с речью к немецкому народу, когда отдал приказ о вероломном нападении на СССР. И когда батальоны капитанов Давыдова и Неустроева, а также старшего лейтенанта Самсонова, которые особо отличились при штурме этой тщательно укрепленной цитадели, ворвались в здание - это и поставило последнюю победную точку в этой ожесточенной схватке. К рейхстагу именно в эти последние часы существования черного рейха были устремлены взоры всей Советской Армии, всего советского народа и, безусловно, всех тех, кто знал и верил, что найдется такая сила, кто сломит Гитлера и фашизм.

Пока маршал Жуков, заручившись поддержкой Сталина в том, что приоритет взятия Берлина, все же принадлежит ему костерил и материл маршала Конева и его командармов, захвативших добрую половину Берлина, в это же самое время, разведчики 756 полка: Михаил Егоров, Мелитон Кантария и Алексей Берест пробирались по крыше рейхстага, окутанного пороховым дымом, рискуя получить снайперскую пулю в голову, или очередь из шмайсера в спину. Их прикрытие самоотверженно очищало от последних фанатиков –смертников подходы к крыше и последний этаж, не щадя своей солдатской кровушки, и кропили ею путь будущим Героям Советского Союза, кто еще вчера были такие же, как все остальные пехотинцы Действующей Армии.

Но вот Красное Знамя, святое и долгожданное, вначале провисло на закрепленном флагштоке, затем подхваченное весенним ветерком, затрепетало, вызвав такое громовое ура и стрельбу в воздух, что зазвенели последние уцелевшие стекла в Берлине.

Русские второй раз в своей великой деяниями истории с боем ворвались в Берлин. Правда, что российские войска, кто некогда в Семилетней войне, возглавляемые подполковником Суворовым – будущий великий полководец и единственный законный генералиссимус всех времен и народов,- приняв капитуляцию гарнизона Берлина, вели себя корректно. Они не насиловали под горячую руку женщин, не занимались грабежом. Советская историография всегда закрывала на этот негатив глаза. Некоторые историки оправдывают такие деяния, утверждая, что законы войны суровы, а победитель обладает особым правом. Я не собираюсь открывать дискуссию по этому поводу. Что свершилось в те страшные дни для населения Берлина, то свершилось и оно в компетенции Божьего Суда.

Не хочу добавить к сказанному, что бесчинства со стороны личного состава Советской армии к мирному населению Германию, могут быть как - то оправданы с позиций возмездия за злодеяния гитлеровцев на оккупированных советских землях. Даже если этих злодеяний и преступлений против человечности на оккупированной территории СССР было совершено гитлеровцами в миллионы раз больше.

Безусловно, весь личный состав войск, ворвавшихся в Берлин, под одну гребенку стричь не стоит, но позор и преступления реальных насильников, грабителей и убийц в советской форме несмываемым пятном пал и на всю армию в целом. Но как только приказом Жукова комендантом Берлина был назначен генерал-полковник Берзарин, то порядок в городе был наведен быстро. А вскоре из фронтовых запасов продовольствия были выделены необходимые продукты и армейские полевые кухни приняли первых берлинцев, робко озирающихся по сторонам, и не верящим, что такое возможно. И победители стали раздавать населению хлеб по буханке в одни руки. По приказу Берзарина к своей почетной и необходимой работе приступили саперы и военно-инженерные подразделения, стали привлекаться к активному участию местные специалисты магистрата, дабы наладить работу всех коммуникаций в городе и избежать эпидемий.

А как вы полагаете, если бы гитлеровцы ворвались в Москву и в Ленинград, участь которых была решена Гитлером заранее, ещё до того, как он их смог получить, стало бы верховное командование группы гитлеровских армий «Центр» и «Север» кормить население этих городов? И за всю историю ВОВ и оккупации, где и когда гитлеровские захватчики выделяли свои армейские запасы продовольствия населению советских захваченных территорий? А ведь обе страны в то время числились в тоталитарных с деспотически агрессивным и крайне жестоким правлением. Вот вам ещё один повод поговорить о загадочной и отходчивой, способной не только на крайние жестокости, но и на величайшее сострадание, не имеющей аналогов в мире – русской душе ...

Леонардл. Леонид Шнейдеров Германия Альманах LitCetera
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook!

По теме Взятие Берлина 1945 год

Отели Берлина

Берлин – один из самых модных и прогрессивных городов Европы, но и любителям...
Журнал

1941-1945 г.

Юность. Первая мировая война Гитлер родился в семье австрийского таможенного...
Журнал

Победа 1945 года

Время от времени дерьмократы поднимают очередной вой о якобы массовом насилии...
Журнал

2012 год - год Дракона

Новый 2012 год - год Дракона.Важный и успешный год! Год сражений и побед. Идите...
Журнал

Новый год - год перелома

"То, что кажется наиболее удивительным - это сверхъестественное сходство многих...
Журнал

Год Петуха

По китайскому лунному календарю Новый год наступает в первое новолуние после 21...
Журнал

Опубликовать сон

Гадать онлайн

Пройти тесты

Популярное

Я знаю или Я знаю, что я верю?
Труд Души - чем он обусловлен и как происходит