Книги / Буддизм / Тхеравада / Лама Анагарика Говинда / Медитация и многомерное сознание

МЕДИТАЦИЯ И МНОГОМЕРНОЕ СОЗНАНИЕ


Лама Анагарика Говинда


ДУХОВНАЯ ЭВОЛЮЦИЯ БУДДИЗМА: ПУТЬ ОТ ДОКТРИНАЛЬНОЙ ФОРМУЛИРОВКИ К МЕДИТАЦИОННОЙ ИНТЕГРАЦИИ

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

1. РЕКА ЖИВОЙ ТРАДИЦИИ

Чтобы понять дух Буддизма, как он выражен в его священ­ных писаниях и его медитационных практиках, мы должны в какой - то мере ознакомиться с живым потоком буддийской традиции в том виде, как он дошел до нас в нерушимой непрерывности со времен Будды, подобно могучей реке, текущей через самые разнообраз­ные страны и местности, постоянно меняя формы и аспекты и де­лаясь все более многоводной. И тем не менее это та же самая река! Но ее тождество состоит не в идентичности ее содержания, ее материальных элементов, ее сиюминутной видимости, а в не­прерывности ее движения и в ее общей направленности. Однако это тождество смогут понять только те, кто способен увидеть реку в целом, фактически как органическое целое, находящееся в по­стоянном движении, а не как статическую единицу.

Но большинство изучающих Буддизм хотят видеть именно последнее. Они подобны человеку, который видит реку только на одном небольшом участке ее течения, в данных конкретных усло­виях, или тому, кто дотошно исследует зачерпнутое из нее ведро воды и анализирует его содержимое. Они не понимают, что Буд­дизм не только интеллектуально оформленная доктрина, провозг­лашенная в определенный момент человеческой истории, но и движение (в самом подлинном смысле этого слова), которое, хотя оно и получило свой импульс от одной-единственной могуществен­ной исторической личности, выявило свою сокровенную природу в контакте с различными условиями и обстоятельствами человечес­кой жизни и на все новых и новых уровнях человеческого созна­ния.

Не следует спрашивать: «Чему учил Будда?» Это вопрос, на который никогда нельзя ответить объективно и с уверенностью, а лишь самым общим и поверхностным образом, сведя Буддизм к нескольким стандартным фразам и сухим принципам, так как Буд­да не оставил никаких записей. Было бы более уместно спросить: что сообщало Буддизму импульс к поддержанию его движения и его духовной притягательности на протяжении двух с половиной тысяч лет вплоть до наших дней? Точно так же важно узнать, при каких условиях и в какой культурной среде учил Будда и в какой мере его учения были отражены или модифицированы его совре­менниками и его более поздними последователями.

Учение Будды предназначалось не только для шестого века до Рождества Христова, хотя и излагалось на языке его времени и его страны. Оно, согласно собственному заявлению Будды, имело универсальное значение, независимо от касты, верования или расы, и выражало законы вневременной реальности. Эта реальность должна переоткрываться от поколения к поколению, от века к веку; более того, от одной цивилизации к другой, и каждый отдельный индивидуум должен постичь учение Будды путем собственного опы­та, в глубинах своего собственного существа.

То, чему учил Будда, не сводилось лишь к тому, что он гово­рил, но представлялось совокупностью всего того, чем он был, со­вокупностью его личности и его жизни, которая стала глубочайшим символом его вести, адресованной всему человеческому роду. Та­ким образом, возникший вследствие этого Буддизм был постепен­ным развертыванием колоссального духовного импульса, высво­божденного благодаря постижению нового измерения сознания, далеко выходящего за рамки способностей человеческого языка и выражения, но достижимого посредством поворота нашей внутрен­ней установки от мира статических концепций к опыту (пережива­нию) универсума текучих, взаимосвязанных сил и форм жизни, в которой каждый индивидуум принимает участие и которая отража­ется в глубине человеческого сознания.

Для того чтобы приблизиться к этому новому измерению, прежде всего следует преодолеть старые привычки мышления, покоящиеся на беспочвенных верованиях и догмах. По этой при­чине весть Будды должна была быть сформулирована на наибо­лее убедительном и логичном языке, чтобы оказаться привлека­тельной для человеческого общества, только-только выходящего из эпохи магии и мифологического мышления и входящего в сфе­ру рационального мышления, основанного на признании законов причинности и взаимосвязи всех природных и психических явле­ний. Эта формулировка вести Будды в интеллектуальном плане не исчерпала ее значения; она лишь действовала как стимулирую­щее и направляющее средство для раскрытия всех тех качеств, которые Будда продемонстрировал посредством своей жизни и своего достижения высочайшего просветления. Это было семенем, из которого на протяжении веков и тысячелетий вырастало могу­чее дерево буддийской традиции. Этот рост привел к появлению все новых и новых форм выражения, таких же разных, как дерево разнится от своего семени или цветок от корня, и тем не менее тождественных по сути, воспроизводящих то же самое семя, из которого они дали побег, независимо от времени и места.

Таким образом, несмотря на многочисленные различия в способе понимания и формулировки, даже сравнительно более поздние школы Буддизма, такие, как Махаяна и Ваджраяна, осно­вываются на учениях наиболее ранней известной традиции. Буд­дизм разделился на множество различных школ, каждая из кото­рых имела свои собственные канонические писания. Однако толь­ко один из этих канонов выжил и остался в неприкосновенности вплоть до настоящего дня, а именно — канон Тхеравадинов, уче­ния старейших. Причина их выживания заключалась в изолиро­ванном существовании на Цейлоне, ввиду чего они остались не­затронутыми духовными и политическими революциями, происхо­дившими на земле Индии и в остальной части Азии.

Вплоть до недавних пор Запад был знаком главным обра­зом с текстами именно этой школы, так что даже среди ученых сформировалось убеждение, что Тхеравада есть единственная аутентичная форма Буддизма, содержащая подлинные слова Буд­ды. Однако мы должны помнить, что прошло не менее четырех столетий, прежде чем Палийский канон был записан. Даже если мы склонны доверять способности индийцев безошибочно пере­давать слова великих религиозных лидеров устно от Гуру к Чела[1] на протяжении столетий, мы не должны забывать, что слова — это не безжизненные предметы; они, подобно всем живым вещам, под­вержены закону изменения и обладают многочисленными смыс­лами и ассоциациями духовного и эмоционального характера, так что люди различного темперамента, различного происхождения и различной ментальности — не говоря уже о людях, принадлежа­щих различным векам, — будут с одними и теми же словами ассо­циировать различный смысл или только один определенный ас­пект первоначального смысла.

Это подтверждается тем фактом, что ко времени фиксации канона Тхеравады уже существовало 18 различных буддийских школ. Ни один честный и непредубежденный ученый не может иг­норировать этот факт. Следовательно, мы обязаны оказывать каж­дой из всех различных традиций такое же доверие, какое мы склон­ны оказывать Тхераваде. Каждая из них имеет равное право пред­ставлять какой-то подлинный аспект учения Будды и претендовать на то, что она сделала искреннее усилие, чтобы сохранить как мож­но больше первоначальных слов и мыслей Просветленного. Толь­ко на этом пути мы сможем получить полную и достоверную карти­ну буддийской мысли и опыта, которая вскроет все богатство буд­дийской культуры и ее приложение к жизни. Такая полная картина не только обогащает наше знание, но и способствует более глубо­кому пониманию смысла и значения каждой отдельной фазы и школы Буддизма. Такое знание существенно для понимания как палийских писаний Тхеравады, так и других современных школ Хинаяны и Махаяны, которые подхватили главный поток буддийс­кой традиции и разнесли ее по всей Южной Азии, на Дальний Вос­ток и в Центральную Азию.

[1] Чела — ученик (прим.ред.).

2. ТЕОРИЯ ДХАРМЫ

Только благодаря детальному изучению теории Дхармы в писаниях Сарвастивадинов и Махаяны (Виннянавадинов) стало возможным увидеть учения Тхеравадинов в их истинной перспек­тиве и достичь более глубокого понимания их философских и ме­тафизических основ. Одностороннее мнение прежних ученых, что Буддизм есть чисто рационалистическая система без какой-либо метафизической почвы — так сказать, парящая в своего рода вакууме, — изображало учение Будды как холодную интеллектуаль­ную доктрину, которая была скорее сродни европейскому «Веку разума» (который, кстати, совпал с началом изучения Буддизма западными учеными), чем религии, вдохновляющей 1/3 человече­ства надеждой и верой.

Гельмут фон Глазенапп, широко известный своими непредв­зятыми работами по истории буддийской мысли, говорит: «То об­стоятельство, что раньше не было ничего известно о теории Дхар­мы, является причиной того, что многие ученые упустили из виду метафизическую основу канонических трактатов и поэтому объя­вили Будду — в зависимости от своего темперамента — агности­ком или просто учителем этики; или же вывели из его молчания о Боге, душе и других понятиях, противоречащих теории Дхармы, мистическую тайную доктрину об Атмане и т.п.».*

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | Следующая страница
Добавить в ВконтактеДобавить в FacebookДобавить в ОдноклассникиДобавить в закладки Поделитесь информацией об этой публикации с друзьями!
[x]
Скопировать! Скопировано!
Вот как это будет выглядеть:

Опубликовано: ALMEG | Раздел: Буддизм / Тхеравада | Просмотров: 4705 | Скачать Лама Анагарика Говинда Медитация и многомерное сознание | Распечатать



Добавить книгу
© 2002-2017 Информационное агентство Дом Солнца™. Свидетельство о регистрации СМИ ИА №ФС77-44924
Дом Солнца® - является зарегистрированным товарным знаком. Все права на использование товарного знака принадлежат ООО "Дом Солнца".